<<
>>

Глава девятая Собственность и рынок


1
НАИБОЛЕЕ КРУПНЫЕ и далеко идущие изменения в сфере собственности в современном мире, выраженные в ее концентрации в специфических образованиях (акционерных обществах), оказались сопряженными с известным центром нынешней экономической жизни — с рынком.
Известно, что состояние дел и успехи в области экономики в современном мире связываются именно с рын-
сказыванием? Едва ли авторы указанных земельных преобразований были знакомы со специальными разработками американских авторов по данному вопросу.
Больше оснований, думается, Предположить, что сама органика рыночных отношений, непосредственно не связанных с собственностью (а сконцентрированных на обороте, на обязательствах), стала побудительной основой таких преобразований, когда крестьяне получили не землю, а всего лишь некий «пучок прав», а точнее — «долю в праве».

112

Часть вторая. Собственность в нашем мире

ком. Высшим эталоном оценки достоинств экономики того или иного государства при таком взгляде на современную экономическую жизнь стало ее обозначение в качестве «рыночной». Более того, все чаще такого рода оценки распространяются на государство в целом и даже порой на политические институты (в литературе можно встретить высказывания о перспективе торжества «рыночной демократии»).
Вместе с тем, наряду с подобными взглядами специалистов, хозяйственников-практиков и тем более политиков (а за ними — доминирующим общественным мнением), существует известное смещение акцентов и приоритетов.
Да, рынок в современной экономической и социальной жизни играет немалую, порой ключевую роль, где, помимо всего иного, незаменимое значение имеет отработанное юридическое регулирование — право1.
Но при этом мало кто обращает внимание на то, что рынок в его строгом, классическом понимании вовсе не примета новейшей экономики и социальной жизни. Рынок — одно из самых древних и неизменных явлений вообще, характерное для экономических отношений, построенных на разделении труда. Рынок в указанном значении всего лишь поприще, на котором вполне естественно,
1 В связи с отмеченными обстоятельствами поражает прохладное отношение, а то и презрение наших экономистов-реформаторов к правовой материи (явно навеянные Марксом и советскими догмами). Тогда как именно рыночная идеология должна была бы органически вывести экономистов, претендующих на теоретическое осмысление «рынка», именно на право. Ведь рынок по своим деловым характеристикам есть не что иное, как поприще купли-продажи, иных сопряженных с ней юридических отношений и конструкций. Знаменательно при этом и то, что мировой шедевр — римское частное право — сложилось именно на основе рыночных отношений (включая невольничий рынок, рынок реализации военной добычи и др.) и, стало быть, как закономерно «положено» для гражданского права, на основе частнособственнического, товарно-рыночного хозяйства в целом, в основе которого собственность, вещные отношения.

Глава девятая. Собственность и рынок

113

в силу самой «природы вещей» хозяйственной жизни реализуются по товарно-денежным законам плоды экономической деятельности, и вместе с тем — механизм, оказывающий через систему спроса и предложения существенное влияние на развитие экономики, ее направления, структуру и темпы. Наличие рынка характерно для любого общества и государства — для древнего мира, рабовладельческого и феодального строя, крепостничества и даже (хотя в узких пределах и деформированном виде) для строя теократического государственного абсолютизма, включая коммунистический строй.

Принципиально существенное, в чем-то качественно новое значение рынок обрел в Новое время, как одно из звеньев современной свободной экономики. Именно звена, действующего во взаимодействии с другими звеньями, такими, как развитое товарное производство индустриального, а потом постиндустриального уровня, наличие единых и обязательных для всех «правил игры» на основе общеобязательного законодательства, независимости и самостоятельности субъектов рынка в отношении друг друга, достаточности и незыблемости условий для конкуренции, независимости суда, а главное — существования в самой его основе абсолютной персонифицированной частной собственности, отличающейся четкой определенностью и защищенностью, — всего того, что стало результатом процессов, порожденных Великой французской революцией и юридически выраженных в Гражданском кодексе Франции 1804 г. (Кодексе Наполеона).
То есть рынок представляет собой одно из выражений целостной, многогранной экономической системы, которая хотя и предстает главным образом в виде «продаж» и «купли» (купли-продажи), но выступает все же в качестве стороны (со своей системой механизмов и законов) сложной, многоэлементной системы, имеющей характер свободной конкурентной частнособственнической экономики, в основе которой лежит «освобожденная», не обремененная иными социальными силами частная собственность.
Причем как раз в это же время, и все более в условиях экономической и социальной обстановки XX в. в этой

114

Часть вторая. Собственность в нашем мире

основе свободной экономики, относящейся к собственности, произошли значительные изменения, крупные метаморфозы.
2
МЕТАМОРФОЗЫ в области собственности (перелив вещных отношений в ценные бумаги, утверждение начал доверительной собственности и др., особенно концентрация экономических, товарно-денежных отношений в акционерных обществах) во многом и привели к тому, что рынок сам по себе приобрел «самостийную», значительную роль, во многом заслонив свою собственническую основу, другие важнейшие элементы и характеристики свободной конкурентной частнособственнической экономики.
Здесь возникает целый ряд высокозначимых проблем, во многом связанных с акционерными обществами, когда в тесной и мощной взаимосвязи происходит небывалое повышение роли рынка и деформация собственности.
Остановимся пока на одной из них, которая касается каждого отдельного акционера.
Суть дела в том, что каждый отдельный акционер, вступая в акционерное общество, утрачивает вещные права и становится главным образом субъектом всего лишь обязательственных отношений — соискателем дивидендов, носителем некоторых управленческих и процессуальных правомочий.
И вот тут — как только акционирование и массив акционерных обществ (в основном «открытых» — ОАО) приобретают в данной социальной и политической системе общее и доминирующее положение, происходит своего рода принципиальный переворот в содержании и даже облике всего комплекса экономических отношений, в их строе и даже их духе (природе), затрагивающих само существо экономической жизни. Короче говоря, происходит всеобщий качественный фронтальный переход от вещных к обязательственным отношениям, в том числе к отношениям личным, включая систему «свободного» наемного труда.

Глава девятая. Собственность и рынок

115

Словом, в связи с массовым акционированием получается так, что основное пространство хозяйственной жизни, которое после освобождения из-под пут феодальной или тотально-тиранической власти как будто бы должно было бы состоять, прежде всего, из собственности как вещного права и других вещных институтов (а именно они — основы суверенности личности, частной инициативы, экономической стабильности, активности и состязательности), заполняется лавиной отношений оборота, обязательств, личных и наемных связей. То есть для одних лиц, по большей части обретающих положение рантье, реальный труд заменяется «стрижкой купонов», а для других — труд собственника превращается в труд наемного лица (со всеми особенностями того, что подчас именуется «наемным рабством»).
Конечно, принципиально важно, что рынок (как уже упоминалось ранее) в современных экономических условиях является под известным углом зрения некоторой «площадкой свободы», где в том или ином виде присутствуют элементы фактического равенства, самостоятельности и свободы субъектов, их собственные интересы и «своя свободная» воля, а отсюда — согласования, договорные компромиссы и арбитрирование.
Но дело в том, что рынок открывает простор для свободы в экономических отношениях в многообразных ее проявлениях. И не только в позитивном значении как важнейший элемент экономических процессов, когда для собственника обеспечивается возможность развития и модернизации производства, реализации его успехов путем продажи товаров и оказания услуг. Но также — в произвольном экономическом действовании, связанном со спекулятивными интересами, нелегальным оборотом, «пирамидами», первоочередной направленностью на обретение доходов любой ценой.
Именно это и произошло в нашей стране, начиная с 1990-х гг., когда государственная власть начала интенсивно проводить «рыночные реформы».
Первоочередная ориентация на «свободный рынок» сразу же сделала приоритетной сферу торговли и оборота, «пирамид» и спекулятивных операций, скупку и перепро-

116

Часть вторая. Собственность в нашем мире

дажу товаров, и прежде всего таких, которые имеются в стране в изобилии и могут дать максимальную прибыль при относительно минимальных затратах — природных ресурсов (особенно нефти, газа, угля, металла, леса, рыбных запасов).
В этих условиях преобразование и упорядочение собственности, охватывающей производство и техническое развитие, не представилось столь уж важной и неотложной задачей, не потребовало упрочения ее вещных качеств как основы свободной экономики, а также тесной увязки ее с ростом производительности труда, модернизацией производства, инновационными процессами. Напротив, такое преобразование по ряду пунктов стало строиться таким образом, чтобы преобладающими интересами оказались состояние и функционирование ценных бумаг, институты, близкие к доверительной собственности, а в этой связи с социальной стороны — интересы правящей элиты, бюрократии, выходцев из былого партаппарата и комсомольского актива, кланов теневого капитала. Что в немало мере и обеспечила как раз акционерная форма собственности.
Увы, такие пертурбации с собственностью в российском обществе не только не способствовали перестройке сознания людей на созидательные действия (личный труд) и отход от всеохватного патронализма, но, напротив, «развернуло» людей на стремление к неукротимому обогащению как самоцели, к добыванию денег какой угодной ценой, в том числе путем хищений, распродажи национальных богатств, коррупции, и спекулятивных операций. Более того, все это породило настроения вольницы, порой разгула, вседозволенности, резко ухудшило криминогенную обстановку в стране.
3
СЛОЖНЫЕ ПРОЦЕССЫ «перехода к рыночным отношениям» прокатились, начиная с североамериканского региона, волна за волной по миру — и в западном (отчасти — северо-западном), и в южном, и в восточном направлениях, — достигнув в последние десятилетия и Рос-

Глава девятая. Собственность и рынок

117

сии, оказались в сущности однотипными в том, что при этом теряется основа основ собственности — теряется сама ее вещная природа.
Конечно, собственность в своем строгом вещном значении в полной мере сохраняется в личной области, сколь бы ни были значительны размеры личной собственности у того или иного лица. Она даже упрочивается по канонам все более утверждающегося потребительского общества. Сохраняется она и в многообразных сферах производств, выпускающих товары и оказывающих услуги.
И вот за каким-то порогом (с учетом развития банковского дела, ценных бумах, практики доверительной собственности, масштабах и темпах акционирования) собственность локализуется на категориях и механизмах состояния. Состояния, для которого в полной мере сохраняется правомочие распоряжения, но вместе с ним вступают в действие такие категории, как сохранность, «биржевая и банковская доходность», надежность, фактическое участие в «денежных потоках» и т. д. Вещная же составляющая собственности в данном круге собственнических отношений в области рынка и потребительства оказывается утраченной.
И все же главное в собственности в связи с развитием рыночных отношений (наряду с казалось бы малозаметной утратой ее вещной составляющей) — другое. Это то, что опять-таки сопряжено с метаморфозой собственности, спецификой ее функционирования в рыночных условиях, а также в связи с образованием, существованием и деятельностью акционерных обществ (особенно по североамериканской модели).
Главное здесь — это передел и концентрация собственности, которая вообще не нуждается в «вещности», а сразу же сосредоточивается в состояниях определенных лиц, и плюс к тому еще выступает как другая собственность (о чем и пойдет речь в гл. 14).
4
ПРИ РАССМОТРЕНИИ СОБСТВЕННОСТИ в сфере экономики и рынка следует учитывать и парадоксальные явления. Утрата «вещности» как составляющей собствен-
I

118

Часть вторая. Собственность в нашем мире

ности, другие метаморфозы в собственнических отношениях позволяют настроить всю хозяйственную жизнь, минуя всю эту канитель с «вещностью», сразу же на «быструю выгоду».
Здесь сыграла свою коварную (с позиции автора этих строк) роль вся идеология доверительной собственности. В обстановке высокой общей и технической культуры своего рода «освобождение» от собственности в ее классическом значении, помимо всего иного, развязало руки участникам хозяйственной деятельности и сообразно логике, в первую очередь, устремилось на то, что может дать предельный экономический успех, — в том числе на максимальном использовании новейшей техники и технологии (получивших гигантское развитие не только на основе свершений фундаментальных наук, но и в результате стремительного взлета военного дела и производства).
Следует заметить, что и все другие элементы свободной экономики (кроме «самого» рынка) оказались отодвинутыми, как бы потерявшими свой смысл, нередко стали выступать в виде упрощенных, не очень-то значащих механизмов, порой — с весьма значительными негативными последствиями, в том числе с последствиями, уводящими в сторону от экономики. Особенно — в обстановке нарастающего глобализма, когда формируется некий «надры-нок», отличающийся невиданной ранее мощью «притяжения» и «отталкивания».
Так, не менее существенные метаморфозы при рыночной экономике случились и со свободной конкуренцией, которая оказалась также перекрытой «свободным оборотом» (в котором неизбежно господствует экономически сильный субъект), а также могущественными корпорациями и преимущественно клановой инфраструктурой капитала, которая стала распространять «диктатуру хозяина» и его свободу хозяйского диктата на весь спектр имущественных отношений и оборота.
И такой еще существенный момент. Нацеленность в свободной экономике на собственные инвестиции производителей товаров в немалой мере обернулась при рыноч-

Глава девятая. Собственность и рынок

119

ных ориентациях расчетами на средства заемные, кредитные отношения, отсюда — на доминирование банковского капитала, что еще более усилило могущество транснациональных корпораций, клановых начал в экономике, породила новые пласты процессов экономической глобализации и «надрынка», не всегда сообразующиеся с интересами и особенностями тех или иных стран, интересами их населения.
Эта жесткая, никем не сформулированная, но сразу же дезориентирующая людей идеология (во многом освобождающая от ответственности за дело, стабильности и других импульсов, порождаемых частной собственностью в экономике) может дать невиданно блестящий и стремительный экономический эффект, но одновременно в конце концов приводит к такому положению общество, которое может быть обозначено как «благоденствующая стагнация», а одним из философов названо «концом истории». Ибо, как уже говорилось, собственность в своем классическом, вещном виде — это не только источник и поприще негативных и низменных страстей и процессов (на чем паразитирует марксистское мировоззрение), но по своей сути — основа реальной свободы личности, жизненного интереса, экономической стабильности, хозяйской заботы, социальной ответственности, расчета и веры в успех, в оптимистическое будущее.
Впрочем, и блестящий экономический эффект, достигаемый в результате концентрации внимания и деятельности на одних только доходах, — явление противоречивое даже с сугубо прагматической стороны.
Так, акционерные общества способны дать, пусть и ограниченный с упомянутыми негативами, но блестящий эффект только при полностью сложившемся таком типе капиталистического хозяйства, где в одной связке находится «оборотная часть» частнособственнического хозяйства — «рынок», доверительная собственность, система общего права, причем с направленностью на сугубо рыночные критерии и всевластный суд. Да и в этом случае они нацелены на то, чтобы привести в основном к фантастическому обогащению элиты (владельцев крупных паке-

120

Часть вторая. Собственность в нашем мире

тов акций, особенно — контрольного, их приближенных, аффинированных субъектов, ключевых менеджеров), а интересы многих тружеников, занятых непосредственно на производстве, в научных, в технических и технологических участках работы, — всего лишь к пониманию ценности «рабочих мест» и «достойной заработной платы» (пусть и по весьма высоким меркам развитого капитализма).
Все это, наряду с другими факторам (в том числе — с проникновением в систему экономических отношений силовых элементов, отчасти скрытых, а отчасти демонстративно рейдерских, подчас соединенных с военными акциями) значительно упростило весьма сложную структуру нового экономического строя, позволило путем активных действий на поприще рыночных отношений и упомянутых экономико-правовых и иных институтов достигнуть резкой интенсификации производства и обогащения в области потребления, начав с потогонной системы, выйти на критерии и соблазнительные идеалы потребительского общества. И при этом создать могущественные корпорации, кланы сверхбогатых людей, мультимиллионеров — фактических хозяев всего экономического организма, нередко уставших от всевозможных земных утех, наслаждений и роскоши.
В переходных же условиях (таких, как в России) при отсутствии развитой системы и культуры частной собственности в производстве, обеспеченной правом и независимым правосудием, формирование и активизация непосредственно рыночных отношений, породив всеобщее стремление к обретению денег, может привести главным образом к образованию отдельных «островков рыночной экономики», связанной с государственной бюрократией (главным образом — через систему лицензий, «организованных конкурсов», прямых раздач имущества, налоговых льгот). Причем таких «островков», которые лишь в малой степени касаются отечественного производства, а в основном ориентированы на экспорт сырьевых ресурсов и импорт зарубежных потребительских товаров, и которые в этой связи открывают простор для легализации и широкого  развития  спекулятивных,   криминальных отноше-

Глава девятая. Собственность и рынок

121

ний — к всему тому, что и ведет к дальнейшему расслоению общества и обогащению лишь отдельных субъектов коммерческой деятельности.
Вот почему в России, несмотря на достигнутые успехи на стадии индустриального развития и достижения в области науки, а также на исключительно благоприятные людские, природные и внешнеэкономические условия, в результате реформ, уже растянувшихся более чем на 15 лет, не произошло главного — экономика страны в целом не перенастроилась на производство высококачественных, конкурентных товаров, соответствующих требованиям мировой экономики, на всестороннюю модернизацию, на формирование в этой связи свободного конкурентного рынка, а в ближайшей перспективе постиндустриального информационно-интеллектуального хозяйства. Труд, его производительность на основе новейших технологий не стали повсеместно основным фактическим критерием экономической эффективности.
В России при отсутствии надлежащего преобразования собственности, действительной приватизации, конкурентной среды и эффективной юридико-судебной системы заданная властью сугубо «рыночная» направленность в реформировании экономики породила, наряду с некоторыми положительными результатами, также и прямо неблагоприятные последствия. Прежде всего, доминирование сырьевой направленности в развитии экономики, стагнацию техники и технологии в области собственного невоенного производства, сохранение и даже рост могущественного бюрократического аппарата, оставшегося нам в наследство с коммунистических времен, невиданное имущественное расслоение населения на небольшую группу сверхбогатых людей (олигархов) и большинство обездоленного, подчас нищенствующего населения. Со всеми вытекающими отсюда последствиями в экономико-социальной и политических сферах — криминализацией экономики, коррупцией, утратой у людей социального оптимизма, потерей настроя на свободный и напряженный труд и веры в демократическую власть, в законность и правосудие.

122

Часть вторая. Собственность в нашем мире

В последнее время (2000—2005 гг.) в России на основе гигантских доходов по нефтегазовому сырью сделаны некоторые шаги по созданию реальной конкурентной товарно-рыночной экономики и по упорядочению некоторых сфер социальной жизни (хотя такие меры 2004— 2005 гг., как «монетизация» льгот и линия на 100%-ную оплату ЖКХ, вызвали массовые, порой уличные, стихийные выступления населения).
Притом с точки зрения возможной позитивной стороны упомянутые шаги не привели и не могли привести к сколько-нибудь существенным результатам вследствие общей гражданско-политической обстановки (публичного порядка) в стране и сложившегося вслед за демократическими переменами 1989—1990-х гг. политического режима. И дело не только в том, что в стране при формальном сохранении ряда демократических институтов и форм (все более нарушаемых) не произошло главного, что бы свидетельствовало о реальном разрыве с коммунизмом, — кардинального демократического и гуманитарного перелома, важнейшим показателем которого стало бы верховенство права, его приоритет перед властью. Такого перелома, который выражал бы общенациональное покаяние страны за тотальное разрушение в ходе коммунистического эксперимента нормальных условий жизни общества, государственный террор и бесчеловечные беды прошлого и настоящего.
5
ПОДЫТОЖИВАЯ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОЕ, замечу в порядке обсуждения, что достоинства рынка, деформировав и упростив отношения собственности, привели к концентрации экономической деятельности на стремительном росте доходов, формированию крупных достояний, появлению в ряде рыночных стран кланов могущественных олигархов.
Это, помимо иных причин (в России, частности, прежде всего, в результате фантастических доходов газово-нефтяной промышленности в обстановке небывало благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры), в не-

Глава девятая. Собственность и рынок

123

малой мере сопряжено с тем, что вещная природа собственности в строгом ее значении оказалась на обочине экономической жизни.
Но все это даже в малой мере не компенсирует значимость собственности в ее вещном значении в жизни общества и, думается, в перспективе развития нашей человеческой цивилизации. И потому — вызывает острую тревогу. И хотя некоторые возможные последствия и возможные оптимистические перспективы — дай Бог всем нам понимания и сил, будут отмечены в завершающей 3-й части книги (гл. 15 и 16), в целом у автора этих строк возникает состояние жутковатой неопределенности, касающейся судьбы нашего человеческого рода, его будущего.
В этой связи выскажу только, как говориться «на размышление», пару тезисов, которые по своей, возможно, позитивной — пусть и дискуссионной — сути не претендуют более чем на частные, авторские, строго не разработанные размышления-тезисы, навеянные материалами данной главы.
Вот они.
В истории человечества не было столь стремительного, случившегося за невероятно короткий срок, 1950—1990-х гг., нашествия и восприятия людьми идеологии по экономическим вопросам, чем идеология «рынка». Идеологии, заявившей о себе как об основе безотказно действующей и продуктивной экономической системы, открывающей перспективу становления и функционирования благоденствующего общества.
И в то же время обстоятельный анализ (в том варианте, на который претендует автор этих строк, частично в этой книге отмеченном) свидетельствует — не было в истории человечества столь обольстительной, коварной и беспощадной догмы, как догма «рынка» в упомянутом выше понимании, которая, в действительности, ведет к негативным последствиям, прежде всего — что особенно тревожно — в области собственности, а отсюда — той миссии, которую она играет в жизни людей, общества.

124

Часть вторая. Собственность в нашем мире

<< | >>
Источник: С. С. Алексеев. Право собственности. Проблемы теории Издательство НОРМА Москва, 2007. 2007

Еще по теме Глава девятая Собственность и рынок:

  1. ОЧЕРК ДЕВЯТЫЙ
  2. Глава 11.ДЕВЯТОЕ СТОЛЕТИЕ.
  3. Глава 32. СОЦИАЛЬНОЕУПРАВЛЕНИЕ  
  4. Глава З РЕАЛЬНЫЙ НЕФТЯНОЙ КАРТЕЛЬ
  5. § 2. Право частной собственности на землю
  6. Глава восьмая Собственность в современном мире
  7. Глава девятая Собственность и рынок
  8. Метод МарксаГлава 17. Правовая исоциальная система
  9. Метод МарксаГлава 17. Правовая исоциальная система
  10. Глава V Взаимная помощь в средневековом городе
- Авторское право России - Аграрное право России - Адвокатура - Административное право России - Административный процесс России - Арбитражный процесс России - Банковское право России - Вещное право России - Гражданский процесс России - Гражданское право России - Договорное право России - Европейское право - Жилищное право России - Земельное право России - Избирательное право России - Инвестиционное право России - Информационное право России - Исполнительное производство России - История государства и права России - Конкурсное право России - Конституционное право России - Корпоративное право России - Медицинское право России - Международное право - Муниципальное право России - Нотариат РФ - Парламентское право России - Право собственности России - Право социального обеспечения России - Правоведение, основы права - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор России - Семейное право России - Социальное право России - Страховое право России - Судебная экспертиза - Таможенное право России - Трудовое право России - Уголовно-исполнительное право России - Уголовное право России - Уголовный процесс России - Финансовое право России - Экологическое право России - Ювенальное право России -