ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Лю Ядин (Чэнду, КНР) «Судьба человека»: реализм или символизм

I

Первая часть рассказа «Судьба человека» М.А.Шолохова вышла в последнем номере «Правды» в 1955 г., а вторая в первом номере следующего года. Этот рассказ Шолохова - лебединая песня великого мастера.

Статья «Шедевр социалистического реализма» (О «Судьбе человека») Д.Благого была опубликована в 1964 г. Уже само её название давало шолоховскому рассказу высокую оценку. В целом, в статье автор чётко проанализировал его художественные достоинства. Например, он отмечает исключительно важный нюанс подтекста рассказа. Д.Благой пишет: «Совсем иной взгляд у мальчика», который глядит на автора «светлыми, как небушко, глазами». Лев Толстой, как известно, придавал особенное значение в деле искусства тончайшей, филигранной отделке, тем почти незаметным «чуть-чуть»,

123

посредством которого данное произведение становится под руками настоящего мастера созданием подлинно высоко-художественным. Здесь перед нами - как раз одно из таких «чуть-чуть». Он дальше объясняет: «Скажи автор о глазах мальчика: «светлые, как небо», - и получился бы маловыразительный штамп. Но эта народная, уменьшительная, ласкательная, почти колыбельная форма того же самого слова - «небушко» - сверкает в контексте, как драгоценный камень, как бриллиант чистейшей воды». [1]

Но Д. Благой тоже не свободен от тех или иных штампов того времени. «С первых же слов рассказа читатель узнает, что описывается «первая послевоенная весна». «Описание это, - подчеркивает Д. Благой, - лишено какой- либо аллегоричности, не имеет никакого нарочитого авторского «второго плана», оно предельно реально, изобилует всякого рода бытовыми деталями» [2]. Д.Благой, будучи членом-корреспондентом Академии наук СССР, являлся сторонником концепции строгого реализма, который исключает любые элементы как символизма, так и модернизма (и т.п.), поэтому его статья может служить препятствием для дальнейшего интерпретирования шолоховского рассказа.

Очень важна на этом фоне статья «Художественная концепция простого советского человека в рассказе М.Шолохова «Судьба человека» Н.Лейдермана и М.Липовецкого. Об исповеди Андрея Соколова, они говорят: «Это пространство и время исповеди ровесника века. Оно поражает своей насыщенностью, доходящей до символичности» [3]. Здесь мы видим, что авторы уходят от штампа того времени.

Если речь идет о композиции, то и Д. Благой и Н. Лейдерман, М. Липовецкий имеют свой взгляд. Текст рассказа «Судьба человека», по Д.Благому, состоит из трёх частей, а Н. Лейдерман и М. Липовецкий в исповеди обнаруживают 10 микроновелл: 1 - Довоенная жизнь; 2 - Прощание с семьей; 3 - Пленение; 4 - В церкви; 5 - Неудачный побег; 6 - Поединок с Миллером; 7 - Освобождение; 8 - Гибель семьи; 9 - Смерть сына; 10 - Встреча с Ванюшкой.

Моя точка зрения на композицию рассказа М. Шолохова отличается от вышеуказанных и этому посвящена вторая часть этой статьи.

II

Я также попытался углубиться в анализ рассказа «Судьба человека», определил его, образно говоря, как симфоническое произведение. Давайте вообразим, что перед нами партитура симфонии «Судьба человека». Допустим, одна партия в ней - и это главная часть в повествовании сюжета - исповедь героя Андрея Соколова, в которой царствует принцип реализма, но иногда используется аллегоричность. Может быть, её исполняет группа скрипок. Параллельно мелодии и в тесной взаимосвязи с ней существуют партии, записанные в гармонии (аккорд), в которых царствует аллегоричность. Может быть, доходя до символизма, иногда ее играют некоторые деревянные и медные духовные музыкальные инструменты, иногда даже весь оркестр. Оперируя многозначительной гармонией, своеобразный сюжет развивается, и поэтому рассказ «Судьба человека» носит апокалипсический характер. Мелодия в рассказе - это элемент повествования.

Согласен с господином Д.Благим, и его утверждением о том, что всего три части в рассказе, то есть: пролог, в котором первый повествователь ведет линию рассказа ко второму, конечно, главная часть - исповедь героя, после чего следует эпилог.

Конечно, М.Шолохов не новатор такой композиции. Как известно, очень типичен был роман Ю.Лермонтова «Герой нашего времени» из произведений такого рода. Исследователь лермонтовского романа Б.Эйхенбаум раскрывает его достоинства и отмечает, что его идейным и сюжетным центром служит не внешняя биография, а именно личность человека - его духовная и умственная жизнь, взятая изнутри, как процесс» [4]. Хитрый переход от первого рассказчика (путешественник) ко второму (Максим Максимыч) и к третьему рассказчику (Печорин) в пяти повестях замечательно проанализирован

В.Набоковым [5].

В прологе рассказа «Судьба человека» первый повествователь от собственного имени описывает время - первая послевоенная весна, и место - переправа через речку Еланку, где он встретил мужчину с мальчиком. Позже читатели узнают, что мужчина этот - главный герой Андрей Соколов. Но до этого уже началась его исповедь. Если говорить о форме исповеди Соколова, то необходимо упомянуть «Житие протопопа Аввакума». По мнению учёных, «Житие» - это было первое в русской литературе автобиографическое произведение, носившее выраженный проповеднический и вместе с тем исповедальный характер [6].

Что касается исповеди Андрея Соколова, то, может быть, большинство шолоховских исследователей не обратило внимание на то, что в ней две очень отличающихся друг от друга части. Речь Соколова состоит из двух фрагментов. Один из них посвящён мирной жизни, другой - военной. Внутренний драматизм рассказа «Судьба человека», я полагаю, в том, что в этих фрагментах Андрей Соколов сильно отличается духовными качествами и концепциями ценностей. По исповеди Соколова в мирной жизни он обыкновенный человек. В начале фрагмента мирной жизни описывается путь этого обыкновенного человека: он «ишачил» на кулаков, работал в плотницкой артели, на заводе, потом стал шофёром. Андрей Соколов также имеет общий недостаток всех молодых людей: время от времени использует нецензурную брань, склонен к пьянству. Позже Соколов женился, жена Ирина была сирота, очень смирная, весёлая.

У них было трое детей - сын и две дочери, они построили свой домик, наладили нормальную жизнь. Давайте сравним Соколова с его «сверстниками», описанными в литературе до начала 50-х годов. Он никак не похож как на Павла Корчагина, так и на Глеба Чумалова, которые боролись против голода и лишений, оставленных Гражданской войной, и вместе с другими были вовлечены в дело строительства социализма, также, как и не похож на чудака, подобного Вошеву, наблюдавшему за сильно изменяющимся временем. Андрей Соколов был таким простым, что в таком идейном времени его простота доходила до пошлости. «За десять лет скопили мы немного деньжонок, - сказал Соколов, - поставили себе домишко, Ирина купила двух коз. Дети кашу едят с молоком, крыша над головою есть, одеты, обуты, стало быть, все в порядке»: «Чего больше надо» [7]. В исповеди Соколова, как простого человека, одна из повторяющихся тем - это чувство вины перед погибшей женой: «До самой смерти, - сказал он, - до последнего моего часа, помирать буду, а не прощу себе, что тогда её оттолкнул!»
  1. . А после войны, когда Соколов жил с Ванюшкой, он рассказывает: «Днем я всегда крепко себя держу, из меня ни оха, ни вздоха не выжмешь, а ночью проснусь, и вся подушка мокрая от слёз» (231). Правда, по поведению и психологии, Соколов очень близок к простым людям. Цитируя точку зрения Готхольда Лессинга, Ханс-Роберт Яусс утверждает, что читатель всегда сочувствует обыкновенному герою: «Читатели или зрители могут искать, исходя из своих собственных возможностей, тех героев, кто не совершенен, совсем обыкновенный, и имеет похожий на них самих «характер», поэтому они чувствуют симпатию к ним» [8]. Вот возвращение шолоховского героя к обыкновенному и имеет свое эстетическое значение.

Во фрагменте, связанном с военной жизнью Андрея Соколова, он как будто становится другим человеком. Здесь на реалистическом фоне уже образуется аллегоричность. На самом деле, имя и фамилия героя этого рассказа - это аллегория.

У Соколова есть корень «сокол». В русской сказках образ Сокола используется иногда в связи с мотивом его превращения в доброго молодца, который потом совершает различные подвиги. Как символический образ, Сокол, олицетворяющий «безумство храбрых», встречается в прозаическом стихотворении М.Горького «Песня о Соколе» [9]. Что касается Андрея, то в этом имени скрыт богатый смысл. Мы обратились бы к «Повести временных лет» и к одному из двенадцати апостолов в христианской мифологии, «Оньдрею (то есть Андрею - прим. Лю) учащю въ Синопии и пришедшю ему в Корсунь, уведе, яко ис Корсуня близ устье Днепрьское, и въехоте пойти в Рим, и пройде в устье Днепрьское, и оттоле поиде по Днепру горе. И по приключаю приде и ста под горами на березе. И заутра въетав и рече к сущим с ним учеником: «Видите ли горы сия? - Яко на сих горах восияеть благодать Божья; имать град велик быти и церкви многи Бог въздвигнути имать».И въшед на горы сия, благослови я, и постави крест, и помоливъея Богу, и сълез с горы сея,идеже послеже бысть Киев, и поиде по Днепру гор» [10]. Киевская Русь увидела в Андрее покровителя русской государственности. В императорской России он стал по преимуществу и покровителем русского военно-морского флота (Петром I был учреждён Андреевский флаг, а также Андреевский орден - старейший из русских орденов) [11].

Во фрагменте, связанном с военной жизнью, Андрей Соколов презирает того, кто не ведет себя как солдат. «Да и признаться, - сказал он первому повествователю, - и сам я не охотник был на жалобных струнах играть и терпеть не мог этаких слюнявых, какие каждый день, к делу и не к делу, женам и милахам писали, сопли по бумаге размазывали. Трудно, дескать, ему, тяжело, того и гляди убьют. И вот он, сука в штанах, жалуется, сочувствия ищет, слюнявится, а того не хочет понять, что этим разнесчастным бабенкам и детишкам не слаже нашего в тылу приходилось. Вся держава на них оперлась!»

  1. . Соколов подчёркивает, что мужчина должен быть мужчиной, солдат - солдатом.
    Он понимает, что мужчина и солдат - это, конечно, две роли, но для Соколова это одно и то же. «На то ты и мужчина, - добавил он, - на то ты и солдат, чтобы все вытерпеть, все снести, если к этому нужда позвала» (212). Хотя Соколов был простым солдатом, у него не было возможности командовать армейской частью, воевавшей с немцами, и он не сделал большой карьеры, но этот Андрей, хотя и не награжденный орденом Андрея, был достойным настоящим солдатом. Независимо от того, был ли он солдатом в Красной Армии, или попал в плен в немецкий лагерь, он всегда сохранял достоинство воина. Когда у действующей батареи почти не было снарядов, он отвечает командиру автороты: «Какой разговор!». «Я должен проскочить» (213). Когда герр лагерфюрер Мюллер вызвал его к себе, сначала у Соколова появилась жалость и сентиментальные чувства. «Что-то жалко стало Иринку и детишек, но, в конце концов, потом жаль эта утихла и стал я собираться с духом, чтобы глянуть в дырку пистолета бесстрашно, как и подобает солдату, чтобы враги не увидали в последнюю мою минуту, что мне с жизнью расставаться все-таки трудно... » (220-221). Здесь чувство достоинства и другие психологические факторы подавили инстинкт самосохранения.

Итак, исповедь Андрея Соколова в рассказе «Судьба человека» состоит из двух частей, в каждой из которых имеется свой мотив. Один Соколов как будто играет разные роли - то это обыкновенный человек, у которого нет никаких амбиций, либо это солдат, олицетворяющий героизм в прямом смысле. Хочу подчеркнуть, что в изображении своего героя М.А.Шолохов, отражая ценность семейной жизни, написал оду сублимации человечности в ситуации войны. Теперь становится ясным место рассказа «Судьба человека» в развитии советской литературы. В нем частично унаследована традиция героического повествования, когда внимание сосредоточено на чувствах и психологии простых бойцов, а попадание героя в плен дает возможность проявить новые черты характера. Кто станет отрицать, что новаторство этого типа начиналось уже в рассказе «Наука ненависти», и в первых частях романа «Они сражались за родину» М. А. Шолохова? Ранее, только экстраординарный человек имел право стать героем в военном романе, а теперь пришёл простой обыкновенный человек - Андрей Соколов. Так М.А.Шолохов открывает новые возможности военной литературы.

III

Аллегоричность (иногда до степени символизма), как следует из вышесказанного, царствует в гармонических партиях симфонии «Судьбы человека». Использование рецептивной эстетики в проблеме понимания аллегоричности этого шолоховского рассказа в более широком пространстве было бы необходимо. Как известно, рецептивная эстетика в настоящее время становится одним из ведущих направлений современного литературоведения. По рецептивной эстетике читатель представляется неким имплицитным интерпретатором, включенным в последовательный процесс дешифровки текста и им же запрограммированным. Так, Вольфганг Изер, например, говорит о литературном тексте как полном «пустот - неопределенностей», которые читатель «заполняет» по своему усмотрению. Но все же «действия» читателя контролируются автором, будто нарочно оставляющим «пустоты» [12].

Цитируя изречение А.С.Пушкина, С.Бондарчук, режиссёр фильмов «Судьба человека», «Они сражались за Родину» и «Тихий Дон», сказал: «Судьба человеческая - судьба народная» [13]. Действительно, шолоховский рассказ через судьбу героя Андрея Соколова отражает судьбу русского народа в первой половине XX века. Другими словами, славную историю советские читатели должны ассоциировать с судьбой народа через судьбу героя рассказа.

Подслушав разговор между героем и повествователем, мы знаем, «Поначалу жизнь моя была обыкновенная»              (208). Так что, похоже,

обыкновенное, по сути, не является необыкновенным, этот персонаж уже не обычный человек, он носит символический характер.

Одновременно, я полагаю, что рассказ «Судьба человека» Шолохова отвечает законам Вольфганга Изера о позовой конструкции, которая позволяет проницательному (опытному) читателю заполнять «пустоту», уже вне текста рассказа, воображать новое аллегорическое пространство. Пользуясь многозначностью темы и даже подтекстов, Шолохов стимулирует воображение читателя, который должен через путь Андрея Соколова осознать судьбу всего советского народа в первой половине XX века.

Позже Андрей Соколов сам информирует повествователя о том, что в Гражданскую войну он служил в Красной Армии, в голодный двадцать второй год он подался на Кубань, работал на кулаков, а его отец с матерью и сестрой померли от голода. Позже он работал плотником, слесарем, шофером, был женат, имел детей, создал счастливую семью. В Великой Отечественной войне он, как простой боец, храбро воевал с немцами, а потом два года он стойко переносил ужасы фашистского плена, и жестокая война отняла у него всё - и жену, и детей. Снова он остался один.

Стимулируя воображение читателя, М.А.Шолохов, на самом деле, вне текста рассказа формировал широкое символическое пространство. В шолоховском рассказе можно обозначить «судьбу человека» обратной буквой «U», то есть начало которого и конец были низкие, а среднее место было самое высокое. Правда, жизненный путь Андрея Соколова в начале был низким, он остался один в 1922 году, но постепенно возвышался. Но после этого Соколов покинул деревню, переехал в Воронеж и стал рабочим, шофёром, потом женился на Ирине, родились дети. Он немало трудился, обеспечил семью, и были они счастливы. Две дочери учились на «отлично», а его сын Анатолий «оказался таким способным к математике, что про него даже в центральной газете писали» (210). Это было кульминацией его жизненного пути. Но потом его жизнь пошла вниз, началась война. Он служил в Красной Армии, был дважды ранен, попал в плен, мучился более двух лет в концлагере, его домик разрушен немецкой бомбой, погибли жена и две дочери, а сын погиб во время освобождения Берлина. Соколов снова остался один на свете, он принял сироту Ванюшку. Соколов даже думает: «Да уж не приснилась ли мне моя нескладная жизнь?» (226).

Жизненный путь Андрея Соколова, я полагаю, это «буквальный смысл», а путь, по которому шёл советский народ в первой половине XX века - это аллегорический текст. Другим словом, жизнь главного героя представляет собой микрокосмос национальной жизни. Можно сопоставить периоды жизни Соколова и всей страны. Как известно, в 1921-1923 гг. в Советской России произошла одна из самых страшных катастроф двадцатого столетия - разразившийся голод унес жизни миллионов людей (по некоторым оценкам, погибло более 5 млн. чел.). До Великой Отечественной войны в Советском Союзе был совершен индустриальный рывок в годы трех пятилеток. По производству электроэнергии, угля, нефти, чугуна, стали, цемента, древесины СССР обогнал Германию, Англию, Францию или вплотную приблизился к ним [14]. В 1937 г. в городах было введено всеобщее обязательное семилетнее (неполное среднее) образование, в 1939 г. поставлена задача перехода к всеобщему среднему образованию (десятилетки). (Вспомним, что все дети Соколова на отлично учились в школе, и он ими гордился). Но мирная жизнь и мечты о будущем советского народа были прерваны немецким нашествием. Великая Отечественная война 1941-1945 гг. - справедливая, освободительная война советского народа за свободу и независимость социалистической родины против фашистской Германии и её союзников, важнейшая и решающая часть второй мировой войны 1939-1945. Победа была великая, цена победы - человеческие и имущественные потери - оказалась высока.

Для читателей, даже некоторые детали из соколовской биографии, были параллельны с определёнными периодами пути советского народа. Изменения в жизни Андрея Соколова после Гражданской войны, когда он стал водителем, после этого, за десять лет он, работая день и ночь, с женой «скопили немного деньжонок», и «поставили себе домишко об двух комнатках, с кладовкой и коридорчиком» (210). Эти десять лет для Советского Союза - как раз сравнительно благополучный период развития. А затем разрушительная война, прокатившаяся страшным катком по судьбе главного героя, как и по всей стране. Но, вообще говоря, голод, война, гибель близких и трагедии такого типа - как в жизни Андрея Соколова символизируют традиционный путь народа Советского Союза I половины XX века и который тоже можно обозначить обратной буквой «U».

Андрей Соколов - это мужчина, чья фамилия содержит корень «сокол», это скиталец, но вряд ли «летающий дух». Он был уроженцем Воронежской губернии, в Гражданскую войну служил в Красной Армии, в голодный двадцать второй год он подался на Кубань, потом чтобы заработать на жизнь поехал в

Воронеж. Во время Великой Отечественной войны под Белой Церковью на Украине формировалась его воинская часть, Андрей Соколов попал в плен под Лозовеньками на Украине, позже «Куда меня только не гоняли за два года плена! Половину Германии объехал за это время» (218). Освободившись из плена, Соколов возвратился в Красную Армию под Полоцком в Белоруссии, потом он вернулся в Воронеж. В 1945 году Соколов вступил в ряды Красной Армии, освобождал Берлин. После войны поехал в Урюпинск и там он вернулся к прежней профессии - шофёр. В конце концов, в прологе рассказа повествователь встретился с Соколовым на хуторе Моховском в Ростовской области, и он пытался найти новую работу в Кашарском районе. Андрей Соколов постоянно бродит, постоянно летит как сокол. Его скитание стимулирует читателя, чтобы он «заполнял» по своему усмотрению повествовательную модель скитания в широком чистом поле, довольно много произведений такого типа в русской литературе, например, в древнерусской литературе - «Садко», а в русской литературе XIX века «Кому на Руси жить хорошо» Н.Некрасова и даже в русской литературе XX века - «Чевенгур» А.Платонова. Конечно, основным мотивом в повествовательной модели скитания в широком чистом поле является искание чего-нибудь. Садко ищет богатство, семь мужиков волнует такой вопрос: «Кому живётся весело, Вольготно на Руси?», Саша Дванов ищет правду о счастье. Что ищет Андрей Соколов как странник? Он всегда, кроме периода войны, искал более благополучную жизнь и более удобную окружающую среду. Но самый волнующий соколовское сердце вопрос, это слово в начале рассказа «За что же ты, жизнь, меня так покалечила? За что так исказнила?» (208). Этот вопрос имеет богатый, глубокий смысл, даже не только для самого Андрея Соколова. Этот вопрос, на который Андрей Соколов не мог найти ответа, значительно подчеркивает трагический характер рассказа «Судьба человека».

Почему мало ученых обратили внимание на проблему аллегоричности или символизма в рассказе «Судьба человека»? Может быть, это было связано с господством социалистического реализма в советском литературоведении. Примером подобной точки зрения и соответствующей оценки рассказа «Судьба человека» является статья Д.Д.Благого, где специально подчеркивается, что описание Шолохова лишено какой-либо аллегоричности, «не имеет никакого нарочитого авторского «второго плана».

В заключение хотелось бы подчеркнуть, что в шолоховском рассказе образуется органическое единство, гармония между реализмом и символизмом. Если бы рассказ был без замечательного повествования, близкого к действительности, то рассказ был бы пустым и бледным, если бы без аллегории, без символизма, без отражения судьбы народа, то поверхностным и мелким, но благодаря единству между двумя сторонами рассказ «Судьба человека» был, есть и будет шедевром.

<< | >>
Источник: В. Н. Артамонов. Русский литературный язык в контексте современности : Материалы II Всероссийской научно-методической конференции с международным участием (Ульяновск, 19-21 октября 2011 года) / под ред. д-ра филолог. наук В. Н. Артамонова. - Ульяновск : УлГТУ,2012. - 170 с.. 2012

Еще по теме Лю Ядин (Чэнду, КНР) «Судьба человека»: реализм или символизм:

  1. Лю Ядин (Чэнду, КНР) «Судьба человека»: реализм или символизм