<<
>>

105. И. С. Гагарину lt;июлъgt;

После размышления я полагаю, что следует принять рассказ о княжне Анне. Молчание наших летописей ничего не доказывает, так как они умалчивают и о браках других дочерей Ярослава, а они вполне удостоверены другим путем.
Можно предположить, что разделение двух церквей гораздо более определилось ко времени Нестора, и он избегал отмечать факты, которые бы говорили в пользу первоначального единства двух исповеданий. Как бы то пи было, ясно, что паши спошеиия с Западом были в ту пору весьма благожелательны; частые браки с князьями и княжнами Европы, причем вопрос о перемене религии никогда и не подымался; просьба Изяслава1 к папе Григорию VII о поддержке и благорасположении народа, которое окружало его до самой кончины; История Антония римлянина, который прямо из Рима приплыл в Новгород и там основал монастырь 2, в особенности же письмо митрополита Иоанна к папе 3 (в котором он говорит прямо, что он не понимает) и целый ряд других фактов в достаточной мере это доказывают.
Будьте здоровы, дорогой князь, я не попаду сегодня вечером в ваши края, я еду во Всесвятское; если вы хотите поговорить со мной до отъезда, то приходите обедать в Английский клуб; вы застанете меня там около 5 часов и я вас запишу.
Весь ваш Чаадаев.
  1. С. /7. Шевыреву

Басматшая. 20 июля.
Вы, конечно, не знаете, любезнейший Степан Петрович, что я болен и сижу дома; а то бы ваша добрая душа, конечно, вас привела ко мне. По-московски мы почти соседи Но кроме этого, т. е. кроме утешения, которое мне доставит ваше посещение, я бы желал поговорить с вами о многом. Я оставляю Москву2. Надобпо ее оставить не с пустыми руками. Остальные, немногие предсмертные дни хотел бы провести в труде полезном, а для этого нужно или укрепиться в своих убеждениях, или уступить потоку времени и принять другие. Ваша теплая душа поймет, что с сомнениями тяжело умирать, какие бы они ни были.
Простите, почтеннейший Степан Петрович- В ожидании вашего посещения прошу вас принять уверение в моей душевной преданности. Петр Чаадаев.
  1. Я. А. Вяземскому

Москва, 2 октября.

Разрешите, милый князь, порекомендовать вам молодого художника из художественной школы, которую раньше возглавлял Орлов. Он посещает (Парижский) Салон и, быть может, сам будет выставлять свои работы. Он работает в жанре интерьеров и архитектурных пейзажей и чрезвычайно в этом преуспел. Со времени кончины бедного нашего друга1 школа его приходит в упадок. В Москве нынче искусство ие в чести. Хомяков и Чертков, возглавляющие нынче эту школу, ие имеют времени ею заняться, ибо один из них слишком озабочен устроением своей славянской семьи2, а другой увлечен археологическими безделушками3. Хочу надеяться, что вы не откажете в покровительстве моему молодому человеку, носителю последних честолюбивых устремлении Орлова. Имя его Бодри, но оп здешний уроженец и п вашей власти сделать его еще более природным жителем наших мест, называя его Бодриным [37]. Ни к чему, полагаю, говорить вам о кочевой жизни славного нашего тря- пичника \ которого вы имели удовольствие приютить в своем доме; ои, конечно же, подробно вам сообщает о своих действиях, поступках и заботах. Прощайте же, милый князь, и примите уверения в моей искренней дружбе.
Чаадаев [38]
<< | >>
Источник: П.Я.ЧААДАЕВ. Полное собрание сочинений и избранные письма Том 2 Издательство Наука Москва 1991. 1991

Еще по теме 105. И. С. Гагарину lt;июлъgt;:

  1. 105. И. С. Гагарину lt;июлъgt;