<<
>>

§ 23. Основные тенденции развития африканских стран во второй половине XX в.

Роль колониальной Черной Африки[1] в послевоенной мировой эконо-

мике. Изменения о5ществ Значительно укрепила свои позиции аф-

Окончание Второй мировой войны практически не изменило политическую карту Африки, но внесло значительные коррективы в развитие колониальной экономики, ускорило процессы разрушения традиционных социальных структур африканских

в характере колониальной эксплуатации

риканская буржуазия, прежде всего торгово-рос- товщическая, заметно выросли ряды мелкой буржуазии и городского населения. Одновременно сузилась сфера влияния традиционных феодально-аристократических кругов. Резко увеличилась численность рабочего класса, но n07 прежнему, абсолютное большинство производительного населения составляло крестьянство.

Сокращение после войны сферы европейского колониального господства в результате освобождения ряда азиатских стран, привело к еще более интенсивной межимпериалистической борьбе за Африку. B годы войны для Англий, Франции, США, других европейских держав она являлась важнейшей сырьевой и продовольственной базой. Военная промышленность этих стран не могла бы удовлетворить своих потребностей в военное время без использования африканских природных ресурсов[2]. Так, черная металлургия США в значительной степени зависела в этот период от африканских марганцевых, хромитовых, танталовых и других руд. Ввоз сырья из Африки в США увеличился с 1940 по 1945 г. на 265 %. Основным поставщиком урана для атомных проектов Соединенных Штатов, из которого, кстати, была создана и первая атомная бомба, было Бельгийское Конго. Английская металлургия еще в большей степени зависела от импорта африканских руд, как и ее машиностроительная промышленность не могла бы функционировать без получения африканских промышленных алмазов.

После 1945 г. в стремлении возродить экономику западных стран, с началом «холодной войны», следствием которой стала и гонка вооружений, спрос на минеральное, сельскохозяйственное, техническое сырье, на древесину, каучук и др. достиг еще больших размеров. Усиленной эксплуатацией африканских колоний метрополии стремились восполнить не только потери, понесенные в ходе войны, но и восстановить свое былое экономическое могущество. После войны получила свое дальнейшее развитие форма «коллективного колониализма» в Африке. Так, Франция ввиду нехватки собственных капиталов разработала проект эксплуатации своих колоний с помощью финансовых средств Англии, Бельгии, Швеции и США по так называемому плану «Ев- рафрика».

После войны Франция стала составлять и собственные так называемые «десятилетние планы» развития своих колоний, замененные в 1949 г. «четырехлетними программами». Они основывались на разработанном в 1946—1947 гг. «Генеральном плане развития заморских территорий». Ею был утвержден и Фонд экономического и социального развития заморских территорий. Бельгия в 1949 г.

для своей колонии Конго также разработала «Десятилетний план экономического и социального развития». B 1948 г. в Англии создаются специальные Корпорация колониального развития и Заморская корпорация по продовольствию.

Эти и другие нововведения носили односторонний характер и были полностью подчинены сугубо экономическим интересам стран метрополий, но никак не направлены на развитие хозяйств африканских обществ, на удовлетворение их внутренних потребностей и нужд.

To же самое произошло и в осуществлении социальной политики европейских держав в колониях. Различные группы африканской буржуазии и интеллигенции рассматривались колониальными властями не в качестве своих союзников, а в них видели прежде всего соперников и конкурентов.

По отношению к ним применялись различные репрессивные меры. Подобная практика стала одной из причин обострения антиколониальной борьбы в 40-50-e гг., переросшей в 60-е гг. в освободительную революцию.

Колониальная администрация до конца 50-х гг. действовала только в интересах буржуазных кругов своих метрополий. Были сохранены прежние формы эксплуатации: искусственно заниженная оплата труда наемных работников, принудительное обложение населения непосильными налогами. Тенденция увеличения сбора пр'я- мых налогов, обозначившаяся в годы войны[3], в послевоенное время получила свое дальнейшее развитие, поставив африканское население в невыносимые жизненные условия.

Развитие Непосильный экономический и социальный гнет, освободитель- крушение надежд на политическое самоопределе- ной борьбы НИе, обещанное западными державами в принятой ими в 1941 г. Атлантической хартии, привело африканские народы в движение. Заявление У. Черчилля — «я не для того стал первым министром Его Величества, чтобы возглавить ликвидацию Британской империи» — отразило подлинное отношение английских правящих кругов к будущему колониальных народов.. Это заявление фактически не было дезавуировано и лейбористским правительством К.Эттли, пришедшего к власти в Англии в 1945 г. C имперских позиций выступили в 1944 г. и губернаторы французских колоний в Африке. Ими было подчеркнуто, что «цели цивилизаторской миссии Франции в колониях исключают всякую идею автономии, всякую возможность эволюции вне французского имперского блока. Возможность самоуправления в колониях даже в отдаленном будущем должна быть отвергнута». По признанию де Голля, бывшего с 1944 по январь 1946 г. главой Временного правительства Франции, две трети войск «Сражающейся Франции» составляли африканцы. Ho и он не согласился с требованиями своих ветеранов предоставить их народам независимость, как не согласилось с этим и пришедшее ему на смену новое демократическое правительство. Поэтому прозвучавший с трибуны Пятого панафриканского конгресса призыв к достижению свободы и независимости собственными силами нашел широкий отклик в среде африканских народов.

Борьба африканцев против колонизаторов принимала различные формы — стихийные и организованные, мирные и вооруженные. Выступления по своим масштабам носили как локальный, так и массовый характер. Формы, методы и средства борьбы на прямую были связаны с уровнем и спецификой общественного и социального развития народов Африки, этническими и национальными особенностями, устойчивостью традиционных общественных институтов, социальным составом участников и, наконец, характером сложившейся системы колониального управления.

Общим сдерживающим воздействием на развитие национально-освободительного движения в Черной Африке в послевоенное время, по сравнению с Азией, где это движение приобрело бурный и наступательный характер, была общая отсталость региона.

Она была усугублена разрушительными последствиями многовековой европейской работорговли, более жестким, чем в азиатском регионе, колониализмом, прямой включенностью Тропической и Южной Дфрики в мировую капиталистическую систему экономики. Поэтому освободительная борьба здесь приняла затяжной, поэтапный характер.

Можно выделить три этапа освободительной борьбы в Черной Африке. C 40-х до конца 50-х гг. — этап сравнительно «мирного» давления африканских народов на колонизаторов с использованием таких средств борьбы, как забастовки, бойкот иностранных товаров, митинги и демонстрации, отправление петиций колониальным властям и др. Однако там, где колонизаторы пытались подавить выступления африканцев силой, им отвечали вооруженным сопротивлением. Так было в Уганде в 1945 и 1949 гг., на Мадагаскаре в 1947— 1948 гг., в Кот-д'Ивуаре в 1949 r., в Кении в 1952—1956 гг., в Камеруне в 1955 г. и в ряде других мест.

C конца 50-х до середины 60-х гг. — это этап стремительного развития антиколониальных выступлений, завершившихся достижением подавляющим большинством африканских стран независимости. Ha этом этапе использовались по-прежнему преимущественно мирные средства борьбы. И, наконец, третий этап — с середины 60-х до конца 80-х гг. Он уже связан с вооруженной борьбой африканских народов в португальских колониях и против расистских режимов юга Африки — в Зимбабве и Намибии, а также с борьбой «Умконто ве сизве» в ЮАР.

Bo время войны и в послевоенные годы в большинстве колоний Черной Африки стали создаваться антиколониальные политические партии и организации, складываться профсоюзные центры. Руководство ими, как правило, осуществлялось пробуржуазными и мелкобуржуазными представителями африкарского населения, а также интеллигенцией. Ho если раньше, в межвоенный период, они занимали умеренные позиции в отношении колониальных властей, то уже после войны их требования и формулируемые ими программы все более приобретали радикальный характер. Партии и организации создавались на различных основах: на общенациональном уровне, строились по территориальному и региональному принципу, были и такие, которые выступали одновременно с антиколониальных и антикапиталистических позиций (коммунистические). Создавались различного рода организации партикуляристского толка, как правило, на племенной основе, а также культурно-про- светительские ассоциации. Общими, что их всех объединяло, были антиколониалистские настроения.

Крупными и сплоченными общенациональными партиями в те годы, тесно связанными с практической антиколониальной деятельностью, стали: Национальный совет Нигерии и Камеруна, созданный в августе 1944 г.;,Народная партия конвента Золотого Берега (Гана), Союз африканцев Кении и Африканский национальный конгресс Ньясаленда, возникшие в том же 1944 r.; в 1946 г. было сформировано Демократическое движение за малагасийское возрождение; в 1947 г. возникла Лига молодых сомалийцев; в 1948 г. — Союз народов Камеруна и Конгресс Северной Родезии и др.

Самой крупной из возникших в то время политических движений стало Демократическое объединение Африки (ДОА), создан- ное в октябре 1946 г. и действовавшее в «общих интересах населения Французской Черной Африки и Французского Сомали». ДОА имело свои секции в восьми колониальных владениях ФЗА и в четырех, входивших в ФЭА, а также во Французском Сомали, во Французском Камеруне и Французском Того. B принятой в 1948 г. программе Объединения указывалось, что ДОА выступает за политическое, экономическое и социальное освобождение народов французских колоний, стремится к объединению всех сил вне зависимости от их идеологической и религиозной ориентации, к укреплению союза со всеми прогрессивными силами мира, солидаризуется с мировым рабочим движением.

B бельгийских и португальских колониях, где всякая политическая деятельность коренного населения была строго запрещена, роль партий и движений выполняли созданные культурно-просвети- тёльские организации. B Анголе, например, возникло общество «Идем открывать Анголу» (1948 r.), а в Бельгийском Конго, в том же году, была создана культурная ассоциация народа конго — АБАКО и т.д. Несмотря на огромные сложности, чинимые колониальной администрацией, с одной стороны, и общую социальную неразвитость африканских обществ — с другой, в ряде колоний, а затем уже и освободившихся стран, возникли и коммунистические организации: в 1957 г. в Сенегале, в 1959 г. — в Реюньоне, в 1961 г. — в Лесото, в 1963 г. — в Нигерии.

Новое, что отразилось в деятельности партий и движений по сравнению с довоенным периодом, это их более тесная связь с массами, всемерная поддержка выступлениям рабочих и крестьянских масс. Руководство антиколониальных организаций проводило митинги протеста, кампании гражданского неповиновения, призывало к бойкоту иностранных товаров и другим формам сопротивления.

Набирало силу и рабочее движение во главе с профсоюзами. Оно сыграло важнейшую роль в освободительном движении. Основной формой борьбы африканских рабочих были забастовки. B 1942 г. был образован Конгресс профсоюзов Нигерии, который в 1945 г. провел первую в истории страны всеобщую забастовку, парализовав на время всю производственную деятельность в колонии. B 1949 г. в Нигерии вновь проводится массовая забастовка, которая вызвала отклики далеко за ее пределами. Профсоюзное движение в Гане берет свое начало в 1945 г. B Северной Родезии первые профсоюзы африканских рабочих возникли в 1948 г. После 1945 г. в колониях ФЗА и ФЭА также повсеместно стали создаваться рабочие организации. B 1947 г. в Дакаре (Сенегал) был проведен Первый всеафриканский конгресс профсоюзов, на котором были представлены делегаты от 19 колоний Черной Африки. B конце 40-х — начале 50-х гг. профсоюзное движение получило свое развитие и в других колониях Тропической и Южной Африки: в Кении, на Мадагаскаре, Южной Родезии, Ньясаленде, в Бельгийском Конго и португальских колониях. Отстаивая права рабочих, выступая против эксплуататорской сущности иностранного капитала, профсоюзное движение обретало антиколониальный характер. Массовые репрессии, которые обрушивали колониальные власти на рабочее движение, придали его дальнейшим действиям и политическую направленность.

Политические B новых условиях послевоенного мира метрополии маневры метро- наряду с методами подавления, от которых они полий никогда не отказывались, стали прибегать и к политическому маневрированию с целью сохранить контроль над своими владениями в Черной Африке. Последнее обстоятельство было мотивировано рядом факторов. Под напором освободительного движения распалась колониальная система в Азии. Возросли роль и влияние CCCP в международных делах, который всегда выступал с принципиальных позиций в отстаивании прав колониальных народов на их освобождение. Стали явным соперником европейским державам и Соединенные Штаты, вставшие на путь активного проникновения в экономику колоний. И наконец, ООН, среди учредителей которой были и три африканских государства — Эфиопия, Либерия и Южно-Африканский Союз, установила контроль, предписанный ей уставом, за положением в колонифс. Согласно его статье 73, отныне метрополии обязаны были информировать международную организацию о своих действиях по их развитию. OOH требовала прозрачности колониальной политики европейских держав в так называемых «не самоуправляемых территориях». Правда, сроки предоставления им независимости OOH не оговаривала. Метрополии, воспользовавшись этим, дали четко понять народам колоний, что самоопределение на них не распространяется.

B июне 1945 г. возникла и острая дискуссия в OOH по вопросу о будущем бывших подмандатных, теперь ставших подопечными[4], территорий. Представители Англии, Франции и Бельгии настаивали на исключении любого определения сроков предоставления им независимости. B конечном итоге была принята статья 76 Устава ООН, в которой говорилось о предоставлении подопечным территориям в будущем «автономии или независимости».

Метрополии предпринимали все попытки, чтобы сохранить свое политическое и экономическое влияние в колониях, обеспечить себе «постоянное присутствие» (Великобритания) в Черной Африке или хотя бы «длительное постоянное присутствие», на что рассчитывала Франция.

Франция в принятой ею в 1946 г. конституции, закрепила положение о так называемом Французском союзе. Менялась административная схема управления колониями, на их территориях расширялись избирательные права населения. Отныне Реюньон становился заморским департаментом Франции. Того и Камерун объявлялись ассоциированными с ней территориями. Остальные колонии в Черной Африке получили статус заморских территорий Франции.

B 1947 г. в ФЗА и ФЭА были образованы большие советы — консультативные органы при генерал-губернаторах, а также правительственные советы, избираемые территориальными ассамблеями. После очередного реформирования системы управления колониями в 1956—1957 гг. каждая из 12 так называемых заморских территорий, входивших в федерации ФЗА и ФЭА, приобрела самостоятельный статус со своим местным правительством и территориальной ассамблеей, высшая же власть на отдельно взятой территории концентрировалась в руках верховного комиссара, назначавшегося французским правительством. Ассамблеи в колониях, по французской конституции, являлись органами представительными, но они наделялись только совещательными функциями. Несправедливой по отношению к африканцам была и избирательная система. Хотя ассимилированный африканец и мог попасть депутатом во французский парламент, но дело это было не из легких. Депутат-африканец должен был представлять 800 тыс. своих сограждан, в то время как депутат-европеец — 80 тыс. Так, из 618 депутатов французского парламента до 1958 г. Черную Африку представлял 21 депутат-африканец. Однако с приходом де Голля к власти в 1958 г. и принятием новой конституции африканцы отныне лишались права избирать своих представителей во французский парламент. По новой конституции вносились некоторые формальные изменения BO взаимоотношения между метрополией и ее колониями. Каждая из колоний в Африке получала статус республики, а Французский союз был переименован во Франко-африканское сообщество. Однако образование республик и Франко-африканского сообщества не могло замаскировать сохранявшуюся экономическую и политическую зависимость колоний от метрополии и сбить накатывавшуюся волну освободительного движения.

Расчитывая на свое «постоянное присутствие» в Африке, Англия еще в период Второй мировой войны разработала план по объединению всех своих колоний в Черной Африке в три огромные федерации: Восточно-африканскую, Центрально-африканскую и Южно-африканскую, центрами которых должны были стать Кения. Южная Родезия (Зимбабве) и Южно-Африканский Союз. Данные планы предусматривали достижение конкретной цели — добиться более эффективной эксплуатации природных и людских ресурсов, связать воедино промыгіленно развитые районы колоний с сырьевыми районами и районами традиционно являвшимися резервуарами рабочей силы. Один из этих планов был осуществлен. Так, в 1953 г. Англия объединила, вопреки воле коренного населения, свои владения в Центральной Африке: Северную Родезию (Замбия), Южную Родезию (Зимбабве) и Ньясаленд (Малави) в так называемую Федерацию Родезии и Ньясаленда. Она просуществовала до 1963 г.

B верховном управлении британскими владениями в Черной Африке существенных изменений в послевоенное время не произошло. По-прежнему реальная власть оставалась в руках губернатора колонии и его администрации. Однако африканцам в некоторых колониях все же было дано разрешение создавать свои исполнительные и законодательные органы, но только с совещательными правами, и деятельность которых находилась под жестким контролем колониальной администрации. Более того, избирательное право для африканцев обусловливалось различными ограничениями: имущественным цензом, образовательным, вводились и другие цензы в зависимости от уровня развития колонии. Таким образом, повсеместным явлением было то, что только одна десятая часть населения могла участвовать в выборах. Единственной привилегией депутатов-африканцев в советах было право критиковать действия колониальной адмйнистрации. Создаваемая Англией видимость введения конституционных порядков в колониях (только за период правления правительства Эттли было осуществлено 36 так называемых конституционных реформ) и их реальная неэффективность не могли не вызывать разочарования у африканской интеллигенции и населения и не способствовать росту их политического самосознания.

Деятельность колониальной администрации в Бельгийском Конго, а также в подопечных метрополии территориях Руанде и Урун- ди осуществлялась под лозунгом: «Работа, а не избирательное право». Делалось все возможное, чтобы предотвратить образование здесь африканских партий и организаций политического характера. Контакты колониальной администрации с африканским населением осуществлялись через посредство местной племенной иерархии, находившейся в услужении у колониальной власти. Система образования в бельгийских колониях находилась полностью в руках христианских миссий. Путь к получению африканцем высшего образования, что было исключительно редким явлением, лежал через церковную семинарию.

Известно, что и после войны в Португалии и Испании сохранились фашистские режимы. Политика, проводимая ими внутри метрополий, автоматически переносилась и в колониальные владения в Африке, причем в наиболее крайних формах ее проявления. B руках генерал-губернаторов колоний была сосредоточена неограниченная власть, широко использовались принципы военно-бюрократического централизма. B отношении так называемого «нецивилизационного» населения, которое в португальских колониях исчислялось 99,3%, применялись методы внеэкономического принуждения.

B 1955 г. Португалия и Испания становятся членами ООН. Чтобы выйти из под контроля органов OOH за положение дел в колониях этих стран, Португалия и Испания вносят в свои конституции поправки, первая в 1956 r., а вторая — в 1958 г. Согласно этим поправкам, колониальные владения Португалии и Испании получали статус провинций. B 1961 г. Португалия совершает очередной политический маневр. Она отменяет принятый ею в 1954 г. закон «о туземцах» и автоматически объявляет их гражданами Португалии. Одновременно принимается и соответствующий закон о запрещении использования принудительного труда. Однако в реаль- HOMj положении коренного населения принятие этих законов мало что изменило. Оно, как прежде, продолжало нещадно эксплуатироваться, было лишено каких бы то ни было политических прав.

Провозглашение

независимости.

Образование

независимых

государств

Конец 50-х гг. стал TfeM рубежом, за которым последовало свержение колониальных режимов, а 1960 г. вошел в историю как «год Африки». Это стало возможным в силу мощных антиколониальных выступлений в самой Африке, при сложившихся благоприятных условиях на тот период на мировой арене — в обстановке побед освободительных революций в Азии, ослабления европейского империализма при одновременном упрочении позиций на международной арене естественного союзника колониальных народов социалистических стран вотлаве с СССР.

Ликвидация английских владений в Черной Африке

Первой страной, пробившей брешь в колониальной системе в Тропической Африке, стал Золотой Берег. Колониальная администрация колонии с преданными ей вооруженными силами не в силах была подавить народные выступления, проходившие под лозунгами предоставления независимости. По требованию народных масс из тюрьмы был выпущен лидер освободительной борьбы в Западной Африке Кваме Нкрума. Англия была вынуждена согласиться

с предоставлением стране независимости, и 6 Mapta 1957 г. Золотой Берегпровозгласилсебя государством Гана. Кваме Нкрумабыл избран ее первым президентом.

Предоставив независимость Гане, Великобритания была вынуждена осознать тот факт, что сдержать развал своей колониальной империи в Черной Африке она уже не в силах. Верная своему принципу «разделяй и властвуй», Великобритания стремилась внести раскол в единство антиколониальных сил и таким образом отсрочить сроки предоставления независимости. B Нигерии, например, англичане стали оказывать поддержку реакционно-феодальным элементам севера. B Уганде поддержали сепаратистские устремления Буганды и других феодальных «королевств». B Кении открыто выступили на стороне Африканского демократического союза (КАДУ), партии, добивавшейся расчленения страны на части со своими собственными правительствами. B Южной и Северной Родезии Англия всецело встала на сторону белых поселенцев, передав в их собстверность свои промышленные предприятия и плантации. Одновременно она стала спешно готовить из числа африканцев кадры чиновников, военных и политиков в надежде, что в будущем они станут проводниками английских интересов.

1 октября 1960 г. самая большая по населению колония в Африке, Нигерия, становится независимым государством. B апреле

1961 r., обретает независимость Сьерра-Леоне. B Восточной Африке первой из английских колоний, ставшей независимой, была подопечная территория Танганьика, которая после освобождения в

1962 г. Занзибара, образовала унитарное государство — Объединенную Республику Танзания. Ee возглавил видный деятель освобо- дительногодвижения в Африке Джулиус Ньерере. B октябре 1962 г. независимой становится Уганда, а в декабре 1963 г. — Кения. Под нажимом выступлений народных масс английское правительство вынуждено было согласиться на ликвидацию Федерации Родезии и Ньясаленда. В 1964 г. Ньясаленд и Северная Родезия объявляют о своем суверенитете. Ha политической карте Африки появляются еще два новых независимых государства — Малави и Замбия.

Ликвидация Свою независимость французские колонии субре- французских гиона завоевали путем ненасильственных действий, владений в Международный вес и политические позиции Тропической франции к концу 50-х гг. значительно ослабли. Она Африке потерпела поражение во Вьетнаме, бесперспективной оказалась и война в Алжире. Ho, как и Англия, Франция, путем различных политических ухищрений, стремилась отсрочить уход из колоний, а если не удастся, то сохранить там свое влияние.

B 1958 г. во Франции вступила в действие новая конституция, предусматривавшая некоторые формальные изменения во взаимоотношениях между метрополией и колониями. Проект конституции подлежал утверждению на референдуме, но не только во Франции, но и в ее колониях. B проекте конституции было положение, согласно которому любой из заморских территорий Франции предоставлялось право на выход из Франко-африканского сообщества в случае, если большинство голосующих на референдуме скажет новой конституции «нет».

Первым решился на этот шаг народ Гвинеи. Он проголосовал против новой конституции Франции и обрел независимость. 2 октября 1958 г. сформированное гвинейское правительство во главе с Ахмедом Секу Type заявило о выходе из Франко-африканского сообщества и объявило Гвинею суверенным государством. Франция применила против Гвинеи экономические санкции, стремясь показать, что разрыв с метрополией повлечет за собой экономическую катастрофу. Однако на первом этапе экономические трудности были преодолены благодаря финансовой помощи, оказанной молодой республике со стороны правительств CCCP и Ганы.

Образование независимой Гвинейской Республики явилось вторым ощутимым ударом по колониализму в Черной Африке. После 1958 г. во всех французских колониях в регионе усилилось движение за независимость, и к концу І960 г. 12 колоний Франции и две подопечные территории стали суверенными государствами. Французская колониальная империя исчезласполитической карты мира. 1960 год, когда в общей сложности 17 африканских государств обрели свободу, вошел в историю континента как «год Африки».

Ликвидация ®° втоР°й половине 50-х гг. национально-освобо- бельгийских дительное движение в бельгийских колониях — владений в Конго и подопечных территориях Руанда-Урун- Африке ди охватило все население. Об этом говорит тот факт, что к 1960 г. в Бельгийском Конго действовало 113 различных политических организаций. Наиболее крупными и влиятельными среди них были: Конголезское национальное движение, возглавляемое Патрисом Лумумбой, Африканская партия солидарности под руководством Антуана Гизенги и др. B прошлом бельгийские власти решительно противодействовали созданию политических организаций в среде местного населения, но теперь, не в силах противостоять нарастающему освободительному движению, напротив стремились поощрять создание мелких политических партий в надежде привлечь на свою сторону их руководителей.

Другим испытанным методом борьбы с борцами за независимость были репрессии. B начале 1959 г. в ряде городов полиция применила оружие. Расстрелы мирных демонстраций всколыхнули всю страну. Бельгийским властям ничего не оставалось кроме как дать согласие о предоставлении Конго независимости. Это произошло 30 июня 1960 г. Bo время проведения выборов в местные представительные органы победу одержала партия Конголезское национальное движение. Ee лидер Патрис Лумумба, сформировал и возглавил первое в истории страны национальное правительство.

Завоевание независимости народами Конго способствовало росту освободительного движения на подопечной территории под бельгийским управлением — Руанда-Урунди. Политическая жизнь развертывалась здесь под знаком борьбы не только против колонизаторов, но и межплеменной розни двух основных народов, населяющих эти территории, - бахуту и батутси. Последние, особенно в - Руанде, представляли господствующую прослойку, на.которую в течение многих лет опирались бельгийские власти. B Руанде наиболее влиятельной была партия Пармехуту, пользовавшаяся поддержкой народа бахуту, в Урунди — партия Юпрона, возглавляемая представителями батутси. Эти партии, каждая на своей территории, одержали победу на прошедших выборах в представительные органы власти. Они сформировали правительства и обратились в OOH с запросом об образовании на подопечной территории двух самостоятельных государств. Генеральная ассамблея OOH 1 июня 1962 г. приняла решение, удовлетворяющее эти требования. Ha Африканском континенте появились республика Руанда и королевство Бурунди. Бельгия лишалась своих последних колоний в Африке.

Ликвидация ® колониях Португалии: Анголе, Мозамбике, Гви- португальских нее-Бисау, Сан-Томе и Принсипи, а также на Ост- владений в ровах Зеленого Мыса — царили наиболее жесто- Африке кие формы расового угнетения, использовались методы силового давления на африканское население. B условиях жестоких преследований освободительным силам в колониях было исключительно трудно организовать борьбу. Именно поэтому до конца 50-х гг. португальские колонии называли «зоной молчания». Однако постепенно революционное движение стало нарастать и здесь.

B 1961 г. началось восстание в Анголе, которое положило начало широкомасштабному партизанскому движению. Вооруженную борьбу ангольцев возглавило, созданное в декабре 1956 r., Народное движение за освобождение Анголы (МПЛА) под руководством Агостиньо Нето. B январе 1963 г. началась вооруженная борьба в Гвинее-Бисау. Выступление народных масс возглавила Африканская партия независимости Гвинеи-Бисау и Островов Кабо-Верде (ПАИГК) под председательством Амилкара Кабрала. B сентябре 1962 г. создается Фронт освобождения Мозамбика (ФРЕЛИМО), который ровно через два года призвал население страны к всеобщей вооруженной борьбе. Руководителями ФРЕЛИМО на этапах освободительной борьбы были Эдуарду Мондлане, а после его гибели в 1969 г. Самора Машел.

Борьба народов португальских колоний приняла ожесточенный характер и продолжалась более десяти лет. Колониальные власти использовали исключительно вооруженные средства подавления. Первой страной, сломившей сопротивление колонизаторов, стала Гви- нея-Бисау, провозгласившая себя в сентябре 1973 г. республикой.

B ходе Апрельской революции в Португалии был свергнут фашистский режим. Открылись благоприятные перспективы для завоевания независимости Анголой и Мозамбиком. Новое португальское правительство село за стол переговоров с представителями освободительных движений и подписало соглашения о предоставлении независимости своим бывшим колониям. 25 июня 1975 г. был спущен португальский флаг в Мозамбике. B Анголе ситуация оказалась сложнее. После подписания соглашения с Португалией в январе 1975 г. о передаче власти национальным силам в стране вспыхнула гражданская война. Она усугублялась и интервенцией со стороны расистской Южно-Африканской Республики, которая встала на сторону раскольнических группировок — Национального фронта освобождения Анголы (ФНЛА) и Национального союза за полную независимость Анголы (УНИТА). Для МПЛА сложилась исключительно опасная обстановка. B этих условиях руководство движения, представлявшего ведущую политическую силу страны, обратилось за помощью к CCCP и Кубе, которые, как и международное сообщество в лице ООН, оказали поддержку МПЛА. 11 ноября 1975 г. была, наконец, провозглашена независимость Анголы, сформировано правительство, которое возглавил лидер МПЛА Агостиньо Нето.

Борьба против расистских режимов в Южной Родезии и Юго-Западной Африке. Образование независимых государств Зимбабве и • Намибии

Утвердившееся у власти в Южной Родезии белое меньшинство упорно не желало идти на политические уступки требованиям большинства африканского населения. B ноябре 1965 г. правительство белых расистов во главе с Яном Смитом лишает Южную Родезию статуса английского доминиона и в одностороннем порядке провозглашает «независимость» Родезии. B стране устанавливается система апартхейда. Африканцы встали на путь

вооруженной борьбы за свержение режима, за достижение подлинной независимости и за формирование органов власти на многорасовой основе.

B 1967 г. Союз африканского народа Зимбабве (ЗАПУ), во главе с Джошуа Нкомо, и Африканский национальный союз Зимбабве (ЗАНУ), во главе с Робертом Мугабе, принимаютдекларацию о совместной борьбе за освобождение. A в 1976 г. ЗАНУ и ЗАПУ объявляют о своем объединении и создании Патриотического фронта Зимбабве (ПФЗ).

«Белое» правительство Яна Смита терпело поражение за поражением. Его положение усугублялось и введением OOH экономических санкций против Южной Родезии. B конечном итоге оно было вынуждено согласиться с противоборствующей стороной сесть за стол переговоров. B конце 1979 г. в Лондоне, при посредничестве английского правительства, состоялась конституционная конференция, завершившаяся подписанием между противоборствующими сторонами Ланкастерского мирного соглашения.

B феврале 1980 г. прошли парламентские выборы, на которых национально-освободительные силы Зимбабве одержали внушительную победу, получив большинство мест в высшем органе страны (77 из 100). 20 мандатов, согласно Ланкастерским соглашениям, было зарезервировано за белой общиной в лице партии Родезийский фронт во главе с Яном Смитом. B ночь с 17 на 18 апреля 1980 г. последняя бывшая британская колония в Африке прекратила свое существование. Было объявлено об образовании Республики Зимбабве. Премьер-министром независимого и многорасового государства стал Роберт Мугабе.

Намибия (до 1968 г. Юго-Западная Африка) с 1915 г. находилась под управлением Южно-Африканского Союза (с 1961 г. — Южно-Африканской Республики). B 1949 г. ЮАС, вопреки решениям ООН, аннексировал Намибию и превратил ее в одну из своих провинций. B 1960 г. на оказавшейся в зависимости от расистского режима территории, сформировалось движение Народная организация Юго-Западной Африки (СВАПО), которую возглавил Сэм Нуйома. Убедившись в тщетности попыток добиться независимости мирным путем, СВАПО призвал миллионный народ к вооруженному выступлению. Оно началось в 1966 г. и продолжалось до поражения южно-африканской администрации и ее сил в 1989 г. Борьба, которую вел намибийский народ под руководством СВАПО, признанного OOH «единственным подлинным представителем народа страны», была трудной и кровопролитной. ЮАР открыто игнорировала все принимаемые резолюции OOH по Намибии. Их было несколько. B 1966 г. Генеральная ассамблея OOH отменила мандат ЮАР на управление страной, подтвердив тем самым неотъемлемое право народа Намибии на самоопределение. B 1976 г. Совет безопасности OOH принимает очередную резолюцию опре- кращении бантустанизации, выводе южно-африканских войск и администрации, освобождении политзаключенных и передачи власти народу путем проведения всеобщих выборов. B 1978 г. CB OOH принимает резолюцию за № 435, так называемый»план OOH о поэтапной деколонизации Намибии. Bce усилия OOH были тщетны. Bo всяком случае до тех пор,пока значительная часть территории Намибии к концу 1980-х гг. не оказалась под контролем СВАПО. B этих условиях ЮАР была вынуждена с большим опозданием признать резолюцию OOH >fr 435 и согласиться о вступлении ее в силу с 1 апреля 1989 г. B ноябре 1989 г. в Намибии состоялись всеобщие парламентские выборы, на которых убедительную победу одержали представители СВАПО. 21 марта 1990 г. стал днем официального провозглашения независимости Намибии. Лидер СВАПО Сэм Нуйома был избран ее первым президентом.

Проблемы начального этапа развития независимых государств

Политическая независимость стала важной победой африканских народов. Отныне они могли сами определять будущее своего развития. Однако они получили тяжелое наследие: экономическую отсталость, связанность с рынком западных держав или бывших стран метрополий; деформированный характер социальных структур; нечеткость, размытость политических границ[5], связанные с этим, сложные межнациональные отношения. Трудности социально-экономического развития усугублялись и природно-климатическими катаклизмами[6].

Искусственный раздел территории с этнически разнородным населением, совершенный в колониальную эпоху, и создание многонациональных колоний породили две проблемы: отношения между различными народами в пределах одной вновь образованной страны и отношения между самими этими странами. B Черной Африке не оказалось ни одной колонии с более или менее этнически, лингвистически и конфессионально однородным населением. B итоге, например, народ мандинго оказался разделенным между

Сенегалом. Мали, Гамбией, Португальской Гвинеей, Французской Гвинеей. Сьерра-Леоне, Кот-д’Ивуаром, Буркина-Фасо и Мавританией. Аналогичное положение мы наблюдаем и в Восточнрй Африке. Нилотские народы были разобщены границами четырех колоний: Судана, Уганды, Кении и Бельгийского Конго. Пример сомалийцев тоже показателен: они оказались в Британском, Французском, Итальянском Сомали, а также представлены крупными объединениями на территориях Эфиопии и Кении. Искусственность государственных границ уже в первые годы независимого развития вызвала напряженность в отношениях между Сомали и Кенией, Ганой и Того, Камеруном и Нигерией. Весьма острым был сомалийско-эфиопский конфликт, который в феврале 1964 г. вылился в вооруженное столкновение между двумя странами.

Ko времени достижения независимости фиксируется огромное отставание от западных стран по размерам валового национального продукта в целом й на душу населения в частности. Отмечается неразвитая структура экономики, отличавшаяся монокультурным хозяйством, господством ручного труда, острой нехваткой капиталов, средств производства. Доля Черной Африки в мировом капиталистическом производстве в 1962 г. составляла 1%. Выпуск промышленной продукции на душу населения в странах Черной Африки составлял 20 долларов, а сельскохозяйственной — 60 долларов, в то время как в развитых странах они составляли 480 и 120 долларов соответственно. Национальный доход на душу населения, в перерасчете на европейский колебался в пределах от 50 (Буркина-Фасо, Эфиопия) до 150 долларов (Гана, Сенегал, Замбия, Малави, Южная Родезия). B целом национальный доход на душу населения большинства африканских стран в 1960 г. составлял менее 1/12 дохода промышленно развитых капиталистических стран.

От эпохи колониальной зависимости независимым африканским государствам достался монокультурный характер экономики. Колония специализировалась на производстве одной-двух экспортных культур, надобыче одного-двух видов минерального сырья. Гана производила в основном какао (в 1957 г. доля какао-бобов в экспорте Ганы составляла 56%), Дагомея (Бенин) — пальмовое масло, Сенегал, Нигер, Гамбия — арахис, Уганда — хлопок и кофе, Занзибар — гвоздику, Французская Экваториальная Африкапроизводила и экспортировала в основном хлопок и древесину; Сьерра-Леоне — железную руду, Бельгийское Конго — медь. Обрабатывающая промышленность в колониях Черной Африки практически отсутствовала. Сырье вывозилось колонизаторами с выгодой для себя, а «возвращали» его той же колонии в виде топлива, полуфабрикатов, предметов ширпотреба и даже пищевых продуктов, причем по ценам, превышающим на 30—40% цены мирового рынка. Африканцы подвергались, таким образом, двойному ограблению — и как товаропроизводители, и как покупатели промышленных изделий по завышенным ценам. Так, африканский крестьянин из Чада, например, должен был работать 110—120 часов, чтобы на полученные им деньги от выращенного хлопка купить метр хлопчатобумажной ткани.

Уровень эксплуатации африканского населения был таков, что полностью лишал его возможности накопления капиталов для собственного развития. Размеры вывозимого метрополиями капитала значительно превышали размеры ввозимого. Так, накануне крушения колониальной системы прибыли и иные доходы вывезенные компаниями из французских колоний в метрополию составили 832 млрд франков, а вложено было в эти страны 680 млрд франков. Из стран Британской Западной Африки было переведено 96 млн ф. ст., тогда как приток инвестиций составил лишь 35 млн ф. ст.

Население колоний было лишено полностью и возможности внутриафриканской торговли. До колонизации между различными народами региона велась меновая торговля скотом, солью, орехами кола, сушеной и вяленой рыбой, зерном, золотом, тканями. После раздела Африки между европейскими державами каждая колония была жестко привязана к одному рынку — рынку метрополии и ее валютной зоне. Связи же между колониями, даже между ближайшими соседями, были сведены на нет. Сложившаяся номенклатура экспорта колоний служила препятствием возрождению этих связей и после обретения ими независимости. Еще долгое время сохранялась односторонняя ориентация внешней торговли на свою бывшую метрополию.

Следствием колониальной экономической системы была диспропорциональность развития производительных СИЛ B колониях. Капитал направлялся в первую очередь в те области, где ему была обеспечена наиболее высокая норма прибыли — районы богатые месторождениями полезных ископаемых, по выращиванию наиболее доходных экспортных культур: сизаля, какао, кофе, бананов, хлопка и т.п. Однако наличие и возможность того и другого носило неповсеместный характер. Немалую роль в выборе объекта колониальной эксплуатации играла и степень удаленности того или иного района от побережья океана. Сложилось своеобразное разделение Африки на «выгодные» районы, которые старались развивать, и «невыгодные», осваивать которые было нецелесообразно. Например, к числу первых относились провинция Катанга в Бельгийском Конго, средцее течение Нигера в Мали, прибрежные районы Ганы, Кот- д'Ивуара, Камеруна, Нигерии. Примером вторых — удаленные от океана страны, такие, как Чад, Нигер, Верхняя Вольта (Бур- кина-Фасо), северные районы в отдельно взятых колониях или странах — в Мали, Гане, Дагомее (Бенине), в том же Кот-д’Ивуаре и т.д. Такое положение негативно отражалось на процессе становления государств, получивших независимость.

Начальный этап развития суверенных государств усугублялся практически полным отсутствием необходимых национальных квалифицированных кадров. B Гвинее, например, на время обретения ею независимости в 1958 г. насчитывалось 29 лиц с высшим образованием на 3,5 млн человек населения. При этом, ни одного с дипломом инженера или экономиста. Подобная картина наблюдалась и в других странах Черной Африки. Почти более 70% активного населения Африки было неграмотным, свыше 50% детей, достигших школьного возраста, не имели возможности посещать школу с начальным уровнем образования. Неграмотность, жизнь в условиях родовой общины, а также в условиях замкнутого натурального хозяйства приводили к тому, что значительный процент населения не в состоянии был даже понять ход процессов, сущность явленцй обще- ственногбразвития и выработать к ним правильное отношение[7].

Проблема выбора общественно-политического пути развития

Сразу после провозглашения политической независимости перед африканскими странами стала проблема выбора пути социально-экономического развития и политической ориентации. Еще на Пятом панафриканском конгрессе его участники, некоторые из которых позже стали первыми лицами в своих государствах, определили для Африки так называемый «третий путь» развития, отличный как от капитализма западного образца, ассоциированного ими с колониализмом, так и от модели советского «коммунизма», неприемлемой в виду ее классового характера и атеистической направленности.

B самом начале 60-х гг. лидерами многих государств региона была взята на вооружение концепция «африканского социализма». Основные его положения были следующими. Сохранять и развивать то «хорошее, что было в национальном традиционном обществе»; использовать все полезное, что есть в культурах Запада и Востока; проводить в жизнь идею надклассового национального единства в обществе, «взаимной социальной ответственности»; иметь массовую политическую партию свободную от «гегемонии одного класса» и какого-либо ограничения в ней партийного членства. Источником моральных норм и духовных ценностей африканца объявлялась религия, а негритюд как форма светского мировоззрения членов общества. Экономическую основу «африканского социализма» составляли наличие различных форм собственности, смешанная экономика, использование зарубежного опыта, технологий, знаний и специалистов. Bo внешнеполитической деятельности приоритет уделялся развитию идей панафриканизма и афроазиатской солидарности.

60-е гг. проходили под знаком африканизации политики и культуры в подавляющем большинстве стран. Амаду Ахиджо проводит политику построения «камерунского социализма». Утверждает основы «заирского национализма» Мобуту Cece Секо Куку Нбгенду Ba За Банга, символом которого становится и его дехристианизиро- ванное имя. B стране осуществляются мероприятия под лозунгом: «Заир — одна страна, у Заира — одна партия, а у партии — один вождь». B 1963 г. курс на построение «демократического африканского социалистического общества» провозглашает Кения. Эти официально провозглашенные доктрины, включая также «лирический социализм» главы Сенегала Леопольда Сенгора, «гуманный социализм» лидера Замбии Кеннета Каунды и многие другие, оказались далеко не всегда равнозначны неприятию капитализма. Часто за лозунгами различных вариантов «африканского социализма» скрывалась тенденция к затушевыванию углублявшихся социальных противоречий. Тяжелое экономическое положение, в котором оказалось большинство освободившихся государств, неприкрытое давление, а порой и прямое вмешательство западных держав, тот факт, что, с одной стороны, во всех африканских странах в колониальные годы появились зачатки капиталистических отношений, которые уже трудно было уничтожить, а с другой — эти ростки капитализма не получили полного развития и не вполне исчерпали свой социально- экономический потенциал, — все эти и многие другие явления способствовали тому, что то одна, то другая страна перманентно оказывалась в глубоком кризисе. За 40 лет независимого существования Черная Африка пережила более 100 государственных переворотов, была свидетельницей образования в отдельных странах региона авторитарных, диктаторских, зачастую одиозных, режимов. K ним, например, относились правления Ж.Б. Бокасса в Центрально-Аф- риканской Республике, Иди Амина Дада в Уганде, Myca Tpaope в Мали, Х.Хабре в Чаде, Мобуту Cece Секо в Заире и др.

C конца 60-х и на протяжении 70-х гг. в ряде африканских государств произошли национально-демократические революции: в Конго (Браззавиль, 1968 r.). в Сомали (1969 r.), Бенине (1972 r.), Эфиопии (1974 r.). Ha путь построения революционно-демократических государств после свержения португальского колониализма встали Ангола (1975 r.), Мозамбик (1975 r.), Гвинея-Бисау (1973 r.). Идентичный путь развития избрал для себя и Зимбабве после свержения в 1980 г. расистского режима. Эти государства составили так называемую группу стран социалистической ориентации, вступивших в тесные отношения с Советским Союзом и другими странами социалистического содружества. Лидеры и правительства этих государств постулировали идеи построения у себя социализма на базе принципов марксизма-ленинизма. Соответствующим образом в каждой стране социалистической ориентации были созданы промарксистские правящие политические организации, типологически объединенные под общим названием — авангардные партии трудящихся. K их числу, например, относились — Конголезская партия труда (КПТ), Партия народной революции Бенина (ПНРБ), Сомалийская революционная социалистическая партия (СРСП), Народное движение за освобождение Анголы — Партия труда (МПЛА-ПТ), партия Фронт освобождения Мозамбика (ФРЕЛИМО), Рабочая партия Эфиопии (РПЭ) и др. Разумеется, реальных оснований для создания в Африке обществ по марксистско-ленинскому образцу было слишком мало, подоплека такого выбора стала объяснимой с развалом в 1991 г. Советского государства и стран европейского социалистического сообщества, которые исходя из идеологической схожести и принципов развития в бытность своего существования оказывали африканским государствам значительную материальную помощь. C ее прекращением правящие партии стран социалистической ориентации изменили и свои идейно-политические установки, а некоторые и вовсе прекратили свое существование. Начиная с этого времени, подавляющее большинство лидеров африканских государств стали руководствоваться в своей деятельности сугубо прагматическими соображениями, мало заботясь теперь о том, чтобы придать им идеологический окрас.

Проблемы социаль- Встав на путь самостоятельного развития, пре- но-экономического одоления многовековой отсталости, ликвида- развития. Неоколо- ции последствий колониального прошлого, аф- ниализм риканские страны столкнулись с огромными, порой непреодолимыми трудностями. Проявив политическую волю и разорвав колониальные путы, тотчас после освобождения они оказались в новой зависимости — неоколониальной. Эта зависимость была обусловлена множеством политических, экономических, социальных, идеологических и иных средств и методов удержания африканских стран в орбите мирового капиталистического хозяйства, в поле притяжения бывших стран метрополий. После получения суверенитета бывшими колониями пришла на смену косвенная, нео- колониальная зависимость.

Неоколониализм стал фактором, который сдерживал социально-экономическое развитие освободившихся стран, продолжал сохранять за ними роль аграрно-сырьевых придатков западноевропейского мирового рынка. Характер, предоставляемой западными державами «помощи» освободившимся государствам, тяжелые условия выделяемых им кредитов , обусловленных высоким банковским процентом, привело к тому, что внешний долг Черной Африки постоянно рос и накапливался и тем самым подрывал основы реализации многих социально-экономических программ. B 1975 г. внешняя суммарная задолженность составила31,6 млрд долл., к середине 80-х гг. она выросладо 150 млрд долл., к середине 90-х гг. — 313 млрд долл., а в 2000 г. она достигла астрономической цифры — 370 млрд долл., что составило более половины задолженности всех развивающихся стран развитым государствам, исчислявшейся более 700 млрд долл.

Черная Африка Бывшие метрополии и их союзники по европей-

в 70~e гг. скому блоку, а также США и Япония, выстраивая свои отношения с освободившимися странами региона, преследовали по меньшей мере три основных цели — сохранение политического влияния над молодыми государствами, возможности эксплуатации их производительных сил, удержания их в системе собственных взаимоотношений.

B период 1960 — 1973 гг. с их стороны делался упор на расширение «сотрудничества» главным образом с африканскими режимами консервативного толка. B отношении государств прогрессивной ориентации экономические связи сочетались одновременно с политическим нажимом, порой объявлением торгового бойкота, попытками их изоляции на международной арене. C 1973 по 1980 r., с увеличением числа прогрессивных режимов в Черной Африке, западные державы стали приспосабливаться к новым реалиям. Политика конфронтации с «радикальными» режимами уступила место большей терпимости. Однако прежняя цель — заторможение прогрессивных социально-экономических преобразований, создание препятствий на пути сотрудничества с социалистическими странами — сохранялась. Этому способствовало и то обстоятельство, что CCCP и другие страны социалистического содружества торговали с развивающимися государствами по ценам мирового рынка, а следовательно, их можно было легко обвинить в неэквивалентности обмена и тем самым в дискредитации межсоциалистического сотрудничества.

C конца 60-х гг. бывшими странами-метрополиями вводится понятие «партнерства» с освободившимися странами Африки. He отстали в этом отношении и США, доказывая, в свою очередь, что именно они являются подлинными «партнерами», получивших независимость государств. ФРГ и Япония также отстаивали идею «партнерства», объясняя ее общностью «зависимости» побежденных во Второй мировой войне стран, как и бывших колоний от победителей — Англии, Франции и США.

После крушения колониальной системы бывшие метрополии, ряд других капиталистических держав направляли усилия к тому, чтобы сохранить освободившиеся страны в прежнем положении аграрно-сырьевых придатков. Эту задачу и должен был решить «экономический» неоколониализм. Практика «помощи», экспорт капитала, технико-экономические мероприятия, торговля — все служило в руках бывших колонизаторов и примкнувших к ним в новое время других капиталистических стран для удержания и утверждения своих позиций в Африке. B целом это «партнерство» выглядело своеобразно. B страны Африки стали переводиться трудоемкие, «грязные» производства. B конечном итоге в выигрыше оказались капиталистические державы. Иностранный капитал прочно обосновался в экономике большинства стран Африки. B 1970 г. компании Англии в странах Африки (без ЮАР) располагали 823 филиалами. Франция имела 467 филиалов своих крупных компаний. Бельгия располагала дочерними предприятиями в количестве 157, ФРГ — 87, Италия — 42 и США имели 361 филиал.

Важнейшим средством неоколониалистской эксплуатации осталось извлечение прибыли и сверхприбыли на старые и новые капи- таловложения. Только за 1970 г. прибыль на иностранные инвестиции превысила 1 млрд долл. Это значительно больше той суммы, которую составляли потребности государств Африки для обеспечения относительно нормальных темпов повышения нормы накопления и в решении задач экономического роста. Из-за неравноправных условий торговли и сотрудничества, навязанных иностранными монополиями, с 1960 по 1970 г. африканские страны потеряли более 6 млрд долл. Образование подобного дефицита происходило из-за постоянно менявшейся в эти годы конъюнктуры цен, причем не в пользу экспортной продукции африканских стран. За указанный период суммарный тоннаж экспорта из 14 африканских государств франкофонной Африки в бывшую метрополию возрос на 530%. Однако каждая тонна экспортной продукции «подешевела» на 64%. B то же время цены на импортируемую продукцию неизменно росли. Для того чтобы купить один грузовик, Танзания в 1972 г. должна была продать 7 тонн хлопка, в 1980 г. этот грузовик стоил стране уже 28 т хлопка.

«Помощь» промышленно развитых стран предоставлялась африканским государствам на так называемое развитие не безвозмездно. Погашение задолженности и выплата по ней процентов сводили на нет эффект новых финансовых поступлений. Финансовая помощь имела к тому же и «связанный характер», т.е. кредиты предназначались для закупок импортных товаров в стране-доноре. Росли и накапливались возвратные платежи индустриальным государствам в виде погашения не только долга, но и процентов по ним. Гана, например, в конце 60-х гг. должна была выплачивать свыше 50% суммы своих экспортных доходов. И этот пример был не единичным. Повсеместным явлением стали кризисные ситуации, когда страна-должник оказывалась не в состоянии выплачивать долги и просила предоставления ей определенных льгот. Страны-доно- ры неохотно шли на это, а если и соглашались, то обусловливали свой шаг новыми экономическими и политическими требованиями. Стала складываться ситуация, когда рост внешней задолженности африканских стран стал принимать размеры, делавшие невозможным ее погашение. Так, в 1983 г. впервые за послеколониальный период весь чистый приток иностранных инвестиций пошел на уплату только процентов по ранее полученным кредитам и займам. Таким образом, все большая часть поступавших извне средств, а также доходов, полученных от продажи экспортной продукции, шли на погашение долгов и уплату по ним процентов, а не на цели развития. Уже к началу 80-х гг. обозначился круг африканских стран с отрицательным приростом ВВП на душу населения, начиная от — 0,7% до — 4,6%. Среди них оказались Центрально-Африканская Республика, Замбия, Мадагаскар, Либерия, Заир, Гана, Уганда, Чад. Наметилась и дифференциация государств по уровню экономического развития. Если в 1966 г. максимальный разрыв по размеру ВВП на душу населения между ними был 20-кратным, то в 1975 г. он стал более чем 50-кратным, а в 1980 г. — 100-кратным.

Черная Африка в 80-е гг* отмечены дальнейшим ухудшением эко- 80-х гг. номического положения , ростом социальной напряженности, политических конфликтов и гражданских междоусобиц. Негативный процесс экономического развития в странах Африки в 80-е гг. был вызван воздействием многих факторов. Энергетический кризис 70-х гг. положил начало структурной перестройки в промышленно развитых странах, повлекших за собой создание энергоемких и материалоемких производств, снизив тем самым импорт сырья всех видов из стран третьего мира. Наметилось падение доли африканских стран в мировой торговле. Дефицит торгового баланса стал хроническим, что побуждало их вновь и вновь обращаться к внешним займам. Совокупная задолженность к концу 80-х гг. составила около 230 млрддолл., а ВНП на душу населения уменьшилось на четыре процента. B 80-х гг. жизненный уровень десятков миллионов африканцев резко упал. Для сравнения: в США доход на душу населения составлял 16490 долл, в Эфиопии — 110 долл., в Швейцарии — 14200 долл., в Мали — 130, в Объединенных Арабских Эмиратах — 19020 долл., в Чаде — 90 долл.

Африка 80-х держала первенство по весьма безрадостным показателям — по детской смертности, демографическому росту, концентрации городского населения и росту безработицы, отставанию производства продовольствия, ухудшению экологической обстановки. Положение ухудшалось и тем, что западные страны заключили ряд договоров о захоронении в недрах Африки 23 млн т высокотоксичных отходов. Если в Европе захоронение подобных отходов стоило около 1 тыс. долл, за тонну, в США — 2,5, африканцам же предложили по 40—50долл, за тонну. C Бенином, например, договорились и по цене 2,5 долл, из расчета поставки отравляющих веществ более миллиона тонн. Правда, общественность забила тревогу и этот контракт был дезавуирован.

B 1986 г. OOH принимает специализированную программу действий по обеспечению подъема и развития Африки. Де-факІо, это не дало никаких результатов. He принесли ожидаемого сдвига и проек- тыоздоровления экономики, разработанные МВФ, Мировым банком и другими международными финансовыми организациями. По этим рекомендациям политику «структурного урегулирования» осуществляли около 30 африканских государств. Ho, кроме почти полной дезорганизации производства, никаких позитивных результатов достигнуто не было. B Кот-д’Ивуаре, Сенегале, Заире, Гвинее, Гане и др. резко возросла безработица. Сокращение рабочих мест, на чем настаивал МВФ, варьировалось от страны к стране, но везде оно принимало масштабный характер. По оценкам ООН, количество безработных в Африке возросло с 9,7 млн человек в 1984 г.-до 22 млн человек в 1987 г. Беспрецедентных масштабов достигла в эти годы и утечка умов. Около 70 тысяч специалистов с высшим и средним образованием покинули свои страны и уехали в Европу, Азию и США.

Серьезным просчетом политики «структурного урегулирования» явилось отсутствие в ней защитных мер для беднейших слоев населения, отказ от государственных дотаций на продукты питания и товары первой необходимости. Резко поднялись цены. Были свернуты программы национального здравоохранения и образования. Другие направления развития также не были подкреплены финансовой помощью со стороны зарубежных инвесторов. Страны, где проводились реформы по сценариям МВФ и Мирового банка, были охвачены выступлениями населения, в ряде.из них произошли и государственные перевороты.

K середине 80-х экономический и социальный кризис в Черной Африке стал настолько серьезным, что OOH была вынуждена сделать попытку придать африканскому региону особый статус. Была разработана специальная программа «действий OOH по обеспечению экономического подъема и развития в Африке на 1986—1990 гг.». Bce усилия OOH оказались тщетны, ибо не был изменен диспаритет цен на сырьевую и промышленную продукцию, в результате чего африканские страны теряли до 6 млрд долларов ежегодно в сравнении с серединой 70-х гг. Ухудшение условий торговли резко сузили возможности накопления, отсюда сокращение объемов производства в течение 80-х гг. на один процент ежегодно. Снизился и объем экспорта. Так, в 1986 r. по сравнению с 1985 г. он уменьшился на 29%, т.е. с 64 млрд долларов до 45. Ha африканские страны приходилось только пять процентов внешнеторгового товарооборота. Запада, а во внешней торговле Африки доля последнего составляла около 70%. Подобная ситуация позволяла THK и в 80-е гг. не изменять своей цели — извлекать прибыль. Западные компании и банки получали из Африки более 20% прямых доходов. Включенность Африки в систему мирового капиталистического хозяйства со сложившимися неоколони- альными экономическими отношениями привели экономику Черного континента к концу 80-х гг. в тупик. B 1991 r., в отчете Генерального секретаря OOH прозвучало, что программа «по развитию Африки на 1986—1990 гг.» оказалась проваленной.

Черная Африка Ha пороге XXI века, оказавшись на периферии в 90-е гг. мирового рынка, Африка стала авансценой дальнейших деструктивных процессов. Моральные обязательства западных стран по оказанию помощи в размере 0,7 процента ВВП стран Запада, необходимых для преодоления нищеты и отсталости, никогда не соблюдались. B конце 90-х годов на помощь отставшим в своем развитии странам Африки выделялось лишь 0,2% ВВП государств Запада, т.е. меньше, чем в конце 80-х гг. B 90-х гг. доля Черной Африки в мировом экспорте своей продукции снизилась менее чем за десятилетие с 2,4 до 1,9 процента.

Реально сложившееся положение в африканском регионе в начале 90-х гг., обеспокоило OOH и заставило ее выступить с заявлением об угрозе устойчивому развитию общемировой цивилизации. B 1991 г. Генеральная ассамблея принимаеточередную программу — «Повестку дня для развития в Африке на 90-е гг.». Направления этого документа были конкретизированы в так называемой Каирской программе действий, принятой Организацией Африканского Единства (OAE) в 1995 r., и в финансовом плане на 1995—2005 rr., разработанном Экономическим комитетом поделам Африки ООН. Решения о совместных действиях были призваны ускорить выход Африки из кризиса. Решающая роль при этом отводилась МВФ и МБРР.

Включение Африки в глобализирующийся мир осуществлялось через программы так называемой структурной перестройки. Это было условием предоставления помощи Африке со стороны МВФ и Мирового банка. Структурная перестройка предусматривала сведения до минимума вмешательства государства в экономику, уменьшение бюджетных расходов и субсидий на социальные нужды, снятие ограничений на движение капиталов, приватизацию государственных предприятий. Фактически правительства африканских стран заставляли отказаться от участия в развитии собственного хозяйства, предоставив свободу игре рыночных сил. Обремененные долгами и нерешенными социальными проблемами, ряд африканских стран, принявших условия МВФ, оказались в бесперспективном положении. Ежегодный рост ВВП на душу населения в странах, охваченных структурной перестройкой, оказался равным нулю, в то время как в незадействованных этими программами — 1%. Прочие показатели тоже были не в пользу стран, согласившихся с неолиберальными преобразованиями.

Политика неолиберальных реформ, осуществлявшихся в 90-е гг. в рекомендованных международными финансовыми корпорациями, утвержденных ООН, не способствовала позитивной трансформации африканской экономики. Об этом свидетельствует тот факт, что объем производства товаров и услуг стран Тропической Африки в середине 90-х гг. равнялся объему этих показателей такой небольшой европейской страны, как Бельгия. B течение десятилетий после получения независимости африканские страны стремились к модернизации, вкладывали средства в образование, здравоохранение, программы социальной защиты. И хотя достигнутые результаты в этих областях были относительно скромными, то с проведением реформ в 90-х гг. они стали абсолютно плохими. Отход государств, по рекомендациям извне, от управления социальной сферой лишил большинство населения доступа к системе образования и здравоохранения. Если в 1960 г. расходы Ганы на просвещение на душу населения составляли 4,2 доллара, возросшие затем до 12 долларов в 1972 r., в 90-х составили один доллар. Всемирный банк настаивал и на том, чтобы африканские правительства прекратили финансирование и государственных университетов. B 90-е гг. фактически исчезли условия для создания прослойки высокообразованных специалистов, профессиональной элиты. Свертывание системы здравоохранения привело к охвату стран Африки южнее Сахары пандемией СПИДом. Из 34 млн человек, пораженных им во всем мире, около двух третей живут и умирают в Тропической Африке.

Подсчитано, что ежегодный приток новых капиталовложений THK в развивающихся странах, включая Африку, составлял в 90-е гг.

около 8 млрд долларов, а их-прибыли и перевод средств в развитые капиталистические страны — около 25 млрд долларов. Прибыли, которые дают капиталовложения в развитых странах, составляли 14%, а в развивающихся странах, и прежде всего в Африке, — 65,7%. Неоколониалистский метод неравноценного обмена приносил монополиям миллиардные прибыли, а развивающимся странам Африки — серьезные потери.

Логика свободной конкуренции как непременная норма неолиберальной экономики сделала невыгодным выращивание пшеницы, риса, других необходимых для населения злаковых культур, способствовала переводу их на натуральное производство. B местном промышленном и ремесленном производстве сложилась подобная ситуация. B виду их неконкурентоспособности и нерентабельности многие производства пришли в упадок. Безработица стала массовым явлением в большинстве стран Африки уже на исходе XX века. Прежде всего она охватила молодежь и женщин на уровне 20—30% трудоспособного населения.

Черная Африка — единственное место на планете, где нужда и бедность нарастали и будут нарастать в следующем тысячелетии. B 1997 г. 54% ее жителей находилось за порогом нищеты и бедности. 43% скудных доходов на душу населения приходилось на обслуживание внешнего долга, что составляло 83% валового внутреннего продукта. Большая часть растущей из года в год иностранной помощи расходовалась не на программы повышения эффективности экономики, а на чрезвычайные поставки жертвам стихийных бедствий, региональных конфликтов и содержание беженцев. Определенная часть помощи попросту разворовывалась нечистыми на руку африканскими чиновниками. Например, ко времени провозглашения независимости в Конго (Браззавиль) было около 3 тысяч государственных служащих. B начале 90-х гг. их насчитывалось 73 тысячи, на содержание которых уходило три четверти бюджета.

По тяжести долгов (к середине 90-х гг. в 252 млрд долларов, а это было свыше 65% ВВП и 250 % годового объема экспорта) Африка опережала Латинскую Америку и Азию. Ежегодно на обслуживание долгов у африканских государств уходило до 30% экспортной выручки. Это было очень высокой нормой. B итоге, все более весомая часть «помощи развитию» расходовалась не на увеличение капиталовложений в экономику, а шло на рефинансирование долговых платежей. Сложившаяся ситуация, отторжение немалой части Африки от мирового экономического развития делают призрачными ожидания МВФ в достижении странами региона в 1998— 2001 гг. устойчивого 4,5 %-ного экономического роста. Динамика цен на традиционные товары экспорта стран Африки оказалась в 90-е хт. крайне неблагоприятной для ее экономики. Экспортные поступления сократились вдвое, или на 21 млрд долларов, в то время как расходы на импорт возросли на 60 млрд долларов. Неравноправные торгово-экономические отношения с Западом обернулись для африканских стран потерей более 6 млрд долларов в год.

Ситуация, сложившаяся в Африке к началу третьего тысячелетия, не сводится только к экономическим неурядицам, хотя темпы развития кризиса, опережавшие усилия по его преодолению столь велики, что родилось понятие «афропессимизм». Реальностью 90-х гг. оставались войны, носившие особенно разрушительный характер (в Либерии, Руанде, Заире, Эфиопии, Сомали, Анголе), голод, уносивший сотни тысяч жизней, экономическая разруха, крушение государственности в ходе проводимой политики неолиберальной модернизации.

Ho безусловным было и то, что в преддверии нового тысячелетия в Черной Африке произошли определенные позитивные изменения: к середине 90-х гг. более 30 африканских государств переиіли от авторитарных военных и других диктаторских и однопартийных режимов к многопартийным политическим системам. B этих странах стали проводиться общенациональные конференции, референдумы, пересматриваться старые и приниматься новые конституции, которые в условиях политического плюрализма способствовали постепенной демократизации общественно-политической структуры африканских государств. Постепенное введение рыночного хозяйства в ряде стран дало некоторые позитивные результаты.' B 1997 г. только в трех странах против 12 в 1994 г. наблюдалось падение ВВП. 15 стран зарегистрировали прирост более 5 % в год. Правда, он оставался минимальным пределом для постепенной ликвидации нищеты. При сохранении таких темпов борьба с преодолением отсталости может растянуться на годы, тем более что сохранившаяся сырьевая специализация в мировом рынке постоянно демонстрирует падение цен или их скачкообразность.

Совершенно очевидно, что, вступая в новое тысячелетие, Черная Африка, являясь интегрированной частью мирового сообщества, без внешней помощи обойтись не может и своих проблем не решит. Однако предоставление такой помощи должно осуществляться не на основе неоколониальной выгоды, но с учетом социальных, цивилизационных, исторических, психологических и экологических особенностей развития африканских стран. Должно прийти понимание, что развитие африканских ґосударств тесно связано с повышением, а не ослаблением его роли, его контроля над социально-экономическими процессами в стране, как это имело и имеет место в азиатских обществах, добившихся значительных результатов. Ha это указывает и социальная структура африканских обществ, сложившихся к концу 90-х гг: крестьяне — 65%, рабочие города и деревни — 10%, мелкая буржуазия и городские слои — 10%, национальная буржуазия — 2%, служители культа — 0,7%, феодалы, вожди родов и племен — 0,3%, пауперы — 12%.

B 1958 r., представители африканских стран впер- Страны Африки в вые в своей истории, стали организаторами панаф- системе межаф- риканских конференций по обсуждению вопросов риканских и деколонизации Африки. B столице Ганы, в Акк- международных ре, в 1958 г. состоялась Конференция независи- отношений МЬІХ государств Африки, на которой присутствовали представители восьми освободившихся государств: Ганы, Судана, Объединенной Арабской Республики, Марокко, Туниса, Эфиопии, Либерии, Ливии. B декабре 1958 г. в Гане, в январе 1960 г. в Тунисе, в марте 1961 г. в Египте состоялись конференции народов Африки, представленные многочисленными партиями и общественными организациями африканских колоний.

Апрельская конференция 1958 г. в Гане была полностью посвящена проблеме политического освобождения и обсуждению конкретных мер по ликвидации колониальных режимов. Представителями 27 африканских государств и колоний было принято решение по борьбе за создание союза свободных африканских государств. Ha конференции в Тунисе в повестку дня был внесен вопрос борьбы за экономическую независимость. III конференция народов Африки, проходившая в Каире, обратила внимание на поиск путей и выбор средств борьбы с новыми формами и методами эксплуатации со стороны западных держав, т.е. неоколониализмом.

По мере освобождения стран Африки от колониальной зависимости более четкими становились очертания сплоченности и единства действий государств региона, его солидарность с борьбой народов Азии. Первое воплотилось в создании Организации африканского единства в 1963 r., второе — включенностью африканских стран в движение неприсоединения.

Конференция по созданию Организации африканского единства (OAE) проходила с 22 по 25 мая 1963 г. — в столице Эфиопии Аддис-Абебе. Структура, цели и задачи OAE были изложены в принятой конференцией Хартии OAE.

OAE стала региональной организацией в Африке. K 2000 г. членами OAE стали 52 государства континента. OAE была призвана укреплять политические и экономические связи между африканскими государствами, бороться против проявления всех форм ко- лониалцзма и неоколониализма, противодействовать империалистическому вмешательству в дела африканских стран, выступать за защиту суверенитета, территориальной целостности и независимости африканских обществ, их внешней политики, экономики, обороны и культуры. Деятельность OAE, штаб-квартира которой находится в Аддис-Абебе, финансируется за счет ежегодных взносов стран-членов этой организации. Bce государства, члены OAE, входят в движение неприсоединения. Согласно Уставу OAE, государство, не придерживавшееся принципов неприсоединения, не может быть членом Организации африканского единства. За годы своего существования OAE внесла значительный вклад в налаживание и развитие политических, экономических и культурных контактов между африканскими странами. Исходя из провозглашенного OAE принципа сохранения и уважения доставшихся в наследство государственных границ между африканскими странами, она стояла на страже погашения возникавших между ними конфликтов.

Стремление африканских государств к сплочению проявилось и в создании других политических организаций и экономических союзов на субрегиональном уровне. B1961 г. 12африканских стран, получивших независимость от Франции, образовали так называемую Браззавильскую группировку, организационно оформившуюся в Африкано-Малагасийскую организацию экономического сотрудничества (АМОЭС). B 1964 г. на базе АМОЭС возник Афро-Ма- лагасийский союз, получивший с 1974 r., после выхода из него ряда стран, новое название — Общая афро-маврикийская организация. Ee теперешние участники, а это 9 франкофонных стран, взаимодействуют друг с другом по привлечению в свои страны внешних кредитов и осуществляют подготовку специалистов. C 1967 по 1977 г. действовало Восточноафриканское экономическое сообщество, куда входили Танзания, Кения и Уганда. Сообщество распалось в результате возникших политических трений между его участниками. Однако в начале 2000 г. Кения, Уганда и Танзания решили восстановить экономическое сотрудничество и вновь подписали в ноябре 1999 г. договор о воссоздании Восточноафриканского сообщества.

Для Черной Африки было характерным, что зачастую создаваемые блоки, возникавшие на основе программ экономической взаимопомощи, становились впоследствии политическими объединениями. B ноябрьском договоре 1999 г. трех восточноафриканских государств было подчеркнуто, что за экономической интеграцией последует политическая — три страны намерены объединиться в Федерацию восточноафриканских государств. Осенью 1999г. в Центральной Африке возникло и другое межгосударственное объединение — Тройственный торговый союз Мозамбика, Замбии и Малави, нацеленный на осуществление программы совместной торговой и инвестиционной политики.

Ha Юге Африки в 1980 г. сложилась субрегиональная организация — Конференция по координации развития стран Юга Африки (САДКК). Ee членами стали Ангола; Ботсвана, Замбия, Зимбабве, Лесото, Малави, Мозамбик, Свазиленд и Танзания. Сумма экономических проектов, осуществлявшихся САДКК, достигла в начале 90-х гг. 2,5 млрд долларов.

Ha преодоление экономических трудностей направлена деятельность и других субрегиональных организаций. B частности, решению этих задач призваны служить Экономическое сообщество стран Западной Африки (ЭКОВАС), Экономическое сообщество государств Центральной Африки (KEEAC). Первое было создано в 1975 г. и в него вошло 16 государств региона Западной Африки. B апреле 1978. г. между членами сообщества был подписан Пакт о ненападении и признании в качестве пос.тоянных «существующих между ними границ». B 1981 г. были подписаны документы о взаимопомощи в области обороны, о создании объединенных вооруженных сил. KEEAC, созданное в 1983 r., как и ЭКОВАС, предусматривало в своей деятельности устранение торговых и таможенных барьеров, координацию политики развития в области промышленности и сельского хозяйства, свободное перемещение рабочей силы и капиталов между странами - участницами Сообщества. B KEEAC вошли десять стран Центральной Африки: Бурунди, Габон, Заир, Камерун, Конго, Руанда, Сан-Томе и Принсипи, Чад, ЦАР, Экваториальная Гвинея.

Главам и правительствам независимых стран Африки, ставших субъектами международного права, импонировали форма, цели и принципы деятельности движения неприсоединения. Характер воздействия государств Африки на движение неприсоединения сказался в обогащении его антиколониальный настроем. Движение воспользовалось методами OAE в борьбе за полную деколонизацию, ликвидацию колониально-расистских режимов на Юге Африки, за превращение континента в безъядерную зону, а Индийского океана — в зону мира. Государства Африки внесли свой позитивный вклад в развитие движения своей борьбой за перестройку международных экономических отношений, вниманием к нуждам наиболее отсталых государств, вопросам активизации интеграционных процессов в развивающемся мире. Конференции движения проходили и на африканской почве: 2-я в Каире в 1964 r., 3-я в Лусаке (Замбия) в 1970 r., 4-я в Алжире в 1973 r., 8-я в Хараре (Зимбабве) в 1986 r., 11-я в Южно-Африканской Республике в 1999 г.

<< | >>
Источник: A.M. Родригес. Новейшая история стран Азии и Африки: XX век: Учеб, для студ. высш. учеб, заведений: B 3 ч. / Под ред. A.M. Родригеса. — M.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС,2003. — Ч. 3: 1945-2001. — 272 с.. 2003

Еще по теме § 23. Основные тенденции развития африканских стран во второй половине XX в.:

  1. § 4. Современные тенденции туристского спроса
  2. 69. Циклы развития мирового хозяйства
  3. О СВЯЗИ ПРОЦЕССОВ РАЗВИТИЯ ЛИТЕРАТУРНОГО ЯЗЫКА И СТИЛЕЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
  4. Приложения1. Программа учебного курса «Сравнительное правоведение (основные правовые системы современности)»Общая часть Введение в теорию и историю сравнительного правоведенияТема 1. Сравнительное правоведение: метод, наука, учебная дисциплина
  5. 4. Основные правовые семьи
  6. Основные тенденциитрансформации мирового капиталодвижения в посткризисный период (методологический аспект)
  7. Характеристика отечественных корпораций, осуществляющих зарубежную предпринимательскую деятельность
  8. ГЛАВА IX. НОВАЯ ИСТОРИЯ СТРАН ЕВРОПЫ И АМЕРИКИ
  9. Будущее развитие истории
  10. Введение
  11. 3.1 Евразийские течения в России и странах СНГ
  12. Интеграционные процессы и евразийский вектор развития постсоветского пространства
  13. ДРЕВНЯЯ цивилизация Египта. ИСТОРИЧЕСКИМ ОЧЕРК
  14. Политика С. Болдуина и Н. Чемберлена во второй половине 1930-х годов
  15. § 3. Развитие политической мысли в странах Востока
  16. § 23. Основные тенденции развития африканских стран во второй половине XX в.
  17. Четвертый период. Современный (после 1992 г.)
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -