ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Локативное и экзистенциальное значение глагола быть

В разделе 6.1.2 мы исходили из того, что у глагола быть есть экзистенциальное (иначе — бытийное) и локативное значение. Джон Лайонз, сопоставляя эти зна­чения у англ, глагола to be, пишет, что они «мало чем отличаются друг от друга» (Lyons 1968/1978: 413).

Его примеры (предложение (Іа) локативное. (16) — бытий­ное):

(1) а. Coffee will be here in a moment ‘Кофе будет здесь через минуту’;

б. There will be coffee here in a moment ‘Через минуту здесь будет кофе’.

Для русского языка проблема различения бытийных и локативных предложений оказывается, однако, весьма острой, поскольку бытийность связана со свойственной русскому языку генитивной конструкцией отрицания.

Генитивная конструкция считается законной при бытийном значении быть:

(2) — Здесь есть волки! — Нет, волков здесь нет;

Однако генитив может возникать и при локативном значении:

(3) — Петя здесь? — Нет, Пети здесь нет.

Вот что говорится по этому поводу в Арутюнова 1976: 214—215: «Бытийное построение локальных предложений имеет общеотрицательное значение: Петя здесь! — Нет, Пети здесь нет = ‘Петя не находится здесь’. Если бы локальные предложения не пользовались отрицанием нет, то в них общее отрицание для форм настоящего времени не отличалось бы от частного отрицания, относящегося к лока­лизатору, т. е. предложение Петя не здесь могло бы означать и 1) Петя не находится здесь, и 2) Петя находится не здесь (а в другом месте). Язык, однако, дифференци­ровал эти смыслы, включив в систему форм локальной предикации отрицание нет, заимствованное у бытийных предложений».

Суммируем точку зрения Н. Д. Арутюновой в виде следующих трех положе­ний.

(а) Генитивная конструкция является законным способом выражения общего отрицания в локативном предложении: Пети здесь нет — это отрицание для Петя здесь.

(б) Генитивная конструкция отрицания в предложении с глаголом быть являет­ся БЫТИЙНОЙ.

(в) Допускается, что в локативном предложении может использоваться при от­рицании конструкция, которая свойственна бытийному.

Пункт (а) не вызывает сомнений. Но пункт (в) звучит абсурдно: как это может быть, чтобы предложение с одним смыслом, локативным, «заимствовало», в каких бы то ни было целях, конструкцию с другим смыслом, бытийным?

Можно показать, что конструкция отрицания в локативных предложениях типа Пети здесь нет, являясь генитивной, не является, в семантическом плане, бытий­ной. Мы исходим из установленного ранее (см. раздел 6.1.1) факта, что конструк­ция с генитивом отрицания обслуживает не только бытийные предложения. Так что возражение будет направлено и на пункт (б). Иными словами, задача — по­казать, что генитив отрицания в локативном предложении типа (3) ни в коей мере не исключение; что, напротив, он соответствует неким общим — ив своей основе се­мантически мотивированным — правилам выбора падежа субъекта при отрицании. Примечание. Генитив отрицания связывает с бытийностью не только Н. Д. Ару­тюнова, но и Л. Бэбби:«(...) it is only the subject of existential sentences that is regularly marked genitive when negation is introduced» (Babby 1980: 101). Ссылаясь на H. Д. Арутюнову, Л. Бэбби говорит про локативные предложения с глаголом быть следующее: «they are so close to existentials syntactically that Russian grammar simply treats them the same with respect to genitive marking»; при этом если для бытийного быть генитивное маркирова­ние семантически законно, то для локативного оно является следствием «автоматическо­го синтаксического правила» (Babby 1980: 124). Развивая семантический в целом подход к генитиву отрицания, Бэбби считает локативное быть исключением. Мы покажем, что

оно таковым не является.

Класс бытийных предложений может задаваться по-разному. Например, можно назвать предложение Пети здесь нет бытийным, отвергнув пункт (а), и тогда задачу надо ставить по-другому. Так что прежде всего следует выявить признаки, отличаю­щие бытийные предложения от локативных, независимо от генитива отрицания, — или по крайней мере договориться о том, что считать отличительными критериями бытийности. В противном случае утверждения, апеллирующие к термину «бытий­ное предложение», не имеют смысла[23].

Далее в пункте 2 рассматриваются формальные разлігчия между бытийным и локативным предложением, а в пункте 3 — особая разновидность бытийного, посессивное предложение. Пункт 4 посвящен тому немногому, что можно сказать об общей семантике бытийности, а пункт 5 — контекстным различиям между бы­тийным и локативным предложением, которые оказываются, напротив, достаточно содержательными. После этого в пункте 6 я возвращусь к проблеме связи генитив­ной конструкции отрицания с бытийностью и с другими семантическими компонен­тами, порождающими эту конструкцию. Пункт 7 касается пограничных случаев.

2.

<< | >>
Источник: Падучева Е.В.. Русское отрицательное предложение. — М.: Языки славянской кулыуры,2013. — 304 с.. 2013

Еще по теме Локативное и экзистенциальное значение глагола быть:

  1. ФИЛОСОФИЯ И ЕЕ ОТНОШЕНИЕ И КАРДИНАЛЬНЫМ ВОПРОСАМ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЙ НАУКИ 
  2. 10. Неопределенность и высшая категория «нечто» (то ті)
  3. МОРФЕМЫ
  4. Две группы генитивных глаголов: экзистенциальная и перцептивная
  5. Наблюдатель в генитивной конструкции с глаголом быть
  6. Локативное и экзистенциальное значение глагола быть
  7. Формальные признаки бытийного предложения
  8. Разбор примеров
  9. Генитив отрицания и наблюдатель в глаголах типа звенеть и пахнуть *
  10. Заключение
  11. ГЛАВА 1 РУССКИЙ ЯЗЫК НАЧАЛА XXI ВЕКА В СВЕТЕ ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКОВОЙ КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИИ МИРА