<<
>>

§ 5. СОВМЕСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ СУПРУГОВ (БЫВШИХ СУПРУГОВ)

В России самым распространенным случаем общей совместной собственности является совместная собственность супругов. Согласно ст. 35 СК РФ владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.

Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается независимо от того, кем из участников совершается сделка по распоряжению имуществом». Таким образом, п. 2 ст. 253 ГК РФ закрепляет презумпцию согласия участника совместной собственности на совершение сделки. Не вдаваясь в дискуссию о понятии презумпции в гражданском праве, в самом общем виде определим ее как: «Непосредственно закрепленное в законе или выведенное на основе анализа пр вовых норм правовое пре полож ние, в соответс вии с кот рым лицо, управомоченное давать требуемое законом согласие на сделку (путем предварительн го разрешения на ее совершение и последующего заявления о ее сохранении), считается давшим свое согласие, пока в процессе оспаривания такой сделки не доказано обратное»[411].

В ст. 35 СК РФ произведена «привязка» норм гражданского законодательства к семейно-правовой материи. В ст. 253 ГК РФ говорится о владении, п льзовании и ра пор жении м ществом, наход щим я в общей совместной собственности, а в ст. 35 СК РФ речь идет о пр ве общей собственности супругов.

Презумпция согласия всех участников общей совместной

собственности на распоряжение имуществом одним из участников не ставится в зависимость от того, о каком имуществе идет речь, в какой форме

совершается договор и т.д. До вступления в силу СК РФ, руководствуясь правилами ст. 253 ГК РФ, супруг мог самостоятельно продеть (или распорядиться иным образом) любое имущество, овключая недвижимость.

В настоящее время на основании п. 3 ст. 35 СК РФ требуется нотариально удостовер ное согласие супр га в случаях сове ше ия ругим супругом сделки:

а) по распоряжению недвижимостью;

б) требующей нотариального удостоверения (в соответствии с законом или в случаях, предусмотренных соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма не требовалась);

в) требующей государстве ной р гис ра ии.

Сделки, связанные с распоряжением долей в уставном капитале и акциями, обладают определенными особенностями. На основании п. 11 ст. 21 Федерального затона «Об обществах с ограниченной ответственностью»[412] сд лка, напр вленная на отч жд ние д ли ли части доли в уставн м капитале общес ва, п длежит нот ри льному удостовер нию. Несо люд ние нотариальной формы влечет за собой недействительность этой сделки.

Согласно п. 13 ст. 21 Затона № 14-ФЗ нотариус, совершающий нотариальное удостовер ние дел и, направленн й на отчужд ие д и и час и доли в уставном капитале общества, пр в яет п номо ие отчужда щего их лица на ра поряжение такой долей ли частью доли.

Супр г, чье нот ри льно удостовер ное согласие на соверш ние вышеуказанн й сделки не было получено, впр ве требовать ризн ния сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узна ь о совершении данн й сд лки.

Согласно п. 17 Методических рекомендаций по совершению отдельных видов нотариальных действий нотариусами Российской Федерации[413], утвержденных Приказом Минюста России от 15.03.2000 № 91, при удостоверении сделок, указанных в ст. 35 СК РФ, нотариусом проверяется наличие нотариально удостоверенного согласия другого супруга на совершение сделки. Если в нотариально удостоверенном согласии супруга указаны какие-либо условия сделки, нотариус при удостоверении сделки проверяет, соблюдены ли эти условия.

В случае отчуждения акций супруги не имеют возможности проконтролировать вопрос с отчуждением ценных бумаг. Сделки с акциями могут совершаться без согласия другого супруга, и отсутствие такого согласия не является основанием для признания сделки недействительной. Действующее законодательство (Гражданский кодекс РФ, Федеральные законы «О рынке ценных бумаг[414]» и «Об акционерных обществах[415]») не содержит указаний о необходимости регистрации сделки с ценными бумагами, в том числе с акциями. Сама же запись в реестре не является регистрацией сделок с ценными бумагами[416].

В ст. 35 СК РФ устанавливается, что супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанных сделок не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Очевидно, что рассматриваемые нормы послужат защитой семьи от необдуманных решений нерадивых супругов. При этом нормы ст. 35 СК РФ не противоречат Гражданскому кодексу, поскольку в п. 4 ст. 253 ГК РФ говорится о возможности установления отличного от правил настоящей статьи ГК РФ режима владения, пользования и распоряжения совместной собственностью[417].

Анализ судебной практики показывает, что большинство дел, связанных с признанием недействительными сделок по распоряжению общим имуществом, совершенных в отсутствие необходимого согласия других сособственников, касается споров супругов. При этом суды не всегда единообразно применяют нормы материального права. Сложность вызывает вопрос о том, нормы какого закона применять к распоряжению совместно нажитым имуществом после расторжения брака?

Так, например, Галкин А. В. обратился в суд с иском к Галкиной Т. В., Ершовой Г. А., Новикову А. П. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры, заключенного 28 октября 2010 г. между Галкиной Т.В. и Ершовой Г. А., Новиковым А. П., о применении последствий его недействительности, разделе совместно нажитого имущества в виде указанной квартиры, признании права собственности за истцом на 75% доли квартиры и за ответчиком на 25% доли указанной квартиры.

В обоснование иска Галкин А. В. сослался на то, что в период брака сторон на имя ответчика была приобретена спорная квартира, за которую уплачена часть личных денежных средств истца, полученных от продажи квартиры, принадлежащей истцу до брака. На основании совместного заявления сторон брак расторгнут 29 ноября 2008 г. Из ответа Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по г.

Москве от 11 ноября 2011 г. истцу стало известно, что собственниками спорной квартиры являются Ершова Г. А. и Новиков А. П., при этом согласия на продажу спорной квартиры, которая является совместно нажитым имуществом сторон, истец не давал.

Решением Люблинского районного суда г. Москвы от 17 апреля 2012 г. иск удовлетворен частично, признан недействительным договор купли- продажи квартиры, постановлено возвратить спорную квартиру в собственность Галкиной Т. В. с возложением на нее обязанности вернуть Новикову А. П. и Ершовой Г. А. денежные средства, полученные по сделке. Произведен раздел совместной собственности супругов - спорной квартиры, за Галкиным А. В. и Галкиной Т. В. признано право собственности на данную квартиру: на 1/2 доли за каждым.

В апелляционной инстанции судебное решение оставлено без изменения.

В кассационных жалобах Ершовой Г. А. и Новикова А. П. ставится вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с нарушением требований закона. Кассационная инстанция жалобу удовлетворила в связи со следующим.

Судом установлено, что Галкин А. В. и Галкина Т. В. состояли в зарегистрированном браке, в период брака была приобретена спорная квартира, которая является совместно нажитым имуществом.

После расторжения брака между Галкиной Т. В. (продавец), с одной стороны, Новиковым А. П. и Ершовой Г. А. (покупатели), с другой стороны, заключен договор купли-продажи спорной квартиры, в соответствии с которым Галкина Т. В. продала Новикову А. П. и Ершовой Г. А. указанную квартиру, право собственности последних зарегистрировано в установленном законом порядке.

В соответствии со статьей 2 Семейного кодекса Российской Федерации семейное законодательство устанавливает условия и пор д к вст ле ия в бр к, пр ращ ния брака и призна ия его нед йствительн м, р г ирует ли ные неим щес венные и муществе ные о нош ния м жду член ми семьи: супругами, родителями и детьми (усыновителями и усыновленными), а в случаях и в пределах, предусмотренных семейным законодательством, между другими родственниками и иными лицами, а также определяет формы

и порядок устройства в семью детей, оставшихся без попечения родителей.

Таким образом, предметом регулирования семейного законодательства являются, в частности, имущественные отношения между членами семьи - супругами, другими родственниками и иными лицами. Семейное законодательство не регулирует отн ше ия, во никаю ие между участниками гражданского оборота, не относящимися к членам семьи.

Поскольку оспариваемый договор купли-продажи спорной квартиры заключен тогда, когда Галкин А. В. и Галкина Т. В. перестали быть супр гами, ре ламентация их совместн й собс венности осуществляется положениями ГК РФ.

Распоряжение имуществом, находящимся в совместной собственности, осуществляется по согласию всех участников, которое предполагается незави имо от того, к м из участник в совершается делка по распоряже ию имуществом (пункт 2 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Ка дый из участ ков совместной собс венности пр ве соверша ь сд лки по распоряжению общим м щес вом, если ное не выт кает из соглашения всех участников. Совершенная одним из участников совместной собственнос и сд лка, связанная с ра поряжени м общ м имуществом, может быть признана н действительной по требованию ост л ых участников по мотивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномо й только в случае, если доказано, что др гая стор на в сделке знала или заведомо должна была зна ь об этом (пункт 3 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исходя из положений вышеприведенных правовых дерм, при разрешении спора о пр зн нии н действительн й дел и по ра поряжению суду следует установить нали ие ли отсутствие о ведомленности ругой стороны по сд лке об отсутств и у участ ка совместной собс венности п лномочий на соверше ие сд лки по расп яж нию общим имуществом, и обстоят льства, с учетом которых др гая ст рона по д лке должна была

знать о неправомерности действий участника совместной собственности[418].

Режим совместной собственности устанавливается в силу закона автоматически с момента вступления в брак. Закон предусматривает механизм прекращения режима совместной собственности , основанный на проявлении инициативы любого из супругов.

Затягивание существования реж ма совместной собс венности лечет множество злоупотреблений со стороны бывших супругов. Суд, как правило, встает на сторону добросовестного приобретателя, при этом игнорируя интересы второго супруга. В этом проявляется элемент ответственности за бездействие в виде затягивания существова ия р жима собстве нос и, кот ый же не должен существовать.

Злоупотребление выражает я в сове ше ии делок, н пр ленных на отчуждение совместно нажитого имущества. И здесь часто бывшие супруги п лагают себя в полн й м ре за ищ нными, н дея ь на примен ие ста ьи 35 СК РФ. Однако суды неоднократно отказывали в применении к бывшим супругам ст. 35 СК РФ, мотивируя свою позицию тем, что статья 35 СК РФ применяется только к супругам, но не к бывшим супругам. Суды разъясняют, что «если на момент рассмотрения иска о разделе общего имущества суд установит, что супруг произвел отчуждение общего имущества или израсход вал его по своему усмотрению вопр ки воле др г го с пр га и не в интересах семьи либо с рыл имущество, то при р зд ле учи ывается это имущество или его стоимость[419]. Указанное положение действует и в том случае, если общее имущество б ло пр дано од им из супр г в вопр и воле др гого супр га по ле расторжения р ка ме ду н ми.

Если одним из супругов продано без согласия другого супруга их общее имущество и указанная в договоре дена значительно ниже рыночной, суд вправе взыскать в пользу другого супруга денежную компенсацию, рассчитанную исходя из средней (рыночной) стоимости аналогичного имущества.

Кроме того, потерпевший супруг вправе оспорить сделку,

совершенную вторым супругом с общим имуществом, на основании пунктов 2, 3 статьи 35 СК РФ. При этом следует учитывать, что положения статьи 35 СК РФ не применяются и в случае, если сд лка с общим им щес вом супругов была совершена одним из них в отсутствие согласия второго после расторжения бр ка между н ми, по кольку с момента расторже ия бр ка указанные ица утратили статус су ругов.

К сделкам с имуществом, нахо ящ мся в общей с вместн й собственнос и лиц, брак между кото ми расторгнут, применяются положения статьи 253 ГК РФ.

В соответствии с пунктом 3 статьи 253 ГК РФ каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одн м из участ ик в совместной собственности д лка, связанн я с расп ряж нием общим м ществом, м жет ы ь изн на нед йствит льн й по требова ию осталь ых участников по мо ивам отсутствия у участника, совершившего сделку, необходимых полномочий, и только в случае если доказано, что др гая сторона в сд ке зн ла и и заведомо должна была знать об этом.

В отличие от статьи 35 СК РФ пункт 3 статьи 253 ГК РФ не требует п лучения от бывшего су руга нотариально удост вер нн го согласия на совершение сделок по распоряжению недвижимостью, а также сделок, требующих нотариального удостовер ия и ли) гос дарственной регис р ции. По указа ным рич н м ля оспа ван я д ки, заключе ной бывшим супругом после расторжения бр ка в отнош нии о щего м щества супр гов, супруг, не участвовавший в так й сд лке и не да ш й согласия на ее совершение, должен доказать факт отсутствия своего согласия и факт недобросовестности контрагента по сделке, т.е. его осведомленности о данных обстоятельствах[420].

Основным критерием применения семейного законодательства является наличие семейно-правового статуса, утрата которого влечет утрату правовых основа ий для пр мен ния семейного з кон дате ьства.

С прекращением брака статус супруга утрачивается. Бывший супруг признан субъектом семейных правоотношений в качестве иного лица «в случаях и пределах, которые предусмотрены семейным законодательством», - в алиментных обязательствах бывших супругов; при разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК); при установлении отцовства (п. 2 ст. 48 СК). Расторжение брака не прекращает режим общей совместной собственности, но положения семейного законодательства - правила статьи 35 СК по распоряжению совместной собственнос ью супр гов - после расторже ия р ка п им нению не п длежат; пр ме яют соответствую ие нормы гр жд н кого законодательства (ст. 253 ГК)[421].

Коллизия ст. 253 ГК РФ и 35 СК РФ была неоднократно предметом рассмотрения Конституционного суда. В своей жалобе в Конституционный Суд Россий кой Фед р ции заявители о паривали констит ционность пунктов 2 и 3 статьи 253 Гражданского кодекса Российской Федерации о расп ряж нии имуществом, находя мся в совмес ной собственности, считая, что применением этих норм в их деле без учета положений пункта 3 статьи 35 С ме ного кодекса Рос йск й Ф дер ц и, регламентирующих правила расп ряжения общим муществом супр г в, б ли н р ше ы их права, гарантированные статьями 2, 18, 19, 35, 45 и 46 Конституции Россий кой Фед р ии. Конституци нный суд пришел к в воду, что сами по себе данные нормы, регламентирующие порядок распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственности, не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителей, и отказал в принятии к рассмотрению жалобы[422].

При разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, по мотивам отсутствия у н го необх димых полномочий либо согласия других участников, когда необходимость его п лучения пр дусмо р на зак ном, следует учи ывать, что такая сд лка является оспоримой. В соответствии с положениями п. 3 ст. 253 Гражданского кодекса Российской Федерации требование о признании ее нед йствит льн й может быть уд влетвор но только в случае, ес и доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных обстоятельствах[423].

Сторона, оспаривающая сделку, должна доказывать

недобросовестность второй стороны в сделке. Обязанность по доказыванию вторым супругом н добросовестности стороны, з ключивш й сд лку с бывшим супругом, возложенная п. 3 ст. 35 СК РФ и п.3 ст. 253 ГК РФ, оспаривалась в Конституционном суде РФ, как противоречащая Конституции РФ, в частности ее статьям 4 (часть 2), 15 (части 1 и 2), 19 (часть 1), 35 (части 1 и 2) и 40 (часть 1), поскольку по смыслу, придаваемому им правоприменительной практик й, они возлагают на ы шего супр га, обра ившегося в суд с иском об оспар вании делки по распоряже ию недвижимос ью или сд лки, ребующей нотари льн го удост вер ния и (или) государственной регистрации, совершенной другим бывшим супругом без получения нотариально удостоверенного согласия бывшего супруга, обратившегося в суд, обязанность доказывать то, что другая сторона в такой сделке знала или должна была знать об отсутствии необходимого согласия. Однако Конституционный суд РФ пришел к выводу, что сами по себе оспариваемые положения направлены на конкретизацию положений статьи 35 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации и задиту имущественных прав участников гражданского оборота и не могут рассматриваться к к н р шающие констит ионные пр ва з явит л ицы, указанные в жалобе[424].

Несмотря на то что «разъяснения Верховного Суда РФ по вопросам судебной пр ктики являют я ориентир м для р зр ше ия сп ров и имеют обязательный характер для нижестоящих судов в силу ст. 126 Конституции РФ»[425], практику разрешения коллизии между п. 3 ст. 35 СК РФ и п. 3 ст. 253 ГК РФ нельзя назвать единообразной. Среди изученных дел, где были заявлены требован я о призн нии делки, напр вленной на отч жд ние совместно нажитого имущества, недейс вит льн й, имели место удовлетворения з явлен ых требова й.

Так, О. И. Н. обратилась в суд с истом к О. О. о признании утратившим право пользования жилым помещени м и снятии с р гис р ционного учета, указав, что в период бр ка с ответчиком ею был приобретен лой дом. После прекращения брака ответчик в спорном жилом доме не проживает, не участвует в его содерж нии, не оплач вает к мм н ьные расходы. С регистрационного учета по данному адресу ответчик не снимается. Членом ее семьи не является, к ких либо договорных отношений между ними не существует. Споров об имуществе между ними не возникло. Раздел имущества не производился ни по соглашению сторон, ни в судебном порядке.

О. О. обратился со встречным иском к О. И. Н. о сохранении за ним права пользования жилым домом и определении долей в праве общей совместной собстве нос и.

В ходе рассмотрения дела произошла замена истца, поскольку истица продала спорное имущество. В дополнение к ранее заявленным требованиям

О. О. просил пр знать спорн й дом общей совместн й собс венностью супругов; признать договор купли-продажи спорного жилого дома и земельного участка, заключенный (дата) между О.И.Н. и С.,

недействительным, аннулировать соответствующие записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним по Оренб ргской области; возвра ить сп ный лой дом в с вмес ную собственность О.О. и О.И.Н.

Решением суда от 25 января 2013 года удовлетворены исковые требования, суд постановил: признать О.О. утратившим право пользования жилым домом по адресу: (адрес), и снять го с р гистр ционн го учета по д нному адресу.

В аппеляци ной нстанц и решение суда п рвой инст нции отмен но в связи со следующим.

Согласно ст. 256 ГК РФ, ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во ре я брака, являет я их совмес ной собстве нос ью, ес и догов ром между ними не установлен иной режим этого имущества

Из материалов дела следует, что О.И.Н. и О.О. состояли в зарегистрированном браке с (дата) по (дата), спорный дом является их совместной собстве нос ью.

Согласно договору купли-продажи от (дата). З.Е.М., действующая от имени О.И.Н., продала, а С. купил жилой дом. Судом установлено, что О.О. до настоящего времени зарегистрирован в спорном жилом доме.

Отказывая О.О. в иске о ризнании н дейс вительным дог вора купли- продажи жилого дома и земельного участка, суд пришел к выводу о том, что сделка совершена в соответствии с действующим законодательством.

С таким выводом суда согласиться нельзя.

Согласно п. 3 ст. 253 ГК РФ каждый из участников совместной собственности вправе совершать сделки по распоряжению общим имуществом, если иное не вытекает из соглашения всех участников. Совершенная одн м из участ ик в совместной собственности д лка, связанн я с расп ряж нием общим м ществом, м жет ы ь изн на нед йствит льн й по требова ию осталь ых участников по мо ивам отсутствия у участ ика, совершивш го сделку, необходимых по номо й только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об этом.

Правила настоящей статьи применяются постольку, поскольку для о дельных идов совместной собс венности наст ящим Код ксом ли другими законами не установлено иное (п. 4 ст. 253 ГК РФ).

Иные, правила распоряжения имуществом, находящимся в совместной собственнос и су ругов, установле ы п. 3 ст. 35 СК РФ.

В соответствии с п. 3 ст. 35 СК РФ для совершения одним из супругов сд лки по распор жению недвижимос ью и делки, ребующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга. Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сд лки не было получено, в р ве треб ва ь пр н ния сд лки нед йствит льн й в судебном порядке в течение г да со ня, когда он узнал или должен был узна ь о совершении данн й сд лки.

Таким образом, в случаях совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимым имуществом, находящимся в совместной собственнос и супругов, и сд лки, ребующей р гистр ии в устано ленн м законом порядке, необход мо получи ь нота и л но достовер нное согласие др гого су руга.

Таким образом, О.О. нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки - договора купли-продажи жилого дома от (дата) в соответствии с п. 3 ст. 35 СК РФ не давал, следовательно, договор купли- продажи является недействительным.

Как следует из материалов дела спорный жилой дом, на который О.О. имел право в соответствии со ст. 34 СК РФ как на общее имущество супругов, выбыл из его владения против его воли.

Учитывая изложенное, решение суда в части отказа в иске О.О. о признании договора купли-прода и недейс вит ль ым и воз рате жилого дома в собственность О.О. и О.И.Н. подлежит отмене с вынесением нового решения в указанной части об удовлетворении истовых требований[426].

Это определение демонстрирует отсутствие точного алгоритма применения ст. 35 СК РФ и 253 ГК РФ и в этом смысле оно не является уникальным.

Так, Б. С. обратилась в суд с истом к Б. В. и Д., в котором, уточнив исковые требования, просила призна ь нед йствительн м договор к и- пр дажи квартиры ме ду Б. В. и Д., возвра и ь квар иру в собственность Б.В., прекрати ь право собс венности Д. на вар иру.

В обоснование и ка Б. С. указала, что в период бр ка ей и ответч ком была приобретена квар ира, котор я после раторже ия рака ла пр д на ее бывшим супр гом без ее согласия. Ответ ик Д. не мог не зна ь о несогласии супруги на продажу квартиры, поскольку знаком с их семьей, кроме того, в квар ре ост ло ь имущество, т кже иобрет ное в р ке, однако дост па в вар иру она не меет.

Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 13 июля 2012 года в признании сделки недействительным было отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского гор дского суда от 10 янв ря 2013 года р ше ие жестоящей нстан ии было отменено договор купли-продажи признан недействительным.

В кассационной жалобе Б.В. просит отменить определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 января 2013 года, решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 13 июля 2012 года оставить в силе. В передачи кассационной жалобы к рассмотрению было отказано в связи со следующим.

В период брака супруги приобрели трехкомнатную квартиру. Спорная квартира была приобретена на имя ответчика Б.В. на основании договора инвестирования. Право собственности Б.В. с согласия супруги Б.С. было зарегистрировано в ЕГРП.

Между Б.В. и Д. был заключен договор купли-продажи спорной квар иры, который ыл зарегис рирован в р вле и Ро реестра по Москве 13 декабря 2011 года. Отказывая в удовлетворении исковых требований Б.С., суд, руководствуясь положениями п. 3 ст. 253 ГК РФ, исходил из того, что Д. не знал и не должен был знать о претензиях Б.С. на спорную квартиру, в связи с чем не нашел оснований для п знания дел и н д йст ительн й.

Судебная коллегия обоснова но устан вила, что сп ная квар ра была приобретена в период брака, в связи с чем, в силу ст. 34 СК РФ, является совместно нажитым имуществом супругов. Между тем, Б.В.

передал квартиру Д. на основании договора купли-продажи от __ г., Б.С.

нотариально удостоверенного согласия на совершение данной сделки не д вала, спорная квар ира, на которую она им ла пр во, про ив воли ы ла из ее владения.

В соответствии со ст. 168 ГК РФ, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных р вовых акт в, ничтожна.

Довод кассационной жалобы Б.В. о том, что нормы п. 3 ст. 35 СК РФ не подлежат применению, так как на момент заключения сделки купли-продажи сп рной квартиры, они с Б.С. уже не состояли в р ке и перест и быть супр гами, не может бы ь пр нят во вн ма ие, по кольку раст ржение бр ка не влечет за собой зм н ния р жима совместной собс венности ст рон на

спорное имущество.

Таким образом, судебная коллегия правомерно отметила решение Гагаринского районного суда г. Москвы от 13 июля 2012 года в части отказа в удовлетворении исковых требований Б.С. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры и признании данной квартиры совместной собственностью супругов[427].

Предыдущие примеры из судебной практики демонстрируют применение ст. 35 СК к имущественным отношениям между бывшими супр гами, однако в ряде лучаев судами к делкам, заключенн м и во р мя брака, применяется п.3 ст. 253 ГК РФ.

Например, Б. А. обратился в суд с иском к Б. Н., Б. О. о признании нед йствит льным договора купли-прод жи квар ы, заключенного 12 сентября 2011 года между его супругой Б. Н. и Б. О., прекращении записи о праве собственности Б. О. на указанную квартиру в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. В обоснование указав, что 04 июля 2011 года он с супругой Б. Н. на ее имя по договору купли прод жи риобрели в собственнос ь сп ную квар ру, котор я их устр ивала и не мели н мер ий ее пр давать ли каким-либо ин м образом отчужда ь. 14 октября 2011 года Б. Н. му сообщ ла о треб в ниях третьих лиц об освобождении их квартиры, рассказала, что в связи с тяж лым мат риаль ым положе и м взяла в д лг у Б. Р., о но р ме но заключив и зар гистрировав договор залога их квар и ы. В последующем оказалось, что фактически между Б. Н. и Б. О., супругой займодавца Б. Р., 12 сен ября 2011 года был заключ н договор купли-пр дажи рин длежащей им квартиры, но ни он, ни его супр га икаких д н г за квар иру не получали. О заключении его супругой Б. Н. каких-либо сделок по отчуждению квартиры, до этого времени ему не было известно, своего согласия на совершение сделки не давал. Данная сделка, в результате которой он был незаконно лишен принадлежащего ему недвижимого имущества, противоречит требованиям закона, в связи с тем, должна быть признана недействительной.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении исковых требований Б. А. о признании сделки недействительной, прекращения записи о регистрации права на квартиру, в удовлетворении исковых требований Б.Н. о признании сделки н действительной, примен и последст ий недействительности - отказано.

В апелляционной жалобе полномочный представитель Б. А. - З. просил решение суда отменить в связи с н руше ием норм мате и л ного пр ва, указав, что с д необоснованно пришел к в воду о том, что Б.А. не представлено доказательств об осведомленности Б.О. об отсутствии его согласия на совершение сд лки, так как договор к пли продажи требует госуд рственн й регис р ии и для его сове ше ия требуется именно нотариально заверенное согласие супруга, а не простая осведомленность о сделке. Статьей 35 СК РФ не предусмотрена обязанность супруга, обратившегося в суд, доказывать то, что другая сторона сделки знала/должна была знать об отсутствии так го согласия, в связи с чем, вывод суда о непризнании сделки недействительной, необоснован. Ссылается на отсутствие в решении суда оценки показаниям свидетелей Г. и Н. Е. Необосн ван вывод суда о том, что требов ние о при н нии сд ки недействительной в делом, не может быть удовлетворено, поскольку размер доли Б.Н. в праве собственности на спорную квартиру не определен.

Отказывая в удовлетвор нии и ковых требований Б.А. о при н ии оспариваемого договора к ли род жи вар иры н д йс вител ым, суд руководствовался положениями п. 2 ст. 35 СК РФ, и исходил из того, что Б.

А. не доказаны те обстоятельства, что ри сове ше и д нн й сд лки Б. О. знала/должна была знать о том, что спорная квартира находится в совместной собственности су ругов Б-ко и согласие Б. А. на ее отчужд ние отсутствует. Тогда как, для признания такой сделки недействительной по этому основанию недостаточно не предоставления нотариального согласия другого супруга. Требования о прекращении права собственности на спорную квартиру за Б. О., не основаны на норме права, а заявлены как последствия признания договора недействительным, который таковым судом не призн н.

Требования Б. А. о признании недействительным вышеуказанного договора купли-продажи квартиры основаны на том, что отсутствовало его согласие на сделку, как супруга продавца.

Судебная коллегия оставила в силе решение суда первой инстанции, признавая при этом пр вильность отнесения спорной квар ы к супружескому имуществу Б. А. и Б. Н.

В соответствии с п. 2 ст. 35 СК РФ, владение, пользование и расп ряж ние общим имущес вом су ругов осуществляются по обою ному согласию супругов. При совершении одним из супругов сделки по расп ряж нию общ м имуществом супругов пр полагается, что он д йствует с согласия другого супр га. делка, совершенн я о ним из супр гов по распоряжению общ м им щес вом супр гов, может ыть признана с д м нед йствительн й по мотив м отсутст я согласия ругого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Таким образом, закон дает супругам возможность распоряжаться своим им щес вом как сообща, так и каждый в отд льности. П и этом, если один из супругов распорядился имуществом, какого-либо специального полномочия от другого супруга не требуется, так как в соответствии с п. 2 ст. 35 СК РФ его согласие предполагается (презюмируется).

Исходя из этого, юридически значимым обстоятельством при разрешении д нного спора, являлось то, зн л ли пок патель сп ной квартиры - Б.О. или заведомо должен был знать о несогласии истца Б.А. на совершение данн й сделки, влялся ли н добросовестн м приобретателем.

Таким образом, при разрешении спора о признании недействительной сделки по распоряжению общим имуществом, совершенной одним из участников совместной собственности, по мотивам отсутствия согласия других участников, следует учитывать, что такая сделка является оспоримой, а не ничтожной. В соответствии с положениями п. 2 ст. 35 СК РФ, п. 3 ст. 253 ГК РФ требование о признании ее недействительной может быть удовлетворено только в случае, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных обстоятельствах[428].

Практика разрешения коллизии между ст. 35 СК и 253 ГК РФ не являет я ни усто вшейся, и единообр зной. Состояние про ив речия специальной нормы и общей при отсутствии точного алгоритма его разрешения нельзя назвать удовлетворительным, по кольку вно ит нестабильность в имущественный оборот. Практика, отдающая предпочтение добросовестному приобретателю, не учи вает интересы бывш го с руга, что может быть оправдано концепцией его ответственности за сохранение режима совмес ной собс венности вне закон дательной констр к ии законного бр ка, но все же не является в полн й мере с раведливой по отношению к нему. Учеными предлагаются различные способы разрешения этой непростой ситуации.

Например, затонодательно закрепить трансформацию права общей совместной собственности в право общей долевой собственности в случае расторжения брака. Таким образом, распоряжение общим имуществом бывшими супруг ми будет осуществляться по пр в лам ра пор жения долевой собственностью, в соответств и с кот ми ра пор жение имуществом осуществляется по соглашению всех ее участников (ст. 246 ГК РФ) [429].

Тем не менее, при таком подходе появляется ряд трудноразрешимых вопросов, связанных с тем, что правила о долевой собственности позволят бывшим супругам распоряжаться долями в праве общей собственности. Могут ли, например, сособственники после отчуждения доли требовать пересмотра размера долей, а при разрешении спора о разделе имущества ссылаться на те обстоятельства, которые позволяют суду отступить от принципа равенства долей? Если разрешить изменение размеров долей и после отчужден я доли, то тогда кра не неблаго иятн м может оказа ься п ложение добросовестного риобретателя доли, кот й не может ы ь освед млен о перипетиях с мейной жизни бывшего сособстве ника. Если же такое изменение недопустимо, то тогда н добросовестный супр г может использовать отчуждение доли с долью избежать применения правила п. 2 ст. 39 СК РФ.

Некоторые ученые предлагают установить особый правовой дожим общ й совмес ной собственнос и б вших су ругов с закр лени м пр ила, аналогичного тому, которое содержится в п. 1 ст. 246 ГК РФ, то есть что расп ряж ние возможно только по соглашению всех участ ик в со мес ной собственности. При этом уточняется, что несоблюдение правил расп ряж ния общим имущес вом д лжно риво и ь не к оспоримос и, а к ничтожности соответствующих сделок (ст. 168 ГК РФ) .

Ю. В. Виниченко предлагает отнести необходимость получения согласия к числу юр дических обязанностей, что позво ило бы участ ка совместной собственности, совершившего сд лку без согласия др гих сособственников, ривлечь к о ветстве нос и, котор я в полн й мере компенсировала бы вред, причиненный его действиями другим лицам .

В связи с обили м разнообр зных теоретиче ких и пр ктических п дход в к р зр ше ию опис ной выше ситуации осо ый инт рес [430] [431] представляет опыт правового регулирования, существующий в европейских государствах.

Совместная собственность супругов в Германии регулируется §§ 1415 ГГУ, в соответствии с которыми к совместно нажитому имуществу относится все имущество, нажитое в период брака. Помимо этого выделяют также имущество, нажитое до брака (§ 1418 ГГУ), и особое имущество (подарки и наследство § 1417 ГГУ), не входящие в состав совместно нажитого имущества[432].

Супруги могут без особых формальностей прекратить режим совместной собственности посредством заключения нотариально

оформленного брачного договора, решения суда о разделе имущества, развод или признание нед йствительным р ка.

Через нотариально заверенный договор совместная общность может быть прекращена в любой момент. Иск о разделе совместного имущества может предъявляться по §§ 1447, 1448, 1469 ГГУ при нарушении об занност й или ри существова и угр зы нарушения. С момента вступления в силу реше ия суда совместн я общность р кр щается. Принцип раздела совместного имущества заключается в равенстве долей, при этом учи ывает я срок существова ия бр ка, им щес во, нажитое до р ка, и имущество каждого супруга.

Если супруги не заключили договор и нет решения суда о разделе имущества, режим общности совместных собственников автоматически прекращается с моментом развода. Предъявление иска о разводе возможно без согласия другого супруга. После прекращения общности супругов начинается процесс раздела совместно нажитого имущества, оставшегося после погашения общих долгов. Распределяется только общее имущество без имущества, нажитого до брака, и имущества, принадлежащего каждому из супругов. Из прекращения общности вытекает право на требование раздела.

На основании новой цели - раздела имущества - возникает новая общность: ликвидационная общность. Имущественная составляющая новой общности та же, что и в прежней, но цель ликвидационной общности иная: ранее было сохранение и приумножение имущества, теперь только раздел. Совместная собственность на нажитое имущество в браке сохраняется, но регулируется §1419 - 1471 ГГУ до полного раздела. Ликвидационная общность упр вляется совместно, даже если во вр мя бр ка упр ял общим имуществом только один из супругов (§ 1472 ГГУ). Ликвидационная общность существует до тех пор, пока существуют общие обязательства. Имущество, оставшееся после уплаты долгов, распределяется между сособственниками. Совместное имущество можно увеличивать только в виде исключения. В стадии ликвидации есть три массы имущества: совместно нажитое имущество, н вое риобретенное имущество к ждого з с ругов, включая им щес во, приобретенное до бр ка, и м щество, рин длежащее им лично (подарки, наследство). Эти имущественные массы должны тщательно разграничиваться между собой.

После прекращения общности супругов в общую массу имущества п п дает все, что приобреталось и зарабатывалось супр гами. С вместное им щес во может увеличиваться только за счет доходов от пользова ия, возм щения вр да за п вр дение имущества, прибыли от сд лок, предметом которых было совместное имущество.

Новые об зательства, связ нные с совместн й собстве нос ью, не должны возникать. Если новые обязательства все же возникают, то согласно § 427 ГГУ бывшие супруги отвечают как солидарные должники. Ответственность по этим обязательствам ограничена только совместным им щес вом.

До окончательного распределения общего имущества супруги упр вляют общим имущес вом сообща, даже е ли догов ром между супр гами было предусмо рено одиночное у р вление. Общее упр ление пре р щается, когда все обязанности и полнены и ост вшее я им щес во распределено. При разделе земельного участка - это день внесения в поземельную книгу. При особенных злоупотреблениях правом со стороны одного из супругов в судебном порядке возможности управления могут быть ограничены.

Немецкое право содержит запреты распоряжения (запрет продажи), в силу которых управомоченному субъекту запрещается распоряжаться его правом. Запреты распоряжения могут устанавливаться договором или

законом, законные подразделяются на абсолютные и относительные. Согласно § 137 ГГУ запреты распоряжения, установленные договором, не влияют на действительность сд лки, но лицо, в пользу кот рого устан влен запрет, имеет право на возмещение вреда. Абсолютные запреты

расп ряж ния могут быть установле ы только зак ном и влекут недействительность распорядительной сделки. Это строгое последствие вытекает из § 134 ГГУ, что связано с тем, что их целью является не только защита определенных рупп людей (в отличие от относител ных за рет в), но общества в делом. К таким абсолютным запретам относятся распоряжение одним из супругов своим имуществом в целом (§1365 ГГУ «Сделки по поводу имущества в делом»), распоряжение предметами домашнего обихода (§ 1369 ГГУ «Распоряжение предметами домашнего обихода»), отчуждение совместной собственности без согласия другого супруга. При этом добросовестный приобретатель по так й сд лке не ио ретает пр во собственности, постольку цель запрета распоряжения совместной собственностью супругов - защита материального благополучия семьи. Такой механизм защиты распространяется на сделки, совершенные в период существования брака.

Хотелось бы отметить, что судебной практикой выработаны опр деленные правила толк вания термина «имущества в целом», употребляемого в § 1369 ГГУ, которые сводятся к следующему: «не является обязательным истребование согласия второго супруга на распоряжение им щес вом, если ри небольшом к личестве им щес ва, по р йн й мере, 15 процентов имущества распоряжающегося супруга остается, а при большом сохраняется 10 процентов»[433] [434]. Во всех остальных случаях следует заручиться согласием другого супруга.

§ 1450 ГГУ предусматривает правило, согласно которому, если супруги упр вляют вместе муществом, то только вместе о и могут расп яжаться общим имуществом и вес и судеб ые роцес ы, которые о но ятся к общему имуществу супругов. Владение общими вещами осуществляется также вместе. Согласно §1453 ГГУ если супруг распоряжается без необходимого согласия другого супруга общим имуществом супругов, то договор будет считаться действительным только в случае его последующего одобрения вторым супругом (§ 1366 ГГУ).

Установлен двухнед ль й срок для в да и р зр ш ния, ес и в установленный срок разрешение получено не было, то это квалифицируется как отказ. Семейный суд может своим решением заменить разрешение на сделку от второго супруга, в случае если супруг болеет или без каких-либо значимых причин не дает согласия на заведомо в го ную ли необх димую сделку. Такое решение суда может быть предъявлено третьему лицу в течение двухнедельного срока; в противном случае считается, что в разрешении отказано . Если в разрешении отказывают, то договор недействителен. Односторонняя правовая сделка, которая производится без необходимого согласия, недейственна (§ 1367 ГГУ).

После развода, в период существования ликвидационной общности бывшие супр ги могут распоряжаться совмес но н жит м им щес вом только сообща, даже если в период сущес вования р ка д н из с пр гов управлял всем имуществом. Действия по распоряжению общим имуществом совершенные одним из супр гов, дейс вит ль ы и р г ируются предписаниями §§ 177, 182-185 ГГУ. Данные сделки будут квалифицироваться как сделки, осуществленные неуправомоченным субъектом, и будут подчиняться общим правилам о виндикации и добросовестном приобретении[435].

Согласно ст. 1441 ФГК режим совместной собственности супругов прекращается смертью одного супруга, объявлением лица безвестно

отсутствующим, разводом, разделом имущества супругов, изменением режима им щес ва супр гов.

Продолжение совместной собственности после развода невозможно, хотя супруги могут договориться о распространении режима совместной собственнос и на то время, к гда они п рестали жить вместе, но тот супруг, которой виноват в разводе, не может этого требовать (ст. 1442 ФГК).

После насту ления основан й ля пр кр щен я с вместной собственности следует этап раздела общего имущества (ст. 1476 ФГК), то есть пр цесс, в р зультате которого лица вправе объя и ь себя исключительными собс вен ками одной н р зделе ной ве и, е ли это удовлетворяет др гих сособственн ков, например, по р дс вом внесения компенсации в денежной или иной форме. Раздел осуществляется по правилам р здела имущества между насле никами.

Пр дст вляют нтерес прав ла распр д ления им щес ва с ругов на случай злоупотребления со стороны одного из них. Так, ст. 1477 ФГК предусматривает, что «тот из супругов, кто расхищал имущество общности или укрывает его, лишается своей доли на это имущество. Тот, кто умышленно скр л существова ие общего долга, должен ять его в полн м объеме на себя». Укрывательство не обязательно заключает в себе акт присвоения, но может следовать из любого поведения, из которого можно сд лать вывод о н меренн м лиш нии доли р г го супр га. Укрывательство может быть совершено до или после пр кр щен я общности с вмест ых собственников, но до конца раздела. Действия по укрывательству должны характеризоваться как умышленные, укрывательство и незаконное завладение существуют, поскольку есть факты, указывающие на намерение посягать на равенство разделения имущества.

Санкцией за злоупотребление является признание исключительной собственности другого супруга на укрытые вещи, а также ее плоды и доходы

464

от ее использования .

С момента прекращения режима совместной собственности на общее имущество супругов распространяется режим, предусмотренный ст. 815 ФГК, который больше соответствует правилам долевой собственности.

Согласно назва ной выше н ме сособс вен ки м гут упр влять неразделенным имуществом, передавать управление одному или нескольким совладельцам, пр давать нед лимую в щь для оплаты долгов и расходов, связанных с содержа и м и управле ием общей собс венностью, заключать и возобновлять договоры. Данные решения могут приниматься большинством голосов. Принявшие эти решения сособственники обязаны информировать о их др гих совладельцев нер зделенн го им щес ва, в противном случае другие сособственники не связаны возникающими из них об зательствами.

Для осуществления расп ряж ния и др гих дейс вий, которые не о носятся к мероприятиям по обы ному упр влению вещью, необх д мо согласие всех сособственников. Если один из сособственников осуществляет с согласия всех остальных управление, пр дполагается, что он п лучил молчаливое согласие, распространяющееся на мероприятия, связанные с обы ным управле ием, но не с ра поряжени м.

Какдый из совладельцев вправе свободно распоряжаться своей долей, но распоряжение всей вещью в целом является ничтожным.

Ст. 262-2 Г ражданского кодекса Франции предусматривает, что всякое договорное обязательство, заключе ное одним з супр г в в обр мен ние [436]

совместного имущества, всякое от^ждение общего имущества,

произведенное одним из них в пределах своих полномочий после первичного заявления о разводе, будет объявлено недействительным, если доказано, что

465

имело место нарушение прав другого супруга .

Принципиально иной подход закреплен в законодательстве Австрии и Швейцарии.

Согласно § 1234 АГУ имущественная общность супругов имеет правовое значение, как р вило, только в случае смер и о ного из них. Переживший супруг имеет право на половину, принадлежащую другому супругу[437] [438]. На праве совместной собственности супруги или

зарегистрированные брачные партнеры имеют имущество, не исключенное из состава совместно нажитого имущества законом или соглашением сторон, доли предполагаются р вными[439].

Супруги обязаны распоряжаться общим имуществом и долей каждого в нем по взаимному согласию. Однако для третьих лиц эти ограничения д йствуют только в отноше ии не вижимого им щества, если запрет продажи или обременения был зарегистрирован в публичной книге. Совместная имущественная общнос ь ср и супр г в о ва вает к к активы, так и пассивы, поэтому каждого супруга нужно рассматривать также как персональн го д лжника кредитора др гого супр га, тем не м нее он несет ответственность за долги своего супруга только в размере общего имущества и не отвечает имуществом, находящимся в его индивидуальной собственности[440].

Совместная имущественная общность согласно §1265 АГУ прекращается смертью партнера, банкротством одного из супругов (§1262), признанием бр ка нед йствит льн м, д г вором о пр кр ще и имущественной общности или разводом.

Иск собственника против законного и добросовестного владельца движимой вещи не подлежит удовлетворению, если владелец доказывает, что приобрел вещь на общественном аукционе, от предпринимателя или от кого- то, кому ее доверил прежний собственник (§ 367 АГУ). В этих случаях законный и добросовестный владелец приобретает собственность. Прежний собственник имеет право ребовать возмещение щерба от воего довер нного или другого ица[441].

Согласно § 364 АГУ закрепле ный в договоре или в завеща ии запрет пр дажи или обременения в щи или в щного пр ва св зывает т ько п вого собственника, но не его наследников или приобретателей вещи в будущем. Против третьих лиц этот запрет д йствует тогда, когда он был устан влен между супругами и зарегистрирован в публичной книге[442].

В Швейцарии обычным режимом владения и пользования имущества в браке является режим раздельной собственности. Режим совместной собственности устанавливается только на основе брачного договора (ст. 182 ШГК). Если установлен режим совместной собственности, все имущество, нажитое в браке, считается совместно нажитым.

Последствия распоряжения имуществом одним из супругов зависят от вида имущества. Право совместной собственности на недвижимое имущество должно быть зарегистрировано в поземельной книге. Так как общность совместных собственников не является юридическим лицом, все сособственники должны быть указаны персонально (ст. 31 абз. 2 Закона о поземельной книге ). В виде исключения, поскольку общность супругов - это общность, основанная на доверии, может быть указан только один из супр гов в качестве собс в нника м щества, но в этом случае возможно приобретение права собственности добросовестным приобретателем. Статья 973 ШГК предусматривает, что добросовестный приобретатель, опирающий я при риобрет ии р ва собс в ннос и и и ин го вещного права на записи поземельн й иги, иобретает защиту.

В отношении движимой вещи ст. 930 ШГК установлена презумпция, согласно которой влад лец дв жимой вещи является ее собственником ля каждого последующего приобретателя . Добросовестность приобретателя презюмируется . Ст. 200 ШГК об обычном режиме закреплено, что супруг, который хочет оспори ь сделку, должен доказать, что вещь п ин лежала именно ему, если он не может этого доказать, зна ит, будет с итаться, что вещь принадлежит на р ве д левой собстве нос и.

Особые правила установлены в отношении распоряжения квартиры или дома, в котором проживает семья. Статья 169 ШГК предусматривает, что супр г может только на осн вании ясно р женн го с глас я др гого пре р щать договор р нды, отчуждать д м или вар иру, где прож вает се ья, или поср дством заключения др гих делок огр ни ива ь пр ва на жилое помещение семьи (ст. 169 ШГК). Согласие супруга, которое не было [443] [444] [445] получено по неуважительным причинам, может быть заменено судебным решением. Цель - это защита интересов семьи и детей. Механизм защиты, установленный в ст. 169 ШГК, может быть приметен независимо от установленного режима во время всего существования брака[446].

Таким образом, все анализируемые в настоящей работе правопорядки предусматривают нормы, направленные на сохранение и сбережение совместно н итого имущества в бр ке или любого др г го имущества (например, принадлежащего на праве индивидуальной собственности), служащего остевой жизнедеятельности семьи (квартира или дом). Особое правовое регулирование достигается посредством введения режима совместной собс в нос и, но он не являет я п всеместно рас ростр н ным в Европе. Любые сделки по распоряжению совместно нажитым имуществом, а в некоторых государствах и имущества, принадлежащего отдельному супругу, требуют согласия второго супруга. В период существования брака данные нормы имеют особое значение, поскольку преследуют цель - сохран ния имуществе ной осн вы жизнед ятельнос и сем и, что вляется более важным по сравнению с интересами какого-либо отдельно взятого лица, поэтому в ряде с р н к т ким сделкам не приме яют я н мы о добросовестном приобретении права собственности, поскольку социальная ценность защиты интересов семьи намного выше, тем защита интересов одного участника - добросовестного приобретателя. Хотелось бы отметить, что в некоторых европейских кодификациях предусмотрены санкции за укрывательство и незаконное завладение общим имуществом, направленное на нар шение равенства долей, думается, данное пр вило в яется ва нейшей г р нтией справедл вого распр деления имущества между супр гами, причем его действие пр является и по ле р звода супр г в.

Развод в Германии и Швейцарии прекращает режим совместной собственнос и с пругов, п р водя м щественную массу ибо в пр цесс ликвидации, либо в долевую собственность. В других, как, например, в России, право совместной собственности продолжает существовать, что не способствует стабильности имущественного оборота. Кроме того, суды Российской Федерации даже в период существования брака не всегда на первое место ставят интересы семьи и разрешают спор в пользу добросовестного приобретателя.

Должно быть четко закреплено, что отсутствие согласия на заключение сделки, предусмотренной п. 3 ст. 35 СК РФ, влечет ее ничтожность. После расторжения брака должен применяться механизм, предусмотренный п. 2 ст. 253 ГК РФ. Причем особое значение должно быть отведено записи в ЕГРП, если в ЕГРП бывший супруг не зарегистрировал свое право, из этого должен следовать вывод о том, что риобретатель не мог узна ь о его н и ии, следовательно, приобретатель является добросовестным. Данный подход будет стимулировать стор ы регис ировать право совместной собственнос и не на одн го су руга, а на обоих в период существования бр ка, что создаст д полнит льную гар н ию на лучай его расторже ия, упростит процесс доказывания и внесет яснос ь и е ноо р зие в судебную практику.

В связи с злож нными в настоящей лаве общенауч ыми, теоретическими и равовыми аргументами с итаем возмож ым д лать следующие выводы:

Первое: принципишгьное отличие права совместной собственности от права долевой собственности заключается в том, что отношения общей совместной собственности, в первую очередь, предстжляют собой общность лиц, члены которой, во-первых, не могут быть заменены, а, во-вторых, объединяясь, представляют собой во внешних отношениях единое целое, что очевидно для окружающих. Исходя из такого понимания, можно представлять общих совместных сособственников так единое целое и условно приржнивать их к одному субъекту права.

иімвжіон иімитдо о ииахохоахооо а ХхиТпвє ховь Xltou я Lroxaxodgo ad u niqHxooaooodgot' ‘хоаїґапхо aaxootngo имиоііК ионааігх мам ичімоо ихоончігохкоїґонєиж ічаоноо ионнояхоогпХіми KHHOHadxoo чігоїї Хмчігомоон ‘BMadg KHHOtnadModu оігооц ' ииношонхо їґиа иічннаїґ ан KoxoKHadxoodHoad он KiroxaxodgoHdu oxoHxooaooodgotr ахийіає імохє Hdu ‘оиноїґжХьхо оомах ан оиоаігхоо охошааїґ он ‘axXduXo оіиHaaogodx он ишчнчігохиахоиоіґон KoxoiaHhHdu ‘axXduXo вахоотХіми охончітаХїґиаиїґни и HHHaiMdoj a a ‘OMadg а охохимсан онхоокаоо ‘вахоотХіми оиноїґжХьхо ан OMHHOiraadnaH ‘имігоїґо XiModoxoM оноаігхоо ‘oimaadn оноігаонвхоХ Muodaj Hadxo иімвномвє aoxXdnXo ихооніпдо ионнояхоогпХіми ічхиіпвє імєинвхоім шчнчіґохиніґоноїґ чхаїґєоо шчхооімиїґохдоон о иєкяо a :o4xodx

oiHHoniod XlmoHoaLTJOHHtro он кохмкігяхооІпХоо KHHOMCKdonoad мхма ооа Хімохєон ‘oaadu оонігон иодоо xoKiraaxotrodn иоігоіґ чхооннХмоаоо омчігох онмсоїмєоя ааахооо охонхмоядХо оиноноімєи ох ‘вяхооІлХіми чхооніпдо иодоо xoKiraaxotrodn чхоонноаходоо кааоїгоіґ KBtngo Хмчігомоохі ояхооіпХіми ootngo чхвяоєчігонои оннояхооьвм и qxKiraaduX OHanxedono и онаихмоффє іядохь охох кігіґ ‘вахонишчігод кинонім оньохвхооіґ овьХіго імоннвіґ д иіпоа иойїдо иімвминнояходоооо ошнвяоєчігонои Хімоняихмоффє OHqLraiMHOMBLM он иияоігоХ оинвіґєоо в ‘вминнояходоооо охоїґмсам кинонім хоьХ он охє - ихоонноаходоо иояоігоіґ кинвяояхооіпХо qiro'jjf иоігоіґ иоояо KHHOMCKdonoad оіґиа a Xdoфo шХнчігаХіґиаиІґни моао и ‘ооігох иояо и хооіми но ‘ончігохвяоіґоіго ‘ox ‘oaadu імониіґо імоПідо a HiMKHhoiMoaadu ховіґвігдо минноаходоооо иічіґмсам Хмчігомоохі ихоонноаходоо иоаоїгоіґ иоТпдо ииношонхо HHHBaodHirXxod IMoaoaadu а оиьиігхо оончігвиниПшйн онвєкяо чхічд онжігоіґ імоь о “пиіг он в ‘вяхооІлХіми чхооніпдо иодоо xoKiraaxotrodH чхооніпдо кваоїгоіґ :oodoxg

<< | >>
Источник: ФИЛАТОВА УЛЬЯНА БОРИСОВНА. ИНСТИТУТ ПРАВА ОБЩЕЙ СОБСТВЕННОСТИ В СТРАНАХ РОМАНО-ГЕРМАНСКОЙ ПРАВОВОЙ СЕМЬИ (ГЕРМАНИИ, АВСТРИИ, ШВЕЙЦАРИИ, ФРАНЦИИ И РОССИИ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ). Диссертация на соискание ученой степени Доктора юридических наук. Москва - 2015. 2015

Скачать оригинал источника

Еще по теме § 5. СОВМЕСТНАЯ СОБСТВЕННОСТЬ СУПРУГОВ (БЫВШИХ СУПРУГОВ):

  1. Режимы семейной собственности.
  2. Князева Е.В. РОЛЬ ПРИНЦИПА диспозитивности В СЕМЕЙНО-ПРАВОВЫХ ДОГОВОРАХ
  3. Статья 252. Раздел имущества, находящегося в долевой собственности, и выдел из него доли
  4. Взаимные права и обязанности супругов
  5. § 1. Общая характеристика основных видов права собственности
  6. 3. Личные и имущественные отношения между супругами Личные отношения между мужем и женой.
  7. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРОТИВ СОБСТВЕННОСТИ
  8. Приватизация жилого помещения как способ возникновения права собственности
  9. Права и обязанности собственника жилого помещения и иных граждан, совместно проживающих с ним
  10. 4.6. Пользование жилищными помещениями, принадлежащими гражданам на праве собственности. Обслуживание и ремонт
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -