<<
>>

ОСОБЕННОСТИ УДАРЕНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ


Изучение и нормализация русского ударения наталкиваются на ряд объективных трудностей. Во-первых, силовое ударение в русском языке не просто акустико-физиологическое явление, оно выполняет несколько важных функций: выделяет слово в потоке речи и способствует его узнаванию (служит как бы «фонетическим паспортом»), играет роль важного смыслоразличительного средства и, наконец, участвует в ритмической организации не только поэтической, но и прозаической речи.
Во-вторых, русское ударение отличается разноместностью и подвижностью (на это обычно жалуются иностранцы, изучающие наш язык). Действительно, в русском языке ударение может падать и на приставку (вьіре- зать), и на корень (резать), и на окончание (вырезной); при словоизменении оно свободно переходит с одного слога на другой (земля, землю) и даже выходит за пределы орфографического слова (на землю).
Однако если разноместность и подвижность русского-ударения и создают некоторые трудности при его усвоении, то зато эти неудобства полностью искупаются возможностью различать с помощью места ударения смысл слов (мука — мука, трусит — трусит, погруженный на платформу — погруженный в воду) и даже функционально-стилистическую закрепленность акцентных вариантов (лаврбвый лист, но в ботанике: семейство лавровых). Особенно важной в этом плане представляется роль ударения как способа выражения грамматических значений и преодоления омонимии словоформ. Ср.: анализ крови (родительный падеж) — в крови (предложный падеж); руки не подаст (родительный падеж) — чистые руки (именительный падеж множественного числа); обрезать (совершенный вид) — обрезать (несовершенный вид); грузите (изъявительное наклонение) — грузйте (повелительное наклонение); пальто мало (краткая форма прилагательного)—спал мало (наречие); кругом (творительный падеж существительного круг) — кругом (наречие и предлог); молча (наречие) — молча (деепричастие); стоять вольно (наречие, обстоятельство) — вольна ему было уезжать (категория состояния, сказуемое); мудрёно говорит (наречие, обстоятельство) — мудрено в этом разобраться (категория состояния, сказуемое).
Таким образом, разноместность и подвижность русского ударения не только устраняют монотонность речи, способствуя ее ритмической организованности, но и являются важным различительным (как говорят лингвисты, фонологическим) средством. Для соблюдения литературной нормы эти свойства ударения обычно не доставляют значительных хлопот человеку, усвоившему русский язык с детства.
Иное дело — акцентные варианты, которые, как правило, не различаются ни в лексическом, ни в грамматическом значении. Например: мышлёние — мышление, баржа — баржа, родился — родился, залитый — залйтый, верны — вернй, в избу — в избу, на мост — на мбст и т. п. В некоторых лингвистических работах встречаются утверждения, что таких равноценных (и как будто избыточных) акцентологических дублетов сравнительно немного. Это неверно. В современном русском языке имеется более 5000 общеупотребительных слов, у которых зафиксировано колебание в ударении.
На первый взгляд наличие акцентных вариантов представляется несовершенством языка, злом, с которым, как многие считают, языковеды пока еще недостаточно активно борются. Однако такая оценка ошибочна и несправедлива. Колебания в ударении — это хотя и временный, но неизбежный этап развития языка, объективное следствие эволюции акцентологической системы. Более того, если посмотреть на это явление непредубежденно, учитывая необходимость сохранности устных речевых навыков и медленное привыкание к новообразованиям, то вариативность ударения заключает в себе даже некоторую пользу. Она обеспечивает менее резкий и болезненный переход от старой нормы к новой. Например, ударение кладбйще было общепринятым в литературном языке XIX в. (Пушкин, Лермонтов, Баратынский, Никитин, Фет, А. К. Толстой и др.). Новый вариант (кладбище) стал постепенно входить в употребление в конце XIX в., но еще в Словаре Академии (1909) предпочтительным считалось ударение кладбйще. Этот устарелый вариант и сейчас еще нередко используется в поэзии (Маршак, Заболоцкий, Твардовский, Исаковский, Саянов, Симонов, Сурков, Смеляков, Ваншенкин, Жаров, Грибачев, Дудин, Шефнер, Берггольц) в версификационных целях, преимущественно в рифме со словами: пепелище, топорище, ручище, взыщет, отыщет и т. п. Временное сосуществование обоих вариантов, таким образом, содействовало плавному преобразованию литературной нормы.
Помимо этого, многие вариантные пары представляются равноценными лишь при поверхностном рассмотрении. В действительности же они имеют тонкие, но весьма существенные функциональные различия и поэтому служат обогащению стилистических ресурсов литературного языка.
Следует, наконец, иметь в виду и то, что, хотя развитие ударения представляет собой сложный и далеко не прямолинейный процесс, все же здесь возможно установить регулярные тенденции и достаточно отчетливые закономерности, что в известной мере облегчает освоение этого «трудного участка» нормализации русского литературного языка.
<< | >>
Источник: Горбачевич К. С.. Нормы современного русского литературного языка.— 3-є изд., испр.— М.: Просвещение,1989.— 208 с.. 1989

Еще по теме ОСОБЕННОСТИ УДАРЕНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ:

  1.   § 7. Система частей речи и частиц речи в русском языке
  2. § 15. Гибридный грамматический строй числительных в современном русском языке
  3. § 4. Основные типы фразеологических единиц в русском языке
  4. § 5. О значениях предлога на в современном русском языке
  5. Труды А. А. Шахматова по русскому языку
  6. § 15. Заимствованная лексика и фразеология. Старославянизмы в русском языке. Иноязычные слова и обороты в русском языке
  7. ОСОБЕННОСТИ УДАРЕНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ
  8. ОСОБЕННОСТИ ПЕРЕХОДА І В О В СОВРЕМЕННОМ РУССКОМ ЯЗЫКЕ
  9. РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА*
  10. РУССКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ ЯЗЫК ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII ВЕКА*
  11. К ИСТОРИИ НОРМИРОВАНИЯ РУССКОГО ПИСЬМЕННОГО ЯЗЫКА В КОНЦЕ XVIII ВЕКА* (СЛОВАРЬ АКАДЕМИИ РОССИЙСКОЙ, 1788-1794)