<<
>>

ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ РУССКОГО УДАРЕНИЯ

Любознательному, но не искушенному наблюдателю, видящему отдельные, часто противоречащие друг другу факты (ср. винительный падеж: щёку, но губу; липу, но сосну; родительный падеж: монтажа, но массажа и т. п.), современное состояние русского ударения может показаться бессистемным и даже хаотичным. Между тем, несмотря на многие исключения и внутренние несоответствия, как в самой акцентологической системе, так и в тенденциях ее развития есть немало последовательного и регулярного. Естественно, что хотя бы самое общее знакомство с этими фактами представляет собой необходимое условие овладения нормами литературного ударения.

Первое, на что обычно обращается внимание,— это усиление грамматической функции ударения. При этом само направление в историческом перемещении акцентов может быть даже противоположным:              на начальный слог

(обухgt;обух, лемех gt;лёмех) — на конечный слог (губаgt;гу- ба, льіжня^льїжня). Однако и в том и в другом случае изменение ударения было полезным, оправданным. В результате его возникло более четкое противопоставление грамматических форм. Ср.: родительный единственного числа губы, лемеха — именительный множественного губы, лемеха. Постепенная грамматикализация связана с ростом подвижного (перемещающегося) ударения, что соответствует общим свойствам народного языка. Нетрудно заметить, что ударение на флексии (у пруда, на холме, по лыжне) устраняет редукцию (т. е. нечеткое произношение) гласного в грамматически значимой позиции (старые формы: у пруда, на холме, по лыжне), способствуя тем самым узнаванию словоформы. Кроме того, это перемещение ударения укрепляет флективный (синтетический) строй русского языка (как известно, закрепление неподвижного ударения за начальным слогом слова послужило одной из причин разрушения флективного строя в некоторых германских языках).

Важной особенностью развития ударения служит закрепление устаревающих или входящих акцентных вариантов за устойчивыми сочетаниями или фразеологическими оборотами. Ср.: ожидание утра, но с утра (до утра); о вёрстах, но в двух верстах; обеспокоен судьбами сыновей, но при восклицании — какими судьбами! Обычно говорят: ударить по лбу, но провести рукой по лбу; лезть на стену от боли, но повесить картину на стену; за город (в пригородную местность), но за город (по ту сторону городов); брать грех на душу, но на душу населения. Зависимость ударения от конструктивно обусловленных смысловых различий отчетливо проявляется при употреблении кратких форм некоторых прилагательных: подвиги его велики, но ботинки (кому?) ему велики; эти люди не худощавы, а полны, но они, полны (чего?) новых замыслов.

Известно, что у некоторых слов выбор ударения зависит от лексического значения (ледник — ‘погреб со льдом’, ледник — ‘скопление льда в горах*; мокрота — ‘сырость’, мокрота — ‘слизистое выделение’; бронировать — ‘покрывать броней’, брони- ровать — ‘закреплять что-либо’ и т. п.). Не следует, однако, преувеличивать зависимость ударения от значения слова. Жесткие ограничения, которые декларируются во многих справочниках и пособиях по культуре речи (вроде: катит бочку, но катйт на велосипеде; вйлит с ног, но валит снег), быстро забываются и не соблюдаются самими нормализаторами (побеждают, как правило, продуктивные формы: катит, валит). Даже в таком хрестоматийном разграничении, как пробил дверь — пробил час, вариант с продуктивным ударением на корне (пробил) постепенно расширяет сферу своего применения, тесня традиционный вариант (пробил).

Например: Час искупления пробил (Радин. Смело, товарищи, в ногу); Куранты медленно пробили. Проплыл ночной протяжный гул. (Дудин. Красная площадь).

Таким образом, связь ударения только с одним определенным значением многозначного слова часто оказывается нестойкой, недолговременной. Основывать нормативную характеристику лишь на этом признаке представляется рискованным, так как сила формальной аналогии часто преодолевает смысловые различия акцентных вариантов. Например, при изменении ударения зеркальный на зеркальный авторы нормативных пособий безуспешно пытались так разграничить их употребление: зеркальный — ‘относящийся к зеркалу’ (зеркальный шкаф), зеркальный — ‘подобный зеркалу’ (зеркальный пруд). Однако вопреки этим рекомендациям продуктивное ударение зеркальный стало обслуживать оба значения слова.

Нормализатору-практику, в том числе и учителю русского языка, необходимо иметь хотя бы самые общие представления о направлении развития современного русского ударения. В результате сопоставительных наблюдений выяснилось, что в пределах даже одного и того же грамматического разряда слов, имеющих акцентные колебания, обнаруживается исторически разнонаправленное движение ударения: регрессивное — перемещение с последнего слога на начало или ближе к началу слова, прогрессивное — перемещение ударения с первого слога на конец или ближе к концу слова.

Исследования свидетельствуют о том, что регрессивное акцентологическое развитие преобладает сейчас в следующих группах акцентных вариантов: а) у дву-, трехсложных имен мужского рода (русских и заимствованиях): бондарь gt;бондарь, обух gt; обух, прикус gt; прикус, отсвет gt; отсвет, планёр gt;пла- нер, ракурс gt;ракурс, каталог gt;каталог и т. п.; б) у трех-, четырех-, пятисложных глагольных форм в прошедшем времени: пост- лалаgt; постлала, разорвала;gt; разорвала, родился gt;родйлся, приподнялся gt;приподнялся, дождалйсь gt;дождались, перепродана gt;перепродана и т. п.; в) у форм настоящего-будущего времени глаголов IV класса: дружит gt;дружит, включит gt; включит, прислонйт gt;-прислонит, помирйт gt; помирит, видоизме- нйт^gt;видоизменит и т. п.

Прогрессивное акцентологическое развитие преобладает в следующих группах акцентных вариантов: а) у дву-, трехсложных имен женского рода на -а(-я): нужда gt; нужда, льиж- няgt;лыжня, фдльгаgt; фольгй, фреза gt;фреза, сыгровка gt; сыгровка, макушка ^макушка и т. п.; б) у производных трех-, четырехсложных прилагательных: тйгровый gt; тигровый, возрос тныйgt;возрастной, заводский заводской, счастли- выйgt;счастливый, прадедовский^прадедовский и т. п.; в) у дву-, трехсложных форм инфинитива: удить gt;удйть, умалить gt; умалить, приструнить^приструнйть, багроветьgt;багровёть, ржаветь gt;ржаветь и т. п.; г) у некоторых двусложных приставочных глаголов в формах прошедшего времени: назвал gt; назвал, отпил gt; отпил, нйлилgt;налйл и т. п.; д) в падежных формах одно-, двусложных существительных и кратких формах прилагательных во множественном числе: хдлмаgt;холма, груздя gt;груздя, стёбляgt; стебля; овцу gt;овцу, йзбуgt; избу; близки gt; близки, верный верны, простые просты и т. п. Эта обобщенная сводка, естественно, не отражает не только общей картины акцентологического состояния современного русского языка, но и охватывает лишь самые актуальные факты.

Естественно, что для установления нормы ударения недостаточно знать только направление акцентологических перемещений. Тенденции в движении ударения — это необходимый, но лишь

приблизительный ориентир. Понятие же нормы ело» весного ударения индивидуально и слагается из суммы признаков, важное место среди которых принадлежит сфере употребления конкретного слова, общественной оценке и осмыслению данного ударения на фоне историк о-л итературной тради- ц ни.

<< | >>
Источник: Горбачевич К. С.. Нормы современного русского литературного языка.— 3-є изд., испр.— М.: Просвещение,1989.— 208 с.. 1989

Еще по теме ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ РУССКОГО УДАРЕНИЯ:

  1. 4. Своеобразие русского классицизма
  2. ФОНЕТИКА
  3. МОРФОЛОГИЯ
  4. БИБЛИОГРАФИЯ
  5. АКТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ОБПАСТИ УДАРЕНИЯ
  6. Грамматическая функция и русское ударение
  7. НОРМЫ УДАРЕНИЯ
  8. ПРИЧИНЫ ИЗМЕНЕНИЯ И КОЛЕБАНИЯ УДАРЕНИЯ
  9. ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ РУССКОГО УДАРЕНИЯ
  10. КОЛЕБАНИЯ УДАРЕНИЯ У СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ МУЖСКОГО РОДА
  11. РАЗВИТИЕ НАКОНЕЧНОГО УДАРЕНИЯ В ПАДЕЖНЫХ ФОРМАХ СУЩЕСТВИТЕЛЬНЫХ МУЖСКОГО РОДА
  12. ИЗМЕНЕНИЕ УДАРЕНИЯ У ГЛАГОЛОВ
  13. Глава вторая РУССКИЕ ДИАЛЕКТЫ
  14. РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА*
  15. ОСНОВНЫЕ СВЕДЕНИЯ ОБ УДАРЕНИИ
  16. 1.2. Внешние факторы воздействия на структуру современного русского языка и внутренние законы ее развития
  17. §2.3. Тенденция к дистинктности выражения смысла
  18. §1. Нормы произношения и ударения[128]