РЕЗОНАНСНЫЕ ПРИЗНАКИ

В этот класс входят: 1) три типа признаков, порож­даемых основным резонатором: а) признак компактности, б) три тоновых признака, в) признак напряженности;

2) признак назализации, обусловленный дополнительным резонатором.

2.411.

Акустическая характеристика. Компактные фо­немы характеризуются относительным преобладанием од­ной локализованной центральной формантной области (или форманты). Они противопоставляются диффузным фонемам, в спектре которых преобладает одна или более нецентральная форманта или формантная область.

Противопоставление «компакт­

ный — диффузный» у гласных. В английском (стандартное произношение): pet /p'et/ «баловать» — pit /p'it/ «шахта»; pat /p'at/ «шлепать»— putt /p'at/ «гнать мяч в лунку»; pot /p'ot/ «горшок» — put /p'ut/ «класть».

Противопоставление «компакт­

ный — диффузный» у согласных: kill «уби­вать» — pill «пилюля» или till «до»; shill «резкий» — fill «наполнять» или sill «подоконник»; ding /d'irj/ «звон колокола» — dim «тусклый» или din «грохот».Симметричная система компактных и диффузных согласных в чешском дает хорошие примеры взаимнооднозначного соответствия: ti /сі/ «они» — ty /ti/ «их»; Sal /Ja:l/ «шаль» — sal /sail/ «зал»; kluk /kluk/ «мальчик» — pluk /pluk/ «полк»; roh /гох/ «рог» — rov /rof/ «могила».

У гласных этот признак проявляется прежде всего в расположении первой форманты (11): если она располо­жена выше (т. е. ближе к третьей и более высоким форман­там), то фонема является более компактной. Чем ближе находится первая форманта к вышележащим формантам, тем выше будет уровень интенсивности той полосы частот, которая расположена над первой формантой, особенно уровень интенсивности между пиками (см. рис. 4).

У согласных компактность выражается в срединном расположении доминирующей формантной области. Ком­пактные фонемы противопоставлены фонемам, у которых доминирующей является нецентральная область (ср. ана­лиз шведских смычных у Фанта (3)). У компактных носо­вых доминирующая формантная область расположена между характерными носовыми формантами (200 гц и 2500 гц). Наблюдения Делатра над положением первой форманты у смычных и носовых согласных (12) подтвер­ждают параллелизм признака «компактность» у гласных и согласных.

Было высказано предположение, что наиболее подхо­дящая оценка для признака «компактность» должна быть в каком-то отношении сходна с оценками дисперсии, при­нятыми в статистике. Для оценки дисперсии используется обычно момент второго порядка относительно среднего значения. Предварительные расчеты позволяют полагать, что такая оценка компактности действительно возможна. Однако в некоторых случаях вопрос о целесообразной оценке спектра распределения интенсивности по частотам остается открытым; не ясно, в частности, следует ли оце­нивать спектр с точки зрения контура равной громкости до того, как подсчитаны моменты.

2.412. Образование. Основное артикуляционное раз­личие между компактными и диффузными фонемами ка­сается отношения между объемами резонирующих полостей перед точкой максимального трения и позади нее. Отноше­ние объема первой полости к объему последней для ком­пактных фонем больше, чем для соответствующих диффуз­ных. Поэтому согласные, местом образования которых слу­жит мягкое или твердое нёбо, т. е. велярные и палатальные, более компактны, чем согласные, образуемые в передней части рта. Для гласных компактность увеличивается с увеличением площади поперечного сечения места макси­мального сужения голосового тракта. Таким образом, от­крытые гласные являются наиболее компактными, тогда как закрытые — наиболее диффузными.

Высокое отношение объема передней полости к объему задней достигается также за счет сокращения зева. Именно это имеет место при образовании компактных согласных. В соответствующих диффузных согласных фарингальная область удлиняется за счет поднятия мягкого нёба и опус­кания подъязычной кости. Особенно показательны в этом отношении рентгеновские снимки образования финских гласных и их измерения, сделанные Совиярви (13). Объем фарингальной полости у диффузной фонемы, при прочих равных условиях, всегда больше, чем у соответствующей компактной фонемы (см. рис. 5).

2. 413. Восприятие. Из-за того, что более высокий общий уровень энергии, как правило, связан с большей длитель­ностью, компактные фонемы характеризуются большей «звуковой силой», чем соответствующие диффузные фоне­мы. Подсчеты Флетчера (14) (см. у Флетчера табл. VIII, последний столбец) дают следующие «средние значения» для согласных английского языка (американский вариант):

/t/ 2,7 /р/ 1,0

/d/ 1,7 /Ь/ 1,1

/s/ 0,9 /f/ 1,0

/п/ 4,1 /ш/ 2,9

Аналогичными являются результаты для гласных.

Между противопоставлениями компактности и диф­фузности у гласных и согласных на уровне восприятия за­фиксированы отчетливые ассоциативные связи. Как по­казал эксперимент, проведенный недавно в лабораториях Хаскинс (15), один и тот же искусственным путем синтези­рованный «схематический смычный был воспринят боль­шинством испытуемых как [р], когда он находился в позиции перед звуками [і] и [и], и как [к] в позиции перед [а]». Соседство с [а], наиболее компактной гласной, и с

[і] и [и], наиболее диффузными гласными, навязывает ассо­циацию этого смычного, соответственно, с наиболее ком­пактным [к] и с наиболее диффузным смычным [р]. У слушателя противопоставление компактности и диффуз­ности, как правило, связано с представлением о размере (отсюда фонетическая символика, использующая противо­поставление большой — маленький), причем эта связь одинакова для гласных и для согласных (16).

Противопоставление «компактный — диффузный» в си­стеме гласных — это единственный признак, при котором, помимо двух крайних членов противопоставления, может возникать средний член.

Эксперименты, в результате которых такие средние члены были получены (при смешении компактной и соот­ветствующей ей диффузной гласной (17)), по-видимому, подтверждают, по крайней мере для уровня восприятия, особую структуру этого признака гласных, отличающую его от всех остальных внутренних признаков.

2. 414. Распространение. Очевидно, различение компакт­ных и диффузных гласных является универсальным. В некоторых языках, географически не связанных друг с другом, таких, как таитянский и касимовский татарский, отсутствуют компактные согласные (как велярные, так и палатальные). Довольно часто компактные согласные встречаются только среди смычных (так обстоит дело, например, в датском языке).

Однако в то время как согласные подчиняются строгой дихотомии и могут быть либо компактными, либо диффуз­ными, аналогичное положение в системе гласных хотя и распространено достаточно широко, но не является уни­версальным. Например, в румынском (а также во многих других языках) открытая фонема /а/ и закрытая /*/, как в rad «я брею» — rtd «я смеюсь», противопоставлены друг другу как компактная диффузной. Соответствующая глас­ная среднего ряда /э/ является диффузной по отношению к /а/ (ср. rai «плохие» — rai «рай»), но в то же время компакт­ной по отношению к /4-/ (ср. var «двоюродный брат» — vtr «вмешиваюсь). Таким образом, если рассматривать «ком­пактный» и «диффузный» как два члена противопоставле­ния, из которых один обозначен знаком «плюс», а другой — знаком «минус», то /э/ нужно обозначить ±. Это противо­поставление двух противоположных членов можно, од­нако, расчленить на два бинарных дихотомических про­тивопоставления: компактный —некомпактный и диффуз­ный — недиффузный. В таком случае /э/ дважды получит отрицательное значение — и некомпактный, и недиффуз­ный.

2.42. Тоновые признаки

Этот подкласс признаков резонанса включает три от­дельных двоичных признака, способных к разного рода взаимодействию друг с другом: а) признак высоты,

б) признак бемольности (лабиализации), в) признак диез- ности (палатализации).

2.421. Низкий — высокий

2.4211. Акустическая характеристика. С акустической точки зрения этот признак означает преобладание одной стороны значимой части спектра над другой. Если преоб­ладающим является нижний край спектра, фонема назы­вается низкой; если преобладает верхний край, мы назы­ваем фонему высокой. Для оценки этого признака можно предложить две величины: а) центр тяжести, б) третий момент относительно центра тяжести. Как уже указыва­лось выше (ср. § 2.411), прежде чем применять эти оценки, необходимо каким-то образом нормализовать спектр. В настоящее время подходящая нормализующая функция пока не определена.

Преимущество оценки с помощью третьего момента со­стоит в том, что в этом случае преобладание нижнего конца спектра будет давать для этой величины отрицательные значения, а преобладание верхнего — положительные. Таким путем мы сможем определять высоту звука без обращения к каким-либо дополнительным константам. Однако тот факт, что одну из переменных (различие по частоте) приходится возводить в куб, делает третий мо­мент весьма чувствительной характеристикой, которую можно применять лишь с крайней предосторожностью.

Пользуясь оценкой с помощью центра тяжести, мы преодолеваем указанные трудности, но в то же время те­ряем те преимущества, о которых говорилось выше. Аб­солютные значения центра тяжести ничего не могут ска­зать о том, какой является фонема — высокой или низ­кой, поскольку центр тяжести высокой фонемы может быть ниже центра тяжести низкой; ср. центры тяжести вьк сокой фонемы /е/ и низкой Н/ в английском слове deaf «глу­хой». Следовательно, решить, какой является фонема— вы­сокой или низкой, — не зная по крайней мере некоторых других признаков, которыми она обладает, невозможно.

Примеры противопоставления низких и высоких глас­ных в турецком языке: /kls/ «недоброжелательный» — /kis/ «опухоль»; /kus/ «вырви!» — /kys/ «сократи!»; /ап/ «момент» — /еп/ «ширина»; /оп/ «десять» — /оп/ «перед­ний».

Наиболее характерным выражением этого признака является расположение второй форманты по отношению к другим формантам спектра: когда вторая форманта нахо­дится ближе к первой, фонема оказывается низкой; когда вторая форманта располагается ближе к третьей и к более высоким формантам, фонема будет высокой.

Противопоставление «низкий — высокий» у согласных: английские fill «наполнять» — sill «подоконник»; pill «пилюля» — till «до»; bill «закон» — dill «укроп»; mill «мельница» — nil «ноль». При распознавании признака высоты тона у согласной часто бывает целесообразно рас­смотреть вторую форманту соседней гласной, если таковая имеется: она опущена в случае низкой согласной и подня­та, если согласная высокая. Именно этот метод рекомен­дуется в книге «Видимая речь» (1). В некоторых случаях может быть затронуто положение третьей и даже более вы­соких формант.

2.4212. Образование. Низкие согласные и гласные об­разуются в большей по объему и менее расчлененной ро­товой полости, тогда как высокие образуются в меньшей по объему и более расчлененной полости. Поэтому призна­ком «низкий» характеризуются лабиальные согласные в противоположность дентальным, а также велярные в про­тивоположность палатальным (см. рис. 5) и аналогично гласные заднего ряда, которые образуются при оттягива­нии языка назад в противоположность гласным переднего ряда, которые характеризуются продвижением языка вперед (19).

Однако, как правило, существенным дополнительным фактором при образовании низких фонем (задних гласных и лабиальных согласных, а также велярных согласных в противоположность палатальным) является сокращение заднего отверстия ртового резонатора, а именно сужение зева, тогда как соответствующие высокие фонемы (денталь­ные и палатальные согласные и передние гласные) произ­водятся при расширенном зеве. В качестве примера ниже приводятся данные об отклонении ширины поперечного сечения фарингальной полости от ее ширины в положении отсутствия звука для двух классов согласных чешского языка (величина отклонения указывается в мм):

Низкие Высокие

/и/ -3,8 ІІ/ +15,2

/о/ -5,5 е/ + 4,0

щ —4,7 Jsj + 6,3

/х/ -3,8 Д/ + 1,7

/р/ -2,5 /t/ + 0,5

/к/ -2,6 /с/ +12,7

|т/ —2,5 /п/ + 8,9(см. рис. 5).

2.422. Бемольный — простой

2.4221. Акустическая характеристика. Бемольность проявляется в сдвиге вниз нескольких или даже всех фор­мант спектра.

Примеры противопоставления бемольных и простых гласных в турецком языке: jkusj — /k+s/; /kys/ — /kis/; /оп/ — /ап/; /on/ — /еп/ (см. рис. 4). В качестве назва­ния для этого признака мы используем обычный музы­кальный термин «бемольный», и в фонологической тран­скрипции для обозначения бемольных согласных можно соответственно использовать подписной или надстрочный знак «Ь». Примеры из рутульского языка (Северный Кав-

каз): /іа£/ «свет» — /іак/ «мясо»; /%аг/ «больше»— /%аг/

«град» (см. рис. 6).

2.4222. Образование. Бемольность создается в основ­ном сокращением переднего отверстия ртового резонатора и сопутствующим увеличением трения в области губ. По-* этому противопоставление «бемольный — простой» назы­вают, когда хотят отметить способ образования, варьиро­ванием отверстия, а противопоставление «низкий — высо­кий» — варьированием ротовой полости (18).

Вместо переднего отверстия ротовой полости с анало­гичным бемольным эффектом может сокращаться и полость зева (20). Это независимое сокращение зева, называемое фарингализацией, воздействует на высокие согласные и «смягчает» признак «высокий» (см. рис. 7). Языки, кото­рые не имеют фарингализованных согласных (например, банту и узбекский), заменяют соответствующими лабиали­зованными артикуляциями фарингализованные согласные в арабских словах, что является иллюстрацией близости фарингализации и лабиализации с точки зрения восприя­тия. Эти два процесса никогда не встречаются вместе в одном и том же языке. Следовательно, они могут рассматриваться как два варианта одного и того же противопоставления бемольный — простой. Два фонети­ческих знака [t] и [4-], используемые соответственно

w

для лабиализованных и фарингализованных согласных, в фонологической транскрипции можно обозначить одним символом. Подписной или надстрочный музы­кальный знак «бемоль», которым мы пользовались для обозначения кавказских лабиализованных согласных, можно использовать также и для обозначения арабских фарингализованных согласных: /dirs/ «коренной зуб» —

Ь

/dirs/ «хвост верблюда»; /salb/ «распятие»—/salb/«грабеж». л b

О самостоятельном использовании «варьирования зад­него отверстия резонатора» у низких согласных и у глас­ных см. § 2.4236.

2.423. Диезный — простой

2.4231. Акустическая характеристика. Этот признак проявляется в незначительном повышении второй форман­ты, а также в какой-то мере и более высоких формант.

Примеры из русского языка: мять /т'а\/ — мят /m'at/ — мать /m'at/ — мат /m'at/; кровь /kr'of/ — кров /kr'of/ (см. рис. 9).

2.4232. Образование. При произнесении фонем, обла­дающих признаком «диезный», ротовая полость сокра­щается в результате поднятия части языка к нёбу. Это до­полнительное движение, называемое палатализацией, про­изводится одновременно с основной артикуляцией данной согласной и связано с расширением фарингального про­хода по сравнению с тем его положением, которое харак­терно для соответствующей простой согласной. Если для простой низкой согласной характерно расширение зева, то у соответствующей диезной оно становится еще боль­шим. Если для простой низкой согласной характерно со­кращение зева, то у соответствующей диезной оно заме­няется его расширением (см. рис. 9). Таким образом, по­ложение зева является весьма существенным моментом при палатализации низких согласных и может при неко­торых условиях стать основным его фактором (см. § 2. 4236).

2.4233. Восприятие тоновых признаков. Различимость высоких фоцем значительно ухудшается при устранении верхних частот, а различимость низких фонем — при устранении нижних частот (21 и 14).

Искусственно синтезированный согласный восприни­мается как it], когда к нему добавляются отчетливые верх­ние частоты, и как [pj, когда к нему добавляются нижние частоты (ср. § 2.413).

При исследовании восприятия фонем у лиц, обладаю­щих высокой синэстетической чувствительностью, две фонемы, противопоставленные друг другу как низкая и высокая (например: /и/— /у/ или /4/— /і/ или Ш — /s/), легко отождествляются как темная и светлая, тогда как противопоставление бемольных и простых /и/ — /4-/ или /у/ — /і/ производит скорее ощущение глубины, шири­ны, веса и грубоватости по сравнению с тонкостью, высо­той, легкостью и пронзительностью. Более внимательное изучение этих двух измерений слухового восприятия в их отношении к различным акустическим стимулам и к реак­ции одних и тех же слушателей на признак «компактность» должно иметь большое значение для выделения и опреде­ления различных свойств звука.

Аналогично тому как арабская грамматическая тради­ция приписывает повышенную «плотность» и «твердость» (имеется в виду слуховое восприятие) фарингальным согласным, исследователи кавказских языков приписывают сходные качества округленным согласным.

Диезные высокие согласные, такие, как /§/, Д/, вос­принимаются испытуемыми с хорошей реакцией как не­сколько более светлые, чем /s/, Д/, а диезные низкие III, /р/—как несколько менее темные, чем III, /р/.

Испытуемые, наделенные цветовым слухом, воспри­нимают гласные как хроматические, а согласные — как ахроматические, серые. Контраст между высокими и низ­кими фонемами связывается с различением «белый — чер­ный», «желтый — синий», «зеленый — красный». Ком­пактные же фонемы в большинстве случаев связываютоя с цветами, максимально удаленными от оси «белый—чер­ный» (22). Эксперименты по смешению гласных показы­вают, что одновременное звучание низких и высоких гласных не производит впечатления единой гласной (17). Этот опыт можно сопоставить с аналогичными опы­тами с цветом: не существует желто-голубого или красно­зеленого цветов (23).

2.4234. Распространение тоновых признаков. В каж­дом языке имеется по крайней мере один тоновый признак. Мы назовем его первичным. Кроме того, язык может обла­дать одним или двумя вторичными тоновыми признаками.

2.4235. Первичный тоновый признак. Согласные имеют тоновый признак почти всегда. Как правило, диффузные согласные обладают признаком «низкий — высокий», ко­торый часто обнаруживается и у компактных согласных. Иными словами, система согласных включает обычно ла­биальные и дентальные фонемы и довольно часто — проти­вопоставленные друг другу велярные и палатальные. Это наблюдается в ряде языков центральной Европы: чешском, словацком, сербохорватском и венгерском. Согласные в этих языках образуют четырехугольную систему, тогда как в английском и французском, где компактные соглас-

ные не делятся на соответствующие друг другу низкие и высокие, система является треугольной:

Французский

к

компактные

диффузные

р

низкие

низкие

высокие

УешскиИ ft, iC

t

высокие

В некоторых американских и африканских языках, где нет лабиальных, их отсутствие можно объяснить обычаем носить кольца в губах. Большинство таких редких систем согласных, в которых отсутствует противопоставление «низкий — высокий», имеет другой тоновый признак — противопоставление «бемольный — простой»; примером является язык тлингит (Аляска), ирокезский и вичита (Оклахома); ср. такие пары слов в языке тлингит, как [ja:k] «каноэ» — [ja:k] «скорлупа».

W

В системах гласных с одним-единственным тоновым признаком возможны следующие три случая: а) сущест­вует лишь противопоставление «низкий — высокий»;

б) очень редко встречается противопоставление «бемоль­ный — простой»; в) частым является соединение двух противопоставлений. Примером первой системы является язык вичита (24), словацкий (ср. такие пары слов, как: mat’ /глас/ «мать» — mat’ /шаес/ «мята») или японский, где низкая фонема, противопоставленная фонеме /і/, произносится без округления губ. В русском, который представляет пример второго типа, фонемы высокого подъема /и/ и /І/ противопоставлены друг другу как бе­мольная (лабиализованная) и простая (нелабиализован­ная), потому что в некоторых позициях обе эти фонемы представлены передними вариантами, а в некоторых дру­гих— задними: чудить [/ud'ij]—чадить [Jid'it], рву [rv'u] — рвы [гуЧ]. Во всех этих случаях только один из двух признаков является фонологически существен­ным, а другой избыточен и появляется лишь в некоторых, вполне определенных фонологических условиях. Третий тип — полное слияние двух противопоставлений — имеет место в испанском и итальянском; ср. исп. /puso/ «поло­жил» — /piso/ «ступаю»; /poso/ «осадок» — /peso/ «вес». Здесь у членов противопоставления «низкий — высокий» широкой и нерасчлененной ротовой полости всегда присуще округление губ, а меньшей по объему и более расчле­ненной ротовой полости не свойственно округление губ. Таким образом, в указанных системах противопоставлены друг другу только оптимально низкая и оптимально высо­кая фонемы.

Если у гласных данного языка имеется только один тоновый признак, то он может сочетаться с первичным (или единственным) тоновым признаком согласных неза­висимо от того, к какой из трех описанных выше систем относятся гласные. Например, в русском языке в системе гласных в качестве единственного тонового признака используется одно противопоставление («бемольный — простой»), а в системе согласных в качестве первичного тонового признака используется другое противопоставле­ние. Различие в данном пункте является, однако, избы­точным, поскольку оно сопровождает противопоставление гласных и согласных, а следовательно, единственно суще­ственным фактором является здесь общий знаменатель двух тоновых признаков.

Часто случается, что тоновым признаком обладают только диффузные гласные. Тогда гласные, как и соглас­ные, образуют либо четырехугольную, либо трехуголь­ную систему:

а

Арабский

компактный

и і

низкий высокий низкий высокий

диффузный

2.4236. Вторичные тоновые признаки. В большом числе языков системы согласных, помимо первичного признака, т. е. противопоставления «низкий — высокий», обладают в качестве вторичного признака противопоставлением «бе­мольный — простой». Бемольность, которая является ре­зультатом округления губ, широко распространена в языках Кавказа, встречается эта особенность и в некото­рых туземных языках Азии, Африки и Америки. Она харак­теризует в основном велярные согласные, но иногда рас­пространяется и на другие согласные. Другая разновид­ность бемольных фонем — фарингализованные (или так называемые эмфатические) фонемы — встречается в неко­торых семитских и территориально близких к ним языках. Фарингализация затрагивает диффузные высокие соглас­ные (дентальные) и модифицирует признак «высокий», а в компактных согласных этот процесс сливается с первичным противопоставлением «высокий — низкий» и усиливает различие между палатальными и велярными согласными, накладывая на последние очень сильное дополнительное фарингальное сокращение.

Различение ретрофлексных и зубных согласных, свой- ственйое, в частности, многим языкам Индии, является другим проявлением того же самого противопоставления (см. рис. 8): при образовании церебральных, так же как при образовании эмфатических согласных, происходит и сокращение зева, и удлинение резонирующей полости, но для эмфатических, по-видимому, большее значение имеет первый процесс, а для церебральных — второй.

Плавные и глайды также могут подвергаться либо ла­биализации, либо фаркнгализации и, следовательно, при­нимать участие в противопоставлении «бемольный — про­стой». Так, в черкесском языке различается лабиализован­ный и нелабиализованный гортанный взрыв: /?а/ «ска­жи» — Д>а/ «рука».

В арабском зафиксировано придыха­ние, которое может сопровождаться или не сопровождать­ся сокращением зева: /hadam/ «было жарко» — /hadam/

Ь

«он потянул»; /jahdim/ «жарко» — /jahdim/ «он тянет».

Ь

Противопоставление диезных и простых согласных играет важную роль в таких языках, как гаэльский, ру­мынский, польский, русский и в некоторых соседних с русским языках. Оно затрагивает в первую очередь диф­фузные высокие согласные (дентальные), но иногда распро­страняется также на другие классы (лабиальные и веляр­ные).

В небольшом числе языков лабиализованные (бемоль­ные) и палатализованные (диезные) согласные могут со­существовать; например, в абхазском языке простая фонема /g/ противопоставляется, с одной стороны, соответ-

[j

ствующей бемольной Igl, а с другой стороны, соответ­ствующей диезной Igl. В единичных языках — в дунган­ском, китайском и кашмирском — два сосуществующих противопоставления дают все возможные комбинации:

1) лабиализованный непалатализованный, 2) нелабиали­зованный непалатализованный, 3) лабиализованный пала­тализованный, 4) нелабиализованный палатализованный (ср. аналогичные ряды гласных /и/— /і/— /у/— /і/). В кашмирском таким образом различаются четыре раз-

личные грамматические формы глагола «делать»: /каг/ —

/каг/ — /каг/ — /каг/. В лабиализованных палатализо­ванных фонемах вторая форманта сдвинута ближе* к третьей и в то же время все форманты сдвинуты вниз.

Наконец, объединение признаков «бемольный» и «диез­ный» в одном языке может принимать и другую форму. В таком языке, как арабский, самостоятельная роль зева сводится к его сжатию при реализации признака «бемоль­ный» у высоких согласных, тогда как в некоторых языках северо-восточного Кавказа расширение зева использует­ся для реализации признака «диезный» у низких соглас­ных. В этом состоит суть так называемого «эмфатического смягчения» (25). Оба признака — бемольность высоких согласных и диезность низких — могут быть сведены к общему знаменателю — «модификация» первичного призна­ка с помощью изменения положения зева. Следовательно, все дентальные фонемы с сужением зева мы можем тран­скрибировать одинаково. Приводим примеры из лакского языка (северо-восточный Кавказ): /da:/ «середина» — /da:/ «приходить»; /та/ «болт» — /та/ «имей это».

Во многих языках два тоновых противопоставления («низкий — высокий» и «бемольный — простой») являются в системе гласных независимыми друг от друга. Если в таком языке две гласные фонемы противопоставлены друг другу благодаря неодинаковому расположению второй форманты, то по крайней мере одна из фонем в то же время противопоставлена третьей ввиду сдвига первых трех, а также некоторых более высоких формант. Так, во фран­цузском языке (а также в скандинавских языках, литера­турном немецком и венгерском) различается два класса высоких гласных и один — оптимальный — класс низ­ких гласных; в этих языках, следовательно, представлены: простая высокая фонема, бемольная высокая и бемольная низкая: nid /пі/ «гнездо» — nu /пу/ «голый» — nous /пи/ «мы».

В других языках, например в румынском и в украин­ском, существует два класса низких гласных: класс бе­мольных (например, фонема /и/) и простых (фонема /4-/) и только один, оптимальный, класс высоких и небемоль­ных гласных (фонема /і/). Близкая дистрибуция обнару­живается в той разновидности английского языка, которая была описана Джоунзом («стандартное произношение»). Диффузные гласные: высокая в pit /p'it/ «яма» — про­стая низкая в putt /p'ot/ «гнать мяч в лунку» — бемоль­ная низкая в put /p'ut/ «класть»; компактные гласные: вы­сокая в pet /p'et/ «ласкать» — простая низкая в pat /p'at/«шлепать» — бемольная низкая Bpot/p'ot/ «горшок». Правда, в слове pat контекстным вариантом фонемы /а/ является переднее [ае], но при произнесении этой англий­ской гласной язык все-таки более оттянут назад, чем при произнесении высоких гласных, и, кроме того, неотъем­лемой характеристикой этого звука, как отмечают Д. Джо­унз и другие исследователи, является сокращение зева. Это связывает вариант [ае] с задними вариантами данной фонемы и с другими низкими гласными.

Наконец, в турецком языке как низкие, так и высокие фонемы делятся на два класса — бемольные и простые: /kus/ — /к-i-s/ — /kys/ — /kis/; /оп/ — /ап/ — /0 п/ — /еп/. См. диаграмму:

.................................................... Итальянский

'' ............................ ■ Японский

-------------------------- Русский

------------- Французский

---------------------------------- Румынский

------------- Турецкий

Простои і

высокий

Если в языке имеется только три класса фонем — оп­тимальная низкая, оптимальная высокая и модифициро­ванная, т. е. либо бемольная высокая, либо простая низ-

кая, то тогда, в той мере, в какой строение системы глас­ных этому не противоречит, можно интерпретировать все три класса в терминах одного противопоставления. При таком допущении /и/ имеет «+», /і/ имеет «—», а |у| или /г/ имеет «+» по сравнению с /і/, но «—» по сравнению с /и/ и, следовательно, может быть обозначено как «±». Противопоставление «бемольный — простой», будучи вто­ричным тоновым признаком гласных, добавляет к опти­мальному противопоставлению «низкий — высокий» моди­фицированную низкую или модифицированную высокую фонему (или и ту, и другую), например к противопостав­лению /и/— /і/— фонему /4-/ ИЛИ /у/ (или обе). В не­которых языках Кавказа, Индии и в нилотских языках аналогичная модификация осуществляется с помощью расширения зева (реализация диезности, палатализация) при образовании низких согласных и с помощью его сокращения (реализация бемольности, веляризация) при образовании высоких. Это изменение положения зева соз­дает две группы гласных среднего ряда, противопостав­ленных, соответственно, передним и задним гласным; см. следующие пары в языке динка (Судан): /и/ — /и/,

/б/ — /о/; /ї/ — /і/, /ё/ — /е/. Примеры: /dit/ «пти­

ца» — /dit/ «большой».

2АЗ. Напряженный — ненапряженный

2.431. Акустическая характеристика. В противополож­ность ненапряженным фонемам соответствующие напря­женные фонемы характеризуются большей длительностью и большей энергией (последняя определяется как район, ограниченный огибающей кривой интенсивности звука; ср. § 2.31). У напряженной гласной суммарное отклонение формант от нейтрального положения больше, чем откло­нение, характеризующее ненапряженную гласную (ср.

§ 2.13). По-видимому, аналогичное отклонение отличает спектр напряженных согласных (называемых сильными, или fortes) от спектра противопоставленных им ненапря­женных (которые называют слабыми, или lenes).

У согласных напряженность проявляется в первую оче­редь в длине, а у смычных дополнительно в большей силе взрыва.

Противопоставление напряженных и ненапряженных гласных часто смешивалось с противопоставлением более

диффузных и более компактных гласных и с соответствую­щим артикуляционным различием между более высоким и более низким положением языка. Дело в том, что более диффузные гласные при прочих равных условиях короче, чем компактные, а ненапряженные гласные короче, чем напряженные.

Французские напряженные и ненапряженные гласные

Ft F, Fs SAf
Нейтральное положение 570 1710 2850
saute /sot/ 480 1000 2 5
Af 90 710 0 800
sotte /sot/ 520 1400 3000
Af 50 310 150 510
pate /pat/ 600 1200 2800
Af 30 510 50 590
patte /pat/ 650 1600 2650
Af 80 110 200 390
tete /tet/ 600 2100 3200
Af 30 390 350 770
tette /tet/ 600 1900 2500
Af 30 190 350 570
the /te/ 450 2300 3200
Af 120 590 350 1070
taie /te/ 600 2100 2650
Af 30 390 200 620

Примеры на напряженные и ненапряженные согласные в английском языке: pill «пилюля» — bill «законопроект»; till «до» — dill «укроп»; kill «убивать» — gill /gil/ «овраг»;

chill «холод» — gill /31І/ «девушка»; fill «наполнять» — vill «поселение»; sip «глоток» — zip «застежка-молния». Напряженные и ненапряженные согласные во француз­ском языке: saute /sot/ «прыгай» — sotte /sot/ «глупая»; pate /pat/ «тесто» — patte /pat/ «лапа»; las /1а/ «уста­лый» — la /1а/ «там»; jeiine /3011/ «пост» — jeune /3011/ «молодой»; tete /tet/ «голова» — tette /tet/ «сосок»; the /te/ «чай» — taie /te/’—«наволочка» (различие по дли­тельности, которое играет основную роль при различении /е/ и /е/ в положении перед согласной, в значительной мере утрачивается в конце слова).

Суммарное отклонение формант для напряженной гласной всегда больше, чем для ненапряженной. Напря­женные гласные, как правило, значительно длиннее, чем соответствующие ненапряженные (32).

2.432. Образование. Напряженные фонемы образуются с большей отчетливостью и при большем давлении, чем соот­ветствующие ненапряженные. Сокращение мышц затраги­вает язык, стенки голосового тракта и голосовую щель. Большая напряженность связана с большей деформацией всего голосового тракта по сравнению с нейтральным по­ложением. Это согласуется с тем, что напряженные фонемы имеют большую длительность, чем соответствующие нена­пряженные. Акустические последствия большей напря­женности стенок голосового тракта требуют дальнейшего изучения.

2.433. Восприятие. Опыты Руссло (20) и Флетчера (14) показали, что при прочих равных условиях напряженные фонемы обладают более высокой слышимостью, чем соот­ветствующие ненапряженные. Флетчер (см. (14), табл. IX) приводит для английских согласных следующие данные (указывается, насколько должна быть снижена громкость единичного звука, чтобы сделать его неслышимым; изме­рения в децибеллах).

Напряженные: к 83,8 184,1 р80,6 s82,4 f 83,6

Ненапряженные: g82,9 d 78,9 Ь78,8 z81,6 v81,4

О том, как важно различение по длительности для рас­познавания напряженных и ненапряженных согласных, свидетельствуют эксперименты JI. Г. Джоунза: когда на­чало звуков [р], [t], [к] (полученных в результате отре- зания начала у соответствующих фрикативных) было стерто с магнитной ленты, эти звуки стали распознаваться англичанами как [b], [d], [g]. Слушатели — славяне по происхождению — продолжали, однако, воспринимать эти звуки как [р], [t], [к], так как для них существенным яв­ляется не напряженность, а наличие голоса (см. § 2.434).

2.434. Распространение. Во многих языках, например в кантонском диалекте китайского, согласные не обладают ни одним из указанных противопоставлений, т. е. ни про­тивопоставлением «звонкий — глухой», ни противопо­ставлением «напряженный — ненапряженный».

В других языках только одно из этих противопоставле­ний является существенным. Если различительной силой обладает только противопоставление напряженных и не­напряженных согласных, то либо ни те, ни другие соглас­ные не являются звонкими, как в датском языке, либо наличие и отсутствие голоса являются сопутствующими факторами соответственно ненапряженности и напряжен­ности, как в английском или французском. В таких язы­ках признак напряженности является более постоянным, чем избыточный признак наличия голоса. Такого рода за­висимость можно проиллюстрировать на примере фран­цузской системы, где [з], являясь звонкой ненапряженной фонемой (lenis), в таком сочетании, как tu la jettes, стано­вится глухой ненапряженной [з] перед глухим [tj в соче­тании vous la jetez, но тем не менее отличается от глухой напряженной [J4] в сочетании vous l’achetez. В ряде по­добных языков напряженные смычные выступают как при­дыхательные — либо во всех позициях, либо в некоторых, как в английском.

Обратное отношение наблюдается, например, в славян­ских языках, где наличие голоса является существенным признаком, тогда как признак напряженности — сопут­ствующим и в какой-то мере факультативным.

Наконец, существует ограниченное число языков, фо­нологическая система которых располагает обоими противо­поставлениями. В этом случае независимым противопо­ставлением «звонкий — глухой» обладают только смыч­ные. Реализацией противопоставления «напряженный — ненапряженный» является обычно придыхание, и в боль­шинстве случаев на придыхательные и непридыхатель­ные делятся только глухие смычные. Примером может служить язык суто (Южная Африка); ср. /dula/ «сидеть» — /tula/ «трещать»— /thula/ «бодаться» (27). Редко (в основ­ном в некоторых индийских языках) класс звонких также включает пары напряженных и ненапряженных (соответ­ственно, придыхательных и непридыхательных) смычных. Наоборот, в некоторых языках Кавказа, различающих звонкие, глоттализованные, напряженные и ненапряжен­ные смычные (например, в лезгинском и осетинском), избыточным признаком придыхания отмечены ненапря­женные смычные в отличие от напряженных.

Предвокалическое и поствокалическое придыхание — фонема /Ь/ — противопоставляется ровному началу и концу гласной. Эта фонема представляет собой напряжен­ный глайд (густое придыхание); ей противопоставлен не­напряженный глайд (тонкое придыхание), который, строго говоря, является нулевой фонемой. Такое проти­вопоставление (/Ь/—/#/) встречается в английском языке в положении перед гласной в начале слова: hill: ill ^ рі 11 ; bill; hue /hi'uu/: you/i'uu/ ^ tune/ti'uun/: dune/di'uun/.

У ненапряженной фонемы, соответствующей /h/, имеет­ся факультативный вариант: в случае эмфазы ровное на­чало может быть заменено гортанным взрывом: an aim «цель» может произноситься как [зпУеіт], для отличия от а пате [зп'еіт] «имя». Как правило, в языках, обла­дающих противопоставлением напряженных и ненапря­женных согласных, имеется также фонема /Ь/.

Примером противопоставления «напряженный — не­напряженный» для смычных является противопоставление раскатистого и ударного /г/ в испанском; ср. напряжен­ное /г/ в регго «собака» и ненапряженное в рего «но».

Противопоставление напряженных и ненапряженных гласных встречается в различных районах земного шара; иногда оно распространяется на всю систему гласных, но чаще всего затрагивает только некоторые из гласных фо­нем; таков, например, итальянский с двумя парами напря­женных и ненапряженных гласных: /torta/ «торт»— /tor- ta/ «кривая»; /peska/ «рыбная ловля»— /peska/ «персик».

2.44. Дополнительный резонатор; противопоставление «носовой — ртовый»

«копать»; из французского: banc [ba] «скамья» — bas [ba] «низкий».

Спектр носовых фонем обнаруживает большую плот­ность формант, чем спектр соответствующей ртовой фоне­мы (см. рис. 11). В соответствии с данными М. Джуза (28) в носовых гласных между первой и второй формантой по­является дополнительная форманта и одновременно ослаб­ляется интенсивность первой и второй формант. В таких гласных, как /а/, где первая форманта расположена отно­сительно высоко, дополнительная носовая форманта рас­полагается скорее ниже, а не выше самой нижней форман­ты соответствующей ртовой гласной.

Носовые согласные отличаются от соответствующих ртовых смычных (/ш/ от /Ь/, /п/ от /А/, /р/ от Igl и/р/ от /]/) добавлением носового призвука в момент смычки. Этот призвук выражается в появлении нескольких под­вижных формант, а также двух устойчивых и ясных фор­мант (одна в полосе 200 гц, а другая в полосе 2500 гц). Форманты носового призвука относительно устойчивы; на спектрограмме они отражаются как прямые гори­зонтальные линии. Переходы к соседним фонемам (или от соседних фонем) обычно очень резкие.

Дополнительные полюсы и нули, обусловленные назали­зацией, представляют собой локальное искажение спектра, не оказывающее влияния на остальные резонансные признаки. Эти основные признаки определяются только исходным множеством не связанных с назализацией полю­сов, распространенных по всему спектру [182].

2.442. Образование. Ртовые (или, более точно, не­назализованные) фонемы образуются в результате того, что поток воздуха, выходящий из гортани, проходит только через полость рта. Носовые (или, точнее говоря, назализо­ванные) фонемы, напротив, образуются при опускании мягкого нёба таким образом, что поток воздуха раздваи­вается и ртовый резонатор дополняется носовым.

2.443. Распространение. Противопоставление «рто- вый — носовой» в системах согласных является почти уни­версальным; к редким исключениям принадлежит система языка вичита (24). Большое число языков не различает, однако, носовых и ртовых гласных. Число назализованных фонем как в системе гласных, так и в системе согласных никогда не бывает выше, а, как правило, ниже числа нена­зализованных фонем. Назальность может сочетаться с дру­гими резонансными признаками, и, как правило, разли­чаются по крайней мере две носовые фонемы — диффузная высокая /п/ и диффузная низкая /т/. Часто встречается, кроме того, одна компактная носовая; реже — две: высо­кая /р/ и низкая /д/. В отношении признака «звонкость» носовые согласные ведут себя так же, как плавные: как правило, они являются звонкими, но изредка принимают участие в противопоставлении «звонкий — глухой»; ср. язык куаньяма (Юго-Западная Африка): /па/ «с» — /па/ «совсем» (27). Другие признаки, характерные для соглас­ных, встречаются у носовых фонем очень редко.

2.5. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Внутренние различительные признаки, обнаруживае­мые в языках мира и лежащие в основе всего лексического и морфологического состава языков, сводятся к двенадцати бинарным противопоставлениям: 1) гласный — негласный, 2) согласный — несогласный, 3) прерванный — непре­рывный, 4) глоттализованный — неглоттализованный,

5) резкий — нерезкий, 6) звонкий — глухой, 7) компакт­ный — диффузный, 8) низкий — высокий, 9) бемольный — простой, 10) диезный — простой, 11) напряженный — не­напряженный, 12) носовой — неносовой.

Ни в одном из языков все эти признаки не встречаются вместе. Их сочетаемость или несовместимость в одном и том же языке и в одной и той же фонеме в значительной мере определяется законами импликации, которые имеют универсальное значение или по крайней мере обладают ста­тистически высокой вероятностью; эти законы имеют сле­дующий вид: X имплицирует наличие Y и (или) отсутствие Z. Эти законы дают возможность произвести стратифика­цию фонологических систем и свести их кажущееся раз­нообразие к ограниченному набору структурных ти­пов.

Несмотря на многосторонние взаимозависимости между разными различительными признаками в пределах фонемы и всей фонологической системы, эти признаки остаются достаточно независимыми. Помимо того, что любой различи­тельный признак может сам по себе выполнять различитель­ную функцию, отожествление одного и того же признака в различающихся фонемах, как выяснилось, играет в языке весьма существенную роль. Автономность различительных признаков обнаруживается в грамматических процессах, которые известны в некоторых языках под названием гармонии гласных. Она состоит в том, что на слово нала­гаются ограничения в отношении выбора признаков глас­ных. Так, в некоторых языках Дальнего Востока гласные в слове должны быть либо компактными, либо все диффуз­ными; например, в языке нанайцев (гольдов) (на Амуре) слово может содержать (из гласных) либо только /о а е/, либо только /и э i/: /gepalego/ «освобождать» — /gi- suragu/ «пересказывать».

В финском языке высокие гласные, для которых име­ются парные низкие, не могут входить в состав того слова, в котором есть низкие гласные. Система гласных финского языка содержит следующие гласные:

Бемольный Простой

Низкий Высокий Низкий Высокий

а ае

0 0 е

и у і

Следовательно, финское слово может содержать либо /аои/, либо /аео у/. Простые же высокие гласные /е і/, не имеющие соответствующих низких, могут сочетаться с любой гласной.

В большинстве языков тюркской группы низкие и вы­сокие гласные несовместимы в пределах слова; в той или иной степени это применимо и к парам бемольная — про­стая гласная. Так, в турецком языке действует следующая закономерность:

Форма суффикса со значением «наш»

/-muz/ /-mi-z/ l-myzj l-mizj

Бемольная низкая Простая »

Бемольная высокая Простая »

В языке ибо (Южн. Нигерия) имеется восемь гласных фонем, которым присущи следующие противопоставле­ния: компактный—диффузный, низкий — высокий и напря­женный — ненапряженный. Корень может содержать либо только напряженные joe и і/, либо только ненапряженные гласные /о е и і/.

Гармония согласных развилась в языке литовских караимов: в этом языке согласные в слове могут быть либо все диезными, либо все простыми; например, /kun-

lardan/ «дней» — /kunlardan/ «слуг».

Выделение признаков компактности и высоты тона у согласных, достигаемое в результате устранения всех остальных признаков согласных, засвидетельствовано в условных искажениях согласных при воспроизведении песен в языке пима (Юго-Западная Америка; песни запи­саны и проанализированы Дж. Герцогом).

Звонкость — это единственный признак согласных, который используется в ассонансах в славянской поэзии. Например, в польской поэзии и фольклоре, там, где ис­пользуются ассонансы, все звонкие согласные при­нимаются за эквивалентные (doba — droga — woda — koza — sowa); аналогичным образом объединяются все глухие (кора — sroka — rota — rosa — sofa). В то же время объединение звонкого и глухого согласного не допускается. Тот факт, что звуковые оболочки слов /rota/ «компания» и /rosa/ «роса» различаются одним признаком («прерван­ный — непрерывный») и в то же время при ассонансе эти слова приравниваются друг к другу на основе другого признака тех же фонем («отсутствие голоса»), является поразительным свидетельством независимости различи­тельных признаков.

<< | >>
Источник: В.А ЗВЕГИНЦЕВ. НОВОЕ В ЛИНГВИСТИКЕ Выпуск II. ИЗДАТЕЛЬСТВО ИНОСТРАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ Москва 1962. 1962

Еще по теме РЕЗОНАНСНЫЕ ПРИЗНАКИ:

  1. ИЗБРАННЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ СУДЕБНОЙ МЕДИЦИНЫ
  2. § 4. Хищение культурных ценностей
  3. Проблемы верховенства права в сфере УГОЛОВНОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ПРАВОПРИМЕНЕНИЯ
  4. Реанимация категории "развитие"
  5. РАЗДЕЛ II ФОНЕТИКА СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА
  6. Функционально-анатомические типы деменции
  7. Магнитно-резонансная маммография
  8. Комплексная МР-маммография с динамическим контрастированием и одновоксельная протонная МР-спектроскопия в группе здоровых добровольцев
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. СЛОВАРЬ1
  11. ВИДЫ МЕДИКО-БИОЛОГИЧЕСКИХ ДАННЫХ
  12. Классификация субфонем.
  13. Функциональное лечение амблиопии и косоглазия
  14. Глава III. Национальные союзы как инструмент конструирования общественных настроений
  15. ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ АКУСТИЧЕСКИЕ ЗАМЕЧАНИЯ
  16. РЕЗОНАНСНЫЕ ПРИЗНАКИ