<<
>>

Ренессанс в Италии: интеллигенция и гуманизм

Возрождения (Ренессанс) – время становления современной западной цивилизации. В этот период была выработана новая системы ценностей, новый стиль мышления и мировоззрения. По мнению швейцарского ученого Я.
Буркхардта Ренессанс – историческая грань между средними веками и новым временем. С одной стороны Возрождение стало разрывом со всем тем, что было темного и отсталого в средние века, с другой – зарею нового времени [6, с. 164-169]. В переходную эпоху были заложены основы гуманизма, который обозначал светскую культуру, обращенную не только к человеку, но и исходящую от человека, от его собственных духовно-творческих возможностей и субъективной мощи. Гуманисты как носители гуманистических идей получили широкое общественное признание как носители высокой образованности, как идейные вдохновители ренессансного искусства.

Выдвинутый ими новый тип активной и деятельной личности нашел отражение у пополанской верхушки, игравшей ведущую роль в экономической и общественно-политической жизни городов. Их выдвижению на ведущие роли способствовала высокая степень урбанизации, полицентризм итальянских городов, самостоятельность городов-коммун и подвижность социальной структуры. Свой отпечаток на гуманистические идеи наложило наследие Античности, которое имело более прочную и глубокую основу. Складыванию светской культуры способствовал высокий уровень образованности итальянцев. Система образования имела разветвленную структуру – от начальных и средних школ, содержащихся на средства городской коммуны, домашнего обучения и профессиональной подготовки в лавках купцов и ремесленников до многочисленных университетов. Все они были открыты для преподавания дисциплин, расширявших рамки традиционного гуманитарного образования.

Появление большого числа гуманистических центров (Флоренция, Милан, Генуя, Венеция) способствовало складыванию прослойки гуманистической интеллигенции, во многом определившей облик итальянского общества.

В исторической литературе до сих пор нет единого понятия «интеллигенция». В переводе с латинское слово «intellegentia» означает понимание, рассудок, идея, умение, искусство. Отсюда интеллигенция - это универсумы, энциклопедисты, «художники». В Античности к такой категории относились философы, в средневековье – богословы, которых в переходную эпоху сменили гуманисты. Все они обладали обширными знаниями. Основной акцент делался на изучении окружающего мира. Именно в интерпретации понятия «природы», по мнению К. Манхейма, заключается основная задача интеллигенции [9, с. 15]. Однако интеллигенцию нельзя определить в особую социальную группу, класс, сословие, касту. Она представляет небольшую категорию лиц, являющуюся неотъемлемой частью общества. Так, гуманисты, не выделяли себя из народной массы и обрели «ореол избранности», который помогал им, находится на положении «лиц свободных профессий» и быть связанными с «господствующими интересами» [8]. Это выразилось в активном привлечении их в сферу государственной власти в качестве канцлеров, дипломатов, секретарей, магистров. Гуманисты, превращаясь в «государственных служащих» не отступали от своих принципов. И им удалось «вбить в сознание властителей и общества идею великого значения интеллектуального труда» [7, с. 11]. Гуманистические идеи стали основополагающими для представителей торгово-предпринимательской верхушки итальянского общества (купечество, меценатство). Сближение со светской прослойкой оказало влияние на взгляды гуманистов. Но, несмотря на то, что они исключали из своего круга широчайшие массы людей, осуществлялось историческое право на идейное выражение того, что реально происходило в обществе. В этом по нашему мнению заключалось предназначение интеллигенции второй половины XIV–XVI вв. Помимо формирования идеологии гуманистическая интеллигенция способствовала развитию национального языка (свои произведения гуманисты писали на латыни и итальянском языке), созданию устойчивых экономических связей.

Под непосредственным началом гуманистической интеллигенции средневековый аскетизм и презрение ко всему земному сменяются интересом к реальному миру, к человеку.

Ими разум признается мерилом «всех вещей» и только человеку предначертано изучить и понять «природу». Человек превращается в хозяина своей жизни и только от него зависит, как пройдёт его земной путь. Однако порвать с религией мгновенно никто не мог. И для обозначения «разрыва» в обиходе появляется понятие «фортуны», которой в светской среде отводится роль Бога [11, с. 55]. При этом на неё можно воздействовать и изменить её, что могут позволить себе «отважные люди», которые побеждая фортуну «ещё больше увеличивают своё совершенство» [1, с. 155]. В удачливой коммерции гуманистической интеллигенцией усматривается божественное служение, а активность индивидуума, завоевавшего себе счастье, освящена божественным промыслом. Так купцы «ослепленные грехами, большей частью думают, что благоденствие и несчастье зависят от случая или от большой или меньшей сметки, но не от божьей воли, и сие неверно, ибо все проистекает от Бога, но в соответствии с нашими достоинствами. [И] потому… мудрые выгадывают, ибо они знают господа и действуют хорошо и лучше помогают себе: ведь господь желает, чтоб ты сам себе помог и трудами пришел к совершенству» [3, с. 46-47]. По сравнению со средневековьем в светской среде изменилось отношение не к Богу, а к служителям церкви. Жизнь священников высмеивалась и осуждалась гуманистической интеллигенцией:

Дж. Боккаччо «Декамерон», Л. Бруни «Против лицемеров», Л. И Альберти «Религия» и другие.

Религия для гуманистической интеллигенции стала одним лишь из компонентов, а не универсальной системой духовной жизни. Христианство перестало быть единственным структурообразующим стержнем общества. Отказ от догматов католицизма не привел к развитию атеизма, ведь идеалом жизни для итальянцев был Христос. По мнению М. Фичино таким, каким был Христос должен стремиться стать каждый человек. Но гуманист замечает, что «из-за недоверия к своей божественности» люди «образуются в грубых, безобразных, смертных» [2, с. 259]. И только религиозный порыв соединит человеческую душу с Богом.

В этом союзе не должно быть посредника, в роли которого выступает церковь. Без священников Бог уравнивает себя с человеком и человек может стать Богом. «Религиозная умеренность» гуманистической интеллигенции и видение ими в папах и кардиналах меценатов не привела к карательным действиям со стороны Рима. Столкновения церкви с ренессансными идеологами – от К. Салютати до Н.Макиавелли – носили конкретно-политический характер. Однако Рим не давал гуманистической интеллигенции увлекаться излишней критикой католицизма. Заметим, что гуманисты в своих трудах стремились показать слабость папского управления и их нежелание сделать Рим политическим центром Италии (в эпоху Возрождения, период политической раздробленности, между городами-государствами шла ожесточенная борьба за право стать «собирателем земель»). С этим связан особый интерес гуманистической интеллигенции к городской среде, которая не была отделена от власти и правителей.

В различных городских формах правления они искали наилучший вариант для единого государства – Италия. Эталоном стала Флорентийская республика: «…этот город достоин восхищения… благодаря своему государственному устройству» [4, с. 68-69]. Гуманистическая интеллигенция особенно ценила традицию разумных справедливых законов, что обеспечивало выборность всех должностных лиц и частную ротацию магистратов. Причастность основной массы граждан Флоренции к законотворчеству расценивалось как важнейшее условие свободы и процветания республики. Приверженность к справедливым законам ставила преграды усилению могущества отдельных лиц в государстве и возникновению тирании [5, с. 108-122; 10, с. 114-117; 12, с. 36-52]. По мнению Л. Бруни принципы свободы, равенства и справедливости в повседневной политической практике утверждаются лишь тогда, когда все граждане уважают законы государства, а магистраты строго следят за их исполнением и пресекают своеволие отдельных могущественных лиц [5, с. 116]. Для А. Ринуччини равенство достигается «тем, что богатые не угнетают бедных и богатые не испытывают насилия со стороны бедных» [12, с.

41]. При этом естественность социального неравенства у него не вызывает сомнений. Свобода и республиканские категории соблюдаются когда «те, кто частным образом, то есть уплатой налогов, поддерживают государство, разделяют его блага и пользуются выгодами» [12,

с. 42].

В восхищении гуманистической интеллигенцией республиканским строем наблюдалась излишняя идеализация политического устройства Флорентийского управления, принципов её конституции. Ведь в ходе ожесточенной борьбы между гвельфами и гобеленами власть сосредоточилась в руках влиятельного купеческого клана – Медичи, что привело к установлению тирании, значительно ограничившей права народа на равенство и свободу.

Ренессанс стал не только неким рубиконом между средневековьем и новым временем, но и предтечей европейской интеллигенции. В XIV-XVI вв. идеи гуманизма определяли облик интеллигенции переходного периода. Основополагающим принципом для гуманистической интеллигенции стала идея свободы, которая рассматривалась ими в трехмерной плоскости. Во-первых, в духовной свободе человека (для общения с Богом не требуются посредники в виде священников, церкви), во-вторых, в чистоте веры (религия лишь инструмент управления людьми, а не источник очищения человека), и, в-третьих, в создание справедливого и честного государства (республиканские принципы – свобода, равенство и справедливость соблюдаются всеми не зависимости от положения, статуса).

Итак, гуманистическая интеллигенция – высокоинтеллектуальная прослойка итальянского общества, представители которой с одной стороны противопоставляли себя существующему порядку (критика церкви, осуждение тирании), с другой – интегративно слились с ним (служба при папском дворе и вхождение в государственный аппарат власти). Определенная «двойственность» нашла своё отражение в психологии интеллигенции последующих веков. Библиографический список

  1. Альберти Л. Рок и Фортуна // Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения (XV век) / под ред.
    Л.М. Брагиной. – М., 1985.
  2. Баткин Л.М. Итальянское Возрождение: проблемы и люди. – М., 1995.
  3. Баткин Л.М. Этюд о Джованни Морелли // Вопросы истории № 12. С. 34-66. – М., 1962.
  4. Бруни Л. О флорентийском государстве // Сочинения итальянских гуманистов эпохи Возрождения (XV век) / под ред. Л.М. Брагиной. – М., 1985.
  5. Бруни Л. О флорентийском управлении // Леонардо Бруни: Избранные труды / под ред. Г. Гриффитс, Д. Хэнкс, Д. Томпсон. – Бангейтон, 1987.
  6. Буркгардт Я. Культура Италии в эпоху Возрождения. – Смоленск, 2002.
  7. Дживелегов А.К. Очерки итальянского Возрождения. – М., 1956.
  8. Мамардашвили М. Интеллигенция в современном обществе / режим доступа: http://ec-dejavu.ru/i/intelligentia_3.htm/ru от 21.10.2010.
  9. Манхейм К. Идеология и утопия // К. Манхейм Диагноз нашего времени. – М., 1994.
  10. Пальмиери М. Гражданская жизнь // Маттео Пальмиери. Сочинения. – М., 2003.
  11. Питти Б. Хроника Питти Ч.1. – Л., 1972.
  12. Руниччини А. Диалог о свободе // Итальянское Возрождение. Гуманизм второй половины XIV – первой половины XV вв. – М., 1987.
О.А. Кухтенкова

Русская христианская гуманитарная академия

<< | >>
Источник: Д.В. Чарыков (гл. ред.), О.Д. Бугас, И.А. Толчев. Традиционные общества: неизвестное прошлое [Текст]: материалы VII Междунар. науч.-практ. конф., 25–26 апреля 2011 г. / редколлегия: Д.В. Чарыков (гл. ред.), О.Д. Бугас, И.А. Толчев. – Челябинск: Изд-во ЗАО «Цицеро»,2011. – 270 с.. 2011

Еще по теме Ренессанс в Италии: интеллигенция и гуманизм:

  1. "Падение Запада" и глобальные проблемы человечества (общедоступное введение)
  2. ИЗ ИСТОРИИ ЕВРОПЕЙСКОЙ РИТОРИКИ СО ВРЕМЕН ЕЕ ЗАРОЖДЕНИЯ. ФИЛОСОФСКАЯ И СЕМАНТИЧЕСКАЯ ЦЕННОСТЬ ОПЫТА РИТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ 
  3. Оглавление
  4. Ренессанс в Италии: интеллигенция и гуманизм
  5. Античная философия
  6. Комментарии
  7. Принципы философии Возрождения
  8. Принципы философии Возрождения
  9. Социокультурная характеристика эпохи
  10. ОТ АБСТРАКТНО-ГЕНЕРАЛИЗУЮЩЕЙ К ФУНКЦИОНАЛЬНО-ГЕНЕТИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ КУЛЬТУРЫ
  11. ГЛАВА ВТОРАЯ ГУМАНИЗМ ПРОТИВ СХОЛАСТИКИ