<<
>>

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Плюралистические извращения диалектики исторического процесса.

Объективная диалектика исторического процесса, его единства и многообразия, будучи одной из центральных проблем исторического материализма, имеет очень важное теоретическое и практическое значение для построения социалистического общества.

Ее верное решение позволяет творчески применять марксистское учение на практике. Современная идеологическая борьба требует сочетания позитивного решения данной проблемы с критикой ее интерпретаций в современной буржуазной социологии, в частности в концепциях социологов-плюралистов. В свое время Ф. Энгельс отмечал, что «буржуазия все превращает в товар, а, следовательно, также и историю. В силу самой ее природы, в силу условий ее существования ей свойственно фальсифицировать всякий товар: фальсифицировала она также и историю. Ведь лучше всего оплачивается то историческое сочинение, в котором фальсификация истории наиболее соответствует интересам буржуазии» [1].

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 16, с. 524.

Сегодня такая фальсификация осуществляется в различных плюралистических концепциях общественного развития. Плюрализм как философский принцип имеет давнюю историю. Родовым признаком всех плюралистических концепций было и остается отрицание исходного суб

171

стационального начала, определяющего характер и направление развития реальности, несмотря на все существующее в рамках этой реальности многообразие явлений и процессов. Плюрализм полагает, что в мире (как природном, так и общественном) существуют и действуют принципиально автономные сущности, не связанные друг с другом отношениями порождения или опосредования, взаимодействие которых и создает картину мира во всей ее пестроте и гетерогенности. В образной форме эта мысль отчетливо высказана одним из основоположников прагматизма — У. Джемсом, писавшим: «... плюралистический мир более похож на федеративную республику, чем на империю или королевство. Сколько бы фактов вы ни собрали воедино, сколько бы элементов вы ни соотносили к какому-нибудь действительному центру сознания или действия, всегда останутся такие, которые сохраняют свою автономию и не сводятся к единству» [2].

2 Джемс У. Вселенная с плюралистической точки зрения. М., 1911, с. 177.

Плюрализм всегда рекламировал себя как «третий» «реалистический» путь решения основного вопроса философии, подвергая критике последовательно материалистические концепции за «неправомерный» акцент на первичности материи перед сознанием, общественного бытия перед общественным сознанием. Монистическая позиция в философии или социологии всегда представлялась плюралистам следствием «философского догматизма», упрощающего сложнейшие проблемы бытия, находящего «элементарное опосредование» там, где

172

На самом деле действуют сложнейшие законы координации и синтеза. Однако история философской и социологической мысли показывает, что, несмотря на «интегральные» претензии плюрализма, его представители, как правило, развивали свои концепции в русле идеалистического мировоззрения.

В данной главе мы ограничимся анализом проблемы единства и многообразия форм исторического процесса в концепциях социологического плюрализма, распространившего принцип плюралистического видения мира па сферу социальных отношений.

Под социологическим плюрализмом мы понимаем совокупность воззрений, объединенных общим убеждением в том, что историческая эволюция человечества есть результат взаимодействия равнозначных в своей автономии факторов человеческого бытия. В отличие от монистической интерпретации истории представители социологического плюрализма не склонны видеть в обществе сферу «определяющего» и «определяемого», но все области социальной активности человека (материальное производство, политику, духовную культуру и т. д.) предлагают рассматривать как самостоятельные и равноценные. Болгарский ученый А. Кожаров отмечает: «...главной формой плюрализма, которая отстаивается буржуазными философами по отношению к общественному развитию, является эклектическая „многофакторная теория". Ее сущностью является воззрение, согласно которому развитие общества есть результат воздействия множества независимых друг от друга, не находящихся в какой-либо субординации равноправных факто

173

ров: географической среды, биологических закономерностей, техники, экономики, политики, культуры, идеологии и т. д.» [3]. Социологический плюрализм пытался и пытается уравнять определяющие силы общественного развития с набором различных факторов, взятых преимущественно из духовной сферы. Подобные взгляды на природу и сущность общественных отношений, на прогресс общества в масштабах как всей человеческой истории, так и отдельных общественно-экономических формаций страдают одним существенным теоретическим недостатком — непониманием или извращением основных диалектических категорий, призванных объяснить сложнейшие процессы и явления многообразной исторической действительности.

3 Комаров А. Монизм и плюрализм в идеологии и политике. М., 1976, с. 48, 49.

Для современной буржуазной философии характерна идеологическая точка зрения па некоторые диалектические категории. Они трактуются как идеальные начала, совокупность идей, оторванных от материальной действительности. Это в полной мере относится и к рассматриваемым здесь категориям. Особенно важно в методологическом плане правильное понимание категорий «сущность» и «явление», которые призваны научно объяснить как многообразие, так и единство природных и общественных явлений.

Идеалистическое отождествление сущности с идеальным, явления с материальным приводит к категориальной путанице.

174

Неумение определить существенное и отделить его от несущественного, как основная негативная черта концепций социологического плюрализма, основывается на неправильном понимании категорий общего и особенного.

Антидиалектический подход к анализу общего и особенного не дает возможности проникнуть в сущность вещей, понять и отделить закономерное и случайное. Как подчеркивает немецкий марксист Э. Хаан, плюралистический подход к анализу этих категорий в гносеологическом и онтологическом аспектах основывается на том, что «абсолютизируются (поверхностные явления и одновременно возвышается до принципа констатирование многообразия, принижается единство, существенность, постоянство» [4]. Такой «плюралистический» подход к миру позволяет буржуазным идеологам и ревизионистам «теоретически» обосновать любые свои реакционные задачи и стремления. Сходные позиции занимают и представители концепций «плюралистического марксизма» в оценке общественных структур и перспектив их развития. Выступая как бы за специфические формы конкретного исторического опыта, сторонники плюрализма игнорируют общее, закономерное, устойчивое в явлениях, противопоставляя общему расщепленное, превратившееся в самостоятельные сущности особенное, различное. Многие представители плюралистического метода в философии и социологии делают особенное центральным пунктом всех своих дальнейших теоретических построений. С точки зрения философов-плюралистов, «экономический детерминизм» К. Маркса является

4 Deutsche Zeitschrift fur Philosophie, 1975, N 9, S. 1142.

175

одним из возможных способов интерпретации человеческой истории, столь же правомерным и столь же недостаточным для полного объяснения истории, как и все другие учения. Особенно наглядно эта тенденция проявляется в работах известного французского буржуазного социолога Р. Арона. Он считает, что признание равнозначной исторической роли различных сфер социальной активности человека позволяет каждому социологу подойти к анализу общества, делая акцент на тех социальных сферах, которые представляются ему определяющими. С этой точки зрения он считает марксистскую доктрину вполне приемлемой до тех пор, пока она рассматривается как одна из равнозначных моделей исторического объяснения и не сопровождается «догматическими» утверждениями о том, что сфера экономической организации первична и определяет развитие прочих социальных сфер.

Один из сторонников такого подхода к объяснению общественной жизни — М. Дюверже считает, что многие «марксисты не оспаривают то, что социальные системы, как правило, основываются на многих базисах и что при этом производительные силы не всегда являются определяющими» [5]. Выступая против материалистического решения основного вопроса философии применительно к общественной жизни, он определяет мир как «представление, которое мы из него делаем, которое руководит материальными отношениями» [6]. Следуя этому, Дюверже отказывается от анализа способа

5 Duverger M. Les orangers Du lac Balaton. P., 1980, p. 93.

6 Ibid., p. 100.

176

производства как определяющего структуру всего общества, подчеркивая, что современные государства развиваются таким образом, что способ организации производства главенствует над способом производства. В соответствии с этим, считает Дюверже, «лучше будет открыто признать, что нет ни базиса, ни надстройки, что все взаимодействующие силы соединяются в цепи взаимодействия и что одни скорее доминируют... но ни одни из них не являются вечным гегемоном даже в последующей инстанции» [7]. Таким образом, последовательная логика антимарксиста Дюверже, начавшего свои рассуждения с сомнения в определяющем значении производительных сил и закончившего полным отрицанием таких главнейших категорий исторического материализма, как «базис» и «надстройка», приводит его к отказу от диалектики, которой он противопоставляет общую теорию систем: «...всеобщая теория систем сегодня стала на путь, где общая теория диалектики затерялась» [8].

7 Ibid, p. 102.

8 Ibid., p. 29.

Сторонники плюралистической концепции общественного развития, выступая против материалистического понимания истории, стремятся доказать, что марксизм, вычленяя экономическую сферу жизни общества в качестве его определяющей стороны, отказывается от провозглашенного им самим принципа социальной имманентности, требующего рассматривать социальное развитие как результат столкновения внутренних противоположностей, и представляет собой «экстерналистское объяс

177

нение» общественной жизни. По их мнению, только с позиции «теории факторов», социологического плюрализма можно объяснить и доказать имманентность всякой общественной системы. По логике плюралистов, развитие надстроечных сфер, политики, права, искусства, морали должно объясняться лишь закономерностями их самодвижения без апелляции к такому «внешнему» по отношению к этим сферам фактору, как экономическая жизнь общества. Философы-плюралисты в своих социологических исследованиях доводят принцип имманентности до абсолюта и всякую социальную систему рассматривают как абсолютно самостоятельную. В лучшем случае они признают, что эти подсистемы координируют друг друга. Поэтому между культурой и экономикой плюрализм признает лишь наличие координационной связи, совершенно игнорируя связь субординационную. Согласно представлениям марксистской социологии всякий социальный организм представляет собой имманентно развивающуюся систему, а экономика не только не является внешним фактором по отношению к обществу, но, наоборот, — главным, системообразующим звеном.

В действительности марксистское понимание истории не отрицает, но предполагает принцип самодетерминации общественной системы и выделяет производственную деятельность людей в качестве главной и определяющей все другие составные элементы социального организма. Как отмечали основоположники марксизма, «определенное производство обусловливает, таким образом, определенное потребление, распределение, обмен и опреде

178

ленные отношения этих различных моментов друг к другу» [9]. Сторонники же социологического плюрализма стремятся поставить все элементы общественного организма в равное положение по отношению друг к другу. Марксизм отвергает плюрализм вовсе не потому, что он фиксирует, скажем, наличие определенных координационных связей между культурой и экономикой. И уж конечно же в рамках одной общественной системы все ее элементы не представляют собой случайного набора, но находятся в определенной взаимозависимости. Наиболее близко к экономической области стоят политика и право. Поэтому в данном случае существующие связи будут более явными, чем при сопоставлении с религией или искусством. Но, по словам Энгельса, «политическое, правовое, философское, религиозное, литературное, художественное и т. д развитие основано на экономическом развитии... тут взаимодействие на основе экономической необходимости, в конечном счете всегда прокладывающей себе путь» [10]. Таким образом, методологической ошибкой социологического плюрализма является игнорирование субординационных связей между экономикой и другими элементами общественной системы, уравнение составных ее частей.

9 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 12, с. 725.

10 Там же, т. 39, с. 175.

179

Одной из разновидностей социологического плюрализма выступает так называемый социальный плюрализм. Характерным примером этого направления могут служить некоторые концепции американской социологии, на которые обращает внимание в книге «Американский плюрализм» американский социолог У. Ньюман. Выделяемые им плюралистические концепции ассимиляции, смешения и культурного плюрализма имеют в американской социологии длительную традицию. Возникнув на определенном историческом этапе, каждая из этих теорий должна была объяснить социальные процессы, возникающие, как отмечает Ньюман, в «плюралистическом обществе» США. Ньюман стремится осмыслить эти традиционные, а также возникшие в 60-х годах социологические направления с точки зрения «соотношения между социальными группами и структурами и социальными доктринами, которые возникают внутри них» [11].

11 Newman W. M. American pluralism: A study of minority groups and social theory. N. Y., 1973, p, 52,

Так, относя возникновение в американском обществе идеологической доктрины ассимиляции ко второй половине XIX в., Ньюман подчеркивает, что именно тогда в стране сложились главенствующие социальные группы, выдвинувшие тезис о наличии некоей доминирующей культуры и о том, что вновь прибывающие на континент группы переселенцев должны эту культуру принимать.

Подкрепляя свой анализ иммиграционной статистикой периода 1840—1940 гг., американский социолог подчеркивает, что именно в эти годы в социальной структуре США произошли значительные изменения: резко усилилась дифференциация социальных, этнических и религиозных групп и гетерогенность их геогра

180

фического распределения. Традиционные социальные структуры, в которых множество различных групп занимают определенное географическое положение, Ньюман называет «сегрегированным плюрализмом». Термином «интегрированный плюрализм» он обозначает географическую перемешанность существующего в обществе множества групп. Так возникает концепция о различных видах социальных контактов и взаимодействий между меньшинствами и, шире, о типах культуры и демократии в зависимости от их географического распределения.

Так, например, Швейцарию Ньюман относит к ярко выраженному типу общества «сегрегированного плюрализма» и именно этим географическим фактором объясняет наличие в этой стране уникальных субкультур и федеральной формы демократии. Что касается современного американского общества, рассуждает далее автор, то в результате второй волны иммиграции (1860—1940 гг.) распределение в нем различных групп стало структурно-иптегрированным, что явилось социальной базой для новой идеологии ассимиляции (которая позднее превратилась в теоретическое обоснование империалистической идеологии и политики США).

Несмотря на отдельные моменты объективности теоретического анализа социальной структуры США, Ньюман не дает научного анализа общества, который предполагает прежде всего деление общества на классы, определение их места в системе способа производства.

181

Таким образом, социологический плюрализм, исследуемый Ньюманом, в его различных исторических и теоретических вариациях, имеет своей целью провозгласить американское общество с момента его возникновения до наших дней имманентно плюралистическим. Плюрализм в данном случае выступает как социологическая доктрина, призванная объяснить статус и функционирование групповых меньшинств в США, социальные и расовые конфликты, раздирающие это общество. Однако она далека от последовательного научного анализа, который должен опираться на изучение глобальной социальной структуры всего общества, его способа производства, па изучение противоречий во всех сферах его жизнедеятельности.

Представители плюрализма в социологии исключают единые научные подходы и критерии в анализе истории и исторической деятельности людей. В результате они очень часто остаются на уровне простого описания действительности, не могут дать верную оценку происходящему, проникнуть в сущность социологических явлений и процессов. Общественная жизнь выступает как сумма разобщенных социальных явлений. Многие представители плюрализма в социологии стремятся подкрепить свои рассуждения ссылкой на действительную многомерность общественной жизни, на ее динамику и различные формы человеческого общения. Так, американский социолог Т. Парсонс пишет, что «существует плюрализм экономических интересов... и плюрализм групп с общими интересами... а также истинный плюрализм вероисповедания, плюрализм этический и моральный» [12].

182

Самым непосредственным образом с концепциями социологического плюрализма связаны различные концепции «культурного плюрализма», крупнейшими представителями которого являются Л. Тойнби, О. Шпёнглер, П. Сорокин. Обосновывая свой подход к рассмотрению социокультурного мира, фиксируя его многообразие, но так и не увидев сущности его единства, И. Сорокин определил необходимость плюралистического подхода: «Поскольку социокультурный мир сам по себе является многосторонним, логически должно существовать несколько социологических точек зрения, каждая из которых специализируется на изучении одного из многих аспектов. Результаты, получаемые с каждого угла зрения, в большинстве случаев скорее дополняют, чем противоречат друг другу. Непосредственным результатом такой дивергенции является более адекватное, многостороннее знание разнообразного социокультурного мира» [13].

12 Parsons Т. Social systems. — In: International Encyclopedia of the social sciences, 1968, vol. 16, p. 458—479.

13 Sorokln P. A. Society, cultural and the personality. N. Y., 1952, p. 24.

Предполагая провести на основе огромнейшего историко-культурного материала глобальный анализ развития человеческой цивилизации, социокультурной динамики, П. Сорокин отрицает поступательное развитие во всех без исключения сферах жизни общества. Выступая против материалистического понимания истории, против определяющей роли существующих в обществе материальных отношений, круп

183

нейший буржуазный социолог отдает предпочтение надстроечным сферам, подчеркивает приоритет религиозных и политических отношений. При этом он считает экономику в отличие от других «факторов» наименее способной к развитию. «Наименее прерывным, — по его мнению, — является график развития религии и государственности, в то время как график развития экономики является наиболее прерывным» [14].

Считая экономику наименее интересной и наиболее отстающей сферой социальной жизни, П. Сорокин объявляет «псевдозакопами» всеобщие универсальные социологические законы, подчас «суживая» их до частных эмпирических констатаций. По мнению П. Сорокина, «культурные системы» становятся определяющими факторами по отношению к собственно «социальным системам»: «Нет никакого сомнения в том, что государство, семья или политическая партия являются реальными системами. Однако они есть системы социальные, а не культурные, и в этом смысле они вторичны» [15].

14 Sorokin P. Social and Cultural Dynamics. N. Y., 1937, vol. 5, p. 355.

15 Ibid., vol. 4, p. 124.

Изучение плюралистического толкования многообразия исторической практики показывает, что здесь полностью отсутствует научный подход к действительности. Сорокин, Парсонс и другие буржуазные социологи игнорируют диалектическое понимание общего и особенного, необходимость выделения определяющего и производного в общественной жизни. Как известно, именно К. Марксу принадлежит великая заслуга открытия закономер

184

ности функционирования такой сложной и многообразной системы, как общество. Представление об обществе как о системе становится ключевым в марксистской теории, и «сама история, само историческое движение понимается как системное по своему характеру движения» [16]. Вместе с тем развитие нашего познания, открытие новых научных законов, новых систем и структур усложняют восприятие действительности. «В результате любое явление этого мира оказывается как бы многочленом различных систем действительности, в каждой из которых оно ведет себя в соответствии с законами данной системы» [17].

16 Кузьмин В. П. Принцип системности в теории и методологии К. Маркса. М., 1976, с. 235.

17 Там же.

Особенно наглядно сущностная противоположность плюралистического и монистического подходов к социальной действительности проявляется при решении проблемы единства и многообразия исторического процесса. На первый взгляд история действительно выглядит недифференцированным потоком внутренне не связанных исторических событий, явлений и процессов, которые невозможно привести к единому социальному знаменателю. На ранних этапах своего развития буржуазная социология фиксировала эту гетерогенность исторической действительности как непреложную данность и изгоняла из истории закономерность и универсальную необходимость (идеографическое направление и связанные с ним разновидности социологического индетерминизма, волюнтаризма и т. д.). В настоящее время многие крупные буржуазные социологи отказались от подобного упрощенного понимания действительности. Так, по мнению Р. Арона, отрицание закономерности повторяемости в истории ведет к самоликвидации социологии как науки.

185

Вместе с тем Арон утверждает, что детерминизм присущ только социологической мысли, а не самой исторической реальности. Наиболее общие законы и категории общественной науки, по Арону, не представляя собой отражения реальных отношений и закономерностей, являются всего лишь произвольными логическими конструкциями.

Констатируя бесконечное разнообразие действительности, Apoн, как и многие другие буржуазные социологи, не в состоянии решить задачу построения единой общей теории, объясняющей принципы социального развития. Чем более общей становится теория, тем она менее научна. «Именно в той же мере, в какой они (общие теории) претендуют на то, чтобы быть верным, аутентичным, универсально приемлемым воспроизведением социальных структур, эти теории перестают быть научными» [18]. Таким образом, по его мнению, единая и общая социальная теория не существует и не может быть создана, но существует множество теорий о «социальной организации», каждая из которых связана с определенным замыслом наблюдателя [19].

18 Цит. по кн.: Современный капитализм и буржуазная социология. М., 1965, с. 149.

19 См.: Там же.

186

Отсутствие диалектического подхода к миру, непонимание единства общего и особенного, огрубленное релятивистское восприятие действительности — характерная черта всевозможных плюралистических концепций. Придерживаясь традиционных истин философского плюрализма о мире как о множестве равнозначных и автономных сущностей, социологический плюрализм основывается на монадологическом восприятии мира в его неповторимости и изолированности. Сторонники социологического плюрализма, борясь против марксистско-ленинского понимания общественного развития, пытаются представить дело таким образом, будто марксизм обедняет картину мира своим философским монизмом, скрадывает многообразие социальной реальности, оставляет в тени многообразие исторического процесса. В действительности же марксизм, отвергая плюралистическую мистификацию проблемы, дает ее полное диалектическое научное объяснение. Признавая многообразие мира, марксизм в то же время подчеркивает, что всякий процесс, всякое явление представляют собой диалектическое единство общего, особенного и единичного.

<< | >>
Источник: А.В. МОМДЖЯН. ПЛЮРАЛИЗМ: истоки и сущность КРИТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ФИЛОСОФСКИХ ОСНОВ. ИЗДАТЕЛЬСТВО «НАУКА» - МОСКВА 1983. 1983

Еще по теме ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Плюралистические извращения диалектики исторического процесса.:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ Плюралистические извращения диалектики исторического процесса.