ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

ЛИЧНЫЕ СУФФИКСЫ В ФОРМЕ ОБЩЕИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО ЗАЛОГА ЕДИНСТВЕННОЕ ЧИСЛО

  1. е лицо. В презенсе глаголов нетематического спряжения суффикс 1-го л. ед. ч. действительного залога в о.и.е. языке звучал -ті, отсюда др. инд. -ті, например, в asmi, Іті („идти"), daddmi и др.; греч.
    -ju, например, в ионич.-аттич. etjxt, лесбийск. іщіі (из esmi, eh ті), в sIjju, Шюці и др.; ст. слав, -мь (и- мъ с ъ из ь) в юсмь, дамь, въмь, им к (диалектическое ъмь сохраняло т. в начале слова без изменения), нмамь; в лат. языке сюда принадлежит -т в sum, с нефонетической утратой конечного о.и.е. і. В презенсе глаголов тематического спряжения, а потому и в будущем времени и частью в конъюнктиве (а в конъюнктиве могли употребляться и личные суффиксы прошедшего времени) форма 1-го л. ед. ч. действительного залога оканчивалась в о.и.е. языке в полном образовании, я думаю, на -й°п, где в состав й° вошло а0 в окончании основы тематического спряжения гласная личного суффикса и где п было некратким и притом подвижным. В др. инд. языке это о.и.е. окончание сохранялось в ведийской форме 1-го л. ед. ч. действительного залога сослагательного наклонения на -а, например в bhard (глагольный корень bhar —„нести"), asd (глагольный корень as—„быть"), где d из о.и.е. й°, а также и в ведийской и санскритской форме
  1. го л. ед. ч. действительного залога сослагательного наклонения на -dni, например bhardni, dsdni, где к старой форме на о.и.е. п присоединено было і по аналогии других личных окончаний глагола; в презенсе тематического спряжения и в будущем времени форма 1-го л. на -d, из о.и.е d° (с подвижным п), заменена была в др. инд. языке новообразованием на -dmi (явившемся еще в индо-иранск. языке), например в bhardmi — „несу", ddsyami—„дам", где -ті под влиянием -ті в презенсе нетематического спряжения. В греч. языке из о.и.е. -d°n с подвижным п получилось -ю, например, в tpspto, в лат. тоже -о, с его сокращением при известных условиях, например, в /его; в ст.
    слав, -я, например, в веря.

В прошедших временах и в желательном наклонении о.и.е. суффиксом 1-го л. ед. ч. действительного залога было -т

неслоговое в положении после слоговой гласной в окончании основы и сочетание -а/р. после неслогового звука в окончании основы. Из о.и.е. -т др. инд. -т, например, в dsthdm (аорист), abharam (имперфект), sydm (желательное наклонение), греч. -v (из т в конце слова), например, в ioxrp, I'yspov, ei'jjv, лат. -m, например, в amabam (основа нового образования в качестве основы имперфекта), legam, siem (sim); в ст. слав, языке -ъ в окончании 1-го л. ед. ч. аориста и имперфекта (основа ст. слав, имперфекта представляет новообразование), например в несъ, нее«хъ, носълхъ, произошло из о. слав, -ъ, т. е. н иррационального, которое здесь из -on (о.и.е. й°т), -ип, -а, сравн. -ъ в винит, пад. ед. ч. от основ на о.и.е. а° (см. фонетику). Из о.и.е. чщ в окончании 1-го л. ед. ч. после неслогового звука в окончании основы получились др. инд. -am, например в asam (имперфект „я был"), bhareyam (желательное наклонение), греч. -а, например в I8st?a или, например, в гомеров, rja, тождественном с др. инд. dsam.

В перфекте о. и. е. суффикс 1-го л. ед. ч. действительного залога не ясен; может быть, -чп, при -чп (сравн. окончание 1-го л. ед. ч. в презенсе тематического спряжения). В др. инд. языке эта форма оканчивалась на -а в положении после неслогового звука основ, например tatdna (от tan—„ тянуть “), veda— „ я знаю “ (по происхождению форма о. и. е. перфекта), в греч. языке здесь также являлось -а, например в нєноіва, о18а, а др. инд. м и греч. -а в конце слов могли бы восходить к о. и. е. -чп; в ст. слав. В АДА конечное -а произошло, может быть, из о. и. е. -чп; в лат. языке процесс образования -еі, откуда -і, например в tetendi, feci, остается неясным. В др. инд. языке 1-е л. ед. ч. действительного залога перфекта от глагольных основ на а в неслабом виде имело в окончании -аи (например, в -dadau от dd—„давать"), где происхождение и не известно.

е лицо. В презенсе нетематического спряжения и частью (в диалектах) тематического спряжения, а потому и в будущем времени о.и.е. суффиксом 2-го л. ед. ч. действительного залога было -si, но в презенсе тематического спряжения, а потому и в будущем времени существовало также и другое окончание этой формы, именно -аЧ, где а® было окончанием основы тематического спряжения. В презенсе глагола от основы (нетематического спряжения) aes — „быть" форма 2-го л. ед. ч. действительного залога звучала частью aessi, частью же aesi. В др. инд. языке всюду в презенсе и в будущем времени во 2-м л. ед. ч. действительного залога существовал лишь суффикс -si с его изменениями при известных условиях в si, например в dadasi, esi („ты идешь"), bhdrasi, будущее dasydsi. В греч. языке в презенсе нетематического спряжения получен был суффикс -si, сохранившийся здесь только в • гомеровском 6001 из о. и. е. aessi и в формах si из о. и. е. desi (др. инд. dsi) из о. и. е. ffisi—„ты идешь" (др. инд. esi), между тем как в других глаголах нетематического спряжения здесь употреблялись формы на -s, например Ttfr7]lt;;, с личным суффиксом, перенесенным из формы прошедшего времени. В презенсе тематического спряжения, а потому и в будущем времени греч. язык имел форму

  1. го л. ед. ч. действительного залога на -etc и потому на -^с в сослагательном наклонении от глагольной основы тематического спряжения, например в lt;p?pstlt;;, Xoast;, сргрэд. Греч, форма на -etc произошла, по моему мнению, из о. и. е. формы на -аЧ (известной нам из литов, и лат. языков), с присоединением суффикса s по аналогии других форм 2-го л. ед. ч. действительного залога. В лат. языке в презенсе находим везде s в окончании 2-го л. ед. ч., под влиянием s в тех формах, в которых из о. и. е. языка был получен суффикс -s (см. далее), например es, vehis. В ст. слав, языке в окончании 2-го л. ед. ч. презенса существовало -сн, в положении после бывшей некогда согласной, и -шн (где ш из х, а последнее из s известного рода), в положении после гласной, например іесн (из о.
    и. е. aessi), дасн (о. слав, s из ss, а последнее из о. и. е. cs, где с из зубной взрывной перед s), Берешн. Ст. слав, -шн, т. е. о. слав, -si, представляет известное новообразование, на происхождении которого я не буду останавливаться здесь; ст. слав, -сн, о. слав, -si, могло бы быть возводимо к о. и. е. -sai в суффиксе 2-го л. ед. ч. о. и. е. среднего залога, но возможно то, что в этом о. слав, -si, ст. слав, -сн, конечная гласная образовалась под влиянием гласной в окончании о. слав. -Si, ст. слав. -шн. В прошедших временах и в желательном наклонении суффиксом 2-го л. ед. ч. действительного залога в о. и. е. языке было -s (отношение этого -s к -si такое же, как отношение -т к -ті в суффиксе 1-го л. ед. ч.): отсюда др. инд. -s, например, в dbharas (имперфект), syas (желательное наклонение), bhares (желательное наклонение), греч. -С, например, в etpepsc, shfi, tpspotc, лат. -s, например, в amabas, sies (sis), в ст. слав, языке конечное s фонетически не могло сохраниться (отпало еще в о. слав, языке), например, в неее, дл, керн, даждь. В перфекте о. и. е. суффикс 2-го л. ед. ч. действительного залога начинался с -th-, но окончание его не ясно, в др. инд. языке мы находим этот о. и. е. суффикс в виде -tha, например, в tatdntka (от tan — „тянуть"), vettha—„ты знаешь", в греч. языке суффикс -8а, тождественный с др. инд. -tha, сохранился в оіаamp;а, между тем как вообще 2-е л. ед. ч. греч. перфекта представляло в окончании известное новообразование с суффиксом -s (с другой стороны, суффикс -8а в греч. языке мог переноситься и в формы не перфекта); в лат. языке с др. инд. -tha, греч. -8а родственно -ti, из -tei, всюду в положении после s в лат. перфекте (а это s из основы о. и. е. сигматического аориста), например в fecisti (сравн. отношение лат. -ei, -і к др. инд. -а, греч. -а в окончании 1-го л. ед. ч. перфекта).

В повелительном наклонении тематического спряжения в о. и. е. языке форма 2-го л. ед. ч. действительного залога не получила никакого личного суффикса и оканчивалась на -а®, принадлежавшее окончанию основы; отсюда в др.

инд. языке форма на -а, например bhara, в греч. языке форма на -є, например lt;ргре, в лат. языке в глаголах непроизводных формы на -е, например vehe, между тем как, например, в а та конечное -й из -йе, где между гласными исчезло фонетически о. и. е. і. В повелительном наклонении глаголов нетематического спряжения суффиксом 2-го л. ед. ч. действительного залога в о. и. е. языке было -dhi, хотя некоторые основы нетематического спряжения могли не получать личного суффикса во 2-м л. ед. ч. действительного залога повелительного наклонения. Из о. и. е. -dhi в др. инд. языке -dhi и -hi, например в edhi—„будь" (из

azdhi), в ведийском frudhl (от fra „слушать"), в ведийском

и санскритском ihi—„иди"; в греч. языке из о. и. е. -dhi находим -8t, например t8t (тождественно др. инд. ihi), а, например, x?8st, из *x(8ss, форма образована по аналогии повелительного наклонения глаголов тематического спряжения.

  1. е лицо. В презенсе, а потому и в будущем времени и частью в конъюнктиве о. и. е. суффиксом 3-го л. ед. ч. действительного залога было -ti. Отсюда в др. инд. языке -ti, например asti—„есть", bharati—„несет", dasydti—„даст". В греч. языке о. и. е. суффикс -ti сохранился в презенсе нетематического спряжения, причем в диалектах -ті фонетически изменилось в -оі (не после о), например дорич. 8f8om, ионич.-аттич. 8i8(0(jt, а в презенсе тематического спряжения и в будущем времени форма 3-го л. ед. ч. действительного залога оканчивалась в греч. языке на -єі и потому на -чд в сослагательном наклонении от основ тематического спряжения, например yspet, loos I, IpspTfJ. В этой греч. форме в конце отпало фонетически Т, перенесенное из окончания формы 3-го л. ед. ч. в прошедших временах, а єі вместо s (в сослагательном наклонении тд вместо rj), вероятно, под влиянием формы 2-го л. ед. ч. на -etc (в сослагательном наклонении на -т^). В лат. языке суффикс 3-го л. ед. ч. -t в презенсе, например в est, veh.it, восходит к о. ита- лийск. -t, с нефонетическою утратою конечного о.
    и. е. г.В ст. слав, языке из о. и. е. -ti в 3-м л. ед. ч. презенса получилось -ть, например в юсть, вереть, а в большинстве диалектов ст. слав, языка вместо -ть являлось -тъ, например юстъ, воротъ, где ъ из ь возникло \ я думаю, при известных условиях еще в о. слав языке (сравн. ст. слав, -мъ, при -мь, в окончании 1-го л. ед. ч.).

В прошедших временах и в желательном наклонении о. и. е. суффиксом 3-го л. ед. ч. действительного залога было -t (отношение к -ti такое же, как и отношение -s к -si, -т к -ті). В др. инд. языке отсюда -t, сохранявшееся после гласной и отпадавшее фонетически после согласной, например в abharat (имперфект), asthat (аорист), bharet (желательное наклонение), ведийское akar (аорист от kar—„делать"); в греч. языке конечное -t должно было всюду фонетически ртпасть, например Ilt;fsp8, уірої; лат. язык получил здесь из о. италийск. языка -d (из о. и. е. конечного -t), которое в лат. языке впоследствии совпало с -t, из -ti, например в amabat, siet (sit), в ст. слав, языке конечное о. и. е. -t фонетически не могло сохраняться

1 Иначе объяснил Ф. Ф. это тъ в статье „Старославянское тъ в 3-м л. глаголов" (ИОРЯС АН, XIII, 1908, кн. 2, стр. 1—44). (Ред.) (отпало еще в балт.-слав. языке), например, в формах 3-го л. ЄД. ч. мсее, да, ви (при даеть, дастъ, в-ыеть, выетъ, представляющих собою известные новообразования). В перфекте от основ на неслоговой звук форма 3-го л. ед. ч. действительного залога в о. и. е. языке оканчивалась на -ае, откуда др. инд. -а, например, в tatdna, veda— „он знает", греч. -s, например, в іт4тоі9е, ot§e, в лат. языке окончание 2-го' л. ед. ч. лат. перфекта по происхождению есть, вероятно, окончание о. и. е. аориста (с личным суффиксом -t), например в fecit. В о. и. е. перфекте от основ в неслабом виде на а различного качества форма 3-го л. ед. ч. оканчивалась в о. и. е. языке на -а различного качества, из соединения а различного качества в окончании основы -|-$е личного окончания. В др. инд. языке мы находим здесь форму на -аи, где происхождение и не ясно (сравн. др. инд. форму 1-го л. ед. ч. перфекта тех же глаголов), хотя из ведийского наречия при форме на -аи в 3-м л. перфекта таких глаголов известна и редкая форма на -а; в греч. и лат. языках о. и. е. основы перфекта на -й различного качества в неслабом виде получили известные новообразования. В повелительном наклонении форма 3-го л. ед. ч. действительного залога в о. и. е. языке имела личным суффиксом -tu по свидетельству др. инд. и др. Иран, языков; отсюда др. инд. -tut например, в dstu, bharatu.

В о. и. е. языке в повелительном наклонении употреблялась, между прочим, форма на -tlt;fd с значением формы 2-го и

  1. го л. ед. ч. и 2-го л. мн. ч. Отсюда в др. инд. языке повелительная форма на -tad, например bharatad, по большей части с значением 2-го л. ед. ч., но иногда также и с значением
  1. го л. мн. ч. и 3-го л. ед. ч.; в греч. языке сюда принадлежит повелительная форма 3-го л. ед. ч. на -тоgt; (с фонетическим отпадением конечного -d), например в ?отш, $6ш; в лат. языке форма 2-го и 3-го л. ед. ч. на -to, из -tod, например esto.

МНОЖЕСТВЕННОЕ ЧИСЛО.

  1. е лицо. В презенсе, а потому и в будущем времени и частью в конъюнктиве о. и. е. личным суффиксом было здесь -nuTs И -md°s (различие между 6е и а0 по происхождению зависело от различия в месте ударения); отсюда др. инд. -mas, например в smas— „sumus", bhdrdmas, dasydmas (будущее время), а в ведийском наречии существовало также и -masi, например в smasi, при smas, где конечное і произошло еще в индо-иран. языке по аналогии других личных суффиксов; в греч. языке из о. и. е. -mas дорич. -цеlt; во всех глагольных формах 1-го л. мн. ч. действительного залога, например в угроре?; в лат. языке -mas во всех глагольных формах 1-го л. мн. ч. или о. и. е. -mats (т. е. и в -mus из о, см. фонетику), например в sumus, vehi- mas, amabamus; в ст. слав, языке -мъ во всех глагольных формах 1-го л. мн. ч. из о. и. е. -mcts, например в юсмъ, Бврвмъ, нес«х«мъ. В прошедших временах и в желательном наклонении, а также и в перфекте о. и. е. суффиксом 1-го л.

^              we/lt;gt;              _е/'о

мн. ч. действительного залога было -та , при -та ; отсюда др. инд. -та (в ведийском наречии также и -md), например, в dbharama (имперфект), sydma (желательное наклонение), vidmd— „мы знаем" (по происхождению о. и. е. перфект); в слав, языках из о. и. е. -mat о. слав, диалектич. -то, например в сербском -мо в 1-м л. мн. ч., а к о. и. е. -mat, при -mat, может восходить о. слав, диалектич. -те, например в чешском -те в 1-м л. мн. ч., хотя само по себе это о. слав, -те допускает также объяснения и из о. и. е. суффикса -mats, при -matsgt; существовавшего, например, в презенсе. Происхождение конечной носовой согласной в греч. личном суффиксе -pev, например в ионич.-аттич. lt;р!рopev, etpspopev, остается неясным.

  1. е лицо. В презенсе, а потому и в будущем времени и частью в конъюнктиве суффиксом 2-го л. мн. ч. действительного залога в о. и. е. языке было -that, с-th- по свидетельству др. инд. и др. иран. языков, а в прошедших временах, в желательном и повелительном наклонениях -tat с t непридыхательным. Отсюда в др. инд. языке -tha и -ta, например, в презенсе stha— „estis", bhamp;ratha, в имперфекте abharata, в желательном наклонении bhdreta. В греч. языке во всех глагольных формах 2-го л. мн. ч. действительного залога находим -те, например (pspexe, tpepotxe, в лат. языке -te, из о. и. е. -tat в повелительном наклонении, например vehite, а в прочих случаях -tis, например в vehitis, а это из -tes, может быть, вместо -te, с присоединением в конце s под влиянием окончания -mas, или же лат. -tis, из -tes, по происхождению есть о. и. е. суффикс 2-го л. ед. ч.

действительного залога (см. далее). В ст. слав, языке в суффиксе -те в 2-м л. мн. ч., например в верете, верьте, могли совпасть фонетически о. и. е. суффиксы -tef и -thef. О. и. е. окончание

  1. го л. ед. ч. действительного залога перфекта не может быть определено точно; в др. инд. языке мы находим здесь -а, например vida—„вы знаете" (по происхождению о. и. е. перфект), а др. инд. а в таком положении допускает различные объяснения.
  2. є лицо. В презенсе тематического спряжения, а потому и в будущем времени и частью в конъюнктиве о. и. е. суффиксом 3-го л. мн. ч. действительного залога было -nti, приставлявшееся к -а° в окончании основы. В презенсе нетематического спряжения этот суффикс являлся в виде -tfnti (с ударением на -а®), а также в соединении именно с основами, имевшими ударение на удвоении, в виде -щИ; в глаголах нетематического спряжения с непроизводными основами (т. е. с основами, совпадавшими с глагольными корнями) на й различного качества в неслабом виде форма 3-го л. мн. ч. действительного залога презенса оканчивалась в о. и. е. языке, по- видимому, всюду на -Anti, где а различного качества получалось из соединения гласной долгой (в основах без чередования звуковых видов основы) или краткой (в основах с чередованием звуковых видов основы) с гласною а® личного окончания -cfnti. В др. инд. языке мы находим -nti из о. и. е. -nti (в тематическом спряжении), например, в bharanti, будущем dasyanti; -anti из о. и. е. -с?nti, например, в santi—„суть"; -ati из о. и. е. -%nti, например, в dddati—„дают"; -Anti из о. и. е. -anti с а различного качества, например, в yanti—„идут" (от уа). В греч. языке из о. и. е. -nti (в тематическом спряжении) о. греч. и дорич. -vet, например, в tplpovci, ионич.-аттич. tpepooot (где -0001 фонетически из -ovci, см. фонетику); о. и. е. -cfnti сохранилось в глагольной форме: дорич. svtt, ионич.- аттич. stot—„суть" (фонетически из о. греч. *?vxt, см. фонетику); о. и. е. -ayti, из которого в греч. языке было бы -КТ1 диалектическое -dot заменено новообразованиями (например, SfSov-ct, Mooot по аналогии тематического спряжения, StSoaot — с суффиксом нового происхождения); о. и. е. -Anti с а различного качества в греч. языке являлось с фонетическим сокращением долгой гласной, например в дорич. lt;pavrt, ионич.-аттич. lt;paa?

(ионич.-аттич. -асі фонетически из -av«, см. фонетику). В лат. языке о. и. е. -nti в тематическом спряжении обратилось в -tit, например в ferant, из feront, а о. и. е. окончания 3-го л. мн. ч. в презенсе нетематического спряжения в лат. языке не сохранились (sunt по аналогии тематического спряжения). В ст. слав, языке о. и. е. -nti в тематическом спряжении вошло в состав окончания -жть, в большинстве диалектов -жтъ (происхождение ъ из ь такое же, как и в окончании 3-го л. ед. ч.), из о. и. е. a°nti, например в вержть, вержтъ, а также и в состав оконча- -ния -ть, -тъ в глаголах классов „г*рътн“ и „хвалнтн", например г«рлть, р«рАтъ, хвллать, хвлдатъ (на вопросе о происхождении здесь ст. слав, а я не останавливаюсь); о. и. е. -aenti и -щ-ti в нетематическом спряжении в ст. слав, языке должны были фонетически совпасть в -ать, диалектич. -атъ, например идать, мдатъ (и диалектич. вдать, адатъ, с более древним г в начале), дядать, дддатъ, а форма ежть, ежтъ образована по аналогии тематического спряжения (сравн. лат. sunt). В прошедших временах тематического спряжения о. и. е. суффикс 3-го л. мн. ч. действительного залога был -nt, а в нетематическом спряжении и в прошедших временах и в желательном наклонении -ffnt и -gint (сравн. в презенсе -amp;enti и -%nti)\ в прошедшем времени глаголов нетематического спряжения с непроизводными основами на й различного качества в неслабом виде форма 3-го л. мн. ч. действительного залога оканчивалась, по-видимому, всюду на -Ant с й различного качества из соединения гласной в окончании основы с гласною 4е личного суффикса -tfnt и также, я думаю, в желательном наклонении от основ нетематического спряжения форма 3-го л. мн. ч. действительного залога оканчивалась на -ant, именно на -cfnt, из соединения гласной личного суффикса -dent с гласною в слабом виде того суффикса желательного наклонения, который в неслабом виде (в трех л. ед. ч. действительного залога) был ia и jlt;f. В др. инд. языке конечное t после согласной должно было фонетически отпасть, и потому из о. и. е. суффиксов формы 3-го л. мн. ч. -nt (в тематическом спряжении) и -dent (в нетематическом спряжении) здесь получились -п и -ап, например в имперфекте abharan (тематического спряжения), Osan — ,были“ (нетематического спряжения); также и из о. и. е. окончания -ant с й различного.

качества в др. инд. должно было получиться -ап, например в имперфекте арап (от ра—„защищать"), но чаще вместо -йп употреблялось другое окончание, именно др. инд. -иг (см. далее). О. и. е. суффикс -ant (нетематического спряжения) в др. инд. языке не сохранился, и вместо него являлся др. инд. суффикс -иг (см. далее), например в имперфекте adadur. В греч. языке конечное т фонетически не могло сохраниться, и из о. и. е. -nt (в тематическом спряжении) мы находим здесь, например, ecpepov, из о. и. е. -dent греч. -ev, вошедшее в состав дорич. формы r(V—„были", ИЗ SjSV, где между гласными фонетически исчезло s (в гра.1- — новообразование), а из о. и. е. -dnt с а различного качества в греч. языке получались -av, -ev, -ov, с сокращением долгой гласной, например в ecpav у Гомера, e'Sov у Гесиода, в желательном наклонении от основ нетематического спряжения, например в slev (по аналогии и в tpspotsv). О. и. е. суффикс -%nt (нетематического спряжения) в греч. языке заменен был новообразованием -av (вместо а из о. и. е. -ant), например, в eSstSav, а из таких форм, как ISstSav, извлечено было -aav в качестве суффикса 3-го л. мн. ч. прошедшего времени и желательного наклонения, например в формах e-ct'ftsoav, enfjjav, заменивших собою другие, древние формы.—В лат. языке о. и. е. -nt в тематическом спряжении и окончания -cfnt и -g.nt в нетематическом спряжении не сохранилось, а из о. и. е. окончания -ant с тем а различного качества, в котором слились гласная основы и гласная личного суффикса, мы находим в лат. -nt после гласной, например в amabant, др. лат. sclent (другие др. италийск. языки указывают в этих случаях на о. италийск. -ns, не -nt). В ст. слав, языке о. и. е. -nt тематического спряжения вошло в состав окончания -ж, из о. и. е. -a°nt, в 3-м л. мн. ч. простого аориста, например в двнгж, и по аналогии с подобными образованиями явилось и в 3-м л. мн. ч. ст. слав, имперфекта (с основою нового происхождения), например в «есБдхж. Из о. и. е. -ant в 3-м л. мн. ч. нетематического спряжения получилось ст. слав, -а в аористе сигматическом, например в ддша, нес«шА, а о. и. е. окончания -dtnt и -dnt с а различного качества в ст. слав, языке не сохранились. Надо заметить, что в о. и. е. языке вместо окончаний -ant и -dnt с й различного качества (получившимся из соединения гласной основы с гласною личного суффикса) в 3-м л. мн. ч. действительного залога нетематического спряжения употреблялись, по-видимому, и другие окончания, заключавшие в себе звук г; отсюда др. инд. -иг, где и из о. и. е. я, например, в adadur (имперфект), dbodfiisur (сигматический аорист), syur (желательное наклонение). В перфекте в о. и. е. языке в 3-м л. мн. ч. действительного залога употреблялись два различных окончания (различие диалектическое): одно из них было -%nt (т. е. тот личный суффикс, о котором я уже говорил), а другое заключало в себе звук г. О. и. е. -%nt в перфекте (известное из герм, языков) в др. инд. языке не сохранилось, а в греч. языке подверглось нефонетическому изменению (под влиянием личного суффикса в презенсе) в -att, откуда диалектич. -aat, например, в гомеров. ХеХ6уХа®‘» и в -«vtt, откуда диалектич. aat, например, в SsStaat. В др. инд. языке 3-є л. мн. ч. действительного залога перфекта имело личный суффикс -иг из о. и. е. личного суффикса, заключавшего в себе звук г (др. инд. у. здесь из о. и. е. %), например в vidiir—„знают" (по происхождению о. и. е. перфект), daddr (от da—„давать"). В повелительном наклонении о. и. е. форма 3-го л. мн. ч. действительного залога имела личным суффиксом, по свидетельству др. инд. и др. иран. языков, -ntu в тематическом спряжении и -Sfntu и -щЬи в нетематическом спряжении, причем в глаголах нетематического спряжения с непроизводными основами на а различного качества в неслабом звуковом виде получалось в окончании этой формы, по-видимому, всюду -antu с а различного качества из соединения конечной гласной основы с гласною личного суффикса -ifntu. В др. инд. языке отсюда окончания -ntu (в тематическом спряжении), -antu, -atu, -antu, например, в bhdrantu (тематическое спряжение), santu, dddatu, ydntu. Греч, -veto, например, в срєроуад, и лат. -під, из -ntod, например, в ferunto, представляют собою новообразования из старых повелительных форм с о. и. е. суффиксом -ta°d (см. выше).

ДВОЙСТВЕННОЕ ЧИСЛО

  1. е лицо. В презенсе и в будущем времени и частью в конъюнктиве о. и. е. суффикс -vaks и -va°s (с v или с и), откуда др. инд.. -vas, например, в svas (от глагольного корня о. и. е. aes, в слабом виде, „быть"), bhafdvas и т. д. В прошедшем времени, в желательном наклонении и в перфекте о. и. е. суффикс -vael°, при -vde!° (с v или с и); отсюда др. инд. -va, например, в abhardva, bhareva. В ст. слав, языке во всех глагольных, формах 1-го л. дв. ч. личный суффикс -ва, например всревА,. где а может быть под влиянием личного слова в а—„мы оба"; из других слав, языков известен и суффикс из о. слав, -va,
  2. е лицо. В др. инд. языке в презенсе и в будущем времени суффикс -fhas, в прошедшем времени, в желательном наклонении и в повелительном наклонении -tam, в перфекте -athur. В греч. языке во всех глагольных формах 2-го л. дв. ч. действительного залога суффикс -tov, родственный с др. инд. -tam, в прошедшем времени и в желательном наклонении суффикс -xav, ионич.-аттич. -xjjv переносился в форму 2-го л. дв. ч. из формы 3-го л. В ст. слав, языке во всех глагольных формах
  1. го л. дв. ч. суффикс -та, т. е. о. слав. -ta.
  2. є лицо. В др. инд. языке в презенсе и в будущем времени суффикс -tas, в прошедшем времени, в желательном и повелительном наклонении -tdm, в перфекте -atur. В греч. языке в- презенсе и в перфекте суффикс -T0V, в прошедшем времени и в желательном наклонении -xav, ионич.-аттич. -xrjv, с которым: тождественно, конечно, др. инд. -tam.

В ст. слав, языке во всех глагольных формах суффикс -т« (в части диалектов) и -та (в других диалектах); ст. слав, -те в 3-м л. дв. ч. родственно с др. инд. -tas. При подлежащем женского рода в глагольных формах 2-го и 3-го л. дв. ч. встречается иногда в ст. слав, текстах окончание -та под влиянием местоимения женского рода дв. ч. та (при -та в мужеском роде).

<< | >>
Источник: Ф.Ф. ФОРТУНАТОВ. ИЗБРАННЫЕ ТРУДЫ ТОМ 2 ЛЕКЦИИ по Фонетике СТАРОСЛАВЯНСКОГО /церковнославянского/ ЯЗЫКА. Государственное учебно-педагогическое издательство Министерства просвещения РСФСР Москва -1957. 1957

Еще по теме ЛИЧНЫЕ СУФФИКСЫ В ФОРМЕ ОБЩЕИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО ЗАЛОГА ЕДИНСТВЕННОЕ ЧИСЛО:

  1. ЛИЧНЫЕ СУФФИКСЫ В ФОРМЕ ОБЩЕИНДОЕВРОПЕЙСКОГО ДЕЙСТВИТЕЛЬНОГО ЗАЛОГА ЕДИНСТВЕННОЕ ЧИСЛО
  2. ОБРАЗОВАНИЕ ПАДЕЖНЫХ ФОРМ СКЛОНЕНИЯ ИМЕН В ОБЩЕИНДОЕВРОПЕЙСКОМ ЯЗЫКЕ И ИХ ИСТОРИЯ В ОТДЕЛЬНЫХ ИНДОЕВРОПЕЙСКИХ ЯЗЫКАХ
  3. п