<<
>>

Правовые механизмы принятия решений сособственниками в праве общей долевой собственности

Отношения общей собственности в силу наличия в них корпоративного характера предполагают необходимость сособственников договариваться по вопросам совместной реализации права собственности на общий объект.

Правовые механизмы принятия решений сособственниками в России и в странах Европы имеют значительные отличия, что связано как с разными подходами к разграничению права общей собственности на виды, так и с разными принципами, лежащими в основе принятия решений.

В основу принятия решений, и в отношениях общей совместной собственности, и в отношениях общей долевой собственности ГК РФ положен принцип единогласия. Согласно предписаниям ст. 246-247 ГК РФ владение, пользование и распоряжение в отношении общего имущества осуществляется по соглашению всех долевых сособственников. В праве общей совместной собственности в случае недостижения согласия режим владения и пользования может быть установлен судом. Статья 253 ГК РФ предусматривает, что участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, сообща владеют и пользуются общим имуществом. Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом. Каждый из участников совместной [272] собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственности сделка, связанная с распоряжением общим имуществом, может быть признана недействительной по требованию остальных участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом. Механизм принятия решений в праве общей собственности практически не отличается в различных ее видах.

Принцип единогласия в осуществлении правомочий сособственности неоднократно подвергался критике . Это правило консенсуса характеризуется К. И. Скловским как «право запрета, принадлежащее любому из участников общей собственности. Понятно, что это право вето, выражая самую суть собственности как исключительного права, предельно обесценивает общую собственность. По этому поводу и возникло известное выражение: «Совладение есть отрицание владения», которое понималось

именно в том смысле, что «ius prohibendi» заключает в себе право

286

совладельцев лишить друг друга владения» .

Принцип единогласия глубоко укоренился и получил прочное обоснование в советский период. М. В. Зимелева указывала на то, что этот принцип соответствует общей трактовке института общей собственности в советском гражданском праве как «института, служащего потребительским целям. Поскольку доля в общей собственности предназначена для удовлетворения определенных нужд сособственников, решение вопроса по большинству голосов грозит лишить какого-либо конкретного содержания право меньшинства» . Д. Ф. Еремеев подчеркивал, что «принцип [273] [274] [275]

единогласного управления общей собственностью сам по себе предполагает наиболее целесообразное использование имущества и наиболее полное удовлетворение интересов всех сособственников, а не большинства из

288

них»

Требование достижения единогласия не дает никакой возможности для принятия решений в случае отсутствия согласия хотя бы одного из сособственников, что неминуемо заводит в тупик при решении вопросов, которые требуют немедленного реагирования. Возможность в судебном порядке определять порядок владения и пользования общей вещью - это, конечно, своего рода выход из положения, но судебная процедура является достаточно длительной, эмоционально и материально затратной.

Решение о распоряжении общим имуществом может быть принято только сособственниками. Никаких выходов в данном случае, если сособственники не могут договориться, закон не устанавливает.

Законодательные акты государств немецкоязычного правового круга в основном используют принцип большинства для принятия решений, касающихся общего имущества. В праве Германии, Австрии и Швейцарии принцип единогласия применяется в редких, исключительных случаях, в том числе для принятия решений относительно распоряжения всей вещью в целом и изменения целевого назначения. Цель общей вещи для каждого из сособственников - это смысл участия в общности, поэтому изменение цели использования вещи может быть основано только на единогласно принятом решении сособственников.

§ 833 ГК Австрии различает обычное управление и чрезвычайное, последнее помимо изменения целевого назначения вещи включает в себя существенное улучшение вещи, эти решения принимаются единогласно. Но и здесь законодатель оставляет возможность сособственникам, представляющим большинство, обратиться в суд и доказать необходимость осуществления чрезвычайных мероприятий по управлению. Несогласие одного из сособственников может быть заменено решением судьи.

Все остальные решения принимаются большинством голосов. К мерам обычного управления относятся действия по сохранению целевого назначения вещи. Критерий разграничения обычного и чрезвычайного управления нечетко сформулирован законодателем, потому является поводом для судебных споров. Анализ судебной практики показывает, что к обычным мероприятиям по управлению кроме всех мер по содержанию общего имущества относят в том числе расторжение договора аренды с арендатором общего имущества, принятие решения о назначении управляющего и т.д. 289

Наибольший интерес представляет швейцарское законодательство, содержащее подробную классификацию решений общности собственников, которые в зависимости от содержания принимаются либо большинством голосов, либо квалифицированным большинством (т. е. большинство лиц и долей), либо единогласно.

К решениям, принимаемым единогласно, относятся самые важные или дорогостоящие для общности решения, в том числе:

- о введении в действие порядка пользования и управления общей вещью (ст.

647 I ГК Швейцарии);

- о распоряжении общей вещью и изменении цели ее использования (ст. 648 II ГК Швейцарии) (при наличии единогласно принятого решения этот порядок может быть изменен посредством установления кворума);

- об осуществлении роскошных строительных мероприятий (ст. 647 е I ГК Швейцарии). Роскошные строительные мероприятия - это мероприятия, не относящиеся к необходимым строительным мероприятиям (для сохранения целевого назначения вещи и поддержания ее полезных свойств) и к полезным строительным мероприятиям (мероприятия, обладающие признаком объективной полезности).

Решения, принимаемые большинством голосов, - это решения:

- об изменении порядка реализации обычных действий по управлению. Они направлены либо на получение прибыли от общей вещи, либо на предотвращение вреда (убытков). Это целенаправленные действия, предпринимаемые сособственниками при нормальном течении дел, находящиеся в интересах каждого из них и не требующие особенных расходов. Они могут осуществляться каждым сособственником до тех пор, пока иное не будет установлено соглашением сторон (ст. 647 а ГК Швейцарии);

- о выполнении необходимых строительных мероприятий (ст. 647 е);

- о предъявлении иска об исключении одного из собственников из долевой общности, если в состав общности входит больше чем два собственника (ст. 649 в);

- об осуществлении важных мероприятий по управлению (полезные действия по управлению, не относящиеся к обычным, а также строительным мероприятиям). Для их осуществления необходимо квалифицированное большинство;

- об осуществлении полезных строительных мероприятий (принимаются квалифицированным большинством, ст. 647);

- об осуществлении роскошных строительных мероприятий при соблюдении следующих условий:

а) должно быть согласие большинства сособственников, которым принадлежит большая часть вещи (квалифицированное большинство);

б) другие сособственники лишаются пользования вещью на непродолжительное время;

в) должны быть компенсированы расходы, связанные с лишением пользования вещью, сособственникам, не согласным с мнением большинства;

г) оплата ремонтных работ сособственниками, составляющими большинство.

Таким образом, в законодательствах об общей долевой собственности государств немецкоязычного правового круга прочно укоренился принцип большинства, что получило соответствующее теоретическое обоснование. Принцип единогласия в литературе расценивается как: «признак, характерный для общностей, обладающих узкой сплоченностью, члены которых обладают личной связью, что более характерно для совместной собственности, которая расценивается благодаря высокому уровню интеграции ее членов как более близкая конструкция к юридическому лицу, нежели общность долевых сособственников»[276]. Принцип единогласия - это не основание этой внутренней сплоченности, а скорее его следствие. Современная модель совместной собственности в Германии, Австрии и Швейцарии в силу закрепленного принципа единогласия больше напоминает юридическое лицо.

Развитие частного права расширило личную свободу и самостоятельную ответственность индивида. Если в Средневековье многие права, в том числе и право собственности, не могли быть реализованы вне рамок общности сособственников, то современные реалии предоставляют индивиду многопредметные правовые и фактические возможности отдельно от остальных членов общности. «Это наделяет индивида непреодолимой силой отрицания общего решения»[277].

Проблема целесообразного оформления права долевой собственности заключается в противоречии между индивидуальным и общим. С одной стороны, общность должна быть способна к действию - что возможно только как результат широкого признания принципа большинства, с другой стороны, не должна допускаться ситуация игнорирования прав

сособственников посредством присоединения их к воле большинства без их на то воли. Поэтому современное европейское законодательство наделяет одного сособственника широким спектром полномочий. Он может осуществлять мероприятия, направленные на поддержание стоимости вещи и ее потребительских свойств, даже против решения большинства посредством обращения в суд, а также на свой страх осуществляет срочные мероприятия.

Правовое положение меньшинства в праве общей долевой собственности является центральной проблемой.

Теоретическим обоснованием принципа большинства занимается преимущественно конституционное право. В этой области разрабатывались теории признания принципа большинства, обосновывающие его применение в гражданском праве, особенно к частным корпоративным отношениям.

Анализ исторического развития теорий, обосновывающих применение принципа большинства, позволяет лучше понять затронутую проблематику.

Согласно мнению основоположника теории естественного права Г. Гроция: «Наряду с изменчивым положительным (позитивным) правом, создаваемым волей Бога или людей (государством), существует неизменное естественное право, то есть то, «что согласно с природой общества разумных существ. Оно не обусловлено ни временем, ни местом, никем не может быть изменено. Человек рождается с естественными неотъемлемыми правами»292. Действие принципа майората представителями данной теории было отнесено на единогласное соглашение в договоре товарищества. Этот тезис позднее стал аксиомой естественной теории права. Почему действие именно принципа большинства должно оговариваться в договоре товарищей, об этом представители школы естественного права имели различные точки зрения. Одни рассматривали принцип большинства как естественное, наилучшее правило решения спорных вопросов. Поэтому именно о нем договаривались

лол

товарищи, guia vix alia via est ... negotia expediendi . Другие воспринимали принцип большинства как единственный способный образовывать благоразумную, согласованную волю[278] [279]. Воля меньшинства, напротив, рассматривалась как заблуждение. Ж. Ж. Руссо по этому поводу писал, что можно предполагать «случаи, когда ни одна из сторон - ни большинство, ни меньшинство - не выражают общей воли. Но рассматривая общую волю как неизменный элемент, общий всем частным волям, более естественно предположить совпадение общей воли с мнением большинства. И так как при этом предположении большинство только выражает то, что одинаково обще и справедливо для всех, то столь же естественно далее предположить, что меньшинство охотно покоряется тому правильному решению, которого оно не сумело отгадать и в котором оно видит теперь настоящую общую волю»[280]. Зарождение принципа большинства усматривали в «компромиссе между необходимостью решения причитающихся проблем и требованием свободы для как можно большего количества членов общности»[281] [282].

Существует также теория действия (Machttheorie), которая усматривала в принципе большинства последствие числового перевеса. Ценность решения, принятого большинством, заключается в том, что оно в состоянии избежать борьбы, так оно олицетворяет и устанавливает соотношение сил в общности.

По мнению О. ф. Гирке, зарождение принципа большинства и его историческое развитие лучше просматривается, если обратиться к истории немецкого права. «Немецкие народные собрания принимали решения только посредством принятия единогласного народного акта» . Если достичь единогласия было невозможно, меньшинство было вынуждено принять мнение большинства, таким образом, оно заглушалось и принуждалось в

случае необходимости силой оружия к воле большинства» . Постепенно мирное смирение с волей большинства заменило военные кампании. «Это еще, конечно, не означало открытое признание принципа большинства. Потому что обязанность следования меньшинством воли большинства имела цель достижения единогласия, которое, однако, достигалось весьма

299

искусственно» .

Теория качества воли большинства (Qualitaet des Mehrheitswillens) признавала силу за решением, принятым большинством, и присоединение меньшинства к воле большинства в связи с качеством воли большинства. «Это решение от количества голосующих к качеству образующих волю создало каноническое право. Сначала в решении церковных вопросов применялась не воля большинства, но pars sanior. Тезис о том, что pars maior то же самое, что и pars sanior, долгое время встречал сопротивление»[283] [284] [285]. Меньшинство могло противоречить решению большинства и аргументировать тем, что большинство не приравнивается к pars sanior. В своем сочинении «Das Recht der Minoritaеten» Г. Еллинек также указывает на нелегкий путь признания принципа большинства, ссылаясь на средневековые воззрения германских народов, которые в общих решениях отдавали преимущество не количественным, а качественным определениям. «Мысль, что двое во всяком случае значит больше, чем один, противоречила сильно развитому индивидуалистическому чувству, отличавшему в особенности германские народы. Если в открытом бою какой-нибудь храбрец способен одолеть пятерых, то зачем он станет подчиняться большинству в совете? Вот почему мы нередко находим в средневековых положениях о сословных собраниях принцип, что решать должна pars sanior, а не pars maior, т.е. что голоса следует взвешивать, а не считать... В общественной жизни германцев первоначально всякие решения, а главным образом выборы, принимались единогласно, в большинстве случаев общим голосом (durch Acclamation), который, правда, покрывал иногда небольшое несогласное меньшинство. Даже и позднее, когда принцип большинства получил силу, все-таки стояли за требование единогласия, поскольку на меньшинство возлагалась обязанность присоединиться к решению большинства» . Только под влиянием канонического права с его усовершенствованием понятия корпоративности принцип большинства победил полностью. В итоге этот принцип был узаконен в 1338 году и применялся для выбора короля.

Х. Фабер предпринял попытку использовать демократическое понимание принципа большинства, что представляется и для принципа большинства в праве общей долевой собственности небезынтересным. Он попытался приблизить понимание pars maior к pars sanior. Воля большинства содержит, по учению Фабера, тезис «с большей силой убеждения». Кроме того, принцип большинства связывает свободу большего количества участников общности с актуальной необходимостью принимать решения. Ученый признает более рациональным требовать послушание от меньшинства, так как представленная большинством альтернатива обладает большей силой убеждения. Часть общности с большей силой убеждения примет объективно более правильное решение по сравнению с решением, принятым меньшим количеством субъектов.

Принцип большинства фактически является единственным путем, следуя которым можно принять необходимые решения, если отталкиваться от тезиса, что совладельцы должны принуждаться как можно меньше к мероприятиям, с которыми они не соглашаются. Принцип большинства - единственный способ оперативно принимать экономически правильные решения, поскольку очевидным представляется тот факт, что личные интересы собственников и забота о личных выгодах и преимуществах в отношениях общей собственности наиболее ярко выражены, чем при [286] голосовании в государственных общностях, поэтому шанс принять ошибочное экономическое решение фактически сводится на нет.

Развитие общностей прошло различные ступени интеграции. Внешний признак этой описанной интеграции есть признание принципа большинства.

Классическое римское право не применяло принцип большинства в отношениях общей долевой собственности. Каждый сособственник обладал правом ius prohibenditi против мероприятий других, препятствуя образованию действительной общности. «Долевая собственность в римском праве была непрактично организованной общностью с противоречащими друг другу членами» . Уже юстиниановское право признавало решения, принятые большинством, это был шаг к образованию настоящей общности. Признание принципа большинства облегчало образование общей воли и подняло юстиниановское право на более высокий уровень интеграционной лестницы. Это наследие было воспринято европейскими кодификациями.

Функции принципа большинства сводятся к обеспечению возможности принятия решений, облегчение по сравнению с принципом единогласия формирования общей воли и формирование этой воли с принятием во внимание индивидуальной воли большинства участвующих, чем обеспечивается максимальное соблюдение свободы .

Таким образом, европейское законодательство широко применяет к отношениям общей долевой собственности принцип большинства, который нашел и практическое, и теоретическое обоснование.

Современное российское гражданское право переживает эпоху реформирования, однако порядок принятия решений в праве общей долевой собственности не подвергается сколько-нибудь существенным изменениям.

Статья 277 «Владение и пользование вещью, находящейся в долевой собственности» Проекта ГК РФ не изменила единогласный порядок принятия решений, касающихся владения и пользования общей вещью. По-прежнему

302

303

Schneider B. S. 126. Schneider B. S. 127.

«владение и пользование вещью, находящейся в долевой собственности, если иное не установлено законом, осуществляются по соглашению всех ее участников, а при недостижении согласия - в порядке, устанавливаемом судом».

Между тем ст. 181.1 ГК РФ содержит понятие «решение собрания» и предусматривает, что решение собрания, с которым закон связывает гражданско-правовые последствия, порождает правовые последствия, на которые решение собрания направлено, для всех лиц, имевших право участвовать в данном собрании (участников юридического лица, сособственников, кредиторов при банкротстве и других участников гражданско-правового сообщества), а также для иных лиц, если это установлено законом или вытекает из существа отношений». Статья 181.2. закрепляет, что «решение собрания считается принятым, если за него проголосовало большинство участников собрания и при этом в собрании участвовало не менее пятидесяти процентов от общего числа участников соответствующего гражданско-правового сообщества». Несмотря на то что термин «гражданско-правовое сообщество» может быть применен и к сособственникам в праве общей долевой собственности, кроме того, сособственники прямо перечисляются в диспозиции ст. 181.1, существует явная коллизия норм ст. 247 действующего ГК РФ (ст. 277 проекта изменений ГК РФ) и ст. 181.1, которая, по всей вероятности, должна будет разрешаться в пользу специальной нормы, закрепленной в ст. 247 ГКРФ (соответственно ст. 277 проекта ГК РФ).

В Концепции развития гражданского законодательства предлагалось «установить случаи принятия квалифицированным или простым большинством решений сособственников о предоставлении в пользование третьим лицам общего имущества. В остальных случаях распоряжения, «влекущего или могущего повлечь прекращение права собственности, которое может иметь место как при отчуждении соответствующего имущества третьим лицам (купля-продажа, мена, залог и т.д.), так и без такового (реконструкция, разрушение) применять принцип единогласия» [287].

На наш взгляд, необходимо подвергать разграничению не случаи принятия решений, касающихся правомочия распоряжения, а в первую очередь, владения и пользования вещью. На единогласие необходимо оставить самые важные решения - это распоряжение общей вещью и изменение целевого назначения имущества. Все остальные решения должны приниматься большинством голосов, которое определяется исходя из размера доли, если иное не установлено в соглашении между сособственниками. Кроме того, принцип единогласия нужно предусмотреть для возможности отказа от преимущественного права покупки. Таким образом, сособственники могут в своем соглашении изменять порядок принятия решения в сторону расширения круга вопросов, требующих единогласия, а также определять порядок определения большинства голосов.

Закрепляя применение принципа большинства, необходимо предусмотреть механизм защиты интересов меньшинства, которые должны быть гарантированы правом обращения в суд в случае нарушения решением большинства интересов меньшинства. Кроме того, защитой от произвола большинства является безусловное право прекращения отношений общей собственности, которое может быть ограничено только договором.

Принцип большинства является единственным путем эффективного управления общей собственностью, законодательное закрепление которого должно сопровождаться усилением позиции одного сособственника и закреплением прав меньшинства, позволяющих ему реагировать на злоупотребление правом большинством сособственников, а также созданием адекватного механизма прекращения долевой общности. Кроме того, механизм принятия решений, основанный на принципе большинства, будет адекватно отражать отличие права общей долевой собственности от общей совместной и обеспечит последовательное легальное разграничение права общей собственности на виды.

В связи с изложенными общенаучными, теоретическими и правовыми аргументами считаем возможным сделать следующие выводы:

Первое: в праве общей долевой собственности европейских государств принятие решений о пользовании и управлении общей вещью осуществляется на основании решения большинства. Применение принципа единогласия в механизме принятия решений в праве общей долевой собственности ограничено только вопросами распоряжения общей вещью, изменения ее целевого назначения.

Второе: в российском праве общей долевой собственности принцип единогласия применяется для решения любых вопросов, касающихся владения, пользования и распоряжения общей вещью.

Предлагается сохранить применение принципа единогласия в российском праве только для решений, касающихся распоряжения вещью в целом, изменения ее целевого назначения и закрепить возможность отказа от права преимущественной покупки доли.

Третье: предлагается изложить п. 1 ст. 247 ГК РФ (п. 1 ст. 277 проекта ГК РФ) в следующей редакции:

Статья 247. Владение и пользование имуществом, находящимся в долевой собственности

1. Порядок владения и пользования общим имуществом, находящимся в общей долевой собственности, осуществляется на основании соглашения между сособственниками, которое считается принятым, если за него проголосовало большинство участников долевой собственности. Большинство устанавливается исходя из размера долей участников. Если установленный порядок владения и пользования общим имуществом явно ущемляет права лица, голосовавшего против, но оставшегося в меньшинстве, такое лицо вправе обратиться в суд об изменении соглашения о владении и

пользовании общей вещью. При невозможности принятия соглашения о порядке владения и пользования большинством голосов порядок владения и

305

пользования устанавливается судом .

1.6.

<< | >>
Источник: ФИЛАТОВА УЛЬЯНА БОРИСОВНА. ИНСТИТУТ ПРАВА ОБЩЕЙ СОБСТВЕННОСТИ В СТРАНАХ РОМАНО-ГЕРМАНСКОЙ ПРАВОВОЙ СЕМЬИ (ГЕРМАНИИ, АВСТРИИ, ШВЕЙЦАРИИ, ФРАНЦИИ И РОССИИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени Доктора юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме Правовые механизмы принятия решений сособственниками в праве общей долевой собственности:

  1. § 1. Способы защиты гражданских прав
  2. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  3. Статья 46. Решения общего собрания собственников помещений в многоквартирном доме
  4. 3. Перспективы развития понятия земельного участка и его соотношения с недвижимым имуществом в отечественном праве
  5. 6. Преимущественное право покупки в российском гражданском праве
  6. § 3. Право владения и пользования жилым помещением бывших членов семьи собственника приватизированного жилого помещения
  7. Римская модель общей собственности
  8. Генезис и формы развития института общей собственности в России
  9. Становление и развитие права общей собственности в Швейцарии
  10. Общая собственность во французском праве
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -