<<
>>

Процессы эволюционных изменений в обществах

Эволюцию в обществе можно описать с помощью четырех процессов.

Дифференциация — деление структуры на две или более единицы. Процесс дифференциации приводит к появлению новых компонентов, обладающих большей адаптивной способностью, дает многообразие — основу устойчивости систем.

Повышение адаптивной способности — процесс, в результате которого социальные единицы получают больший выбор ре-сурсов, освобождаясь от ограничений, присущих их предшественникам.

Интеграция новых компонентов — осуществляется путем их включения в нормативные рамки общества.

Генерализация ценностей — это процесс обобщенного выражения ценностей при структурировании общества.

В эволюционном развитии выделяют важный аспект — средства взаимообмена между составными частями социальных подсистем (см.

табл. 1), т. е. инструменты изменений: деньги, политическую власть, влияние, ценностные приверженности как продукт традиций и опыта в обществе.

Деньги как средство адаптации через механизм кредита могут повышать производительность экономики. Власть и влияние могут быть использованы так, чтобы увеличить солидарность сообщества. Понимание власти как средства обмена, по аналогии со свойством денег обретать ценность в обмене, позволило вырабо-

21

тать парадигму взаимообмена для исследования динамики социальных систем как единого целого. На предприятиях широко используют "делегирование полномочий" в обмен на рост результатов производства.

Рассмотрим конспективно процесс эволюционных изменений в западных обществах.

Христианство зародилось как сектантство в палестинском иудаизме. Главным событием, из-за которого христианство порвало со своей религиозно-этнической общиной, было решение апостола Павла, согласно которому нееврей мог стать христианином без того, чтобы стать членом еврейской общины и соблюдать иудейский за-кон. Таким образом, ранняя христианская церковь превратилась в религиозное сообщество типа ассоциации.

Она сосредоточилась вокруг религиозной задачи спасения души каждого отдельного человека. Христианином мог быть римлянин, афинянин и др.

Христианская церковь четко провела границу между мирским и божественным, когда приняла "римскую власть". Такая отре-шенность от мирских дел ограничивала возможности обращения в христианскую веру широких слоев населения, особенно высших членов общества. В начале IV в. н. э. на Востоке император Константин принял христианство и объявил его государственной религией. Церковь оказалась перед опасностью потерять свою независимость. Монастырское движение стало мощным рычагом воздействия на "мирскую" церковь.

На Западе потеря Римом статуса имперской столицы позволила церкви стать независимым субъектом действия, обособившись от светской власти. Западная церковь создала епископальную систему, централизованную под эгидой папского престола в Риме. Обет безбрачия священников гарантировал от наследственных притязаний на церковные должности. Легитимизация режима Карла Великого зависела от его отношения с церковью, что нашло символическое выражение в его коронации папой Львом III в 800 г. н. э. Между церковью и светской властью возникали новые взаимоотношения.

Но институциональное наследие Рима сохранилось для Запада в форме:

правовой системы, основанной на территориальном принципе как статусе политической власти. Отсылки к племенной принадлежности отвергались;

твердой территориальной привязки политических институтов;

3) муниципальной организации, которая ведет свое происхождение от древних городов-государств (греческий полис, города Рима и провинций). Главное ядро в структуре города — корпорация граждан, объединение равных, имеющих одинаковые права и обязанности (военные и др.). Выживание таких городских общин — отличительная особенность от восточных обществ.

Если греки дали цивилизации язык и философию, а евреи — веру, то римляне развили понятие гражданства и права. С 212 г. н. э. все свободные жители Римской империи обрели римское гражданство.

До этого времени за пределами Рима гражданство давали за знатность, особые заслуги или за деньги. По тем временам наличие гражданства являлось особой привилегией, так как гарантировало личную неприкосновенность и право на суд с адвокатами и присяжными. Ни бить, ни заключать в темницу, ни казнить без суда римского гражданина было нельзя. Нарушение прав римского гражданина приравнивалось к оскорблению римского народа и могло повлечь такие последствия, которых остерегались цари и наместники. Однако статус римского гражданина начинался не с прав, а с исполнения обязанностей, долга. Римлянин предпочитал самоубийство нарушению долга.

Другой особенностью римского общества является открытость чужому, лояльное отношение к чужим культам и богам. В отличие от греков и иудеев, замкнутых в себе, римляне привлекали к себе другие народы.

Феодальное общество — дезорганизованное, локализованное — продукт попятного движения и результат дробления Римской империи. Общей тенденцией феодального развития было уничтожение универсальной системы порядка, замена ее партикулярными связями племенного или местного характера, замена основных политических и юридических прав различными иерархическими от-ношениями, базирующимися на неравенстве взаимных обязательств, вассального подчинения, покровительства и служения. Устанавливалась наследственная несвобода в виде института крепостничества. Аристократия получила наследственный статус.

Преимущественное развитие получила военная функция, поскольку самой насущной в то время являлась проблема физической безопасности.

Начиная со II в. в обществе стали утверждаться элементы, способные породить процесс дифференциации, который привел к созданию современной структуры общества.

Олигархия (власть немногих) предшествует демократии.

Аристократы Европы расшатали абсолютную монархию. К концу XIII в. король и вассалы заключили своеобразный компромиссный договор: король признал права вассала передавать вла-дения по наследству, обязался покровительствовать им; феодалы приносили королю присягу и оказывали военную помощь.

Обе стороны могли расторгнуть договор, если одна из них нарушила его условия. Авторитарная королевская власть ограничивалась.

В дальнейшем выработанную феодалами равноправную договорную систему отношений переняли средневековые горожане. Под руководством богатейших купцов (городских олигархов) они до-бились автономии от своих сеньоров-феодалов, создав органы городского самоуправления.

Развитие вольных городов (Италия, Англия, Франция) послужило освобождению экономики от политических структур. Города становились полностью независимыми. В оппозиции земельной аристократии появлялись представители торговой и финансовой буржуазии. Королевские правительства получили прерогативы:

иметь военные подразделения, не зависимые от феодальных баронов;

устанавливать прямое налогообложение, минуя феодальных по-средников.

Союзы королей с буржуазией составляли важный противовес земельной аристократии.

Англия первой сформировала политическую структуру, благоприятную для будущего экономического развития. Английская аристократия навязала королю Хартию вольностей, что способствовало образованию парламента в будущем.

Ренессанс характерен тем, что вывел из-под опеки церкви деятельность искусства. Искусство все более обращалось к светским сюжетам. Философские и научные проблемы потребовали истолкования.

Реформация лишила духовенство сакральной силы — посреднической миссии в спасении человеческой души с помощью святых таинств. По лютеранской версии, спасение достигается "одной только верой", а по кальвинистской — путем прямого общения индивидуальной человеческой души с Богом. Протестантская церковь стала мыслиться как коллектив верующих и их духовных предводителей (чисто человеческое объединение). Лютер вступил в союз с новыми немецкими княжествами, что политически укрепило территориальные монархии. 24

В Англии независимость суда и адвокатуры больше, чем на континенте, определили состязательность системы судопроизводства и дальнейшую дифференциацию общества.

Континентальные правовые системы в большей степени обеспечивали эффективность государственной машины.

В дифференциации общества и экономики английское сельское хозяйство, ориентированное на рынок, породило коммерческий интерес, связавший сельские поселения с городами горизонтально, вместо их вертикальной связи феодального типа с аристократической государственной иерархией.

Такая дифференциация укрепила общность интересов и солидарность населения. Это особенно важно ввиду той политической власти, какой обладали земельные классы. Рынок обеспечил широкий выбор способов действий, оценку индивидуальных успехов и их пропорциональное вознаграждение. Рынок хорошо согласовывался с протестантской этикой индивидуального достижения, распахнул двери индивидуализму, эгоистической выгоде (А. Смит). Рыночный механизм впервые высвободил индивидуальные достижения и заслуги из некой иерархической системы аристократических связей.

Контрреформаторские движения стремились заморозить процесс дифференциации общества и экономики, политики и культуры. Сопротивляться структурному ядру: государство, аристократия, церковь — приходилось не только протестантизму и бизнесу, но и множеству модернистских тенденций.

Конец XVIII в. ознаменовался началом промышленной и де-мократической революций.

Промышленная революция привела к колоссальному сдвигу в разделении труда. Структурным ключом к промышленной революции явилось расширение рынка и соответствующая дифференциация в экономике. Процветание Англии, Голландии, а затем Франции зависело от наличия политической и правовой безопасности, юридической практики, основанной на собственности, контракте и иске (вексельные суды).

До промышленной революции самым развитым сектором рыночной системы была торговля готовыми изделиями и предметами роскоши: в Англии это был экспорт шерсти. Затем стали развиваться рынки двух факторов производства: капитала и труда.

Рынок капитала оформился в эпоху Ренессанса, когда шли религиозные распри вокруг вопроса о моральности ростовщиче-

ства. Но уже тогда существовали денежные рынки, отчасти международные. К середине XVII в. в Англии появились зачатки центрального банка. К середине XIX в., когда в Англии и США приняли законы об акционерных обществах, были учреждены организованные рынки ценных бумаг. Главным преимуществом немецкой промышленности в конце XIX в., когда она опередила английскую, было превосходство в организации и в предпринимательском духе ее инвестиционных банков.

Деньги перерастали свою функцию средства обмена и меры сто-имости и превращались в первостепенный контролирующий механизм всего экономического процесса.

Финансовые институты трансформировались в механизм, встроенный в систему экономического роста.

Разделение труда привело к появлению нанимающих организаций — посредников между работником и потребительским рынком, которые платят жалование, в отличие от крестьянина и ремесленника, которые самостоятельно продают свои товары. Управление фирмой основывалось на собственности. Ранняя капиталистическая промышленная форма представляла двухклассовую систему: наследственные собственники и наемные работники. Эта система была базой для марксистской теории "классового конфликта" в капиталистическом обществе.

Промышленная революция совершилась в условиях системы свободного предпринимательства. Экономика свободного предпринимательства остается, в отличие от социализма и государственного управления экономикой, главным направлением эволюции. Но такая экономика нуждается в сильной государственной структуре.

Правовая система — центральный компонент индустриального общества — не может существовать без сильного государства. Государство и экономика взаимосвязаны. Эта взаимосвязь включает вза-имообмен денег и власти между рыночной системой и системой формальной организации. Государство нуждается в налогооблагаемой базе, которая увеличивается с ростом производительности труда и мобильности ресурсов. Рост экономик зависит от кредитного меха-низма. Кредитные учреждения, особенно банки, используют власть по принудительному взысканию долгов. Такая принудительность обеспечивает доверие, необходимое в долговременных кредитных сделках.

В заключение отметим, что рассмотренные процессы эволюции и общества (дифференциация, повышение адаптивной способности,

интеграция новых компонентов, генерализация ценностей) определялись в России преимущественно государственной властью от начала ее существования по настоящее время. Государственная власть выступала главной силой, направляющей эти процессы, что и определяет современное состояние российского общества. Структура и управление бизнесом определяются и строятся в со-ответствии с принятыми структурами и методами управления в обществе. В противном случае общество отторгает бизнес.

<< | >>
Источник: Сироткин В. Б.. Концепции современного менеджмента: Учеб. пособие / СПбГУАП. СПб.,2002. 200 с.: ил.. 2002

Еще по теме Процессы эволюционных изменений в обществах:

  1. Процессы эволюционных изменений в обществах
  2. ФАКТОРНО-ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ХОЗЯЙСТВЕННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ
  3. Социальные изменения как естественные и постоянные процессы общественной жизни в любой социальной системе и ее элементах. Направленность социальных изменений.Социальное развитие, социальный прогресс и социальный регресс. Революция и эволюция как формы социальных изменений.Теория общественного прогресса в марксисткой школе социологии.Г.Спенсер, Э.Дюркгейм, Ф.Теннис и их вклад в теорию эволюционного развития общества.Теории индустриального (Р. Арон, У.Ростоу) и постиндустриального общества (Д.Белл
  4. Линейный тип социальных изменений.
  5. 3) Спиралевидный тип социальных изменений.
  6. в)              информация в информационном обществе
  7. Коэволюция как новая парадигма развития системы «природа — общество — человек»
  8. ЭВОЛЮЦИОННЫЙ ПОДХОД В НАУКЕ
  9. АКТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ЛЕКСИКЕ И ФРАЗЕОЛОГИИ
  10. Прежде всего изменяется целевая ориентация правовой системы в соответствии с новыми идеалами общества и стратегией перехода
  11. 9.1. Правосознание переходного общества
  12. Глава 4. Всемирный исторический процесс
  13. 6.10. Социальные изменения. Реформы и революции
  14. 83. Функции и основные тенденции развития политической системы российского общества.