<<
>>

Что такоеполитическая философия?

Следует отметить, что политическая философия выступает одновременно и как теория познания мира политического, т.е. как политическая эпистемология, и как учение о политическом бытии, т.е.

как политическая онтология. В первом качестве она выступает как особая дисциплина (или поддисциплина), призванная изучать духовные и мировоззренческие аспекты мира политического. Она включает политическую онтологию, аксиологию, эпистемологию и методологию. Во втором же качестве это та сфера духовной деятельности людей, где формируются мировоззренческие, нормативные и ценностные основы мира политического, сама идея политического, идеи государства и власти и т.д. Политическая философия, затрагивая одновременно сферы как философии, так и мира политического, располагается в области пересечения философии и политической науки. С одной стороны, политическая философия является частью общей философии в собственном смысле слова. Более того, в качестве самостоятельного феномена на определенном этапе исторического развития она вышла из лона общей философии. С другой стороны, она теснейшим образом связана с политической наукой, и в отдельных своих аспектах входит в последнюю в качестве самостоятельного подраздела. Поэтому очевидно, что ее судьбы теснейшим образом связаны с судьбами как философии так и политической науки. К тому же она не может не иметь определенных точек соприкосновения с социологией и особенно с политической социологией

Для раскрытия сущности и содержания понятия политической философии, по-видимому, в качестве отправной точки следует взять основные сущностные характеристики самой философии Главное предназначение последней, как известно, — поиск или постижение истины о сущности и смысле самого бытия. Приступая к написанию своего фундаментального трехтомного труда «Лекции по истории философии», Гегель предупреждал, что в самом этом понятии есть противоречие. Цель философии — познать истину, т.е.

неизменное, вечное, сущее само по себе. История же занимается вещами преходящими, тем, что некогда существовало, а в другое время уже исчезло, стало достоянием минувших времен. Если философия «имеет историю, то история есть лишь изображение ряда минувших образов познания, в ней нельзя найти истину, ибо истина не есть минувшее»8

В не меньшей степени соображения Гегеля верны применительно к политической философии. Дело в том, что для мира политического характерна высочайшая степень динамизма. А это означает, что многие феномены, события, процессы настолько эфемерны и быстротечны, что зачастую исследователь не в состоянии поспевать за ними, тем более выделить в этом калейдоскопическом водовороте не то что истину, а просто элементарные причинно-следственные связи. В действительности, как справедливо подчеркивал Гегель, в понятии истории философии противоречия нет, поскольку каждая наука, в том числе и философия, помимо своей внутренней имеет также внешнюю историю, «историю своего возникновения, распространения, расцвета, упадка, возрождения»9

Точно так же, несмотря на вышесказанное, нет противоречия и в понятии политической философии, которая имеет как внутренний, так и внешний аспекты

Говоря, что политическая философия занимает некую точку пересечения между политической наукой и философией, имеют в виду всю сложность и многоаспектность мира политического. В данном смысле она призвана осветить скрытый принцип всего мира политического в его явленности. Она концентрирует внимание на сущностных аспектах, на самой природе политических феноменов. Это, говоря словами Э. Гуссерля, «морфологические сущности» мира политического. Внешний аспект составляют конкретные проявления, формы и факты — феноменальную сторону политического

Поэтому в центре внимания политической философии стоят вопросы о сущности государства и власти, их предназначении и целях, их отношении к природе человека и др. Она призвана анализировать, например, государство и власть прежде всего как социальные феномены, как институты политической организации общества, имеющей главной своей целью реализацию всеобщего интереса.

В этом плане одним из основных для всех теорий политического является поставленный некогда Платоном вопрос: «Кто должен господствовать?» или: «Чья воля может и должна доминировать в обществе?» На этот вопрос существует множество разных ответов: воля Всевышнего, воля истории, воля государства, воля народа, воля большинства, воля класса, партии, вождя и т.д. Вопрос может быть поставлен и несколько иначе: кому следует править? почему? как? в чьих интересах? и т. д. В зависимости от ответов на эти и подобные им вопросы формулируются и конструируются основополагающие параметры политической системы

Однако любой политический феномен, например власть, взятая сама по себе, невозможно сколько-нибудь четко фиксировать в понятиях, 8 Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории философии. Т. I. С. 74

9 Там же, С. 75

взятых изолированно от других феноменов. Чтобы выявить ее сущность, необходимо определить содержание понятия «государство», а его, в свою очередь, нельзя выяснить, не выявив то, какое именно содержание мы вкладываем в понятие «политическое», и т.д. Власть, взятая в ее конкретной явленности, в чисто практическом ее воплощении или в сциентист-ском, эмпирико-фактографическом аспекте, лишается многих своих важных сторон, редуцируется и упрощается. Поэтому при анализе власти применяется множество подходов, каждый из которых имеет свое понимание момента истины, но при этом оставляя как бы за скобками вопрос о природе власти как человеческого, социального феномена вообще. Используя разные методологические подходы и методы исследования, политическая наука призвана раскрывать место, роль и функции власти и властных отношений в мире политического, их взаимосвязей с другими сферами человеческой деятельности и т.д

Что касается политической философии, то она призвана в данном контексте определить природу и предназначение власти. Когда говорят о внутренней стороне, то имеется в виду сущность феномена власти, которая характеризуется в идеальных, абстрактных категориях. «Все дело в том, — писал Гегель в данной связи, — чтобы в видимости временного и преходящего познать субстанцию, которая имманентна, и вечное, которое присутствует в настоящем.

Ибо, выступая в своей действительности, разумное, синоним идеи, выступает в бесконечном богатстве форм, явлений и образований»10

Прав был Б. Кроче, который не без оснований отмечал, что история содержит философию внутри самой себя в виде предметов ее суждений

Во многом и политика как важнейшая сфера жизнедеятельности человека содержит в самой себе собственную философию. В этом контексте политическая философия является составной частью политической действительности. Мир политического имеет наличное, объективное бытие и бытие абстрактно-идеальное. Последнее, как сказал бы Э

Гуссерль, есть «латентный разум» мира политического. Оно существует в форме идеи — понятия в себе и для себя. В этом качестве политическое бытие, возможно, составляет в явной или неявной форме интегральную часть любого человеческого общества. Иное дело, что вплоть до Нового времени, когда началось расчленение гражданского общества и мира политического на самостоятельные сферы человеческого социума, оно было как бы неразрывно слито с другими аспектами человеческого существования

Так или иначе, задача политической философии состоит в постижении идей, теорий, принципов, постулатов, мыслей, лежащих в основе мира политического. Они, в свою очередь, раскрываются в понятиях. «В философии, — писал Т. Гоббс, — определения предшествуют определяемым именам. При обучении философии начинают 10 Гегель Г. В. Ф. Лекции по истории философии. Т. I. С. 54

именно с определений и весь дальнейший процесс приобретения знания сложных вещей осуществляется посредством синтеза, путем сложения понятий»11. Поэтому важная функция политической философии состоит в разработке понятийно-категориального аппарата и языка политической науки

Понятия, обозначая те или иные явления, призваны выделять те особенности мира, которые в настоящий момент считаются важными

Например, атомы, протоны, нейтроны и тому подобное в физике. Понятия должны обладать единообразным содержанием и указывать исследователям на одни и те же явления. Понятийный хаос в философии недопустим, поскольку в таком случае понятия не могут служить делу накопления, интерпретации и трансмиссии философско-теоретического знания. При этом следует подчеркнуть, что в политической философии, равно как и в других социальных и гуманитарных науках, существенную роль играет абстракция. Особенно отчетливо она проявляется в понятиях, которые, отражая явления, не связанные с определенным контекстом, с конкретными местом и временем, характеризуются различной степенью абстрактности. В философии именно абстрактные понятия играют решающую роль, поскольку, переступая границы конкретных событий и ситуаций, они указывают на общие свойства сходных событий и ситуаций

Но теория не может обойтись без понятий, относящихся к переменным свойствам явлений, отражаемых абстрактными понятиями

В то же время очевидно, что осмысливать, объяснять и предсказывать события можно только определив отношения между различными понятиями. Идеи, теории, постулаты, принципы, составляющие ткань политической философии, возможны лишь как результат группирования понятий в суждения или утверждения. Сами теоретические суждения могут в той или иной степени отличаться друг от друга по форме

Существует множество аргументов как за, так и против различных форм

Это вполне объяснимо, если учесть, что для поисков правильных ответов на поставленные вопросы необходимы соответствующие параметры и критерии их оценок. Поэтому естественно, что в задачу политической философии входит осмысление содержания конкретных политических понятий

С данной точки зрения, немаловажное значение приобретает правильная трактовка основополагающих понятий политической философии, соответствующая национально-культурным и общественно- историческим реальностям. Например, понятие «демократия», которое в дословном переводе с древнегреческого означает «народовластие» или «власть народа». В соответствии с таким пониманием важнейшим признаком демократии является признание народа каждой конкретной страны носителем верховной власти. Однако мы знаем, что имеются существенные разночтения в понимании демократии в античном мире и в 11 Гоббс Т. Соч. Т. 1. С. 132

современную эпоху. Более того, в само понятие народ в разные эпохи вкладывался разный смысл. Так, во времени античности под это понятие подпадали только свободные граждане, которые не всегда составляли большинство населения того или иного полиса. В Римской империи народом считались только исконно римские граждане. Громадное число людей, проживавших на обширных пространствах империи, не будучи рабами и даже зависимыми, не могли претендовать на этот статус в силу принадлежности к populus romanae

Если проанализировать базовые признаки античной и современных форм демократии, то между ними обнаруживаются качественные различия. По-разному трактуется понятие демократии и в современном мире. Так, на самом Западе базовые демократические ценности и принципы получили практическое воплощение в разнообразных политических режимах, соответствующих национально-культурным, историческим и иным традициям стран и народов региона. Естественно, что восточные народы с особыми национально-культурными традициями также имеют собственное, во многом отличное от западных народов, понимание демократии

Нельзя не затронуть и такой вопрос. Существует мнение, что демократия может быть тоталитарной или авторитарной. Но это явное недоразумение, основывающееся на подмене понятий. Если рассматривать с точки зрения форм власти, то очевидно, что при всей внешней схожести отдельных атрибутов (например, принцип избрания путем всеобщего голосования, который в тоталитарной системе был формальным и чисто ритуальным процессом, результаты которого заранее были предопределены), тоталитаризм (или авторитаризм) и демократия по подавляющему большинству системообразующих принципов представляли собой прямо противоположные формы организации и реализации власти

Все вышесказанное верно применительно к большинству понятий политической философии, таким, как либерализм, консерватизм, радикализм и другие, содержание которых в соответствии с изменившимися социальными и политическими реальностями в процессе развития подвергались существенно изменялось

Теоретические суждения должны быть систематически организованы в соответствии с избранным теоретиком углом зрения и понятийным аппаратом. Задача абстракции состоит в том, чтобы упростить реальность, но при этом не искажая сути этой реальности. Если в большинстве социальных и гуманитарных наук абстракция возможна a posteriori, то в политической философии она допускается a priori. Политический философ не просто описывает факты, олицетворяемые теми или иными событиями политической жизни, а выявляет сущности, в которых достигается единство внутренней и внешней сторон феноменов, проявлениями которых и выступают эти факты. Иначе говоря, политическую философию интересует не столько эмпирическая, фактографическая сторона мира политического, сколько значимость и смысл последнего в целом. Если философия, как таковая, призвана постичь природу вещей вообще, то политическая философия имеет своей целью понимание природы политических вещей

Говоря словами Гегеля, философия есть постижение наличного и действительного. С этой точки зрения, политическая философия концентрирует внимание на сущем, т.е. на мире политического, таком, каков он на самом деле. Она призвана постигать сущность политического, определять в последней инстанции природу политических вещей в самом широком и глубинном понимании этих слов. Объясняя суть своей книги «Философия права», Гегель писал: «Данная работа, поскольку в ней содержится наука о государстве, будет попыткой постичь и изобразить государство как нечто разумное в себе. В качестве философского сочинения она должна быть дальше всего от того, чтобы конструировать государство таким, каким оно должно быть; содержащееся в нем поучение не может быть направлено на то, чтобы поучать государство, каким ему следует быть; его Цель лишь показать, как государство, этот нравственный универсум, должно быть познано»12

В целом, соглашаясь здесь с Гегелем, следует отметить, что этот тезис, совершенно верный применительно к философским проблемам права, нуждается в определенных оговорках применительно к политической философии. Особо следует подчеркнуть, что сущность политического отнюдь не исчерпывается конкретно существующими реалиями. Политическая философия имеет своей задачей выяснение природы политических вещей со всеми их атрибутами, такими, как добро и зло, реальное и идеальное, сущее и должное, совершенное и несовершенное, справедливое и несправедливое, подлежащее сохранению или изменению, одобрению или осуждению и в политике

Как отмечал Л. Страусе, политическая философия представляет собой попытку заменить мнение о природе политических вещей знанием об их природе13. Знания о политических вещах включают интерпретации, трактовки, субъективные оценки. А эти последние, в свою очередь, по самой своей природе предполагают принятие или неприятие, выбор или отклонение, одобрение или осуждение этих вещей. Поэтому все они не могут быть нейтральными. Их невозможно правильно понять, если они не рассматриваются в терминах добра и зла, справедливости и несправедливости, сущего и должного и т.д

Показательно, что в античной философии в качестве одной из центральных выступала проблема добродетели, рассматриваемая прежде всего как идеал, т.е. должное. По большому счету, сущее, т.е. наличные политические реальности, соизмерялось с идеалом. Более того, Л. Страусе усматривал главную причину кризиса современной политической 12 Гегель Г. В. Ф. Философия права. С. 54-55

13 Strauss L. Introduction to Political Philosophy. N. Y., 1986. P. 5-6

философии в разрыве с классической политико-философской традицией, главным объектом внимания которой, по его словам, было должное. Здесь неважно, прав Страусе или нет. Суть состоит в том, что политическая философия не может не касаться вопроса о критериях и качествах, дающих отдельному человеку, группе, классу право управлять другими людьми, партией, государством. Поднимая этот вопрос, политический философ не может не коснуться основополагающих морально-этических норм и правил человеческого общежития, составляющих сердцевину системы легитимизации большинства существующих форм правления

Политическая философия, включающая комплекс теорий, концепций, идей, имеет одной из своих целей легитимизацию или делегитимизацию определенного политического порядка. Такая философия призвана выявить истинность или ложность общепризнанных политических норм и ценностей, поэтому она всегда ставит под сомнение господствующие концепции политического порядка. Указанная философия призвана определить некую магистральную линию политического развития. С этой точки зрения, пожалуй, прав был Э. Берк, который утверждал: дело теоретика-философа — указать истинные цели государства; дело же политика-практика — найти соответствующие средства для достижения этих целей и успешно пользоваться этими средствами

Необходимо отметить, что составным компонентом политической мысли и, несомненно, политической философии являются разного рода политические утопии, предлагающие альтернативные существующим более совершенные, на взгляд их авторов, формы государственно- политического устройства. Более того, Платон — один из величайших философов всех времен и народов — создал модель утопического государства, а его труд «Государство», в котором изложена эта модель, рассматривается как политико-философское произведение. К тому же политическая философия имеет дело не только с сущим, но и с должным, она оперирует также гипотетико-дедуктивными категориями по формуле «что было бы, если бы». Она отдает предпочтение той или иной политической системе, например демократии перед тоталитаризмом, или, наоборот, может предлагать свои модели политического развития в качестве наиболее совершенной альтернативы и т.д

Изложенное выше говорит о том, что мир политического и политическая философия, как неотъемлемая часть его, пронизаны морально-этическим началом. Из этого вытекает, что политическая философия не может не затрагивать аксиологический аспект мира политического. Более того, можно говорить о политической аксиологии как самостоятельном подразделе политической философии

Смысл жизни коренится не только в рациональных, научных, поддающихся исчислению и строго научному анализу феноменах, но и в иррациональном, традиционном, волевом, эмоциональном, характерологическом и т.д., которые не всегда и не обязательно поддаются такому анализу. Человек немыслим без мифа, сами табу и табуизация, сыгравшие столь большую роль в восхождении человека из стадного состояния, теснейшим образом связаны с мифическим началом. В определенном смысле сама история человечества пронизана мифологическим началом, поскольку не только жизнь простых людей, но и жизнеописания великих людей, а также описание феноменов, творивших эту историю, в большинстве случаев окутаны как бы непроницаемой оболочкой мифического

Имеются в виду не только божественные и полубожественные, легендарные и полулегендарные герои и персонажи — Зороастр, Конфуций, Будда, Иисус Христос, Мухаммед и другие и созданные ими религиозные системы, но также, казалось бы, самые что ни на есть реальные личности в лице древнеегипетских фараонов Дария, Александра Македонского, римских императоров, халифов, средневековых королей, которые якобы получали свою власть прямо от Бога

В истории зачастую случалось так, что роль, которую тот или иной политический или государственный деятель играл на авансцене, постепенно приобретала самостоятельное и доминирующее значение, полностью отодвигая на задний план или вовсе элиминируя ее первоначального носителя. Совершенно бездарные носители королевского или иного титула, взошедшие на трон, унаследовав его от своих великих предков, в глазах народа становились помазанниками Божьими просто в силу того, что они играли предоставленную им роль. Бывало и так, что роль вообще могла обойтись без своего исполнителя

Во всех этих и многих других качествах миф является интегральной, неотделимой частью человеческой истории, и человек не имеет будущего без мифа, без мифологии, без веры. Мобилизующие мифы, символы, иллюзии составляли один из могущественных факторов истории. Именно им во многом обязаны своим появлением колоссальные пирамиды и сфинксы в течение тысяч лет египетской истории и гигантские христианские соборы в Европе. Их именем и под их руководством создавались и уничтожались громадные и могущественные империи. Все они воплощаются в политической мифологии, понимаемой в самом широком смысле слова

При этом необходимо учесть следующее. Зачастую миф отождествляется с неким примитивным, первобытным, чуждым мышлению современного цивилизованного человека и поэтому подлежащим преодолению. Исходя из этого подхода, многие авторы всерьез пытались обосновать мысль о том, что миф либо сам собой, либо усилиями рационалистической науки исчезнет как сколько-нибудь значимый фактор общественной и политической жизни. Разве миф, говорил, например, Э. Кассирер, не обречен на исчезновение «перед лицом подлинной, научной истины, перед лицом понятия природы и предметности, созданным в рамках чистого познания? Миф с его миром мечты и волшебства представляется раз и навсегда канувшим в небытие с первыми лучами научного видения мира»14

Однако мифическое продолжает жить и даже процветать в современном мире, несмотря на беспрецедентные успехи научного знания

Иначе и быть не может, поскольку, как справедливо подчеркивал Гете, миф, как и поэзия, отражает то, «на чем держится глубинное единство мира», и поэтому он способен постигать высшую истину. Живучесть мифа объясняется прежде всего тем, что он питается из безвременных глубин истории и традиций. История полна свидетельств того, что любые попытки развенчания одних мифов неизбежно сопровождались возрождением старых или же появлением новых, не менее привлекательных и дееспособных мифов. Каждая эпоха, отвергая или в модифицированном виде сохраняя старые, непременно создавала и собственные мифы, в том числе и политические. С соответствующими оговорками можно согласиться с Р. Петтацони, который утверждал, что от повторения мифа зависит «сохранение и умножение жизни» и даже «всего мира... который не может существовать без мифа», ибо истина мифа есть «истина жизни»15

Классический миф, как правило, не сочинялся каким-либо конкретным автором, он формировался как бы спонтанно, обкатываясь и выкристаллизовываясь в народном сознании множества поколений людей

Современный же миф специально конструируется и сознательно внедряется в массовое сознание. Но и он невозможен без существования стадного сознания, основанного на слепом повиновении господствующим предрассудкам и не способного критически осмыслить происходящие в обществе события и процессы. Именно живучесть и, более того, расширенное воспроизводство такого стадного, или бараньего, сознания в современном мире объясняет тот факт, что в условиях господства научного знания люди зачастую руководствуются примитивными, фантастическими и даже бредовыми идеями. Большей частью миф консервативен, поскольку он призван интегрировать людей в существующую систему, формулировать, обосновывать, распространять определенные стереотипы, штампы, клише социального поведения. Это — инструмент иллюзорного преодоления, снятия противоречий, образ, дающий философскую значимость фактам повседневной жизни. В этом качестве миф представляет собой одну из реальностей истории. Миф и связанные с ним символ, иррациональный образ способны оказывать решающее влияние на политическое поведение и действия людей сыграть роль цементирующего элемента, вокруг которого могут сплотиться огромные массы людей

Особую актуальность прежде всего политическому мифу в наше время придает тот факт, что расширение, экспансия составляет неотъемлемую сущностную характеристику евроцентристской 14 Kassirer E. Philosophic der symbolischen Formen, Zweiter Teil, Das Mythische Denken. Darmstadt, 1949. S. 19

15 Pettazzoni R. Die Wahrheit des Mythos//Paideuma. Bd. 4. 1950. S. 4, 7

цивилизации. Если раньше это качество проявлялось в освоении и покорении остальной ойкумены, то, начиная с периода промышленной революции, — в экономическом и технологическом росте и связанном с ним увеличении «показного» потребления. Причем технический прогресс двигается прямо-таки гигантскими темпами, и большинство людей просто не в состоянии угнаться за ним из-за отсутствия времени и способностей

Такое положение создает благоприятные условия для увеличения роли и значимости разного рода мифов и искусственно сконструированных стереотипных образов или имиджей, призванных регулировать поведение широких масс населения. Это, в свою очередь, проявляется в таком врожденном качестве электронных средств массовой информации, как кумиротворчество, или массовое творчество знаменитостей на час или на более длительный срок. Данное качество широко для производства и распространения разного рода концепций-мотыльков на потребу дня, таких, например, как идеи конца истории, столкновения цивилизаций, единополярного мира с Соединенными Штатами Америки на недосягаемой для других стран и народов вершине и более мелкомасштабные на региональном, страновом, групповом и тому подобных уровнях

Учитывая подобные и иные моменты, Б. Рассел отводил философии промежуточное место между теологией и наукой. Подобно теологии, говорил он, задача философии состоит «в спекуляциях по поводу предметов, относительно которых точное знание оказывалось до сих пор недостижимым». Но в то же время «подобно науке, она взывает скорее к человеческому разуму, чем к авторитету, будь то авторитет традиции или откровения». Все конкретные знания относятся к науке, а догмы, выходящие за пределы конкретных знаний, — к теологии. «Между теологией и наукой, — продолжал Рассел, — имеется Ничейная Земля, открытая для атак с обеих сторон; эта Ничейная Земля и есть философия

Почти все вопросы, которые больше всего интересуют спекулятивные умы, таковы, что наука на них не может ответить, а самоуверенные ответы теологов более не кажутся столь же убедительными»16. Эти рассуждения в полной мере применимы и к политической философии, которая призвана ответить на те вопросы, решить которые не под силу ни отдельно взятому строго научному анализу, ни тем более вере

Важной составной частью политической философии является методология, представляющая собой определенный способ видения и организации исследования. Концептуальный и идейный арсенал методологии, в совокупности составляющий общий подход к решению стоящих перед политической наукой проблем, базируется на мировоззренческих постулатах, разрабатываемых в политической философии

16 Рассел Б. История западной философии. Т. 1. М., 1994. С. 11

В целом можно сказать, что в задачу политической философии входят поиски ответов на следующие кардинальные вопросы: в силу каких причин возможна политическая самоорганизация общества? Каковы факторы, определяющие политическую самоорганизацию общества? Как создаются, сохраняются, изменяются и распадаются различные политические системы? Что есть raison d'etre государства? В какой мере политическую реальность можно изобразить в соответствующих понятиях и терминах? Насколько содержание этих последних значимо для субъектов политики? Что именно лежит в основе права: божественный закон, разум, естественное право, право сильного, насилие и т.д.? Как совместить права и свободы отдельного индивида с его ответственностью перед обществом или с правами коллектива? и т.д

На все эти вопросы ответы можно найти на путях выявления взаимосвязей и соотношения целого и частного; общего и индивидуального; теории и практики; свободы и равенства; свободы, справедливости и равенства в мире политического

Онтология мира политического Для политической философии мир политического служит источником философской рефлексии о принципах порядка, свободы, равенства, справедливости и т.д. Она избегает вопросов «где», «когда», «как», «кто» и т.д. или категории «здесь» и «теперь». Ее интересует прежде всего сократический вопрос «Что есть..?» В центре ее внимания не конкретная политическая ситуация, не конкретные формы и проявления политической деятельности, а природа мира политического, политической жизни вообще, например не конкретное государство, не конкретная властная структура, а природа государства и власти вообще, не конкретная война, а природа войны вообще, ее место и роль в жизни человеческих сообществ и др

Политическая философия — это дисциплина о принципах политической самоорганизации общества. Одна из важнейших характеристик данного принципа в его философском толковании — это способность к универсализации, суть которой состоит в том, что в равных условиях он будет действовать одинаково. Например, для утверждения и эффективного функционирования политической демократии и ее институтов необходим определенный минимум условий, без которых они просто невозможны

Так, невозможно выявить сущность политической системы без выяснения сущности соответствующего общества. Например, правовое государство немыслимо без ряда базовых характеристик общества. В качестве основополагающего условия существования как гражданского общества, так и правового государства выступает свободная личность, наделенная врожденными неотъемлемыми правами. Общество может быть названо гражданским лишь с того момента, когда за человеком как личностью признаются неотъемлемые права на жизнь, свободу и реализацию способностей, когда эти права становятся основными опорами общественного здания. Все это проявляется в том, что гражданское общество и правовое государство не могут существовать друг без друга

Гражданское общество и правовое государство, в свою очередь, предполагают определенный тип экономики. Экономическая и политическая свобода производна от свободы личности. В то же время без экономической свободы, без свободы выбора источников получения средств существования не может быть и свободы политической: первая представляет собой необходимое условие для достижения второй

Существует взаимообусловленная связь между демократией, частной собственностью и свободно-рыночной экономикой

Понятия «власть», «государство», «политика» и им подобные всегда выступают в конкретных формах и обличиях в зависимости от национально-культурного, общественно-исторического парадигмально- мировоззренческого и иных контекстов. Их конкретные типы и содержание зависят от исторических, национально-культурных традиций, типа политической культуры и миропонимания данного народа. Их нельзя представлять как вечные, вневременные ценности, как некие неизменные сущности, одинаково верные для всех времен и народов

С данной точки зрения показателен тот факт, что влияние одних и тех же идей в разных исторических условиях может проявляться совершенно по-разному. Например, ряд установок, которые традиционно оценивались как фактор, отрицательно влияющий на развитие восточных обществ в направлении модернизации, в современных реалиях приобретает позитивную значимость. Так, в научной литературе 60-х — первой половины 70-х годов господство конфуцианской идеологии рассматривалось в качестве главного препятствия для восточно-азиатских стран на пути перехода к рыночной экономике и политической демократии. Но такая оценка коренным образом изменилась в 80-х годах, когда некоторые страны региона осуществили стремительный рывок в своем экономическом и технологическом развитии и за беспрецедентно короткий период как бы перепрыгнули из аграрно-индустриального общества в информационное общество, тем самым создав предпосылки для трансформации авторитарных политических режимов в либерально- демократические

Касаясь ложного, метафизического толкования идеи античной свободы европейскими мыслителями своего времени, Т. Гоббс утверждал: «Ничто никогда не было куплено такой дорогой ценой, как изучение западными странами греческого и латинского языков»17. Здесь философ имел в виду попытки некритического перенесения идеалов и ценностей одной исторической эпохи, т.е. античности, на другие исторические эпохи, в частности, на реалии Нового времени

17 Гоббс Т. Соч. Т. 2. С. 168

Ценности и идеалы, воплощенные в социальных и гуманитарных науках, зависят от основных характеристик общества, которому эти науки принадлежат, поскольку они носят исторический характер. Например, как отмечал Р. Коллингвуд, «Государство» Платона — изображение не неизменного идеала политической жизни, а всего лишь греческого идеала политики, воспринятого и переработанного Платоном. «Этика» Аристотеля описывает не греческую мораль, а мораль грека, принадлежащего к высшим слоям общества. «Левиафан» Гоббса излагает политические идеи абсолютизма XVII столетия в их английской форме

Этическая теория Канта выражает моральные убеждения немецкого пиетизма; его «Критика чистого разума» анализирует теории и принципы ньютоновской науки в их отношении к философским проблемам его времени18

Но тем не менее политическая философия, будучи дисциплиной, призванной исследовать природу политических вещей, затрагивает целый комплекс основополагающих аспектов, которые в рамках человеческой истории имеют как бы вневременной характер. В этом контексте был прав Л. Страусе, который считал, что политическая философия занимается поисками трансисторических истин о политике19. Она определяет границы политического, политической жизни и деятельности как таковых, различные формы их государственного воплощения

Однако мы знаем, что современные общества характеризуются самыми различными формами плюрализма, обусловленными, в свою очередь, существованием множества слоев, сословий, классов, представителей различных этносов или наций, конфессий, культур, профессий, которые имеют свои особые интересы, зачастую не совпадающие и, более того, конфликтующие друг с другом. Можно сказать, что конфликт — неотъемлемая сущностная характеристика любого человеческого сообщества

Коль скоро политика теснейшим образом связана с конфликтом, то одна из главных задач политической философии состоит в выявлении природы и социальных основ конфликтов. Поэтому политическая философия не может игнорировать тип общества, формой политической самоорганизации которого выступает государство или политическая система

Сам процесс формирования и консолидации человеческих сообществ был связан с их взаимным противопоставлением друг другу. Конфликты имели место если не внутри отдельных первоначальных родов, племен, этносов, то между ними. Противопоставление «мы» —«они», «наши» — «чужие» составляло неотъемлемый и определяющий элемент этого процесса. Показательно, что самоназвания многих этносов в переводе на современный язык означают «люди» (или «человек» во множественном 18 См.: Коллингвуд Р. Идея истории. М., 1980. С. 218

19 Strauss L. Natural Right and History. Chicago, 1953. P. 31

числе), противопоставляемые «нелюдям» (или «нечеловекам»), т.е. всем остальным «чужим» племенам и этносам

Без всякого преувеличения можно сказать, что государственное, властное начало, политика имеют место там, где существуют конфликты

Средством полного развития человеческих сил природа избирает противоборство этих сил в обществе. Это противостояние — тоже форма общения и общежития, хотя и «антиобщественная». И, действительно, человеку по самой своей природе присуща склонность делать все по- своему. Естественно, что в этом отношении он встречает противодействие со стороны других индивидов, которые также стремятся делать все по- своему. Этот факт самым непосредственным образом проявляется в борьбе за свою долю во власти между различными социальными силами

Показательно, что факт конфликтного происхождения властных отношений, политики, государства осознали уже мыслители древности

Еще в «Государстве» устами Полемарха Платон говорил о том, что политическая деятельность должна осуществляться в интересах части общества или одной партии («друзей») в борьбе с ее политическими противниками («врагами»). Искусство справедливой политики — «это искусство приносить друзьям пользу, а врагам причинять вред». Выступая с позиций сущего или реального положения вещей платоновский Фрасимах ратовал за то, чтобы в отношениях между властвующими и подвластными приоритет никогда и ни при каких условиях не отдавался подвластным. Как считал Фрасимах, не существует людей, которые, находясь у власти, могут отдать предпочтение интересам других в ущерб своим собственным интересам20. Примечательно, что, считая все существующие системы правления несправедливыми, Сократ не оспаривал фактическую правомерность фрасимаховского конфликтного принципа, выведенного из реального жизненного опыта

Эта традиция, подтвержденная Н. Макиавелли и Т. Гоббсом, нашла свою дальнейшую разработку у К. Шмитта. Рассматривая политику в категориях «друг—враг», К. Шмитт полагал, что социальные отношения уплотняются, превращаются в политические при необыкновенной интенсивности общественных противоречий. В сущности, он рассматривал дихотомию «друг —враг» в качестве главного конституирующего признака политических отношений, самого смысла существования политического как самостоятельной сущности. В своих построениях Шмитт ставил во главу угла именно эту дихотомию, которой у него соответствовали противостояния «добро—зло» в морали, «прекрасное — безобразное» в эстетике, «выгодное—невыгодное» в экономике. Причем, согласно Шмитту, политические категории самодостаточны и независимы от моральных, экономических и иных категорий, политический враг не 20 См.: Платон. Соч. Т.З. С. 93-94

обязательно плох с моральной точки зрения или безобразен с эстетической точки зрения. Весь вопрос состоит в том, что он другой, чужой21

Эта линия в разработке и трактовке политического в разных вариациях, с различной степенью ударения на универсальность и интенсивность конфликта отразилась в большинстве политико- философских систем от левого радикализма до правого консерватизма и радикализма. Свое наиболее законченное выражение она нашла в тоталитарных политико-философских конструкциях — марксизме- ленинизме и национал-социализме. В них идея непримиримой классовой борьбы и теория бескомпромиссной борьбы высших и низших рас и народов были возведены до статуса универсального принципа, лежащего в основе всех без исключения общественно-исторических и социально- политических феноменов и процессов

Тем самым дихотомия «друг —враг» была перенесена на все сферы и принципы жизни. Политический враг не может быть союзником или другом в экономической, социокультурной, эстетической или иных сферах. Элиминируется само понятие «нейтралитет». В либеральной системе мировоззрения, если ты нейтрален в отношении существующей формы правления, то само собой подразумевается, что ты молчаливо соглашаешься с ним. Как в марксизме-ленинизме, так и в национал- социализме нейтралитет воспринимается как неприятие господствующей политической системы. Действует принцип, согласно которому если ты не с нами, то против нас и соответственно причисляешься к лагерю врагов

Если враг не сдается, то его уничтожают

Практически единодушное признание конфликтности как важнейшей сущностной характеристики мира политического служит весомым доказательством ее универсальности. Это вполне естественно, если учесть, что любое человеческое сообщество, особенно высокоорганизованное, сочетает в себе интересы самых разнообразных социальных и политических сил, организаций, групп, институтов, заинтересованных групп и т.д., что предполагает столкновения, противоречия, конфликты между ними, дополняющиеся противоречиями между частными и государственными интересами

В данной связи особо следует отметить, что политика подразумевает участие во властных отношениях или стремление оказать влияние на распределение власти. Как отмечал М. Вебер, «кто занимается политикой, тот стремится к власти как средству, подчиненному другим целям (идеальным или эгоистическим), либо к власти «ради нее самой», чтобы наслаждаться чувством престижа, которое оно дает»22. Более того, политика имеет своей целью не только обоснование, защиту и обеспечение позиций конкретных социально-политической группы, сословия, класса, партии, государства, но и дискредитацию, подрыв позиций их 21 См.: Шмитт К. Понятие политического//Вопросы социологии. 1992. № 1. С. 41

22 Вебер М. Избр. произв. М., 1990. С. 646

противников. «В политическом конфликте, который с самого начала является рационализированной формой борьбы за социальное господство, — подчеркивал К. Манхейм, — удар направляется против социального статуса оппонента, его общественного престижа и уверенности в себе»23

Поэтому мир политического можно рассматривать как арену конкурентной борьбы представителей различных социально-политических сил за власть, за монопольное право говорить и действовать от имени этих сил. Поскольку в политике речь прежде всего идет о власти, а власть представляет собой один из главных ресурсов, которым располагает общество, один из главных источников авторитета и влияния, зачастую конфликт приобретает самодовлеющий характер, нередко выливаясь в ожесточенные схватки противоборствующих сторон вплоть до гражданской войны. Констатируя этот аспект, К. Манхейм отмечал, что политика «все более идет к тому, чтобы стать борьбой не на жизнь, а на смерть. Чем ожесточеннее становилась эта борьба, тем более она захватывала те эмоциональные глубинные пласты, которые прежде оказывали неосознанное, хотя весьма интенсивное, воздействие, и насильственно вовлекали их в сферу осознанного»24

Очевидно то, что люди, живущие вместе, могут преследовать разные цели и поступать по-разному, но очевидно и то, что они не могут жить вместе, если расходятся друг с другом во всех без исключения вопросах

Как показывает исторический опыт, противоречия и борьба перестали бы выполнять функцию двигателя общественно-исторического прогресса, если бы они оставались безысходным и непримиримым антагонизмом между людьми. Люди объединяются в сообщества в силу общего стремления к совместной жизни. Так, предназначение гражданского общества в том и состоит, чтобы обеспечить достижение какого-то единства, или modus vivendi, между различными социально- политическими, социокультурными или иными силами и интересами. Оно в самом себе имманентно содержит некие нормы, императивы и пределы, способные блокировать разрушительные потенции борьбы различных сил и направить ее в созидательное русло

Или, становясь на позицию И. Канта, можно сказать, что гражданское общество само, независимо от государства, располагает средствами и санкциями, с помощью которых оно может заставить отдельного индивида соблюдать общепринятые нормы. Именно институты гражданского общества, такие, как семья, школа, церковь, соседские или иные общины, разного рода добровольные организации и союзы и т.д., способны играть подобную роль. Такая функция, в сущности, чужда государству, и оно прибегает к ее выполнению лишь в том случае, если институты гражданского общества демонстрируют свою неспособность к этому

23 Манхейм К. Диагноз нашего времени. М., 1994. С. 39

24 Там же. С 38-39

Здесь основополагающее значение имеет встроенный механизм достижения гражданского согласия

Конфликт и консенсус составляют две важнейшие характеристики любых сфер человеческой деятельности, в том числе и мира политического. Политика связана как с разрушением, так и с созиданием, в ней грязь и чистота, добро и зло. Она связана как с миром, так и с кровью и насилием. Здесь речь идет прежде всего о факторах, способствующих, с одной стороны, сохранению и жизнеспособности политической системы, с другой — ее подрыву и соответственно изменению как отдельных институтов, так и системы в целом. Поэтому вполне объяснимо, что феномен политического колеблется между двумя крайними интерпретациями, одна из которых трактует политику всецело как результат и поле столкновения конфликтующих интересов, а вторая — как систему обеспечения правления, порядка и справедливости в интересах всех членов общества. Но все же определяющее значение имеет тот факт, что политическое имеет своим основанием и своей целью всеобщую взаимосвязь социальных групп, институтов, частных и публичных сфер деятельности людей. Речь идет об условиях, формах и рамках существования и функционирования, без которых ни одна, в том числе и политическая, система не способна выжить

Из всего сказанного можно сделать вывод, что политика призвана найти пути и средства разрешения возникающих в человеческом сообществе конфликтов, примирения и совмещения друг с другом разнородных и конфликтующих интересов всех членов общества. В этом смысле был прав С. Л. Франк, который писал: «Политика есть лечение (гигиеническое, терапевтическое, в безвыходных случаях — хирургическое) общества, или его воспитание, создание условий и отношений, наиболее приемлемых для развития его внутренних творческих сил»25. Если гражданское общество представляет собой арену столкновения и взаимодействия множества частных противоречащих друг другу и конфликтующих интересов, то мир политического заключает в себе объединяющее всех членов общества начало. Государство, выступающее как наиболее законченное воплощение идеи политического и соответственно как выражение всеобщей воли, преследует цель воспрепятствовать тому, чтобы конфликты различных интересов не достигли взрывоопасной точки, обеспечить условия для достижения консенсуса по основополагающим вопросам общественно-политического устройства. При этом оно вправе использовать не только внутренне присущие любому человеческому сообществу пути, средства и механизмы достижения этой цели, но и целый комплекс как бы искусственных, внешних механизмов и институтов — государства, права, законов, власти 25 Франк С. Л. Духовные основы общества: введение в социальную философию Париж, 1933. С

216

и т.д., призванных использовать для ее реализации при необходимости принудительные меры (об этом подробнее см. в главе 6)

С этой точки зрения, для характеристики феномена политического определяющее значение имеет принцип всеобъемлемости или всеобщей обязательности, решений и велений государства, использующего все арсеналы закона, права и аппарата насилия для общезначимого регулирования общественных отношений. Важно учесть, что не существует и не может существовать какого бы то ни было аполитического общества, поскольку все сферы и формы общественной жизни и деятельности в той или иной форме и степени пронизаны политическим началом. Главная функция политического состоит в том, чтобы обеспечить единство разделенного на разнородные группы, слои, классы общества. В сущности, общество едино в качестве политического сообщества. Политическое играет интегративную или интегрирующую роль. Иначе говоря, оно включает в себя объединяющее всех членов общества начало

Поэтому, когда мы выделяем гражданское общество и мир политического в качестве самостоятельных подсистем человеческого социума, речь идет об их разграничении лишь в смысле веберовских идеальных типов. Это некие абстрактные конструкции, которые не всегда совпадают с реальной жизненной практикой. Их вычленение обусловлено главным образом эпистемологическими соображениями. В реальной действительности гражданское общество и мир политического не существуют и не могут существовать друг без друга. Стихийность и спонтанность свободы находят выражение в гражданском обществе, а начала порядка и упорядоченности — в государстве. Частное начало или исключительно приверженность принципу приватности разделяет, разобщает людей в соответствии с их особыми интересами, а организационное начало, воплощающееся в государстве, их объединяет

Это обеспечивается, в частности, господством единой для всех государственной власти, возвышающейся над всеми другими началами

Иными словами, гражданское общество и правовое государство предполагают и обусловливают друг друга, или, как утверждал Гегель, они составляют две стороны одной и той же медали

Таким образом, конфликт и политика самым теснейшим образом связаны между собой. Поэтому центральное место в политической философии занимает вопрос о том, как совместить друг с другом конфликт, порождаемый неизбежной конкуренцией различных интересов за ресурсы, с требованиями порядка и согласия, без которых невозможно представить себе жизнеспособность любого человеческого сообщества

Существуют разные источники и причины возникновения конфликтов, а также разные пути и средства их разрешения. Это находит выражение в факте существования различных форм правления и политической системы, власти и государства

В то же время сами власть и государство как основополагающие категории политического возникли именно в качестве инструментов разрешения разного рода конфликтов, возникающих между людьми или социальными группами. В этом качестве главная цель политики состоит в сведении к единому знаменателю интересов различных конфликтующих друг с другом групп, слоев, сословий, классов и в достижении согласия или консенсуса в обществе по основополагающим вопросам общественно- политического устройства. Очевидно, что политика, будучи результатом конфликтов, в то же время предполагает своим результатом и условием эффективности и жизнеспособности консенсус. Оба начала составляют два краеугольных камня или два крайних полюса политики. В данной связи необходимо отметить и то, что теснейшим образом связанные с ними категории «власть» и «свобода» носят амбивалентный, антиномичный характер. В этом контексте можно сказать, что политика колеблется между двумя полюсами автократии и анархии, которые в своем крайнем выражении можно характеризовать как полюса власти и безвластия

<< | >>
Источник: Гаджиев К.С. Политическая философия. 1999

Еще по теме Что такоеполитическая философия?:

  1. Раздел УК РФ об ответственности несовершеннолетних начинается со ст. 87, которая определяет, что несовершеннолетними признаются лица, которым к моменту совершения преступления исполнилось четырнадцать лет, но не исполнилось восемнадцати (ч. 1). При рассмотрении дел о преступлениях, совершенных несовершеннолетними, суд обязан принимать меры к точному установлению возраста (число, месяц, год рождения) несовершеннолетнего. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам
  2. Особое внимание российского антимонопольного законодательства к деятельности указанных органов можно объяснить тем, что
  3. Следует помнить, что 1) понятие недобросовестной конкуренции в силу п.
  4. 2. Слияние может обеспечить экономию на масштабах производства, что приводит к снижению себестоимости, улучшению качества товара,
  5. Представитель редакции газеты пояснила комиссии, что указанная реклама может быть определена
  6. Однако это не означает, что остальные 3 из 4 названных признаков юридического лица являются излишними.
  7. Ст. 146 УК РФ предусматривает, что незаконное использование объектов авторского права или
  8. Поскольку все указанные разрешения обычно оформляются договором, можно сказать, что использование исключительных авторских прав
  9. Принудительная лицензия предоставляется, если патентообладатель не докажет, что неиспользование или недостаточное использование
  10. То, что тогда поражало социалистически ориентированных педагогов, сегодня не удивит уже никого.
  11. Мы сказали, что на рассмотренные качества стоит ориентироваться российскому собственнику, но при этом понимая, что любые
  12. Но скоро решил, что они просто надутые индюки, и не захотел больше с ними общаться.
  13. При этом важно подчеркнуть, что значительное количество из них можно целенаправленно вырабатывать посредством различного
  14. Гейтса: «Журнал Fortune утверждает, что каждое успешное начинание требует для своей реализации трех
  15. Несомненно и то, что в помощи со стороны государства нуждаются и сами рационалы.
  16. Так, оказывается, что представители из частных предпринимательских структур и в настоящее время сегодня более склонны к
  17. Несмотря на то, что социализация - это пожизненный процесс, но все же отправная его точка - младенческий
  18. А. Что такое история для неученых?