<<
>>

1821 14. 4. М. Щербатовой С.-Петербург, 2-го января 1821 года.


На этот раз, дорогая тетушка, пишу вам, чтобы сообщить положительным образом, что я подал в отставку. Рассчитываю через месяц иметь возможность написать вам, что получил ее. Моя просьба об отставке произвела сильное впечатление на некоторых лиц.
Сначала пе хотели верить, что я серьезно домогаюсь этого, затем пришлось поверить, но до сих пор не могут попять, как я мог решиться на это в тот момент, когда я должен был получить то, чего, казалось я желал, чего так желает весь с15єт, и что получить молодому человеку в моем чине считается в высшей степени лестным. И сейчас еще есть люди, которые думают, что во время моего путешествия в Троппау я обеспечил себе эту милость, и что я подал в отставку лишь для того, чтобы набить себе цену. Че- рзз несколько недель они убедятся в своем заблуждении. Дело в том, что я действительно должен был получить флигель-адъютанта по возвращении Императора, по крайней мере по словам Васильчикова. Я нашел более забавным презреть эту милость, чем получить ее. Мепя забавляло выказывать мое презрение людям, которые всех презирают. Как видите, все это очень просто. В сущности я должен вам признаться, что я в восторге от того, что уклонился от их благодеяний, ибо надо вам сказать, что пет на свете ничего более глупо высокомерного, чем этот Васильчиков, и то, что я сделал, является настоящей шут- кой, которую я с ним сыграл. Вы знаете, что со мне слишком много истинного честолюбия, чтобы тянуться за милостью и тем нелепым уважением, которое она доставляет. Если я и желал когда-либо чего-либо подобного, то лишь как желают красивой мебели или элегантного экипажа, одним словом игрушки; ну что ж, одна игрушка стоит другой. Я предпочитаю позабавиться лицезрением досады высокомерной глупости.
Самое большее через два месяца я увижусь с вами. Брат и я оснуемся на некоторое время в Москве, я до тех пор, пока не представится возможность удалиться в Швейцарию, где я думаю обосноваться навсегда, а брат до переезда на житье в свое имение. Вы вероятно последуете за ним туда? Чего вам лучше? Будете жить спокойно и в полной независимости. Я буду навещать вас каждые три года, каждые два года, может быть ежегодно, но моей страной будет Швейцария lt;...) Мне невозможно оставаться в России по многим основаниям lt;...gt;
75. М. Я. Чаадаеву
Алексеевское, 19 июня 1821
Как только нас отделяют друг от друга несколько верст, твоя чувствительность снова берет верх; должен тебе признаться, я бы предпочитал, чтобы она оставалась всегда неизменной, по, как бы то ни было, и это лучше, чем ничего, и я шлю тебе тысячу благодарностей за доходящую до мелочей заботливость о всем, что до меня касается. Я прибыл сюда в полном здравии и благополучии и чувствую себя отлично. Само собою разумеется, тетушка была очень рада меня видеть и еще более была удивлена, не увидев тебя; если приходится приводить доводы в твое оправдание, ее нежное чувство сделает это лучше всяких моих рассуждений. Впрочем, она не хуже меня знает твою лень, а если она еще не знает, что ты любишь объяснять свою неподвижность самыми философическими основаниями, то мие все равно не удастся втолковать ей это предпочтение. Если бы я сказал, что ты приписываешь это своей глупости, она приняла бы это за насмешку.
Что касается твоего долга, тетушка переписала вексель, заплатив проценты (это составило 210[2] рублей), она тебе об этом сообщила, вероятно ты не распечатал ее письма, как и прочих, и потому об этом пе знаешь.
Хотя на некотором расстоянии ты и очень нежен, тем пе менее ты продолжаешь свои выпады:
  1. Я не только не усмотрел, будто здесь пе найдется места твоей мечтательной персоне, а напротив, нашел, что здесь можно бы поместить целый полк таких мечтателей, как ты, ведь весь дом переделан.
  2. Никакого паспорта и ничего па пего похожего я не увозил, его затерял мой камердинер, это, конечно, ухудшает положение, но вместе с тем снимает с меня обвинение в небрежности, которое ты так легкомысленно на меня возводишь.
  3. II т. д., и т. д., и т. д.

С удовольствием извещаю тебя еще и о том, что ты ошибся и в большей части того, что ты мне в сердцах совал прямо в нос. Прежде всего тетушка как нельзя более охотно согласилась взимать с меня известное возмещение расходов, а именно по 3 рубля в день; камердинер мой на содержании у Максима; и она совсем легко согласилась взимать и с тебя ту же плату; ты видишь, все значит устраивается как нельзя лучше, и я предвижу одну только возможность затруднений: тебе не легко будет найти предлог для упражнения твоей желчи, впрочем отчаиваться не следует: при доброй воле можно всего добиться.
Итак, вот: я здесь обосновываюсь, не скажу, чтобы за мной здесь особенно ухаживали; но я чувствую себя хорошо, я езжу [3] от времени до времени в Москву, там я достаю необходимое для моего животного существования; через месяц или два ариедешь ты и доставишь мне необходимое для мое* о существования нравственного, а именно, твои возражения заставляют меня размышлять, старапия твои меня унизить возвышают мепя и т. д., и т. д. Ты видишь, согласпо этого распорядка вещей, ты уже больше пе совсем бесполезное существо, и все, вплоть до извращения твоего рассудка, использовало.
Я забыл тебе сказать, мой друг, что я не смог снова зарядить пистолеты и по уважительной причине: пе было пороха; но я все же воспользовался ими: ложась спать в Клипу, я их расположил по обеим сторонам, но только никакой убийца не явился, а явился только дуралей пз семьи Васильчиковых и всю ночь не давал мне уснуть.
Дела, задерживающие тебя в Петербурге, не таковские, чтобы с ними быстро справиться: было бы нелюбезно с твоей стороны оставить несчастный мир без системы, а еще нелюбезнее состряпать какую-нибудь на ско- рую руку; — я поэтому не надеюсь свидеться с тобой в скором времени. Более того: если ты упорствуешь в своем замысле создать новый мир, то я рискую никогда в жизни с тобой не увидеться; я знаю твою медлительность, и тебе потребуется на это пе семь дней, а семь лет \ Поэтому приглашать тебя вернуться было бы бесполезно, если бы я упомянул о том удовольствии, которое ты бы нам этим доставил, ты бы назвал это эгоизмом, при всех этих обстоятельствах всего лучше оставить тебя в покое и терпеливо ждать твоего приезда, я так и решил поступить. Итак, прощай, друг мой, да храпит тебя бог. Да и кто больше тебя заслужил его защиты, раз ты берешь на себя его дело!
Кажется, я ответил на все твои вопросы. Как мне поправилось имение тетушки? Очень, и особенно по сравнению с тем, как мне его описали. Поеду ли я в Москву? Ничего пока не знаю, по очень возможно, что я отправлюсь туда немножко проветрить свою праздность, когда прибудут мои вещи. Что мы делаем? Тетушка тебе пишет lt;далее песк. слов нрзб.), мой канцлер доскажет тебе остальное.
16. И. Д. Щербатову
Тётушка посылает к тебе за табаком, а я прошу тебя, если тебе дали какие для меня книги, ко мне их прислать. Да нет ли в твоем собрании немецких авторов Гётевых стихотворений и его же романов? 1
Твои покорный II. Чаадаев.
В пятницу поутру.
17. И. Д. Щербатову (18-19 сентября 1821)
Не зпаешь ли ты, где твоя сестра Наталья Дмитриевна? 1 Мне нужно ей послать денег: я получил от нее письмо от 16-го августа, в котором она пишет, что собирается в путь, а куда не знаю. Не знаешь ли, по крайней мере, где князь Федор? 2 Мне сказывала здесь Маша, что он будто выходит в отставку; в таком случае моим деньгам также негде его искать. Я и Петербургского их адреса хорошенько не знаю; его хоть пришли. Не думаешь ли их лучше послать в Витебск? не возьмешься ли ты их переслать? Если твой Игнатий 3 приехал, то он не на все сто будет в состоянии отвечать. Еще не знаешь ли, когда Князь Дмитрий Михайлович будет в Москве? За книги, за новости и т. д. крайне благодарен. Брат мой собирается к тебе, а когда поедет не знаю.— Жаль, что про Якушкина не узнали мы ранее, мы бы могли съездить в Москву с ним повидаться, а я бы мог ссудить его деньгами, месяца на два. Я очень хотел его видеть, несмотря на то, что он, по твоим словам, желал более видеть брата, нежели как меня.
Твой препокорный П. Чаадаев,
В понедельник.
Я писал к тебе об стихотворениях и романах немца Гёте; если есть у тебя, то потрудись прислать. О случившемся у тебя гибельном приключении 4 рассказывал что- то твой посланный, да разобрать хорошенько не могли.
 
<< | >>
Источник: П.Я.ЧААДАЕВ. Полное собрание сочинений и избранные письма Том 2 Издательство Наука Москва 1991. 1991

Еще по теме 1821 14. 4. М. Щербатовой С.-Петербург, 2-го января 1821 года.:

  1. IV. Состояние науки уголовного права к началу шестидесятых годов XIX в.
  2. XXI
  3. XXII
  4. ПОКАЗАНИЯ ЧААДАЕВА 1826-го ГОДА
  5. ПОКАЗАНИЯ ЧААДАЕВА 1826-го года
  6. 1821 14. 4. М. Щербатовой С.-Петербург, 2-го января 1821 года.
  7. 16. II. Д. Щербатову. 1821
  8. L1. П. А. Вяземский
  9. БОРЬБА ПАРТИЙ ВО ФРАНЦИИ ПРИ ЛЮДОВИКЕ XVIII И КАРЛЕ X
  10. Внешняя история Русской Правды.
  11. ГЛАВА II Первые законы о малолетних
  12. Первая четверть XYIII века.
  13. XIX век до падения крепостной зависимости.
  14. 1.3 Нормативные правовые акты органов государственной власти Санкт - Петербурга
  15. Примечания
  16. РАЗДЕЛ III. ПРАВОВЫЕ АКТЫ И ДОКУМЕНТЫ 1822-1892 гг.
  17. Глава 2. Польский вопрос и польские студии 1830-х–1850-х годов