<<
>>

§ 56. СЕМАНТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ВИДОВОГО ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЯ


Глаголы, обладающие различиями в субституционных возможностях, в наборе форм в парадигме, в «сочетательных» свойствах, в морфемной структуре, различаются также по значению. При этом семантическое различие может быть чрезвычайно широким, затрагивая лексическое значение глаголов: спать — решить, а может быть более узким, касаясь значений, выражаемых аффиксами: петь — запеть, хотеть — расхотеть, писать — написать, переписать — переписывать, решать — решить, посетить — посещать.

В настоящее время ученые склоняются к мысли о том, что собственно видовое семантическое противопоставление следует понимать весьма узко. Во всяком случае, значением такого противопоставления не считают, например, ни начало или конец действия: молчать — замолчать, думать — раздумать, ни интенсивность или ослабленность действия: кричать — раскричаться, открыть — приоткрыть, ни какие-либо другие характеристики действия во времени и пространстве.
Под собственным значением видового противопоставления понимают абстрактное представление либо о «целостном» действии, либо о действии, которое достигло своего «внутреннего предела». Причем именно таким образом характеризуются глаголы совершенного вида. Глаголы несовершенного вида лишены положительной содержательной характеристики.
В русской науке XIX и первой половины XX в. ведущим было стремление отыскать семантический инвариант, противополагающий глаголы совершенного и несовершенного вида. Такой инвариант представлялся ученым по-разному . В советское время наибольшее признание получили две точки зрения — В. В. Виноградова и Ю. С. Маслова. По Виноградову, совершенный вид обозначает «внутренний предел» действия, а несовершенный вид выступает как слабый член этой оппозиции. Маслов также рассматривает оппозицию совершенного и несовершенного вида как привативную, считая совершенный вид сильным членом оппозиции, одиако в отличие от Виноградова определяет семантику совершенного вида как указание на «целостность» действия. Точка зрения Маслова нашла широкий отклик в работах, предназначенных для изучающих русский язык как неродной [95].
Абстрактное значение «внутреннего предела» или «целостности» никогда, однако, не выступает в чистом виде. Его выделение представляет собой попытку вычленить некоторую инвариантную часть из тех конкретных содержательных противопоставлений, которые связаны с различием видовых характеристик глаголов. Дело в том, что такая характеристика, как вид глагола, всегда соединена в словоформе с лексическим значением глагола, с характеристиками самого глагола по времени и модальности. В предложении на видовое значение накладываются значения других словоформ, относящихся к глаголу, а также представления о речевой ситуации, в которой осуществляется коммуникация.
Лексическое значение глаголов может дополнять видовое противопоставление либо значением результативности действия: решать — решить, писать — написать, строить — построить, либо значением однократности действия: навещать — навестить, целовать — поцеловать, кричать — крикнуть. Лексическое значение глагола может быть вообще чуждо обоим указанным значениям: стоить, полагать. Однако существуют и такие значения, которые в принципе способны реализовать обе указанные характеристики, связанные с видом: открывал, открывал, открывал и, наконец, открыл. (результат), но Открывал всегда так, как и сейчас открыл (однократность)
Рассмотрение семантики глагольного вида в связи с лексическим значением глагола ставит под сомнение мысль о существовании инвариантного значения видового противопоставления.
Возникает предположение о том, что значение видового противопоставления варьируется таким образом, что не может быть сведено к инварианту. (Ср. со значением падежных противопоставлений.)
Как уже отмечалось, в предложении на значение видового противопоставления воздействуют глагольные распространители и другие словоформы. Этот процесс нашел отражение в определении общих и частных значений совершенного и несовершенного вида [96]. Однако и этот тезис подвергается критике со стороны некоторых исследователей. Так, А. М. Ломов убедительно показал, что теория общих и частных видовых значений не выявляет специфику собственно видовых значений, а дает характеристику предложений, содержащих глаголы разных видов .
На семантику видового противопоставления, как уже отмечалось, влияют и знания собеседников. Наиболее изучены те характеристики речевой ситуации, которые приводят к семантическому опустошению видового противопоставления (это явление обычно называют конкуренцией видов). Среди характеристик речевой ситуации, влияющих на семантику видового противопоставления, следующие:
  1. Знания об объективной действительности. Так, в ситуации, когда определяется, будет ли совершаться однократное действие, предложения Вы будете гасить свет? и Вы погасите свет? по содержанию не различаются. В то же время предложения Вы будете гасить пожар? и Вы погасите пожар? в аналогичной ситуации существенно различаются по значению. Это несоответствие между обеими парами предложений легко объяснить, приняв во внимание такие относящиеся к действительности факты, что погасить свет обычно удается без малейшего напряжения, а с легкостью погасить пожар удается далеко не всегда.
  2. Знания о конкретной ситуации. Например, демонстрируя зачетную книжку с оценкой, можно употребить глаголы обоих видов: Я сдал (сдавал) экзамен профессору Иванову. При этом никакого смыслового различия между этими способами выражения мысли не существует. Иное дело, когда результат экзамена неизвестен слушающему. Тогда предложение с глаголом совершенного вида обозначает достигнутый положительный результат, а предложение с глаголом несовершенного вида оставляет открытым вопрос о том, чем это действие закончилось.
  3. Целеустановка предложения. Если в вопросительном предложении спрашивается не о самом действии, а об его участниках или обстоятельствах, содержание, связанное с видом, также несущественно: Кому вы сдали экзамен? значит почти то же, что и Кому вы сдавали экзамен? Ср. также предложения Где вы купили эту вещь? и Где вы покупали эту вещь?, употребленные в ситуации, когда «вещь» налицо.

Итак, значение видового противопоставления не представляет собой постоянной величины. Эта семантика изменяется, она может под влиянием контекста даже «стираться». Наиболее частым содержанием видового противопоставления является обозначение глаголом совершенного вида результативного или однократного действия.
<< | >>
Источник: В. А. Белошапкова, Е. А. Брызгунова, Е. А. Земская и др.. Современный русский язык: Учеб. для филол. спец. ун-тов / В. А. Белошапкова, Е. А. Брызгунова, Е. А. Земская и др.; Под ред. В. А. Белошапковой.—2-е изд., испр. и доп.— М.: Высш. шк.,1989.— 800 с.. 1989

Еще по теме § 56. СЕМАНТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ВИДОВОГО ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЯ:

  1. Семантический тип предиката
  2. 4.1. ТИПОЛОГИЯ ВИДА И РУССКИЙ ГЛАГОЛЬНЫЙ ВИД Проблема семантических границ вида
  3. Грамматика 1. Роль и место синтаксиса в практическом курсе РКИ
  4. О понятии основы в русском словообразовании и словоизменении
  5. § 56. СЕМАНТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ВИДОВОГО ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЯ
  6. § 57. ВИДОВЫЕ ПАРЫ ГЛАГОЛОВ
  7. РАЗДЕЛ V МОРФОЛОГИЯ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА
  8. Тема №1. Аспектология. Сфера аспектуальных значений.
  9. Тема №2. Общее (инвариантное) видовое значение
  10. Тема №3 Семантическая категория предельности- непредельности
  11. Единицы и способы концептуализации в семантическом, синтаксическом и прагматическом аспектах
  12. 2.2.4. Лексико-семантические и тематические группы слов
  13. Основные понятия и термины лексикологии
  14. Филин Ф.П. О ЛЕКСИКО-СЕМАНТИЧЕСКИХ ГРУППАХ СЛОВ