<<
>>

1961 Из комментария к поэме "Мцыри"

Сюжетные и текстуальные совпадения в подлинно худо-

жественных произведениях редко говорят о так называемых

заимствованиях. Чаще речь может идти о полемике, оттал-

киваниях, противопоставлении известному литературному

образцу своего, оригинального решения. Если сравнение

не производится механически, то оно еще резче подчерки-

вает оригинальность художественного решения автора.

Именно к таким выводам приводят сопоставления при ана-

лизе знаменитой сцены боя Мцыри с барсом.

В исследова-

тельской литературе приводились интересные сравнения

этого эпизода с мотивами поэмы Шота Руставели и гру-

зинского фольклора". Комментатор этой сцены должен учи-

тывать и другой материал: интересные наблюдения можно

сделать, сопоставив битву Мцыри и барса с боем между

Ганом Исландцем и волком в романе Виктора Гюго.

В "Гане Исландце" читаем: "Они упали оба, и рев че-

ловека слился с рычанием зверя". Из двух противни-

ков именно дикий зверь, а не человек был тот, чьи кости

раздроблялись острыми зубами, чье мясо раздиралось пы-

лающими когтями, а тот, чье рычание превосходило про-

тивника дикостью и свирепостью, - был именно человек, а

не зверь"2.

У Лермонтова:

И мы...

...упали разом...

________________________________________

1 См.: Андроников И. Лермонтов. М., 1951. С.

144-146; Семенов Л. П. Лермонтов и фольклор Кавказа.

Пятигорск, 1941. С. 60-62.

2 Ils tomberent tous deux, et le rugissements de

1'homme se confondirent avec les hurlements de la bete

Des deux adversaires, celui dont les os etaient

broyes par des dents aigues, les chairs dechirees par

des ongles brulants, ce n'etait pas 1'homme, mais la

bete teroce; celui dont le hurlement avait 1'accent le

plus sauvage, 1'expression la plus farouche, ce n'etait

point la bete fauve, mais homme. (Oeuvres de Victor Hu-

go. Paris, 1844. Т. 10. Р. 299-300).

________________________________________

И я был страшен в этот миг;

Как барс пустынный, зол и дик,

Я пламенел, визжал, как он;

Как будто сам я был рожден

В семействе барсов и волков

Под свежим пологом лесов.

Казалось, что слова людей

Забыл я - ив груди моей

Родился тот ужасный крик...

Смерть волка у Гюго: "Его огненные глаза погасли и

полузакрылись". Смерть барса у Лермонтова:

Зрачки его недвижных глаз

Блеснули грозно - и потом

Закрылись тихо вечным сном...

Близость сюжетной ситуации вместе с тем раскрывает

столь глубокое отличие авторской позиции, что можно го-

ворить о сознательной полемике. У Гюго бой героя и зве-

ря должен подчеркнуть романтическую идею исконно злой,

звериной природы Гана. Ган - воплощение зла и бесчело-

вечия. И в природе, как и в обществе, есть исконное зло

и исконное добро. Ган более зверь, чем волк: убив вра-

га, он пьет его кровь, а над телом волка говорит:

"Жаль, ты больше не будешь пожирать людей"2. Мысль Лер-

монтова прямо противоположна: природа человечна - бес-

человечно общество. Деревья - "как братья в пляске кру-

говой", скалы полны любви "и жаждут встречи каждый

миг". Антропоморфные образы - признак принадлежности к

положительному миру - распространены и на барса: "Он

застонал, как человек", "встретил смерть лицом к лицу,

как в битве следует бойцу". Мир природы - мир "воли",

общество - "тюрьма". Природа дает Мцыри свободу,

счастье любви (грузинка) и счастье борьбы с честным и

смелым противником. Чувство братства, которое испытыва-

ет герой к природе, распространяется и на барса ("об-

нявшись крепче двух друзей"). Барс, давший Мцыри поз-

нать радость честной битвы, милосерднее к герою и чело-

вечнее, чем ласковые тюремщики-монахи. Сцена боя у Гюго

утверждает звериную природу героя - у Лермонтова его

человечность, полноту жизненных сил.

В сцене боя с барсом есть отзвук и совсем другого

чтения - поэмы Пушкина "Тазит" (опубликована Жуковским

в 1837 г. под названием "Галуб").

У Лермонтова:

Но в горло я успел воткнуть

И там два раза повернуть

Мое оружье...

________________________________________

"...Ses yeus de flamme s'eteignirent et se ferme-

rent a demi" (Oeuvres de Victor Hugo. T. 10. P. 301). 2

"Tu ne mangeras plus d'hommes; c'est dommage" (Ibid.).

________________________________________

У Пушкина:

Ты в горло сталь ему воткнул

И трижды тихо повернул... (V, 77)

Поэма "Тазит" привлекала внимание Лермонтова реализ-

мом изображения жизни горцев. Не случайно Лермонтов

вспомнил ее, работая над "Валериком". И вместе с тем

для понимания замысла Лермонтова интересно именно раз-

личие в позиции Пушкина и Лермонтова. В поэме Пушкина

процитированные строки произносит отец - носитель пер-

вобытного, воинственного и примитивного сознания. Но

Тазиту, приобщенному к более высокой культуре, чужда

примитивная свобода горского быта. Он приобрел черты

более высокого сознания - гуманность, уважение к друго-

му человеку. За пушкинским текстом стоит вера в освобо-

дительную роль цивилизации. В поэме Лермонтова цивили-

зация приравнена миру "тюрьмы", а положительные идеалы

- природе. И не случайно Лермонтов вложил слова "дико-

го" Гасуба в уста "авторского" героя - Мцыри.

<< | >>
Источник: Лотман Ю.М.. О поэтах и поэзии: Анализ поэтического текста/ Ю.М.Лотман; М.Л.Гаспаров.-СПб.: Искусство-СПб,1996.-846c.. 1996

Еще по теме 1961 Из комментария к поэме "Мцыри":

  1. От издательства
  2. 1961 Из комментария к поэме "Мцыри"