<<
>>

Гражданско-правовое сообщество сособственников

В рамках данного параграфа необходимо проанализировать новое для российского гражданского права, но широко применяемое в европейских правопорядках понятие «правовая общность». В российском варианте, обозначаемом как «гражданско-правовое сообщество», термин которым законодатель оперирует в п.

2 ст. 181.1 ГК РФ. При этом статья 181.1 ГК РФ не определяет гражданско-правовое сообщество, не называет его признаков, а лишь закрепляет открытый перечень сообществ, относя к ним участников юридического лица, кредиторов при банкротстве, сособственников. Думается, что толкование данного термина и наполнение его смысловой нагрузкой - это задача доктрины.

Нормотворческая и правоприменительная практика в странах немецкоязычного правового круга романо-германской правовой семьи обнаруживает тенденцию к обособлению сособственников в особую группу участников гражданских правоотношений с приданием либо статуса юридического лица (Австрия), либо квази-юридического лица (Германия, Швейцария). Объединение сособственников, не обладающее статусом юридического лица, именуется правовой общностью. Понятие «правовая общность» не определяется в Германском гражданском уложении или Швейцарском гражданском кодексе, хотя названные правовые акты оперируют им. А. Майер-Хаоц в комментарии к Швейцарскому гражданскому кодексу определяет правовую общность как «связь лиц без образования юридического лица, члены которой являются носителями одинаковых прав и обязанностей»[208] [209] [210]. Практически самый частый и простой случай правовой общности - это общность сособственников на вещь.

Названное обособление получило соответствующее теоретическое обоснование, прежде всего в теориях, рассматривающих общность сособственников как единого субъекта собственности. Основу данной теории составляет идея о том, что одному субъекту противостоит один объект.

«В рамках этой теории предпринимались попытки приравнять общность сособственников к юридическому лицу. Эта позиция нашла большую поддержку в Италии и во Франции. В Германии данная мысль была высказана в литературе XVI - XVII веков, но дальнейшего развития не

217

получила» .

К данной разновидности теорий относится теория членства, суть которой сводится к тому, что общее унифицированное право может осуществляться только посредством создания общности . Общность является самостоятельным носителем права, поэтому обладает

правоспособностью . Участники правовой общности могут иметь только отделенные от этой общности права[211] [212] [213]. Таким образом, участие в общности собственников рассматривается как право членства.

A. Зэнгер выделяя основную идею теории членства отмечал, что «в общности долевых собственников, как и в совместной, не осуществляется деление права. Общность - это субъект совместного, полного права. Право сособственника не идентично общему праву, то есть совладелец - это не собственник» .

В странах немецкоязычного правового круга существуют дуалистическая и монистическая теории юридических лиц. Согласно господствующей дуалистической теории понимания юридического лица общность сособственников является юридическим лицом второго порядка. Согласно монистической теории понимания юридического лица, юридическим лицом можно назвать любую общность, в которой присутствует связь между участниками и законное регулирование вытекающих из этой общности отношений. Данные соображения позволяют относить общность сособственников к юридическому лицу.

На этой идее базируется теория коллективного единства общих собственников. Данная теория применяется в основном для объяснения совместной собственности. Теория коллективного единства предполагает существование и юридического лица, и правовых общностей. Правовая общность - это почти юридическое лицо, но в ней так ярко выражена юридическая связь между участниками.

Против такого дуализма выступали Р. Кунц, А. Еггер, K. Виланд и Г. Бухда. Они считали, что разница между юридическим лицом и правовой общностью очень теоретична. Как отмечал P. Кунц: «Идею единства невозможно оценить по шкале возрастания. С точки зрения содержания и качества этой теории, не ясен вопрос о том, что

можно наблюдать в общей собственности - множество или единство

-222

компетенций .

Р. Кунц утверждал, что можно говорить либо о множестве компетенций, но тогда это не может быть общностью, либо, если признавать

223

одну компетенцию, тогда это юридическое лицо .

Относительно вопроса компетенции существуют глубинные отличия между юридическим лицом и правовой общностью. В первом случае имеет место индивидуальная компетенция, во втором - множество компетенций.

Традиционно отмечается, что общность совместных собственников более близка к юридическому лицу по степени единства участников, нежели общность долевых сособственников, поскольку внешнее выражение такой общности людей воспринимается третьими лицами как единый юридический субъект, то есть как юридическое лицо. Приобретаемые от имени общности права и обязанности на основании закона или сделки - это права и обязанности общности как субъекта права[214] [215] [216] [217].

Новое учение, трактующее общность совместных собственников как группу, было разработано В. Флуме . Ученый рассматривает все группы в качестве субъектов права. По его мнению, восприятие совместной общности как совместное право на имущество ошибочно. Речь идет скорее об общей деятельности, об осуществлении деятельности объединением лиц. Единство в данном случае приравнивается к юридическому лицу. Если не понимать общность как единство деятельности, то не ясно, как вообще возможно создать общность имущества, а если это единство действий, следовательно, это уже юридическое лицо.

По мнению Я. Вильгельма, «теорию В. Флуме можно применять только к товариществу, которое выступает как общность действия c общей целью.

В противоположность этому общность наследников учреждается законным соединением нескольких наследников по отношению к имуществу завещателя. Здесь изначально создается имущественная общность, не в силу общности цели»[218] [219] [220]. Но В. Флуме считает, что общность наследников также является группой, несмотря на то, что она образуется особенным имущественным соединением, понимая общность наследников как общность для управления и распределения имущества, которое представляет собой единство действий. «Имущественное соединение - это соединение в общность наследников для осуществления единой деятельности, что означает, что наследники, владея, действуют как группа, поэтому общность наследников является также юридическим субъектом» .

Учение об общности совместных собственников как о группе основывается на ее восприятии как единого целого. Ее деятельность в правовом поле рассматривается как самостоятельная, осуществляемая единым и вместе с тем самостоятельным юридическим субъектом, который существует как общность партнеров. «Эта действительность, встречающаяся в правовой сфере, существует на практике, не в силу закона, но через реальную жизнь общность наделяется самостоятельностью как юридический субъект» .

По теории В. Флуме, отличие юридического лица и совместной общности заключается не в отсутствии правоспособности, тем более, что согласно § 124 Торгового кодекса правоспособность признается за открытым торговым товариществом, которое представляет собой общность совместных собственников. Отличие между юридическим лицом и всеми общностями совместных собственников заключается в том, что общая собственность - это юридическая общность, и совместная деятельность членов состоит в том, что речь идет в ней о собственных делах членов, а не о делах другого субъекта права, коим выступает юридическое лицо. Как раз это отграничение юридического лица проиллюстрировано термином «группа». В группе собираются несколько людей, они образуют некое единство, которое существует только тогда, когда они действуют вместе.

Согласно теории В. Флуме, юридическое лицо отличается от совместных общностей тем, что является «носителем прав и обязанностей на основе собственной правосубъектности, а не как группа его связанных членов».

С одной стороны, действие от имени общества происходит от имени общества как юридического субъекта, но, с другой стороны, и от имени общества как группы партнеров, так как общество - это и есть единство деятельности партнеров. Партнеры несут ответственность за законные обязательства общества, в то время как общество представляет собой ее общую единицу действия.

Позиция о понимании совместной общности как субъекта права подтверждена и судебной практикой. Гражданский сенат в решении от 29.01.2001 признал общество ГГУ, участвующее во внешних отношениях с третьими лицами, как правоспособное и вместе с тем также по § 50 I ГПК, как обладающее процессуальной правоспособностью.

В зависимости от вида общности общность представляет собой связь либо только физических лиц, либо физических и юридических, либо только юридических лиц. Правовую общность определяют, как связь лиц без образования юридического лица, в которой члены являются носителями одинаковых прав и обязанностей. Общим признаком всех правовых общностей является отсутствие правой личности общности, носителями прав и обязанностей являются участники общности. Отличительными признаки общности от юридических лиц выступают отсутствие правоспособности, невозможность выступать истцом и ответчиком в суде, ответственность перед третьими лицами несут отдельные сособственники.

К правовым общностям в Германии и Швейцарии относятся имущественная общность супругов, личное товарищество, товарищество коммандитистов и коллективное товарищество, общность наследников, общность долевых сособственников и общность собственников помещений в многоквартирных домах.

Наиболее близки к конструкции юридического лица товарищества поскольку, как коллективное, так и коммандитное товарищества могут приобретать права и обязанности, выступать истцом и ответчиком в суде, предусмотрена уголовно-правовая защита чести товарищества.

Но внутренние отношения товарищей представляют собой отношения, основанные на совместной собственности, товарищи несут субсидиарную ответственность за долги товарищества. Как таковое товарищество может приобретать права под собственным наименованием, но эти права принадлежат совместно всем товарищам.

Конструкция общности собственников помещений в многоквартирном доме еще ближе к юридическому лицу, чем товарищества. Особенно регулирование организации деятельности и осуществления компетенции имеет признаки юридической личности. Приближение к корпорации выражается также в факте, что порядок пользования и управления распространяется на приобретателя в будущем, то есть общность не зависит от отдельного сособственника. Однако общность не является носительницей прав, а право собственности принадлежит конкретным собственникам. Несмотря на то, что общность во внешних отношениях позиционируется как единое целое, реализация конкретных прав и обязанностей остается за отдельными сособственниками. Указанные корпоративные признаки не приводят к прекращению правовой компетенции отдельного сособственника. Ответственность перед третьими лицами общность несет только в ограниченных областях - управление и пользование, иски, выходящие за пределы этих областей, адресованы конкретным сособственникам.

В странах немецкоязычного правового круга все правовые общности можно классифицировать следующим образом. Во-первых, в зависимости от особенностей осуществления общих прав: на долевую и совместную. В долевой общности каждый сособственник может распоряжаться своей долей, в совместной общности предполагается совместное распоряжение правом или вещью. Относительно несения прав различий в подвидах общей собственности нет, поскольку в обоих случаях субъективные права общие и неразделенные.

В зависимости от основания образования общности: законные и договорные. На основании закона могут возникать наследственная общность и долевые общности в некоторых случаях, например при соединении или смешении движимых вещей принадлежащих различным собственникам или общая долевая собственность на общее приспособление для разграничения земельных участков. На основании договора может возникнуть обычная долевая общность, общая долевая собственность собственников этажей, брачная имущественная общность, коммунальная общность и личное товарищество.

В зависимости от особенностей оформления внутренних отношений: правовое общности, в основе которых лежит вещное право, и правовые общности, в основе которых лежит общее обязательственное отношение, к последним относится, например, множественность на стороне кредитора или должника в обязательстве, в праве банкротства и проч. В обязательственных общностях также отсутствует правоспособность, потому они представляют собой родственное понятие с вещными правовыми общностями. Существенное отличие обязательственных правовых общностей состоит в том, что внутренние отношения их участников проявляются не через право собственности на общий объект. Вместо общего владения у этих субъектов каждый участник рассматривается как владелец части обязательства и реализация его права не имеет такой связи с реализацией права другим управомоченным, как в отношениях общей собственности.

Но поскольку стороны все-таки вынуждены действовать, объединившись, например, при банкротстве, из этого основания можно сделать вывод о том, что это специальный вид правовой общности.

В результате проведенного исследования можно прийти к следующим выводам.

Первое: выявлена универсальная тенденция к обособлению

сособственников в особую группу участников гражданских правоотношений с приданием либо статуса юридического лица (Австрия), либо квазиюридического лица (Германия, Швейцария), то есть общности лиц, не имеющей статуса юридического лица, но обладающей частичной правосубъектностью и способностью выступать истцом и ответчиком в суде по делам, связанным с управлением общим имуществом. В зависимости от вида общности общность представляет собой связь либо только физических лиц, либо физических и юридических, либо только юридических лиц.

Второе: правовая общность - это объединение лиц на основании общего обязательственного или вещного права, обладающих одинаковыми правами, действующих в рамках общности, но для реализации своей цели, поскольку минуя общность данную цель достичь невозможно. Например, не взаимодействуя с другими сособственниками невозможно установить оптимальный режим пользования общей вещью.

Третье: гражданско-правовое сообщество можно определить как неправосубъектное целевое объедение лиц, обладающих общим правом (вещным, обязательственным, корпоративным) на определенное имущество, участие в котором не прекращает собственных правомочий участников, но является предпосылкой наиболее эффективной реализации права каждого из участников, учитывая его коллективный характер. Признаками такого сообщества можно назвать: единая цель создания, наличие организационного единства, ответственность по обязательствам сообщества несут его члены, участник сообщества обладает общим правом, специфика которого определяет особенности в принятии решения по его реализации.

Четвертое: Установлено, что к правовым общностям в Германии и Швейцарии относятся имущественная общность супругов, личное товарищество, товарищество коммандитистов и коллективное товарищество, общность наследников, долевая общность и общность собственников помещений в многоквартирных домах.

Наиболее близки к конструкции юридического лица товарищества поскольку, как коллективное, так и коммандитное товарищества могут приобретать права и обязанности, выступать истцом и ответчиком в суде, предусмотрена уголовно-правовая защита чести товарищества. Но внутренние отношения товарищей представляют собой отношения, основанные на совместной собственности, товарищи несут субсидиарную ответственность за долги товарищества. Как таковое товарищество может приобретать права под собственным наименованием, но эти права принадлежат совместно всем товарищам. Конструкция общности собственников помещений в многоквартирном доме еще ближе к юридическому лицу, чем товарищества. Особенно организация управления имеет признаки юридической личности. Приближение к корпорации выражается также в том, что порядок пользования и управления распространяется на будущего приобретателя доли, то есть общность не зависит от отдельного сособственника. Однако общность не является носительницей прав, поскольку право собственности принадлежит конкретным собственникам. Несмотря на то, что общность в области общего управления по отношению к третьим лицам рассматривается как единое целое, реализация конкретных прав остается за отдельными сособственниками. Указанные корпоративные признаки не приводят к прекращению правовой компетенции отдельного сособственника. Ответственность перед третьими лицами общность несет только в ограниченных областях - управление и пользование, иски, выходящие за пределы этих областей, имеют свое действие против конкретных сособственников.

Пятое: Обоснована классификация правовых общностей в Германии, Австрии и Швейцарии на следующие виды: в зависимости от особенностей осуществления общих прав: на долевую и совместную (в долевой общности каждый сособственник может распоряжаться своей долей, в совместной общности распоряжение осуществляется всеми сособственниками). В зависимости от основания образования общности: законные и договорные. На основании закона могут возникать наследственная общность и долевые общности в некоторых случаях, например при соединении или смешении движимых вещей принадлежащих различным собственникам или общая долевая собственность на общее приспособление для разграничения земельных участков. На основании договора может возникнуть обычная долевая общность, общая долевая собственность собственников помещений в многоквартирном доме, брачная имущественная общность, коммунальная общность и личное товарищество.

В зависимости от особенностей внутренних отношений: правовые общности, в основе которых лежит корпоративное право, вещное право, и правовые общности, в основе которых лежит общее обязательственное отношение, к последним относится множественность на стороне кредитора в праве банкротства. В обязательственных общностях также отсутствует правосубъектность, вместо общего владения у этих субъектов каждый участник рассматривается как владелец части обязательства и реализация его права не имеет такой связи с реализацией права другим управомоченным как в отношениях общей собственности.

<< | >>
Источник: ФИЛАТОВА УЛЬЯНА БОРИСОВНА. ИНСТИТУТ ПРАВА ОБЩЕЙ СОБСТВЕННОСТИ В СТРАНАХ РОМАНО-ГЕРМАНСКОЙ ПРАВОВОЙ СЕМЬИ (ГЕРМАНИИ, АВСТРИИ, ШВЕЙЦАРИИ, ФРАНЦИИ И РОССИИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени Доктора юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Гражданско-правовое сообщество сособственников:

  1. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  2. § 3. Право частной собственности на помещения, здания, строения и предприятия
  3. Выделение основных элементов судопроизводства, общественной собственности и налогообложения из сферы сакрального права
  4. Оглавление
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. Правовое регулирование отношений общей собственности в Германии
  7. § 2. КОНЦЕПЦИИ ПРАВА ОБЩЕЙ ДОЛЕВОЙ СОБСТВЕННОСТИ: «ИНДИВИДУАЛИСТИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ» И «КОНЦЕПЦИЯ ОБЩНОСТИ»
  8. Гражданско-правовое сообщество сособственников
  9. Соглашение об определении порядка владения, пользования и распоряжения общей вещью
  10. Правовые механизмы принятия решений сособственниками в праве общей долевой собственности
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -