<<
>>

Тютчев и Данте.К постановке проблемы

Воспитанник С. Е. Раича, участник его литературного

кружка, Тютчев хорошо знал итальянскую поэзию и, види-

мо, рано познакомился с творчеством Данте. Однако в его

произведениях нет прямых откликов на поэзию автора "Бо-

жественной комедии", и поэтому сама проблема "Тютчев и

Данте" может показаться надуманной.

Однако более внима-

тельный взгляд, возможно, поколеблет такое представле-

ние.

Стихотворение "Уж третий год беснуются языки..." не

привлекало специального внимания исследователей. Содер-

жание его представляется слишком очевидным: поэтическая

вариация на слова манифеста Николая I1 по поводу выс-

тупления русских войск против европейских революций в

1848 г., к тому же увидевшая свет на страницах "Север-

ной пчелы", кажется не нуждающейся ни в каких специаль-

ных комментариях.

Однако некоторые аспекты этого стихотворения все же

способны привлечь наше внимание. Прежде всего, обращает

на себя взгляд жанр этого стихотворения, являющегося

единственным примером сонета в творчестве Тютчева2.

Связь смыслового ареала сонетной поэзии с итальянской

традицией была для русских поэтов начала XIX в. устой-

чивой ассоциацией. Строка Пушкина "Суровый Дант не пре-

зирал сонета" связала ее с именем Данте. Тем более это

относилось к политическому сонету, выпадавшему из поэ-

тических штампов русского "петраркизма". Но не только

жанр заставляет в связи с этим стихотворением вспомнить

имя Данте.

Стилистическая ткань стихотворения характеризуется

несколькими пластами. Прежде всего, это прямые цитаты

из манифеста. Они входят в более широкий пласт церков-

нославянской лексики, которая странным образом сочета-

ется с просторечной и вульгарной: "одурев", "вожжи".

Такое сочетание

________________________________________

См.: Полное собрание законов Российской империи.

СПб., 1848.

Собр. 2. Т. 23. Отд. 1. С. 181-182.

2 См.: Новинская Л. П. Метрика и строфика Ф. И. Тют-

чева // Русское стихосложение XIX в.: Материалы по мет-

рике и строфике русских поэтов. М., 1979. С. 400.

________________________________________

ассоциировалось с "дантовским стилем" - ср. в пушкинс-

ких имитациях дантовского стиля:

...И лопал на огне печеный ростовщик.

А я: "Поведай мне: в сей казни что сокрыто?"

Или сочетания типа: "Одно стяжание имев всегда в

предмете" и "Как будто

тухлое разбилось яйцо" (III, 281; курсив мои. - Ю.

Л.). Есть, однако, в

стихотворении Тютчева и прямые реминисценции. Так,

излюбленный Данте образ птиц, чей крик сопоставляется

со смятением людских толп, реализуется в тютчевском со-

нете:

Как в стае диких птиц перед грозой

Тревожней шум, разноголосней крики).

Е come li stomei ne portan 1'ali

Nel freddo tempo a schiera larga e piena;

Cosi quel fiato li spiriti mali:

Di qua, di la, di giu, di su li mena;

E come i gru van cantando lor lai,

Faccendo in aeredi se lunga riga,

Cosi vidi venir, traendo guai,

Ombre portate da la detta briga.

("Inferno", canto V, 40-49)

И как скворцов уносят их крыла

В дни холода, густым и длинным строем,

Так эта буря кружит духов зла

Туда, сюда, вниз, вверх, огромным роем;

Как журавлиный клин летит на юг

С унылой песнью в высоте надгорной,

Так предо мной, стеная, несся круг

Теней, гонимых вьюгой необорной.

(Перевод М. Л. Лозинского)

Как стилизация звучит и описание европейской ситуа-

ции конца 1840-х гг.:

В раздумье тяжком князи и владыки

И держат вожжи трепетной рукой.

Это скорее напоминает обращение Данте к князьям и

правителям Италии с призывом к миру по случаю избрания

императора Генриха VII, чем харак-

________________________________________

Тютчев Ф.

И. Лирика. М., 1966. Т. 2. С. 121.

2 Данте А. Божественная комедия. М., 1967. С. 28.

________________________________________

теристику русским чиновником дипломатической службы

глав государств Европы середины XIX в.

В чем же смысл этого неожиданного "дантовского" ко-

лорита в стихотворении, казалось бы столь далеком по

идеям и замыслу?

Политическая концепция Тютчева опиралась на два ми-

фа. Один из них - идея Третьего Рима - лежит на поверх-

ности и для нашей темы не имеет первостепенного значе-

ния. Но для проблемы "Россия и Запад" не меньшее значе-

ние имел второй историко-политический миф.

В 1850 г. 7 марта в "Северной пчеле" появился инте-

ресующий нас сонет, а в январе того же года во фран-

цузском журнале "Revue des Deux Mondes" - статья Тютче-

ва "La papaute et la question romaine" ("Папство и

римский вопрос"). Как и в других своих статьях, Тютчев

видел в папстве источник духа индивидуализма и квинтэс-

сенцию западной культуры с ее духовной атомарностью,

материализмом и революционностью. Католицизм - Ренес-

санс - революция - таковы для Тютчева закономерные вы-

явления западного духа. Тем более был ему близок дан-

товский миф об Империи, противостоящей папству. Идея

эта, пронизывающая "Божественную комедию", нашла энер-

гичное выражение и в трактате "Монархия", близком Тют-

чеву не только политически, но и философски. Тютчев

разделял мысль Данте о надличностном единстве, "спаян-

ном" "любовью" и образующем человечество, которое в

рамках единой империи складывается в коллективную лич-

ность, реализующую высшие потенции человека. Только в

таком коллективном бытии человек способен реализовать

заложенный в человечестве "возможный интеллект" и со-

вершить то, что "не может совершить ни отдельный чело-

век, ни семья, ни селение, ни город, но то или иное ко-

ролевство"1. Не случайно вторая часть "Монархии" начи-

нается цитатой из второго псалма, звучащей прямо как

продолжение тютчевского сонета: "Зачем мятутся народы,

и племена затевают тщетное? Восстают повелители земли,

и князья совещаются вместе против Господа и против По-

мазанника Его" (Псалтырь, 2:

1-2)2. Здесь "повелители земли и князья", у Тютчева

- "князи и владыки". Но кто же в сознании Тютчева мог

выполнить роль этой вселенской идеальной империи и ее

главы Императора, про которого, как про Августа Римско-

го, Данте мог бы сказать:

Он подарил земле такой покой,

Что Янов храм был заперт повсечасно? ("Рай". VI.

8I-82)

Роль эту Тютчев в 1850 г. предназначал России и Ни-

колаю I.

И здесь приоткрывается еще один - полемический -

смысл интересующего нас сонета. Тютчев был давним

светским знакомым П. Я. Чаадаева. Они взаимно высоко

ценили ум и широту мышления друг друга, Чаадаев читал и

распространял "мемории" - политические трактаты Тютче-

ва, посылал ему с любезной надписью свой портрет, выра-

жал в письме Шевыреву

________________________________________

Данте А. Малые произведения. М., 1968. С. 307. 2

Там же. С. 321.

________________________________________

желание выслушать мнение Хомякова о тютчевских идеях1.

Однако взгляды их напоминали противоположно направлен-

ные зеркальные отражения. Чаадаев также считал папство

основой западной идеи личности, но делал из этой пред-

посылки прямо противоположные выводы. В том, что Россия

осталась чужда и католицизму, и западной цивилизации, и

идее личной свободы, Чаадаев видел страшный историчес-

кий грех и фатальную предуказанность рабства.

Сонет Тютчева обращен к дантовской традиции. Он на-

поминает строки Данте, пронизанные гневным отрицанием

папства, продиктовавшим поэту слова (от лица апостола

Петра), принадлежащие к самым патетическим в "Божест-

венной комедии":

Тот, кто, как вор, воссел на мои престол,

На мои престол, на мои престол, который

Пуст перед сыном божиим, возвел

На кладбище моем сплошные горы

Кровавой грязи...

("Рай", XXVII. 22-26)

Острие тютчевских стихов было обращено против идей

Чаадаева. Проблема "Тютчев - Данте" сливается с пробле-

мой "Тютчев - Чаадаев" и проливает, таким образом, не-

который дополнительный свет на борьбу идей в России се-

редины XIX в.

Романтический монархизм Тютчева приводил к тому, что

политическую действительность России он видел как бы в

двойном освещении: современную реальность - глазами

трезвого и насмешливого наблюдателя, дипломата, слишком

хорошо знающего закулисную сторону правительственной

машины, чтобы питать какие-либо иллюзии; историческое

предназначение - глазами романтика, возводящего совре-

менность до степени мифа. Такое преломление позволяло

увидеть в том, что Николай I посетил Рим и молился в

соборе св. Петра, параллель к появлению в Риме Генриха

VII, на которого возлагал надежды Данте. Поэтическая

иллюзия Тютчева наложила отпечаток на его политические

сочинения этого периода.

Мировоззрение Тютчева обычно рассматривается в кон-

тексте философских идей европейского романтизма. Введе-

ние в идеологический кругозор Тютчева новых - в данном

случае дантовских - источников подводит нас к более ши-

рокой проблеме: преодоление культуры XVIII в. вызывало

актуализацию более раннего, доренессансного культурного

наследия, в частности великих идей, рожденных в эпохи,

отвергнутые "веком философов". Тютчев в контексте дан-

товской и додантовской космогонии, натурфилософских

идей средних веков - проблема, еще ждущая исследования.

Одновременно дан-товские истоки имперских идей Тютчева

бросают свет на тютчевскую традицию в "имперской теме"

молодого Мандельштама.

1983

________________________________________

I См.: Чаадаев П. Я. Полн. собр. соч. и избр. пись-

ма: В 2 т. М., 1991. Т. 2. С. 214-215.

________________________________________

<< | >>
Источник: Лотман Ю.М.. О поэтах и поэзии: Анализ поэтического текста/ Ю.М.Лотман; М.Л.Гаспаров.-СПб.: Искусство-СПб,1996.-846c.. 1996

Еще по теме Тютчев и Данте.К постановке проблемы:

  1. От издательства
  2. Тютчев и Данте.К постановке проблемы
  3.   ПРОФЕССОР ФИЛОСОФИИ  
  4. Глава 3. Европа и славянский мир
  5. Глава 4. Россия и славянский мир
  6. Г.А. ПУЧКОВАНЕРАВНОЦЕННЫЕ ЭТЮДЫ О КЛАССИКАХ
  7. РАЗВИТИЕ УЧЕНИЯ О ХУДОЖЕСТВЕННОЙ РЕЧИ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  8. История космополитизма