<<
>>

§ 3. Основы правового регулирования деятельности полиции Эстонской Республики

Любые отношения, возникающие в правоохранительной сфере (в сфере обеспечения общественной безопасности), так же как и сама организация работы правоохранительных органов, регулируется административно - правовыми нормами.

В данной связи невозможно в полной мере раскрыть сущность любого правоохранительного органа (в том числе полиции) без детального рассмотрения законодательства, регулирующего его деятельность.

В самом общем виде полицейское законодательство можно охарактеризовать как совокупность взаимосвязанных нормативных правовых актов различной юридической силы, регулирующих общественные отношения в сфере полицейской деятельности1. Ввиду существующей иерархии норм мы выделили основной блок нормативных правовых актов, раскрывающих сущность современной эстонской полиции. К нему относятся четыре документа: Основной закон Эстонской Республики (Конституция) (1992), Закон «О полиции и пограничной охране» (2009), Устав Министерства внутренних дел Эстонии (2004) и Устав Департамента полиции и пограничной охраны (2009).

Несомненно, к полицейскому законодательству относятся также Уголовный кодекс (1992), Уголовно-процессуальный кодекс (2004), Кодекс об административных правонарушениях (1992), Закон «О розыскной деятельности» (2000), а также еще ряд законов Эстонии[LXXXVI] [LXXXVII] [LXXXVIII]. В числе этих законов, действие которых также распространяется на полицию, стоит назвать Закон «О негражданах» (1993), Закон «О гражданстве» (1995), Закон «О борьбе с коррупцией» (2012), Закон «О чрезвычайном положении» (1996), Закон «О защите персональных данных» (1996), Закон «О беженцах» (1997), Закон «О наркотических и психотропных веществах» (1997), Закон «О противодействии легализации (отмыванию) денег» (1998), Закон «Об отмывании денежных средств и предотвращении финансирования террористической деятельности» (1999), Закон «Об охране государственной тайны» (1999), Закон «О тюремном заключении» (2000), Закон «Об охране

Л

окружающей среды» (2002), Закон «Об информации» (2000) и др.

С целью выявления и раскрытия основных функций и задач современной эстонской полиции по обеспечению

общественной безопасности страны рассмотрим основополагающий закон, регламентирующий ее деятельность - Закон «О полиции и пограничной охране» 2009 г., с последующими изменениями и дополнениями (далее - рассматриваемый закон или основной полицейский закон Эстонии).

Вместе с реформой самой полиции, ее структуры эстонские реформаторы ввели немало новшеств в полицейское законодательство. Во избежание путаницы в законодательных актах был принят один комплексный закон, регламентирующий не только деятельность полицейских-правоохранителей, но и полицейских-пограничников. Рассматриваемый закон объединил положения ранее действовавших законов «О полиции» и «О пограничной охране», а также законов «О полицейской службе» и «О пограничной службе». Если проводить аналогию с законодательством Российской Федерации, то основной полицейский закон Эстонии регламентирует вопросы, аналогичные регламентируемым как минимум тремя российскими законами:

Федеральным законом от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции»;

Федеральным законом от 30 ноября 2011 года № 342-ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - Закон о службе);

Федеральным законом от 19 июля 2011 года № 247-ФЗ «О социальных гарантиях сотрудникам органов внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Основной полицейский закон Эстонии был принят Парламентом Эстонии 6 мая 2009 года, вступил в силу 1 января 2010 года.[LXXXIX] На момент принятия закон состоял из 6 глав, большая часть которых имела несколько разделов, и 121 параграфа, имеющих пункты и подпункты. С момента вступления в силу и по настоящее время Закон постоянно дополняется новыми частями к главам и параграфами. Число глав и параграфов по нумерации остается неизменным. Например, в 2009 году в закон входил один параграф «§ 7», в настоящее время в законе 59 параграфов «7» (§ 7[XC] - § 758), всего по счету 228 параграфов.

Здесь следует отметить, что ранее действовавший закон «О полиции» состоял из 6 глав и 27 параграфов, закон «О полицейской службе» - из 11 глав и 57 параграфов соответственно. По мнению автора, такого рода нумерация нового закона была выбрана во избежание дополнительного зрительного увеличения «масштабов» принятого Закона, который сам по себе очень объемный. В данном случае реформаторы постарались сделать Закон более удобным для использования.

Как известно, полицейские органы (полиция) разных стран, и эстонская и российская полиция не являются исключением, при осуществлении своей деятельности зачастую действуют аналогичными методами и сталкиваются с аналогичными проблемами. В этой связи, рассматривая основной полицейский закон Эстонии, мы будем выделять основополагающие нормы, а также нормы, которые либо не имеют аналогов в российском полицейском законодательстве, либо которые имеют существенные различия. В остальных случаях ограничимся их перечислением.

Анализ норм основного полицейского закона Эстонии устанавливает, что именно в сферу его регулирования входит определение основных обязанностей, прав, организации деятельности полиции и регулирование вопросов полицейской службы (Глава 1). Рассматриваемый закон, имеющий юридическую силу на всей территории Эстонской Республики, а также иные законы и международные договоры составляют правовую основу полицейской деятельности в Эстонии1. Предназначение полиции заключается в обеспечении (защите) общественной безопасности, пограничном контроле, обнаружении и ликвидации загрязнения морских вод, морской и наземной поисково-спасательной деятельности, а также в обеспечении и урегулировании процессов гражданства и миграции \

Организации и функциям эстонской полиции посвящены нормы, закрепленные в Главе 2 рассматриваемого Закона. Согласно включенным в нее нормам, полиция Эстонии, долгое время представленная Департаментом полиции и полицейскими префектурами, в настоящее время представлена Департаментом полиции и пограничной охраны (далее - полицейский Департамент).

Полицейские префектуры, количество которых со второго этапа реформирования осталось неизменным - четыре полицейские префектуры, поделенные по территориальному принципу (Северная, Южная, Западная и Восточная), - в настоящее время являются структурными подразделениями полицейского Департамента. Сущность полиции, так же как и в предыдущем законе, осталась неизменной: полиция - это организация, оказывающая гражданам услуги и помощь в пределах своей компетенции. Руководителем полицейского Департамента является генеральный директор полиции и пограничной охраны, руководителем полицейской префектуры - префект полиции.

Предназначение полиции раскрывается в нормах указанной главы основного полицейского закона Эстонии , а также в Уставе Департамента

полиции и пограничной охраны , (далее - устав полиции), где закреплены такие основные задачи полиции, как обеспечение общественного порядка, защита законных интересов физических лиц и организаций, борьба с преступностью, ведение досудебного расследования уголовных преступлений, назначение и исполнение наказаний в пределах компетенции, лицензионно-разрешительная деятельность, охрана и защита Президента Республики, глав Правительства, глав иностранных государств, министров и режимных объектов, перечень которых определяется постановлением [XCI] [XCII]

Правительства Эстонской Республики, и др. Отметим, что данные функции были закреплены ранее в Законе Эстонской Республики «О полиции» (1990), в рассматриваемый же закон были добавлены такие неспецифичные для полиции задачи, как пограничный контроль, обнаружение и ликвидация последствий загрязнения морских вод, поисково-спасательная деятельность (включая морскую поисковую и спасательную деятельность), управление делами гражданства и миграции. То есть согласно приведенной автором классификации основных задач полиции первого и второго периода реформирования, а именно задач по:

оказанию услуг в правоохранительной сфере, напрямую связанных с осуществлением полицейского надзора (контроля);

оказанию услуг в правоохранительной сфере, напрямую не связанных с осуществлением полицейского надзора (контроля);

оказанию услуг, напрямую не связанных с охраной правопорядка - на третьем этапе реформирования эстонской полиции в ее задачи включают еще одну группу - по оказанию услуг в сфере пограничной охраны, гражданства и миграции.

Далее в рассматриваемом законе следует блок норм, непосредственно посвященных реализации полицейских задач и функций, охватывающихся главой 2. Речь идет о главе 21 «Полицейский надзор (контроль)».

Указанная глава состоит из 5 разделов, некоторые из них имеют подразделы. Итак, раздел 1 главы 21 рассматриваемого закона «Основные положения» дает общее определение полицейскому надзору, которое не изменилось со времен действия закона о полиции 1990 года, как деятельности, направленной на предотвращение, пресечение противоправных действий и ликвидацию угроз (опасностей) нарушения общественного порядка и безопасности. Также в данном разделе закреплены принципы полицейской деятельности. При этом как такового термина и отдельного раздела «принципы полицейской деятельности» в законе нет, они отнесены к основам полицейской деятельности. К ним относятся:

1) «Обеспечение и защита прав и достоинства человека». Данная норма подразумевает, что любое ограничение прав и свобод человека в связи с осуществлением полицейского надзора возможно лишь в рамках закона. В российском полицейском законодательстве данная норма раскрывается в принципе законности (статья 6 Федерального закона от 7.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции»). Норма также предусматривает, что все физические лица, находящиеся на территории Эстонской Республики или под ее юрисдикцией, несмотря на их гражданство, национальность, расу, цвет кожи, пол, язык, религию, социальное происхождение, социальный или финансовый статус, образование или иные обстоятельства, находятся под защитой полиции;

2) «Объяснение полиции». Предписывает сотруднику полиции обязанность сообщить человеку, в отношении которого применяется или планируется применение меры принуждения, о причинах ее применения, а также разъяснить ее характер и процедуру. Аналогичная норма закреплена в статье 5 «Соблюдение и уважение прав и свобод человека и гражданина» (часть 4 подпункт 2 статьи 5 Федерального закона от 7.02.2011 № 3-ФЗ «О полиции»);

3) «Взаимодействие с гражданами и учреждениями».

Данная норма подразумевает возложение на эстонскую полицию прав и обязанностей, аналогичных правам и обязанностям российской полиции, предусмотренным статьей 8 «Открытость и публичность» Федерального закона «О полиции». В частности, указанная норма предусматривает, что полиция в целях предотвращения и пресечения правонарушений и преступлений обязана информировать граждан и учреждения о своей работе, а также имеет право истребовать у граждан и учреждений соответствующую информацию и др.

Ранее, до 1 января 2010 года, регламентировавший деятельность эстонской полиции закон Эстонской Республики «О полиции» (1990) в части определения основных принципов её деятельности не имел существенных различий с ныне действующим основным полицейским законом Эстонии.

Здесь же уместно отметить, что перечень принципов полицейской деятельности, закрепленный в российском полицейском законодательстве (в Федеральном законе «О полиции»), значительно шире[XCIII], чем в

законодательстве Эстонии о полиции (Законе Эстонской Республики от 6 мая 2009 года «О полиции и пограничной охране). Однако какого-либо отрицательного влияния на уровень одобрения полиции эстонским обществом данный факт не имеет. Более того, уровень общественного доверия эстонского общества к полиции значительно выше, чем уровень общественного доверия к российской полиции (84% и 52% соответственно)1. Помимо прочего, данные основы (принципы) имеют непосредственное отношение к уровню общественного доверия к полиции, так как направлены на исключение необоснованности, непонятности и закрытости полицейской деятельности. Поэтому, а также в связи с признанием принципа обеспечения общественного доверия и поддержки граждан основным принципом полицейской деятельности в Российской Федерации , считаем целесообразным остановиться на опыте его реализации в полиции Эстонской Республики. Для начала отметим, что статья 9 Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» (далее - Закон о полиции) - «Общественное доверие и поддержка граждан» устанавливает, что полиция в своей деятельности должна стремиться обеспечить себе общественное доверие и поддержку граждан. Также, помимо введения в Закон о полиции данного принципа, в нашей стране был принят ряд нормативных правовых актов, отражающих важность общественного доверия к правоохранительной деятельности. В числе таких актов можно выделить приказ МВД России от 31 декабря 2013 года № 1040 «Вопросы оценки деятельности

территориальных органов Министерства внутренних дел Российской Федерации», который определил всего два основных критерия официальной оценки полиции:

вневедомственную оценку, отражающую мнение населения о деятельности территориального органа МВД России;

ведомственную оценку, включающую в себя экспертную оценку и [XCIV] [XCV]

оценку результатов деятельности территориального органа МВД России по статистическим показателям.

Важно, что ранее действующая система оценки, установленная приказом МВД России от 5 августа 2005 года № 650, представляла собой оценку по девяти показателям, где оценка деятельности органов внутренних дел на основе результатов изучения общественного мнения была лишь на последней, девятой позиции. Тот факт, что в настоящее время общественная оценка как показатель результативности полицейской деятельности стоит на первом, а не последнем месте в оценочной шкале, подтверждает признание важности данного показателя.

Несмотря на принятие российскими полицейскими реформаторами ряда нормативных правовых актов (в том числе вышеуказанных), задач, предписанных полиции для достижения высокого уровня общественного доверия и поддержки граждан, которые могут действенным образом влиять на данный показатель, на наш взгляд, недостаточно. Это подтверждается данными социологических опросов населения России. В первую очередь следует согласиться с мнением некоторых российских исследователей о том, что важнейшим достижением полицейской реформы является само провозглашение новой философии полицейской деятельности - «нового назначения российских органов внутренних дел и его закрепление в ключевом нормативном правовом акте о полиции».[XCVI] Новое назначение российской полиции, в свою очередь, раскрывается в провозглашении принципа обеспечения общественного доверия и поддержки граждан, который автор считает одним из основных новых идеологических принципов полицейской деятельности в России. Этот идеологический принцип непосредственно направлен на формирование у каждого сотрудника полиции, равно как у каждого члена общества, нового понимания полицейской деятельности, целью которой является служение человеку и обществу.

Что касается реализации принципа «общественное доверие и поддержка граждан», то мы выделили две группы мер, которыми являются меры признания и меры обеспечения, предусмотренные статьёй 9 Закона о полиции.

К первой группе мер (меры признания) относится непосредственное признание общественного доверия одним из основных источников официальной оценки эффективности полицейской деятельности. В связи с этим полиции вменяется в обязанность стремиться в своей деятельности обеспечить общественное доверие и поддержку к себе, а также обязанность приносить извинения и опровергать недостоверные данные, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию граждан (организаций), в случаях и в порядке, предусмотренных законодательством Российской Федерации.

Ко второй группе мер (меры обеспечения) относятся: обязанность полиции проводить постоянный мониторинг

общественного мнения о деятельности полиции и взаимодействия полиции с институтами гражданского общества, а также доведение полученных данных до широкого круга общественности;

обязанность обеспечения постоянного взаимодействия с обществом (через общественные советы, создаваемые на основе добровольного участия в них граждан). Согласно закону о полиции взаимодействие выражается в привлечении граждан и общественных объединений к реализации государственной политики в сфере охраны общественного порядка, обеспечения общественной безопасности и противодействия преступности; участии в разработке и рассмотрении концепций, программ, инициатив общественных объединений и граждан по наиболее актуальным вопросам деятельности полиции; проведении общественной экспертизы проектов федеральных законов и иных нормативных правовых актов по вопросам деятельности полиции; обсуждении вопросов, касающихся деятельности полиции, в средствах массовой информации; осуществлении общественного контроля за деятельностью полиции.

В связи с изложенным можно сделать вывод о том, что разработанные в рамках статьи 9 Закона о полиции направления по повышению уровня общественного доверия, а равно повышению уровня эффективности полицейской деятельности выглядят следующим образом:

первое направление - приближение полиции к обществу, которое выражается в признании за гражданином права, а за полицией (сотрудником полиции) обязанности в восстановлении нарушенных им прав и законных интересов гражданина;

второе направление - приближение общества к полиции (общественный контроль). Направление выражается в создании возможностей для граждан самостоятельно или в составе соответствующих общественных объединений, действующих на основании российского законодательства, принимать непосредственное участие в деятельности полиции в формах и по вопросам, предусмотренным российским законодательством.

Согласно вышеприведенному анализу можно сделать вывод о том, что российский законодатель предусмотрел, что путем реализации перечисленных направлений полицейской деятельности должен достигаться необходимый уровень общественного доверия и поддержки граждан. В связи с этим в процессе работы над Законом о полиции, по большей части, предлагалась доработка того комплекса мер, которые в настоящее время имеются в статье 9 Закона о полиции.

В подтверждение данного вывода приведем ряд предложений по совершенствованию механизмов сближения полиции с обществом и наоборот. К ним можно отнести: предложения Общественной палаты Российской Федерации относительно совершенствования и законодательного закрепления порядка принесения извинений сотрудником полиции; предложения Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по вопросам местного самоуправления - о создании наряду с общественными советами комиссий по профилактике правонарушений при главах муниципальных образований и др.[XCVII] Более того, в процессе работы над законодательным регулированием деятельности российских правоохранителей международный опыт в данной сфере также учитывался. К примеру, был законодательно урегулирован вопрос привлечения граждан к полицейской деятельности (охране общественного порядка)[XCVIII]. Причем в данном конкретном случае имело место заимствование именно эстонского положительного опыта. Так, Федеральный закон от 21 марта 2014 года № 44-ФЗ «Об участии граждан в охране общественного порядка» (вступил в силу 2 июля 2014 года) был разработан на примере эстонского законодательного регулирования этой области полицейской и

Л

общественной деятельности . Достижения эстонской полиции в этой области отмечались и ранее российскими исследователями зарубежной

полицеистики. Однако вопрос о необходимости совершенствования иных направлений обеспечения принципа общественного доверия и поддержки граждан, не охваченных статьей 9 закона о полиции, не был актуализирован. Более того, к мерам по обеспечению принципа, кроме блока, посвященного обязанности полиции приносить извинения, в предусмотренных законом случаях, и обязанности по проведению мониторинга общественного мнения и доведения его результатов до населения, нет иных принципиально новых положений. Так, части 7 и 8 статьи 9 рассматриваемого закона содержат нормы, ранее закрепленные в Федеральном законе от 4 апреля 2005 года № 32-ФЗ «Об Общественной палате Российской Федерации», где в статье 20 указано, что Совет Общественной палаты РФ вправе обратиться к руководителю федерального органа исполнительной власти с предложением создать общественный совет при данном органе. Порядок образования общественных советов при федеральных органах исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Президент Российской Федерации (в их числе МВД России), определяется Президентом Российской Федерации.

По мнению автора, развитие и совершенствование только тех направлений, которые охвачены статьей 9 Закона о полиции, в целом является пробелом в нормативно-правовой стратегии обеспечения «новой» полицейской идеологии, так же как и попытка раскрыть данный принцип конкретными мерами по его обеспечению непосредственно в самом законе. Так, Общественной палатой Российской Федерации при работе над проектом закона о полиции справедливо было отмечено, что «общественное доверие и поддержку можно только заслужить добросовестным исполнением обязанностей»[XCIX]. В свою очередь, понятие «добросовестность» или «добросовестный» означает «честно, старательно исполняющий свои обязанности, обязательства»2. Применительно к полицейской деятельности данное понятие не может не включать добросовестное соблюдение не только Закона о полиции, но и в целом действующего законодательства Российской Федерации, смыслом и содержанием которого является признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина. А также данное понятие не может быть достигнуто без принятия надлежащих мер, обеспечивающих возможность сотрудникам полиции надлежащим образом осуществлять свои функции. По этой причине необходимо не только пересмотреть понятийный аппарат принципа обеспечения общественного доверия и поддержки граждан, но и предпринять ряд мер, направленных на непосредственное осуществление полицейской работы, которая будет «заметна» для общества, которое и будет давать ей соответствующую оценку. В рамках рассмотрения опыта Эстонии, где, как мы отметили, количество «принципов», их толкование и реализация отличаются от российских правовых реалий. Считаем, что существующая в настоящее время нехватка мер обеспечения принципа «Общественное доверие и поддержка граждан» в деятельности российских правоохранителей и, как следствие, нехватка мер по реализации «новой» идеологии полиции позволяет считать опыт Эстонии приемлемым для возможного внедрения в деятельность органов внутренних дел (полиции) нашей страны. А именно речь идет о развитии и совершенствовании трех направлений полицейской деятельности, которые были предприняты на втором этапе реформирования национальных полицейских органов Эстонии. В настоящее время работа по этим направлениям ежегодно включается в отчеты о работе полиции и соответственно ежегодно планируется в соответствующих государственных программах полицейской деятельности (Г осударственная программа Эстонской Республики «Основные направления политики безопасности Эстонии до 2015 года» и др.[C]). Что касается аналогичной работы в нашей стране, то в настоящее время реального выделения каких-либо направлений деятельности, непосредственно ориентированных на обеспечение принципа общественного доверия и поддержки граждан, учета и контроля за выполнением данных направлений, не сделано. Более того, в некоторых государственных программах, направленных на повышение эффективности полицейской деятельности, мер по реализации данного принципа вообще нет. К примеру, в Государственную программу Российской Федерации «Обеспечение общественного порядка и противодействие преступности», утвержденную постановлением Правительства Российской Федерации от 15 апреля 2014 года № 345, задачи по обеспечению высокого уровня доверия и поддержки граждан не вошли. То есть, вразрез с обозначенной стратегией ориентирования полиции на «мнение» общества, оценочным критерием выполняемости данной программы (подпрограммы) являются статистические показатели, что также противоречит регламентированным полицейским принципам.

Что касается открытости и публичности полицейской деятельности, что также является как основой деятельности эстонской полиции (раздел 1 глава 21 закона Эстонской Республики от 6 мая 2009 года «О полиции и пограничной охране»), так и основным принципом деятельности российской полиции (статья 8 Федерального закона «О полиции» - «Открытость и публичность). Данная норма подразумевает возложение на эстонскую

полицию прав и обязанностей, аналогичных правам и обязанностям российской полиции в части информирования граждан и учреждений о своей работе. В данной области в нашей стране существует ряд нормативных правовых актов, которые регламентируют порядок, объем предоставления информации о деятельности полиции и других государственных учреждений, в том числе Федеральный Закон от 09 февраля 2009 года

№ 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», Федеральный закон от 22 декабря 2008 года № 262-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации», Постановление Правительства РФ от 24 ноября 2009 года

№ 953 «Об обеспечении доступа к информации о деятельности

Правительства Российской Федерации и федеральных органов исполнительной власти» и др.[CI] Несмотря на то что механизмы непосредственного взаимодействия государственных органов (в том числе правоохранительных) с обществом недостаточно разработаны, не хватает электронных форумов, тематических дискуссий и других площадок, где граждане могли бы взаимодействовать с власть2, работа в данном направлении ведется довольно активно. Так, с января 2014 года официальная группа МВД России имеет свои «страницы» в социальных сетях «Вконтакте», «Одноклассники»). Однако следует отметить, что интернетпространство в Эстонии освоено на очень высоком уровне. На протяжении последних десяти лет Эстония занимает лидирующие позиции в мире по использованию сети Интернет. Действующая в настоящее время программа «Электронная Эстония» позволяет гражданам страны получать 97% государственных услуг в электронном виде. Эксперты называют Эстонию одним из самых технологически продвинутых государств мира[CII]. При этом программа E-Police - это лишь «первый шаг» и одно из достижений эстонской полиции в информационно-технологической сфере. Постепенное развитие IT-сферы и ее применение в правоохранительной деятельности в Эстонии привело к тому, что на сегодняшний день в Таллине базируются Центр киберзащиты НАТО и IT-Агентство Европейского Союза, что усиливает позиции и статус эстонской правоохранительной системы и самой Эстонии как передовой страны в информационно-технологической сфере. Непосредственно же в структуре МВД Эстонии создан Центр информационных технологий и развития, имеющий статус самостоятельного управления. В данной связи можно с уверенностью утверждать, что реализация Концепции обеспечения общественной безопасности в Российской Федерации путем развития российско-эстонского сотрудничества и обмена положительным опытом в правоохранительной сфере в области развития IT-сферы и борьбы с новыми проявлениями преступности является одним из востребованных и перспективных направлений деятельности российской полиции.

Интернет-пространство развивается и в нашей стране. Видно, что российские полицейские реформаторы также уделяют достаточное внимание данной области развития правоохранительных органов. Очевидно, что в ближайшее время количество интернет-услуг также будет увеличиваться, и неизбежно увеличится и потребность в урегулировании отношений общества и государственных служащих (в том числе сотрудников полиции), взаимодействующих посредством Интернета. В этой области взаимодействия у эстонской полиции уже есть свои наработки. Так, с 2011 года в Эстонии действуют так называемые вэб-полицейские (интернет-констебли). Данные должности были введены именно с целью наиболее продуктивного и быстрого взаимодействия общества с полицией посредством Интернета.

В должностные обязанности вэб-полицейских входит консультирование по правовым вопросам. Это советы и рекомендации пострадавшим от преступлений, в первую очередь от деяний, совершенных в Интернете; свидетелям, информирование о состоянии дорожного движения и др. Это предоставление образцов различных заявлений (документов), обучение на темы безопасности в Интернете, в случаях необходимости - передача информации для обработки или на рассмотрение в полицейский участок соответствующего района, работа с письмами и иными запросами, поступающими через Интернет (переписка ведется на эстонском, английском и русском языках)1. Вэб-полицейские обрабатывают в год в среднем до 5000

л

обращений и сообщений о преступлениях . В ходе оценки работы вэб- полицейских выяснилось, что не будь интернет- констеблей, к реальным полицейским многие граждане не обратились бы. Психологический барьер перед звонком или походом в участок куда больше, чем перед электронным

обращением .

Возвращаясь к рассмотрению норм основного полицейского закона Эстонии, считаем важным отметить, что далеко не все структурные единицы полицейского Департамента обладают, в прямом смысле, полицейскими функциями. Однако в главе 2 основного полицейского закона Эстонии «Организация и функции полиции» указано, что все аттестованные сотрудники Департамента полиции и пограничной охраны, будь то офицер полиции или пограничный офицер, являются полицейскими и обладают соответствующими полицейскими полномочиями по осуществлению полицейского надзора, если законом не предусмотрено иное[CIII] [CIV] [CV] [CVI]. Следовательно, меры по осуществлению полицейского надзора имеет право применить любой аттестованный сотрудник Департамента полиции и пограничной охраны вне зависимости от своих прямых обязанностей по должности (даже если они в основном связаны с охраной государственной границы).

Анализ норм главы 2[CVII] (разделов со второго по пятый), определяющих перечень прав и обязанностей полиции по осуществлению ее основных задач, показал, что в отличие от ранее действовавшего полицейского законодательства в рассматриваемом Законе нет отдельных глав, параграфов или разделов, касающихся одних только прав или одних только обязанностей по конкретному перечню. В не действующем в настоящее время Законе Эстонской Республики «О полиции» (1990) права и обязанности полиции содержались в одноименных главах, а именно: глава 3 - «Обязанности полиции», глава 4 - «Права полиции». В настоящее время в

рассматриваемом законе права и обязанности полиции прописаны неразделимо с мерами, применяемыми полицией для осуществления ее основной задачи - обеспечение общественной безопасности.

Относительно авторского определения основной задачи эстонской полиции особенно важно отметить, что в Эстонии, так же как в России, понятие «общественная безопасность» не имеет законодательно закрепленного определения. Однако анализ нормативных правовых документов, касающихся полицейской деятельности в Эстонии, показывает, что определение, введенное Концепцией развития Службы общественной безопасности МВД России (приказ МВД России от 15 марта 2002 г. № 240) и предлагаемое для использования российскими учеными1, схоже с определениями, которые даются в Эстонии. Общественная безопасность в Российской Федерации определяется как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от общественно опасных деяний и негативного воздействия чрезвычайных обстоятельств, вызванных криминогенной ситуацией в Российской Федерации, а также чрезвычайных ситуаций, вызванных стихийными бедствиями, катастрофами, авариями, пожарами, эпидемиями и иными чрезвычайными событиями1.

Общественная безопасность в Эстонской Республике также определяется как состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства. При этом часто употребляется термин «защищенность». К примеру, неким аналогом российской Концепции обеспечения общественной безопасности[CVIII] [CIX] [CX] в Эстонии служит утвержденный Парламентом (Рейгикогу) документ (подпрограмма) - «Политика защищенности», в свою очередь являющаяся частью программы «Политика безопасности Эстонии до 2015 года». Основными направлениями оценки состояния защищенности в ней являются общественно опасные деяния (преступления, правонарушения), негативное воздействие чрезвычайных обстоятельств и чрезвычайных ситуаций, а также урегулирование вопросов гражданства и миграции. Более того, из анализа Концепции национальной безопасности Эстонии 2004 года, утвержденной на среднесрочную перспективу (в настоящее время не переработана), также следует, что обеспечение состояния защищенности складывается из факторов,

аналогичных указанным в подпрограмме «Политика защищенности Эстонии» (несмотря на то что отдельно «общественная безопасность» или «защищенность» в данном документе не рассматривается). Обеспечение общественной безопасности указано как основное предназначение полиции Эстонии (параграф 1 главы 1 рассматриваемого закона), ее компетенция в указанной области значительно шире компетенции российской полиции.[CXI]

Компетенция эстонской полиции раскрыта в рассматриваемом Законе, а именно: глава 2 определяет меры, которые применяются эстонской полицией для обеспечения общественной безопасности. Данные меры делятся законодателем на четыре группы: первая - меры общего характера - раздел 2 главы 21; вторая - специальные меры контроля - раздел 3 главы 21; третья - меры трансграничного преследования - раздел 4 главы 21; четвертая - сбор и обработка персональных данных - раздел 5 главы 21.Такое объединение, в соответствии с новыми европейскими стандартами, минимизирует возможность неправильного толкования норм. Так, в данном случае при осуществлении определенной группы мер сотрудник полиции использует строго определенный законом объем полномочий. К примеру, подраздел 2 раздела 3 главы 21 «Меры, применяемые к лицам, находящимся в состоянии опьянения» устанавливает полный перечень прав и обязанностей полицейского исходя из специфики работы с такими лицами. Частично такое объединение (группировка) норм - «прав и обязанностей» - присутствует и в российском законодательстве, а именно в Федеральном Законе «О полиции» (глава 4 - «Применение полицией отдельных мер»).

К первой группе мер согласно основному полицейскому закону Эстонии относится уведомление (полиция в пределах своей компетенции может информировать общество о возможных нарушениях правопорядка, давать объявления, советы); предупреждение (о возможном или непосредственном применении мер принуждения и др.); изоляция (оцепление) и удаление рисков правонарушений (полиция может временно запретить лицу находиться в определенном месте или вблизи конкретного лица, обязать его отойти от этого лица, покинуть место пребывания или находиться на определенном расстоянии от этого места пребывания в предусмотренных законом случаях).

Вторая группа мер делится на три подгруппы. Первая - меры по обработке персональных данных, связанных с непосредственным полицейским наблюдением. Данный блок регламентирует обработку указанных данных, полученных различными способами (служба «экстренного вызова», системы наблюдения, электронные коммуникации и др.). Также в блоке определены способы идентификации личности (документальные и криминалистические).

Вторая группа мер полностью направлена на предупреждение правонарушений и преступлений среди лиц, находящихся в состоянии опьянения, и оказание им помощи. В данном разделе основного полицейского закона Эстонии сочетаются правоохранительные и социальные функции. Впервые такие нормы были введены в эстонское полицейское законодательство в 2002 году в действующий на тот момент Закон «О полиции» 1990 года1. Позднее, помимо такой частной нормы, в полицейское законодательство была добавлена общая норма, в которой полиции предоставлялось право задерживать лиц, которые из-за своего возраста или состояния здоровья нуждаются в помощи, и предписывалась обязанность доставлять их в предусмотренные законом безопасные места или передавать компетентным органам для оказания неотложной социальной помощи[CXII] [CXIII]. В данной части даются определения состояния опьянения и отрезвления (алкогольного опьянения, опьянения наркотическими средствами и психотропными веществами), способы выявления состояния опьянения (в учреждениях полиции и учреждениях здравоохранения). Полицейский имеет право проверять лиц, в том числе водителей транспортных средств, на предмет опьянения, идентифицировать их личность. При превышении у лица допустимого предела содержания алкоголя в крови либо если лицо находится под воздействием иной интоксикации и его состояние может представлять опасность для него самого или для других лиц, оно подлежит доставке в медицинское учреждение, изолятор временного содержания или камеру предварительного заключения. Задержание в данном случае происходит до момента отрезвления (отрезвление может происходить также под присмотром полицейского либо под присмотром законных представителей недееспособного лица по месту его жительства). При этом лицо, взятое под стражу для отрезвления, и его личные вещи должны быть подвергнуты осмотру. Деньги, ценности и документы, а также иные предметы и медицинские препараты, которые могут представлять опасность для самого лица или для других лиц, взятых под стражу, должны изыматься и браться на хранение. Взятию под стражу в полицейские участки для отрезвления не подлежат иностранные граждане; лица, при идентификации которых стало известно о наличии у них тяжелых форм заболеваний сердца; лица страдающие эпилепсией, диабетом, шизофренией или какой-либо иной серьезной болезнью[CXIV].

Из анализируемого блока норм уже можно сделать вывод о том, что в отличие от «освобождения» от неправоохранительных функций нашей современной полиции, эстонский законодатель не только не освобождает и сохраняет на протяжении трех этапов реформирования, но и расширяет за полицией объем социальных и предупредительных функций. Наиболее значимые из них выделяют в отдельные блоки мер в полицейском законодательстве. Осуществляемые полицией функции социальной направленности (при условии их профессионального исполнения), по убеждению автора, наиболее продуктивно влияют на повышение общественной оценки полицейской деятельности, так как именно функции помощи являются противовесом надзорных функций, осуществляя которые, полиция воспринимается как репрессивно-карательный орган.

Итак, к подразделу 3 раздела 3 главы 21 относятся такие меры, как изоляция (запрет появления в определенном месте, районе), остановка транспортного средства, задержание, личный досмотр, медицинский осмотр, осмотр движимого имущества, осмотр земельных участков, зданий и сооружений, хранение (изъятие и хранение вещей и предметов), организация продаж конфискованных товаров, конвоирование.

Четвертая группа мер - раздел 3 подраздел 4 главы 21 «Меры, связанные с трансграничным преследованием». Нормы данного подраздела интересны и актуальны для изучения с целью поиска путей совершенствования нормативного правового регулирования деятельности российских правоохранительных органов в сфере международного полицейского сотрудничества, которое в нашей стране отличается наличием массы законодательных и иных нормативных правовых пробелов сферы его регулирования.[CXV] Более того, помимо общих норм, рассматриваемый закон содержит целый перечень конкретизирующих норм, которые регламентируют частные аспекты международного сотрудничества и взаимодействия - глава 41, введенная в действие с целью интеграции в общеевропейское правоохранительное пространство с 1 января 2012 года постановлением Правительства Эстонской Республики RT I, 22.03.2011, 1 - «Права международных кадровых агентств и иных международных организаций». В свою очередь, указанные нормы выделены автором отдельным блоком в третьем параграфе настоящего исследования «Международное сотрудничество Эстонской Республики», в котором они подробно анализируются.

Далее по тексту анализируемого закона - раздел 5 Главы 21 (заключительный в данной главе) - «Обработка данных».В данном разделе закреплено право полиции обрабатывать личные и иные данные (как открыто, так и тайно), решать вопросы о праве на получение персональных и иных данных, передавать их в различные органы, том числе и в уполномоченные органы других государств (в соответствии с международными договорами и законодательством Европейского Союза).

Следующий блок анализируемых норм основного полицейского Закона Эстонии посвящен основам разведывательной и конспиративной деятельности полиции2. В них регламентируются основы тайного сотрудничества и разведывательной деятельности, что является еще одним нововведением, так как в ранее действовавшем полицейском законодательстве Эстонии похожих норм не было. Анализ указанных норм показал, что полиция при осуществлении такого вида деятельности наделена правом поиска и обработки личных и иных данных с электронных баз операторов связи; правом производить сбор личных данных на кандидатов, привлекаемых к разведывательной деятельности и тайному сотрудничеству (сбор личной информации может производиться только с письменного согласия кандидата). Однако рассматриваемые нормы не описывают конкретную процедуру привлечения к тайному сотрудничеству и самого его осуществления. Нормы рассматриваемого Закона определяют круг лиц, в компетенцию которых входит решение вопросов о привлечении к тайному сотрудничеству. Разрешение на привлечение конкретного кандидата к тайному сотрудничеству выдается Генеральным директором Департамента полиции и пограничной охраны. Также определяется компетенция полиции в сфере документального оформления таких сотрудников (вся документация ведется только в Министерстве внутренних дел Эстонии) и правовые и социальные гарантии тайным сотрудникам полиции. Что касается конкретных требований, предъявляемых к таким сотрудникам (возраст, гражданство, наличие судимости и др.), то кроме рекомендаций по воздержанию от предоставления заведомо ложной информации и поддержанию конфиденциальности своего сотрудничества с полицией, перечня иных требований рассматриваемые нормы не содержат.

Нормы рассматриваемого закона также предусматривают пакет социально-правовых гарантий тайным сотрудникам в случае получения травм, повлекших инвалидность или смерть, который не отличается от пакета гарантий, предусмотренных для штатных сотрудников полиции.

Глава 3 основного полицейского закона Эстонии непосредственно посвящена базам данных, которые ведутся полицейскими органами - «Базы данных полиции». Исходя из анализа указанных норм, можно сделать вывод о том, что эстонская полиция ведет три вида учета: 1) информационная система «Полис», содержащая информацию с баз данных отделов полиции по линии обеспечения общественного порядка, раскрытия и расследования преступлений и правонарушений и др.; 2) информационная система «Граница», содержащая информацию с баз данных отделов полиции по линии охраны границы; 3) Шенгенская информационная система. Первая и вторая информационные системы являются составной частью Шенгенской информационной системы. Ответственным оператором данной информационной системы является Департамент полиции и пограничной охраны. Все базы ведутся единообразно, по определенному в рассматриваемом законе статуту, который содержит перечень общих для всех баз данных сведений. Все данные вносятся после соответствующей проверки в срок не позднее 24 часов с момента поступления.

Далее по тексту закона идут нормы Главы 4 «Прямое принуждение», раскрывающие сущность понятия «прямое принуждение», основания и пределы его использования в полицейской деятельности. Итак, под прямым принуждением понимается воздействие на лиц (правонарушителей) путем применения физической силы, специальных средств или оружия.1 Соответственно, нормы определяют конкретный перечень специальных средств и оружия, используемого в эстонской полиции[CXVI] [CXVII].

В сравнении с ранее действовавшим Законом Эстонии «О полиции» 1990 года в части, касающейся определения спецсредств и оружия, эстонские законодатели внесли существенные изменения в сторону расширения полномочий полицейских. Если ранее оружием полиции признавалось только

3

огнестрельное оружие , а полицейским разрешалось применять предметы и устройства общегражданского использования исключительно в случаях проведения специальной полицейской операции, то теперь такие устройства общегражданского использования как газовый или пневматический пистолет официально считаются полицейским оружием и, соответственно, законодательно определены пределы их использования, чего не было ранее. То же самое можно сказать и о Федеральном законе от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции», в котором в сравнении с ранее действовавшим Законом Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 «О милиции» в главе 5 - «Применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия» список специальных средств, в определенных случаях применяемых полицией, значительно расширился. Пределы использования устройств общегражданского использования, к примеру, таких как специальные газовые средства (в том числе газовые пистолеты), электрошоковые устройства, нашли свое отражение в указанной главе. Но, в отличие от эстонского закона, в российском законодательстве данные устройства относятся не к оружию полиции, а к специальным средствам.

Изучение законодательных норм, определяющих пределы использования служебного оружия и специальных средств, показал, что помимо конкретных запретов эстонский законодатель дает полицейскому право самостоятельно определять необходимость их использования, давая при этом своеобразную поправку категории законности, которая дополняется словами «пропорциональности, рациональности». Так, сотрудник полиции должен принимать во внимание природу каждого правонарушения, личность правонарушителя, учитывать общую ситуацию, прежде чем применить силу, специальные средства или оружие.

Начиная с Главы 5, основной полицейский закон Эстонии регламентирует порядок и условия прохождения полицейской службы. Данные положения - бывшая сфера регулирования ранее действовавшего Закона Эстонской Республики «О полицейской службе» 1998 года. В главе также регламентируется порядок прохождения службы сотрудниками бывших департаментов и служб - Департамента пограничной охраны и Миграционной службы. Данная глава устанавливает, что сотрудники полиции и пограничной охраны, проходившие службу в ранее существовавших департаментах, могут продолжать полицейскую службу в соответствии с настоящим законом на соответствующих полицейских должностях и в соответствующих званиях.

Итак, указанные нормы дают определение полицейской службе как государственной службе особого типа, которую несут сотрудники Департамента полиции и пограничной охраны. В свою очередь полицейский - это офицер, принятый на полицейскую должность в Департаменте полиции и пограничной охраны. К полицейской службе, не носящей постоянного характера, могут привлекаться сотрудники Департамента полиции и пограничной охраны, не являющиеся полицейскими (аттестованными сотрудниками), а также внештатные сотрудники.

Нормами этой же главы установлены общие требования к кандидатам на службу в полиции. В частности, говорится, что офицером полиции может быть гражданин Эстонской Республики в возрасте не моложе 19 лет, полностью дееспособный, имеющий, по меньшей мере, среднее образование, владеющий знаниями эстонского языка и законодательства, отвечающий профессиональным требованиям и годный к службе по состоянию здоровья .

Указанные нормы содержат конкретный перечень, определяющий круг лиц, которые к службе в полиции не допускаются. Это: ранее судимые за умышленные преступления, независимо от того, погашена судимость или нет;

осужденные за уголовные преступления и отбывающие наказание в виде лишения свободы, независимо от снятия судимости;

подозреваемые или обвиняемые в совершении умышленного преступления;

уволенные с государственной службы за дисциплинарные проступки;

получающие пенсию, заработную плату или другие постоянные выплаты от государств, не являющихся членами Европейской экономической [CXVIII]

зоны или Шенгенской зоны или не принадлежащих к Организации Североатлантического договора;

имеющие судимость за преступления коррупционной направленности, независимо от погашения судимости;

недееспособные;

лица, состояние здоровья которых не соответствует предъявляемым требованиям;

представившие заведомо ложную информацию о себе.

В ходе анализа норм, предусматривающих процедуру и условия назначения на должность сотрудников полиции Эстонии, удалось установить, что они не имеют принципиальных отличий от аналогичной процедуры в правоохранительных органах Российской Федерации. Поэтому в подробном описании, на наш взгляд, они не нуждаются. Как и у нас, полицейский принимает присягу, документально оформляется (заводятся личные дела), в некоторых случаях проходит дактилоскопическую и геномную регистрацию и др. В свою очередь, в отношении уже принятых сотрудников эстонские позиции имеют значительные отличия. Блок норм рассматриваемого закона, посвященный прохождению полицейской службы, а именно процедуре и условиям перемещения на вышестоящую должность, достаточно объемен. Однако его рассмотрение, по авторскому убеждению, представляет особый интерес для изучения. В связи с этим он будет рассмотрен отдельно (в параграфе 2 главы 2 настоящего исследования «Принципы комплектования кадров и прохождения службы в полиции Эстонской Республики») в части, касающейся кадровой политики в полиции Эстонии.

Помимо процедуры назначения на вышестоящие должности, порядка и критериев оценки кандидатов на полицейские должности, рассматриваемый закон соответственно дает определения и перечень должностей эстонской полиции и «потолки» званий к данному перечню1. [CXIX]

Далее, нормы Главы 5 в части 5 регламентируют ограничения, связанные со службой в полиции, в частности введенный в апреле 2013 года запрет на членство сотрудников полиции в политических партиях, а также основания возникновения у сотрудников полиции обязанностей по возмещению затрат государства на их обучение и профессиональную подготовку. Отметим, что указанные нормы аналогичны нормам российского законодательства о полиции (ст. 84 ч. 6 Федерального закона от 30 ноября 2011 г. № 342 ФЗ «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»). Наряду с широким пакетом социальных гарантий и льгот как в Эстонии, так и в нашей стране, сотрудник полиции обязан нести материальные затраты в случае намерения прекратить исполнение правоохранительных функций (не продолжать службу в полиции).

Изучение норм рассматриваемого закона, посвященных полицейской службе, показало, что они либо полностью регулируют, либо определяют основы регулирования по всем вопросам прохождения службы в полиции, начиная от приема и заканчивая увольнением. Так, данные нормы устанавливают дифференцированную шкалу заработной платы полицейским, которая выше заработной платы работников частного сектора; регламентируют различные надбавки к заработной плате, компенсации[CXX] и пособия - выплаты в случае смерти или временной (постоянной) нетрудоспособности. К примеру, в случае смерти или гибели сотрудника во время или вследствие исполнения его служебных обязанностей государство обязано выплатить членам семьи или лицам, которых содержал умерший (погибший) сотрудник полиции, единовременное денежное пособие в размере, эквивалентном 10-летнему денежному содержанию умершего (погибшего) сотрудника полиции.[CXXI] Для сравнения, в соответствии со статьей 43 Федерального закона от 7 февраля 2011 года № 3-ФЗ «О полиции» «Страховые гарантии сотруднику полиции и выплаты в целях возмещения вреда, причиненного в связи с выполнением служебных обязанностей», выплата членам семьи погибшего сотрудника полиции в нашей стране равна 120-кратному размеру оклада его денежного содержания, что в «переводе на года» является эквивалентом 10-летнего денежного содержания). Кроме того, анализируемые нормы устанавливают продолжительность рабочего времени для сотрудников полиции (раздел 7 этой же главы - «Рабочее время и время отдыха»), а также ряд других вопросов службы.

Следующим разделом основного полицейского закона Эстонии устанавливаются дисциплинарные полномочия (раздел 8 главы 5), из анализа норм которого видно, что Министр внутренних дел, Генеральный директор полиции и пограничной охраны, префекты полиции и иные руководители полицейских подразделений имеют право, в пределах своей компетенции, применять к подчиненным сотрудникам меры поощрения и меры взыскания (дисциплинарные меры). К мерам поощрения относятся награждение: благодарственным письмом (объявление благодарности), денежной премией, почетной грамотой, ценным подарком, именным оружием, орденом или медалью. Основания для представления к поощрениям: многолетняя безупречная служба, образцовое исполнение своих служебных обязанностей. При этом допускается представление сразу к нескольким видам поощрений. К взысканиям относятся: выговор, штраф в размере десятидневной заработной платы, снижение заработной платы до 30% на срок до шести месяцев, освобождение от должности (понижение в должности или увольнение). Дисциплинарное взыскание может быть наложено на сотрудника полиции за совершение дисциплинарного проступка. При этом только одно дисциплинарное взыскание может быть наложено за совершение

одного дисциплинарного проступка.

Отметим, что в ранее действовавшем Законе «О полиции» 1991 года дисциплинарными взысканиями, налагаемыми на сотрудников полиции, являлись: выговор; сокращение заработной платы в размере от 10 до 50% сроком до трех месяцев; увольнение со службы согласно § 118 Закона «О государственной службе» (§ 42 главы IX Закона Эстонской Республики «О полиции» 1990 года (утратил силу) «Дисциплинарная ответственность сотрудников полиции»). В новом Законе «О полиции и пограничной охране» штрафные санкции увеличились как по количеству, так и по размеру - сумме штрафов. Важно отметить, что практика применения штрафов как вида дисциплинарного взыскания к российским сотрудникам правоохранительных органов отсутствует, так же как и отсутствует такой вид дисциплинарного взыскания.

Раздел 9 и 10 главы 5 - «Увольнение» и «Пенсии сотрудников полиции». Нормы содержат основания и общую процедуру увольнения с полицейской службы, увольнение в связи с сокращением штатов или ликвидацией структурного или территориального подразделения полиции, увольнение в связи с истечением срока службы (контракта), увольнение в связи с достижением предельного возраста полицейской службы и увольнение по другим основаниям, а также право на пенсионное обеспечение, включающее порядок исчисления полицейской выслуги, и др. Сотрудник полиции может быть уволен с полицейской службы лицом, полномочным нанимать его на полицейскую службу. В целом процедура и основания увольнения с полицейской службы и основы пенсионного обеспечения в Эстонской Республике не имеют принципиальных отличий от аналогичной процедуры в органах внутренних дел Российской Федерации. Отличительным аспектом является установление запрета бывшим сотрудникам сроком на три года работать в сфере частной детективной или охранной деятельности.

Из рассмотренных и проанализированных норм основного полицейского закона Эстонии можно сделать вывод о том, что престиж полицейской службы в Эстонии достаточно высок. Сотрудники полиции пользуются широким пакетом социальных и иных льгот, имеют право на «справедливые» компенсации (за сверхурочную работу, за получение травм и увечий и др.). В данной связи отметим, что и новое российское полицейское законодательство в части повышения престижа службы в полиции также имеет ряд аналогичных положений (Глава 8 Федерального закона от 7 февраля 2011 года «О полиции» «Г арантии социальной защиты сотрудника полиции»).

Далее по тексту закона, еще одна вновь введенная глава 51 (большинство ее положений введено в действие в 2012 году) - «Добровольные морские спасатели (волонтеры)». Данная глава регламентирует деятельность добровольных морских спасателей, порядок, условия и требования к лицам и организациям, с которыми Департамент полиции и пограничной охраны заключает гражданско-правовые договоры о добровольном сотрудничестве. Фактически данная глава регулирует целый блок добровольного сотрудничества граждан и организаций с полицией. Положениями рассматриваемой главы вводится новый для самой эстонской полиции вид сотрудничества, при котором добровольные морские спасатели принимают непосредственное участие в спасательной и розыскной деятельности полиции в соответствии с основным полицейским законом Эстонии. Область сотрудничества - поиск и спасение людей, транспортных средств, терпящих бедствие во внутренних территориальных водах, на территории исключительной экономической зоны, в Чудском и Псковском озерах, профилактическая деятельность по предупреждению загрязнения вод, а также ликвидация последствий загрязнения вод. В части ликвидации последствий загрязнения вод полицейский Департамент заключает договоры о добровольном сотрудничестве с организациями (юридическими лицами), имеющими возможность обеспечить выполнение данного вида работы. При осуществлении спасательной и поисковой деятельности добровольные морские спасатели («морские волонтеры») имеют полномочия по осуществлению некоторых надзорных функций и полномочий по применению мер принуждения. К таким мерам относятся: опрос, требование предъявить документы, удостоверяющие личность; в случаях, предусмотренных рассматриваемым законом, добровольные морские спасатели имеют право применять физическую силу и специальные средства (наручники, смирительные пояса). Анализ норм, посвященных кандидатам к такому виду сотрудничеству, показал, что волонтерами не могут быть лица, не достигшие 18 лет, недееспособные, лица, признанные судом виновными в совершении умышленного преступления, имеющие пристрастие к алкоголю, наркотикам или психотропным веществам, страдающие психическими заболеваниями или иными расстройствами психики, и лица, имеющие инвалидность. Морские волонтеры проходят обязательную специальную проверку и медицинское обследование. Перед тем как приступить к выполнению обязанностей они проходят обязательную и бесплатную первоначальную профессиональную подготовку и получают специальный сертификат, удостоверяющий их право на осуществление такого рода деятельности. Решение о принятии лица на службу в качестве добровольного морского спасателя принимает Г енеральный директор полиции и пограничной охраны. Рассматриваемыми нормами добровольным морским спасателям также предусмотрены гарантии, аналогичные гарантиям штатного сотрудника полиции, в виде выплат и компенсаций вреда (в том числе в результате смерти или потери трудоспособности).

Заключительная глава рассматриваемого Закона (Глава 6 «Заключительные положения») определяет сферу его действия, дает перечень полицейских должностей и званий и их соотношение с ранее действовавшими должностями и званиями Департамента полиции и Департамента пограничной охраны, переходные положения и поправки к другим законам, регламентирующим полицейскую деятельность.

Из законов и иных нормативных правовых актов, перечисленных в начале данного параграфа, структуре полиции и ее функциям также посвящены Устав Министерства внутренних дел Эстонии[CXXII] и Устав

Департамента полиции и пограничной охраны1. В перечисленных законах полиция непосредственно упомянута в Уголовном кодексе Эстонской Республики. Так, в главе 10 «Преступления против порядка управления» [CXXIII] [CXXIV] [CXXV] [CXXVI] приводятся несколько статей с фигурированием полиции: статья 182 «Сопротивление представителю власти (в том числе сотруднику полиции) или иному лицу, выполняющему обязанности по охране общественного порядка, или принуждение их к выполнению незаконных действий» - наказывается штрафом или арестом, или лишением свободы на срок до пяти лет. Статья 182-2 «Незаконное ношение с собой или использование полицейской формы или служебного удостоверения полицейского» - наказывается лишением свободы на срок до двух лет. Статья 183 «Оскорбление представителя власти или иного лица, выполняющего обязанности по охране общественного порядка» - наказывается штрафом или арестом. Статья 184 «Угроза или насилие в отношении сотрудника полиции или приравненного к нему лица» - наказывается лишением свободы на срок до пяти лет. Действия же, приведшие к тяжким телесным повреждениям полицейского или повлекшие его смерть, наказываются лишением свободы

3

на срок до пятнадцати лет или пожизненным заключением.

Кроме того, определенная категория сотрудников, а именно следователей, упомянута в статье 172-1 Уголовного Кодекса Эстонской Республики «Насилие в отношении судьи, судебного исполнителя, адвоката, прокурора или следователя, а равно их близких или угроза в отношении этих лиц» - наказывается штрафом, арестом или лишением свободы от одного

4

года до четырех лет .

Итак, нами рассмотрены основополагающие нормы эстонских законов, регламентирующих деятельность полиции. Полагаем, что ряд выводов, сделанных автором в процессе изучения, позволит найти путь к решению такой проблемы, как повышение качества отдельных нормативных правовых актов Российской Федерации. Известно, что российское законодательство, как в целом, так и в области регулирования деятельности правоохранительных органов, строится без какой-либо общей концепции или плана развития, а процесс систематический кодификации российского законодательства не налажен. Эти факторы негативным образом влияют на эффективность контроля за исполнением законов как со стороны государства, так и со стороны общества, и снижают уровень защищенности общества1. В настоящее время необходимость решения указанной проблемы стоит достаточно остро, особенно в связи с принятием Российской Федерацией ряда международных правовых обязательств и вступлением в Совет Европы.

Так, полицейское законодательство Эстонии отличается значительной компактностью и проработанностью. Современная нормативная правовая база деятельности полиции представляет собой совокупность ряда законов и подзаконных актов, основу которой составляют: Закон Эстонской Республики от 6 мая 2009 года «О полиции и пограничной охране», Устав Министерства внутренних дел Эстонии и Устав Департамента полиции и пограничной охраны.[CXXVII] [CXXVIII] В совокупности данные нормативные правовые акты определяют место полиции в общей структуре государственного управления, ее задачи и компетенцию, принципы организации и функционирования, порядок прохождения службы в полиции, порядок взаимодействия с иными государственными органами, стратегические и тактические методы и формы работы, взаимоотношения с физическими и юридическими лицами, международными организациями. Такая концентрация прав и полномочий полиции в минимальном количестве нормативных правовых актов позволяет четко контролировать ее деятельность, не допускает различного рода толкований и разночтений.

Законодатель регламентирует место полиции, ее предназначение и принципы в соответствии с Европейскими требованиями (в частности с Европейским кодексом полицейской этики и Концепцией общественной полиции)[CXXIX] и определяет сущность эстонской полиции как организации, оказывающей гражданам услуги. В этой связи основным источником оценки ее деятельности является оценка эстонского общества, а основные усилия полиции Эстонии направлены на совершенствование механизмов сближения полиции с населением.

Наряду с предоставлением сотрудникам полиции Эстонии широкого социального пакета в виде разнообразных льгот и социальных гарантий (пенсии, компенсации ущерба, бесплатного медицинского обслуживания, компенсации за пользование общественным транспортом, предоставления служебного жилья, бесплатного обмундирования, повышенного материального обеспечения), к ним предъявляются и высокие требования к качеству обслуживания граждан, соблюдению служебной дисциплины и др. За несоблюдение указанных требований сотрудник полиции несет дисциплинарную ответственность, предусмотренную эстонским полицейским законодательством. В частности, на него могут быть наложены взыскания в виде штрафов, снижения уровня заработной платы и др.

<< | >>
Источник: Машугина Евгения Викторовна. Правовые и организационные основы деятельности полиции Эстонской Республики и ее роль в обеспечении общественной безопасности. ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 3. Основы правового регулирования деятельности полиции Эстонской Республики:

  1. ПРИМЕЧАНИЯ К ГЛАВЕ
  2. СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
  3. ОГЛАВЛЕНИЕ:
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. § 1. Место и роль Министерства внутренних дел Эстонской Республики в системе обеспечения общественной безопасности
  6. § 2. Генезис правовых и организационных основ формирования современной полиции Эстонской Республики
  7. § 3. Основы правового регулирования деятельности полиции Эстонской Республики
  8. § 2. Принципы комплектования кадров и прохождения службы в полиции Эстонской Республики
  9. § 3. Правовые и организационные вопросы международного сотрудничества полиции Эстонской Республики
  10. § 3.3. Сравнительный анализ правовых механизмов полицейского сотрудничества в Европейском Союзе и Содружестве Независимых Государств
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -