<<
>>

11. МЕСТО ВСТРЕЧИ РАЗЖИГАТЕЛЕЙ НЕНАВИСТИ — ИНТЕРНЕТ РОНАЛЬД ЭЙССЕНС Ronald Eissens

Вы помните первую страницу в Интернете, которую Вы от­крыли? Я вот помню. Это была Интернет-страничка Лувра, одно­го из первых музеев, создавших свой сайт; а точнее, как мы все называли это в то время — «домашнюю страницу».

Я до сих пор помню малюсенькие картинки на сером фоне. Волшебство! Мы и вообразить себе тогда не могли, что этот великолепный новый инструмент будет использован для злодеяний. Стоял 1995 год, мы еще недавно начали пользоваться Интернетом (кажется с начала 1994-го); пользовались системой «только текст», а нашим про­вайдером была фирма Голландский Цифровой Город, и страницы были очень похожи на предшествовавшие им Электронные доски объявлений. На них, среди прочего, были несколько тематических групп или форумов, на которых пользователи этого первого гол­ландского «Интернет-сообщества» могли выкладывать новости, мнения или просто сплетни, а затем обмениваться репликами. Даже на этом лишенном пока графики виртуальном полуостро­ве в Интернете, на котором прогрессивные пользователи провоз­глашали, что «мир изменится благодаря общению», не все было в порядке. Спустя несколько месяцев существования Цифрового города уже вышли на поверхность древние человеческие пороки. Этот Интернет-форум подвергался злоупотреблениям некоторых пользователей, распространявших ненависть, вплоть до преслову­того нацистского гимна, песни «Хорст Вессель». С этого и с после­довавших за этим событий, после которых моя организация Фонд им. Магента заняла активную позицию, началось противостояние в Интернете. Не думаю, что это был самый первый случай, когда расистский или нацистский материал проник в Интернет, но это определенно первый случай, когда были приняты меры, чтобы удалить оскорбительные материалы или чтобы подать в суд на их автора.

210

Место встречи разжигателей ненависти — интернет

Фонд Магента — это, конечно, не первая организация, рабо­тающая в этом направлении.

Такие организации, как Nizkor. org и Центр Симона Визенталя, были здесь первопроходцами. Но подход Низкора, находившегося в основной части Интернета в то время — в Северной Америке — отличался тем, что в ответ на дезинфор­мацию, они писали опровержения и разоблачали неонацистские группировки. Иными словами, «хорошее слово» как противопо­ставление «плохому слову». Как я сказал, в то время в Интернете преобладали североамериканцы, и это означало, что свобода слова понималась по-американски: для одних это было источником раз­дражения, а для других — культом. Еще многие годы в обществен­ной дискуссии по вопросу разжигания ненависти в киберпро-странстве преобладали голоса тех, кто желал сделать Интернет со­вершенно свободным оазисом, в котором допустимо все, что было бы доказательством правоты тех, кто утверждает, что Освенцим был воздвигнут не из кирпичей, а из слов.

Сегодня в большей степени, чем когда-либо в эпоху после Хо-локоста, ненависть и ее всевозможные идеологические разновид­ности процветают, порождая насилие, бедствия, конфликт, убий­ство, геноцид и войну. Человечество повторяет свои исторические ошибки, как будто оно не в состоянии извлечь уроки из своего про­шлого. Политический климат на нашей планете ужесточается. Про­блемы современности — это не только антисемитизм, расизм, исла-мофобия, джихадизм, терроризм и другие проявления ненависти, но также сам факт, что идеи гражданственности и всеобщих прав человека постепенно отбрасываются и на смену им приходят дру­гие — этнические, религиозные и политические вопросы. При этом все более растет ощущение «мы и они», благодаря которому пышно цветут экстремисты и фундаменталисты. К людям, придерживаю­щимся умеренных взглядов, либо совсем не прислушиваются, либо им приходится так сильно повышать голос, что их причисляют к экстремистам; таким же экстремистам, которые вполне осознанно выбрали Интернет как средство пропаганды и вербовки новичков.

То, какой любовью пользуется Интернет у экстремистов, нико­го не должно удивлять.

Ведь это самая крупная информационно-коммуникационная система во всем мире. Неонацисты оценили потенциал киберпространства еще на самых ранних стадиях его

211

Рональд Эйссенс

развития. Они использовали Электронные доски объявлений (ЭДО) еще до возникновения Всемирной паутины (или www) [1] и пользовались всеми возможностями «паутины», как только она была создана. К настоящему времени экстремистские Интернет-сайты исчисляются десятками тысяч. Ненависть в киберпростран-стве стала виртуальной школой преступлений в невиртуальной жизни. Само разделение действительности и виртуальной реаль­ности стало спорным вопросом, поскольку Интернет стал неот­ъемлемой частью общества, а не отдельной данностью, как любят утверждать поборники киберпространства. Интернет — это про­сто новейшее и, возможно, также наикрупнейшее, из имеющихся средств коммуникации и распространения информации, которое, как и другие средства, может использоваться либо с благими, либо со злыми намерениями. Разжигание ненависти с помощью элек­тронных средств информации и более традиционные методы, по сути, ничем не отличаются, будь это уличная раздача бумажных листовок с текстом «Убей всех жидов» или Интернет-сайт с таким же содержанием. Конечный результат тот же — насилие против ев­реев. Вопрос о связи между расистскими высказываниями и нару­шениями гражданских свобод конкретных людей также актуален, как газетные заголовки. [2] Более того, для некоторых людей — это повседневная действительность. Искорки рождают огромные по­жары, как подтверждается снова и снова; совсем недавно — все­ми выступлениями, полными ненависти и дегуманизации, СМИ (включая Интернет), во время войны на Балканах вынудили обще­ственность поддерживать любой новый конфликт, [3] то же сделали радиостанции во время геноцида в Руанде. Боюсь, скоро мы обна­ружим, что аналогичное разжигание ненависти играет роль в про­должающемся и сейчас геноциде в Дарфуре (Судан). Вспоминают­ся слова Симона Визенталя: «Технический прогресс без ненависти может стать благословением.

Технический прогресс в сочетании с ненавистью — это всегда бедствие».

Чтобы увидеть результат разжигания ненависти в Интернете, необязательно смотреть на зоны военных действий. Это и списки лиц, сообществ или организаций, намеченных к ликвидации; это и теории заговоров, клевета, и отрицание Холокоста — список мож­но долго продолжать, и последствия всего этого ужасают. Нападе-

212

_______________________Место встречи разжигателей ненависти — интернет

ния на евреев в России и во Франции; поджоги синагог; нападения на антифашистов и на представителей сексуальных меньшинств в Швеции; нападения на мусульман, на мечети и на антифашистов в Великобритании; вербовка новобранцев джихада в Нидерландах; электронная почта, содержащая угрозы против выходцев из Азии; убийства на почве расизма и уличная стрельба в США — все это ре­зультат разжигания розни на Интернет-сайтах и форумах. Неона­цисты с самого начала пользуются Интернетом не только для того, чтобы пропагандировать свою ненависть, но также для вербовки, разжигания насилия на расовой почве, отрицания Холокоста, от­части ради превращения национал-социализма в «респектабель­ную» идеологию. Они также пользуются всемирной паутиной как средством разведки на территории своих «противников» и для осу­ществления командования своими адептами. С ее помощью они организуют марши и акции, атакуют ненавистные им Интернет-сайты, рассылают расистский спам (электронные рассылки десят­кам и сотням тысяч людей), а также объединяют усилия для того, чтобы общественные форумы заполнить клеветой и дезинформа­цией и, наконец, чтобы искажать результаты проводимых в Интер­нете опросов.

Со времени усиления исламизма и джихадизма появляется все больше общего между характерной речью исламистов и1 неонаци­стов относительно евреев и Холокоста. Такие тексты, как «Прото­колы сионских мудрецов» или сочинение Ричарда Харвуда «В самом ли деле погибло шесть миллионов?» можно найти не только на сай­тах ультраправых, но также на сайтах исламистов и левых (социал-демократических) объединений.

Таким образом, естественные идеологические противники объединяются в борьбе против «все­мирного заговора сионистов». Всех разжигателей ненависти во все­мирной паутине объединяет одна тема — евреи. В Интернете они удовлетворяют большую часть своих потребностей. Значительную часть всего языка вражды в Интернете составляют антисемитские высказывания и отрицание Холокоста, более того, этот «сектор не­нависти» быстро растет. Существуют тысячи полных ненависти сайтов, каждый день они появляются, как грибы после дождя, про­пагандируя насилие, отрицая исторические факты, отравляя ин­формационное пространство ложью и вербуя новичков. Помимо

213

Рональд Эйссенс

того, огромное количество ненавистнической информации распро­страняется через виртуальные общественные форумы, пиринговые сети (системы обмена данными между частными пользователями), электронные рассылки и чаты. Сегодня у антисемитизма информа­ционные источники, количество пропагандистов и внимающая им аудитория больше, чем когда-либо. Этот вывод вызывает в обще­стве раздражение, сопротивление, политически корректные возра­жения, а иногда и открытое обвинение во лжи. Некоторым не хочет­ся верить в то, что антисемитизм может быть свойственен кому-то, кроме ультраправых, но факты говорят сами за себя. Если это не марокканский форум, на котором участники страстно доказывают, что они не антисемиты, вопреки всем тем антисемитским репликам, которые они допускают на свой сайт, то тогда это — левые, напри­мер, форум Indymedia, на котором считают, что антисемитизм — это на самом деле арабофобия, поскольку (сейчас услышите старую вы­думку) «арабы являются семитами». Предметы обсуждения у левых в течение продолжительного времени сводились к борьбе с расиз­мом и защите гражданских прав, но антисемитские полутона и на­меки всегда присутствовали. В тех организациях, где раньше можно было обнаружить лишь в небольших количествах «левый антисеми­тизм», после катастрофической Всемирной конференции по борьбе с расизмом 2001 года в Дурбане (ЮАР), ставшей шабашем антисе­митизма, маски благопристойности слетели.

Ничем не прикрытый антисемитизм на сайтах «левых» теперь совершенно приличен, раз­умеется под пристойным заголовком «антисионизм». Некоторые ле­вые сайты даже имеют ссылки на сайты неонацистов. Через четыре дня после окончания конференции в Дурбане произошел еще один всплеск ненависти: теракты 11 сентября в США. В моей памяти эти два события — дурбанская Конференция и теракты 11 сентября — всегда будут связаны между собой, но вовсе не из-за еще одного гнусного вымысла в паутине антисемитизма, который был порож­ден сразу после терактов: «евреи стоят за терактами 11 сентября». К настоящему времени, пять лет спустя, этот вымысел распростра­няется уже на тысяче сайтов. Вы можете мне не верить — наберите сами в поисковой системе Google «евреи стоят за 11 сентября».

Есть сильно выраженная тенденция публиковать в сети все, что угодно. Независимо от того, является ли это клеветой, разжигани-

214

________________________Место встречи разжигателей ненависти — интернет

ем ненависти или проявлением расизма. Стоящая за этим филосо­фия скорее гедонистическая, чем отстаивающая свободу — все до­зволено. Это было доказано несколько месяцев тому назад, когда на голландском сетевом форуме был выложен отвратительный видео­ролик «Housewitz», в котором Холокост опошляют и высмеивают, изображая его как вечер танцев. А поскольку Интернет верен себе, популярный, собирающий все сенсации голландский сайт GeenStijl мгновенно разместил копию, после чего видеоролик расползся по всей всемирной паутине. Хотя Голландское бюро по борьбе с дис­криминацией в Интернете и другие организации-члены Междуна­родной сети по борьбе с языком вражды в Интернете (INACH) и убрали некоторое количество роликов из сети, а 22-летний студент был осужден за расизм и клевету, ущерб был нанесен.

Интернет — это самая большая неофициальная трибуна на пла­нете. Кто угодно может пользоваться им, чтобы предать гласности что угодно, благодаря этому люди, которые в обычной жизни не посмели бы открыто выразить свои взгляды, оглашают их во все­мирной паутине, уверенные в том, что они совершенно анонимны. Интернет — это еще и «завод по переработке вторсырья». Стоит чему-нибудь появиться в сети, достаточно сложно избавиться от этого навсегда. Какую огромную рекламу Интернет дал «Прото­колам сионских мудрецов» ! Сочиненные более столетия тому на­зад тайной царской охранкой ради разжигания антисемитизма «Протоколы», так называемый «план сионистов по достижению мирового господства посредством еврейского всемирного прави­тельства», стали сегодня благодаря киберпространству настольной книгой антисемитов доступной повсеместно. Двадцать лет тому назад, практически никто даже не слышал название этого сочине­ния, к тому времени они почти исчезли из поля зрения. А теперь они вернулись, да с каким триумфом! Есть даже египетский теле­сериал, сюжет которого основан на «Протоколах», ставший почти культовым в арабских странах. Язык вражды в Интернете подобен преступлению, которое совершается вновь и вновь.

Но не все готовы согласиться, что язык вражды в киберпро-странстве наносит урон — некоторым людям нравится думать, что любые мысли нужно без всяких ограничений предавать гласности, чтобы был прогрессивный «рынок идей». Для меня, выходца из ча-

215

Рональд Эйссенс

сти света, пережившей Холокост, об этом не может быть и речи. Как гласит европейский антирасистский афоризм: «Расизм не точ­ка зрения, а преступление». Сартр писал по поводу антисемитизма: «Он не является концепцией, антисемитизм — это страсть». [4] По­сле того, как в 2004 году был убит голландский журналист и кино­режиссер Тео ван Гог, кто-то (увы, слишком поздно) отметил, что пропаганду ненависти и угрозы в его адрес, опубликованные в Ин­тернете, можно было читать как хроники намеченного убийства. Но этого мало, само убийство привело к подстрекательству на сайтах с призывами поджигать мечети и убивать мусульман, что привело в действительности к огромной волне поджогов и нападений на му­сульман в Нидерландах. Вот такая вот безобидная свобода слова! Я признаю и поддерживаю важность права на свободу слова в любом демократическом обществе. Но при этом я не согласен с экстремиз­мом во взглядах на свободу слова, не согласен с тем утверждением, что даже подстрекательство к насилию и убийствам можно класси­фицировать как свободу слова. Людям кажется, что есть противо­речие между свободой слова и запретом на подстрекательские и дискриминирующие высказывания. Но его нет. Международный пакт о гражданских и политических правах [5] в статье 20 утверж­дает следующее:

«Всякое выступление в пользу национальной, расовой или ре­лигиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом».

При этом в статье 19 утверждается:

«Каждый человек имеет право на свободное выражение своего мнения; это право включает свободу искать, получать и распро­странять всякого рода информацию и идеи, независимо от госу­дарственных границ, устно, письменно, или посредством печати, или художественных форм выражения, или иными способами по своему выбору.

Пользование предусмотренными в пункте 2 настоящей статьи правами налагает особые обязанности и особую ответственность. Оно может быть, следовательно, сопряжено с некоторыми ограни­чениями, которые, однако, должны быть установлены законом и являться необходимыми:

216

Место встречи разжигателей ненависти — интернет

a) для уважения прав и репутации других лиц;

b) для защиты государственной безопасности, общественного порядка, здоровья или нравственности населения».

143 государства определенно полагают, что эти обязанности не противоречат друг другу. Надо сказать, что большинство консти­туций западных государств включает в себя статью, запрещающую выступления в пользу ненависти или дискриминации, которая со­седствует со статьей, гарантирующей право на свободу слова. Даже американская конституция (а потому и судебная практика в США), которую так любят цитировать поборники безграничной свобо­ды слова, предусматривает ситуации, в которых высказывания в пользу ненависти могут быть опасными, а потому незаконными. Это по той простой причине, что, с одной стороны, право на сво­боду слова — это предпосылка для успешной демократии, с другой стороны, терпимость — это обязательное условие для выживания демократии и социальной сплоченности. Поскольку свобода сло­ва идет рука об руку с обязанностью уважать права и репутации других лиц, нам нужно быть чрезвычайно осторожными, когда мы вводим ограничения на свободу слова, но не менее осторожными нам следует быть, когда есть опасность дать свободу действий под­стрекателям, экстремистам и террористам. История доказывает, что цензура может представлять опасность, но также то, что право на свободу слова без этических критериев и без ответственности может приводить к страшным и чрезвычайно разрушительным последствиям. Стоит нам снять всякие ограничения относительно выступлений в пользу ненависти, и демократия со временем будет свергнута, придет деспотия и с ней рука об руку полная отмена пра­ва на свободу слова. [6]

В настоящее время количество проявлений ненависти в Интер­нете ошеломляет. Самый последний выпуск компакт-диска Цен­тра Симона Визенталя «Электронный терроризм и пропаганда не­нависти в 2006» дает ссылки на почти 6 000 «проблемных» сайтов, порталов, Интернет-игр, Интернет-дневников, Интернет-форумов и т. д. Ассоциация INACH (Международная сеть по борьбе с про­пагандой ненависти в Интернете), объединяющая организации из 15 стран, насчитала около 12 000 случаев проявлений ненависти в киберпространстве в 2005 году, да и это лишь вершина айсберга.

217

Рональд Эйссенс

«Обычный» популярный Интернет-форум за день получает бо­лее 1 000 реплик, из которых, по крайней мере, пятьдесят имеют расистский или антисемитский характер. А таких форумов тыся­чи. Добавьте к этому несколько тысяч экстремистских форумов, на которых публикуются сотни подобных реплик в день, и общее количество всей ненависти в Интернете просто ошеломляет. Вре­менами даже хочется выбросить компьютер в окошко, но во вре­мя останавливаешься: ведь его могут случайно поймать скинхеды, возвращающиеся с очередного рейда против евреев, геев или му­сульман...

Да, количество насилия в реальной жизни выходит из-под кон­троля в странах Европы. Подсчитывать ненависть в Интернете, пытаться исцелить мир — Сизифов труд: вечно катить эту глы­бу в гору. От ненависти невозможно избавиться навсегда; то, что в наших силах — это длинное и тяжелое сражение за чуть более нравственно здоровый мир. Всего шестьдесят лет после Холоко-ста у нас есть преуспевающая индустрия отрицания Холокоста; все те же ошибки совершаются вновь и вновь. Хочется произнести волшебное слово «образование», но, для того, чтобы образование достигало своей цели, нам нужно убедить политиков, что в насто­ящее время образование не выполняет поставленных перед ним задач. Все больше и больше учащихся пользуются не отфильтро­ванной информацией, добытой в Интернете, не имея представле­ния о том, верить ей или нет, без понятия о том, какие источники являются легитимными, а какие распространяют лживую про­паганду. Стоит вам ввести в поисковую систему словосочетание «газовые камеры» и среди прочего вы попадете на сайт отрицаю­щего Холокост «Института пересмотра истории». Необходимо компетентное руководство — либо со стороны родителей, либо учителей. Но большинство учителей не очень-то ладят с Интер­нетом, перегружены работой, работают за гроши и мечтают лишь о том, чтобы дожить до конца трудового дня. Да и что они сами знают о Холокосте шестьдесят лет спустя? Недавно проведенный в Нидерландах опрос показал, что 83 процента голландцев считают, что Холокост стал причиной Второй мировой войны! Некоторые учителя даже не решаются рассказывать на уроке о Холокосте из-за страха, что придется ругаться с учащимися из стран Северной

218

Место встречи разжигателей ненависти — интернет

Африки, которые терпеть не могут темы, в которых часто мелькает слово «евреи». А родители? У большинства родителей недостает знаний, времени и умений для того, чтобы что-то по большому счету изменить.

Но не все так мрачно. Существует предостаточно отличных про­ектов и инициатив, исходящих в основном из неправительствен­ного сектора. На горизонте киберпространства можно увидеть некоторое количество международных НПО, которые борются с пропагандой ненависти в сети. Среди них Центр Симона Визента-ля, Низкор, INACH и бесчисленное множество других объедине­ний, направляющих свои усилия на отслеживание и борьбу с про­пагандой ненависти он-лайн, на удаление расизма и ксенофобии из киберпространства и на обучение и воспитание пользователей всемирной паутины. За период с 1997 года только наше Бюро по приему жалоб на дискриминацию в Интернете успешно удалило более 4 000 проявлений ксенофобии, 48 процентов которых соста­вили антисемитизм и отрицание Холокоста. Во всех случаях уда­ления неприемлемых реплик авторы делали это добровольно, то есть им предоставлялся выбор: или удалить материалы с сайтов, или быть готовыми к правовому реагированию. Международная ассоциация INACH, членом которой является наше бюро, доби­лась удаления более 9 000 проявления ненависти из сети е момента своего основания в 2002 году. Она также инициировала судебные процессы и добилась вынесения осуждающих приговор против более шестидесяти публикующихся в Интернете антисемитов, от­рицателей Холокоста и расистов. У ассоциации INACH есть члены в Дании, во Франции, в Нидерландах, в Канаде, в Германии, в Мол­дове, в Польше, в Швейцарии, в России, в Словакии, в Великобри­тании, в Бельгии, в Испании, в Швеции и в Соединенных Штатах. Пользуясь различными государственными и международными за­конами против языка вражды, INACH ставит своей целью сокра­тить информационное пространство ненависти и таким образом предотвратить вербовку новых людей, которых пока еще не научи­ли ненавидеть, чтобы предотвратить совершение преступлений в реальной жизни. Вопрос: право на свободу слова против борьбы с языком ненависти даже не обсуждается в ассоциации INACH, по­скольку она отличается деловым и гибким подходом к поиску ре-

219

Рональд Эйссенс

шений существующих задач и ее участники не склонны к спорам о теоретических противоречиях.

INACH также занимается образовательными проектами. Осо­бая группа риска — это молодежь. Ее легко ввести в заблуждение, убедить в лживых доктринах или завербовать, поэтому совершен­но необходимы усилия, направленные на образование молодежи. Поскольку все больше учащихся школ пользуются Интернетом, в поиске информации они неминуемо сталкиваются с расистскими или антисемитскими сайтами либо с сайтами с еще какой-то разно­видностью дискриминации. Учителя и родители нуждаются в по­мощи и советах относительно того, как фильтровать и оценивать информацию, чтобы защитить и направить детей и учащуюся мо­лодежь. В то же время и сами работники образования нуждаются в справочной литературе. С этой целью член ассоциации INACH в Нидерландах, Фонд Магента и Югендшуц (Jugendschutz. Net) в Гер­мании совместно составили обучающие компьютерные компакт-диски с практическим руководством о том, как узнать расизм, антисемитизм и дискриминацию в киберпространстве и бороться с ними. В этот компакт-диск включены обучающие модули, разъ­яснения, касающиеся разных видов языка ненависти в Интернете; учебные пособия по вопросам ультраправых, расистской симво­лики и оборотов речи, чаще всего используемых расистами, что­бы завербовать молодежь, а также факты о предрассудках против меньшинств; примеры языка ненависти, взятые из Интернета; со­веты, как оценить Интернет-сайт и что делать, если вы сталкивае­тесь с языком ненависти на сайте. При составлении этих электрон­ных учебников был использован многоуровневый подход, чтобы сделать их полезными для преподавателей, родителей и учащихся средней школы.

Если вообще уместно говорить об успехе в борьбе против языка ненависти в киберпространстве, то ассоциация INACH добилась успеха. Она не зависит от финансовой поддержки органов государ­ственной власти или органов Евросоюза; работает практически без бюджета и обязана своим успехом самоотдаче и труду своих чле­нов. Ее деятельность включает в себя: отслеживание и удаление из Интернета проявлений языка ненависти, привлечение к работе и подготовка новых узлов (сети передачи данных), разработку осно-

220

Место встречи разжигателей ненависти — интернет

ванных на сопоставлении механизмов отслеживания и подачи жа­лоб, исследование языка ненависти в киберпространстве, агитация в пользу свода правил поведения в Интернете, популяризация су­ществующих правовых норм по борьбе с языком ненависти в Ин­тернете и повышение осведомленности пользователей Интернета. Если принять во внимание количество ненависти в Интернете, то каждое успешное удаление его проявления — это небольшая побе­да. Но бывает так, что получается «нанести большой удар с божьей помощью», как любит говорить мой русский коллега. Так, к при­меру, был закрыт ультраправый «домашний» провайдер Frontl4, парень фактически жил на Аляске и управлял сервером, работа­ющим на индивидуальной кабельной линии и предоставляющим пространство в сети (или хостинг) сотням нацистских сайтов, при­надлежащих группировкам, разбросанным по всему миру. После того, как мы молотили по его провайдеру в течение шести меся­цев, соединение, наконец, удалось разорвать, что повлекло за собой моментальное исчезновение нескольких сотен нацистских сайтов. Такие победы нужны, хотя бы для того, чтобы поддерживать в нас веру в успех.

Когда в 1997 году было основано Голландское бюро, мы были первым объединением такого рода в мире. Не прошло и несколь­ких недель, как ультраправые, ультралевые и вообще все «ультра» попытались заткнуть нам рот и закрыть нас. При поддержке акти­вистов по борьбе за свободу слова, Интернет-хиппи, «Интернет-журналистов» и некоторых Интернет-провайдеров, они утверж­дали, что мы пытаемся «уничтожить Интернет». На нас навесили ярлык «НКВД по борьбе с идеями» и «Gedanken Gestapo» («Гестапо по борьбе с идеями») и начали агитационную кампанию словесного преследования и клеветы, отголоски которой слышны до сих пор. Люди, которые работают в нашей области быстро «сгорают», что неудивительно при том огромном количестве ненависти, с кото­рым приходится иметь дело, а также из-за направленных против их труда клеветы, оскорблений и угроз. Эта работа не всегда сопрово­ждается успехом. Часто бывает, что не получается удалить какие-то материалы, и это обескураживает.

Но Симон Визенталь боролся со всем этим намного дольше нас и встречал еще большее противодействие — об этом стоит помнить.

22/

Рональд Эйсенс

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Необходима информационная и моральная поддержка на всех уровнях: государственном и международном; со стороны таких ор­ганов, как ОБСЕ, ООН, Совет Европы и Евросоюз. Ассоциация IN-АСН уже предприняла некоторые шаги в этом направлении и доби­лась некоторого прогресса, но нам нужно еще объединить усилия, чтобы повысить осведомленность и сознательность политиков, по­мочь им осознать масштаб проблемы; нам нужно проводить обу­чение сотрудников правоохранительных ведомств, прокуратуры и судебной системы, нам нужна финансовая поддержка тех НПО, которые отслеживают и борются с языком ненависти в Интерне­те, нужны деньги на образование и образовательные проекты той же направленности; и наконец, не менее важно для нас наладить связи с людьми из Интернет-индустрии и в сотрудничестве с ними сформулировать и утвердить правила поведения в киберпростран-стве. Все это нам нужно осуществить с ближайшем будущем; силы, представляющие нетерпимость и экстремизм, снова маршируют по всему миру, экстремистские объединения и партии все чаще по­лучают поддержку избирателей, а политическая воля воздейство­вать на ненависть быстро истощается. Труд Симона Визенталя был «предостережением для будущих убийц». Попытаемся же сделать так, чтобы миру не потребовался еще один Симон Визенталь!

Примечания

1. Напрмер, работавшую в Германии с 1993 года ЭДО «Thule-Netz». См. IDGR Lexikon Rechtsextremismus, http://lexikon. idgr.de/t/t_h/ thule-netz/thule-netz. php.

2. David Matas., Bloody words, Hate and Free Speech (Winnipeg;Bain&Cox, 2000), p. 21

3. Panayote Elias Dimitras, Hate Speech in the Balkans (Vienna: Inter­national Helsinki Federation for Human Rights, 1998), p. 8

4. Jean-Paul Sartre: «L'antisemitisme ne rentre pas dans la catego­ric de pensees que protege le Droit de libre opinion ... D'ailleurs c'est bien autre chose qu'une opinion. Cest d'abord une passion» [Антисемитизм не входит в категорию идей, на которые распро-

222

Место встречи разжигателей ненависти — интернет

страняется право на свободу мнения ... это нечто, отличающееся от данного мнения. Это прежде всего страсть]. Reflexions sur la question juive (Paris: Morhion, 1946), Глава 1, стр. 10

5. 1966, подписанный а ратифицированный в 143 странах. См. http://www. unhchr.ch/html/menu3/ b/a_ccpr. htm.

6. См.: Matas, Bloody Words, Hate and Free Speech, p. 38.

<< | >>
Источник: Альтман И.А., Самуэльс Ш., Вейцман М.М. (ред.). Антисемитизм: концептуальная ненависть. Сборник, посвященный Симону Визенталю. М.: Центр и Фонд «Холокост»,2009. - 456 с.. 2009

Еще по теме 11. МЕСТО ВСТРЕЧИ РАЗЖИГАТЕЛЕЙ НЕНАВИСТИ — ИНТЕРНЕТ РОНАЛЬД ЭЙССЕНС Ronald Eissens:

  1. 11. МЕСТО ВСТРЕЧИ РАЗЖИГАТЕЛЕЙ НЕНАВИСТИ — ИНТЕРНЕТ РОНАЛЬД ЭЙССЕНС Ronald Eissens