ФОНЕТИЧЕСКИЙ звуко-буквенный разбор слов онлайн
 <<
>>

Тире

Судьба тире в русской пунктуации очень интересна и стремительна: появившись только во второй половине XVIII в.1, т.е. позже других знаков (в «Российской грамматике» М.В. Ломоносова оно еще не отмечено), тире все шире и заметнее завоевывает себе позиции в пунктуационной системе.

Применение этого знака имеет очень широкий диапазон. Прежде всего, тире многофункционально: оно выполняет функции и чисто структурные, и смысловые, и экспрессивные. В настоящее время тире ведет себя явно наступательно по отношению к другим знакам, в частности, заметно вытесняя в некоторых позициях двоеточие.

Широта применения тире в современных изданиях свидетельствует об определенной универсализации этого знака. Однако можно все-таки выявить закономерности его употребления.

Тире, прежде всего, означает всевозможные пропуски — пропуск связки в сказуемом, пропуск члена предложения в неполных предложениях и в предложениях с нулевым сказуемым, пропуск противительных союзов. Тире как бы компенсирует эти пропущенные слова, сохраняет принадлежащее им место, например: Солот- ча — извилистая, неглубокая река (К. Паустовский) — пропуск связки; За шоссе — березовый лесок (И. Бунин) — обозначение нулевого сказуемого в эллиптическом предложении; Нина несла кашу, Витя — пустую кастрюльку с ложкой (К. Федин) — пропуск сказуемого в неполном предложении; Он считал, что у Бетховена своя «Лунная соната», а у него — своя, и еще неизвестно, которая лучше (В. Каверин) — пропуск подлежащего в неполном предложении; Не с ним —с огнем теперь веду я речь (И. Снегов); В историю впишется он [год 1941-й] особо: не тихий, как многие, — грозовой (С. Щипачев) — пропуск противительного союза между однородными членами в простом предложении; Лето припасает — зима поедает (пословица) — пропуск противительного союза в сложном предложении.

Постановка тире на месте пропусков может привести к мысли, нто в этой функции тире как знак препинания имеет некоторое сходство с многоточием.

Однако пропуски, фиксируемые тире и многоточием, — пропуски разные.

Пропуски, обозначаемые тире, всегда «грамматичны»: фиксируются пропуски не слов вообще, а слов как членов предложения, Как структурных элементов предложения (пропуск сказуемого, пропуск второстепенного члена предложения, пропуск связующе-

с 1 Иванова В.Ф. О первоначальном употреблении тире в русской печати // овРеменная русская пунктуация. — М., 1979. С. 236—253.

го элемента — союза — между членами предложения или частями сложного предложения). Многоточие же обозначает пропуски частей текста, которые либо не имеют прямого отношения к основной идее повествования, либо по разным причинам сознательно скрываются автором. В любом случае это пропуски, имеющие отношение к содержательной стороне текста, а не его грамматическому строению.

Вторая функция тире — смысловая: передача значений условия, времени, сравнения, следствия, противопоставления и сопоставления в тех случаях, когда эти значения не выражены лексически, т.е. союзами; в конечном счете это тоже фиксация своеобразных пропусков.

Такие функции свойственны тире в бессоюзных сложных предложениях, при оформлении которых большую роль играет интонация: первая часть таких предложений произносится с резко нарастающим повышением тона и глубокой паузой перед второй частью, на границе частей и ставится тире. Вот примеры таких предложений: Биться в одиночку — жизни не перевернуть (Н. Островский) — первая часть предложения означает условие; Проснулся — прабабушки не было, а остальные пили чай (В Панова) — в первой части обозначено время; Буланка рванулась, упала на колени, вскочила — воз не пошевелился (М. Алексеев) — во второй части заключено противопоставление; Она вспомнила Винклера — мертвая тоска внезапно сжала ей сердце и вернула силы (К. Паустовский) — вторая часть заключает в себе следствие, вывод из того, о чем сообщается в первой части.

Как видим, объем значений, передаваемых на письме с помощью тире, довольно широк, но обозрим, и обобщающим моментом при употреблении этого знака является указание на смысловую зависимость частей предложения, которая осуществляется без посредства союзов.

Подстановка этих союзов проявляет одно из конкретных значений частей таких предложений. Ср. с союзами: Когда проснулся, прабабушки не было; Буланка рванулась, упала на колени, вскочила, а воз не пошевелился; Она вспомнила Винклера, и (и потому) мертвая тоска внезапно сжала ей сердце и вернула силы.

Тире можно назвать и знаком «неожиданности» — смысловой, интонационной, композиционной. Так, с помощью тире обозначается неожиданное присоединение: Она испуганно осмотрелась — никого (В. Распутин); Никита может рассуждать таким манером всю ночь — только развесь уши (В. Шукшин).

«Неожиданность* композиционную можно проиллюстрировать примерами употребления тире при необычном расположении частей предложения, например, когда изъяснительные придаточные помещаются перед главной (обычно они имеют строго фиксированное месторасположение — после слова, от которого они зависят): Есть ли телепатия, нет ли телепатии — науке неизвестно («Наука и жизнь»). Ср.: Науке неизвестно, естьли телепатия, нет ли телепатии.

Тире может выступать и как своеобразный отграничитель. Прежде всего тире сигнализирует о границе авторских слов и прямой речи: «Ты что?» — спросила она Пашку (В. Шукшин); И только когда он шептал: «Мама! Мама!» — ему становилось как будто легче... (Л Чехов).

То же при абзацном расположении реплик диалога:

На троге, прислонившись головой к косяку и обеими руками прижимая к груди концы шерстяного домашнего платка, стояла Ирен.

  • Я знала, что это вы.
  • Простите, что в такой ранний час...

Петя с трудам перевел дух (В. Катаев).

Роль отграничителя выполняет тире и при своеобразном компрессионном построении: Если б такое чудо — чтоб Органам вернулась прежняя сила (А. Солженицын).

Наконец, тире способно передавать и эмоциональную сторону речи: динамичность, резкость, быструю смену событий, например: Как говорил один нестарый мой из запаса рядовой знаток и той, что он оставил, и этой жизни, фронтовой: «Воюй — и все твое с тобой» (А.

Твардовский). Чисто эмоциональную нагрузку несет тире в следующих строках из стихотворения А. Блока:

Страшно, сладко, неизбежно надо Мне — бросаться в многопенный вал,

Вам — зеленоглазою наядой Петь, плескаться у ирландских скал.

Экспрессивной функцией характеризуется тире, разрывающее интонационную плавность фразы и создающее тем самым эмоциональную напряженность и острогу. Вот некоторые примеры из произведений М. Горького: Я имею бумаги... но — они никуда не годятся; Смерть разула стоптанные лапти, прилегла на камень — и уснула; Кинул он радостный взор на свободную землю и засмеялся гордо. А потом упал и — умер.

Все эти подчеркивания с помощью тире эмоциональной стороны речи, ее напряженности и динамичности, естественно, подчинены манере изложения и не регламентируются правилами.

Итак, диапазон употребления тире действительно широк: во- первых, это фиксатор всевозможных «грамматических» пропусков, тире заполняет эти словесно пустые места; во-вторых, при отсутствии специальных лексико-грамматических средств выражения (при бессоюзии) тире способствует передаче на письме особых смысловых отношений — условно-временных и следственных, в устной речи эти значения передаются интонационными средствами; в-третьих, служит цели создания эмоционально-экспрессивных качеств речи.

Но употребительность тире растет. Знак начинает «захватывать* чужие позиции, особенно если они определяются смысловыми показателями. В частности, выявляется тенденция к вытеснению двоеточия знаком тире в тех случаях, когда пояснительно-разъяснительный смысл конструкций очевиден — смысловые отношения частей предложения проявляются на лексическом уровне, лежат на поверхности.

Употребление двоеточия сводится к очень конкретным и явно немногочисленным конструкциям, особенно закрепляется оно в позиции перед перечислением (хотя и здесь тире уже достаточно потеснило двоеточие). В других же случаях, даже когда оно поддерживается ныне действующими правилами пунктуации1, двоеточие практически заменяется тире.

Вот примеры из современных публикаций на употребление тире в бессоюзном сложном предложении при обозначении причины, пояснения, обоснования во второй части: Не узнать Москвы — она преображена новыми кварталами, зданиями, разбежавшимися на запад, север, юг (М. Луконин); Снимать было бесполезно — плохая видимость («Вокруг света*); Но вчерашняя пахота по снегу оправдала себя — почва обветрилась, вывернутые по снегу пласты рассыпались под лучами солнца на мелкие ровные комочки (Ч. Айтматов).

Тире активно используется при значении конкретизации смысла во второй части предложения, для раскрытия содержания, например: Из длинного этою разговора о воображении ясно только одно — без воображения нет подлинной прозы и нет поэзии (К. Паустовский).

Особенно характерен знак в таком употреблении при наличии в первой части предложения слова с неконкретным значением: Так они шли — впереди Аджимурат, на поводу у нею Черногривый, за ним Султанмурат с ношей на спине, замыкал это шествие дворняга Актош (Ч. Айтматов).

Тире начинает заменять двоеточие и в бессоюзных предложениях с присоединением, когда в первой части имеются глаголы со значением действия, ощущения, мысли, чувства, предупреждающие о дальнейшем изложении (возможна подстановка «и увидел, что», «и услышал, что», «и почувствовал, что», «и понял, что» и др.): Бугаев поднял голову — в зимней ночи ясно был виден правильной формы, наполненный воздухом купол (К. Ваншенкин); Малинин притронулся рукой — под ватником плечо было теплое. Михнецов был жив (К. Симонов); Я подумал — он ждет слов (К. Паустовский); Ждал, ждал и вот — в мертвейший час ночи сызнова заработали звуки (В. Набоков). В таких случаях справочники однозначно рекомендуют только двоеточие.

Тире вместо двоеточия часто ставится и перед перечислением после обобщающего слова. Например: Мы должны быть благодарны Куприту за все — за его глубокую человечность, за его тончайший талант, за любовь к своей стране, за непоколебимую веру в счастье (моего народа и, наконец, за никогда не умирающую в нем способность загораться от самого незначительного соприкосновения с поэзией и свободно и легко писать об этом (К.

Паустовский); Все волновало тогда его ум — и луга, и нивы, и лес, и рощи, в «часовне ветхой бури шум, старушки чудное преданье» (С. Гейченко); Люби все — и росу, и туман, и уток, всех других птиц и зверей. Ведь это так просто — взять да любить (В. Тендряков); Хороших байдарочников было всего трое — Игорь Шуляев, Каля Корякин и, разумеется, сам Андрей Михайлович (В. Тендряков); Я всегда был с любимыми своими героями при всех обстоятельствах их жизни — в горе и счастье, в борьбе и тревогах, победах и неудачах (К. Паустовский); Большим художником можно стать, только выстрадав на это право, — отрезав себе ухо, сев в тюрьму, сойдя с ума. Не отстрадав положенное, не много шансов стать признанным (А. Кончаловский); Сложностью светописи объяснялись увесистость и крепость бравых дедушкиных поз на бледноватых, но очень добротных фотографиях, — дедушка в молодости, с ружьем, с убитым вальдшнепом у ног, дедушка на кобыле Дэзи, дедушка на полосатой верандовой лавке, с черной таксой, не хотевшей сидеть смирно, а попишу получившейся с тремя хвостами (В. Набоков).

Особенно необходимым оказывается тире при перечислении, когда такая ситуация возникает в одном предложении дважды. Тогда в одной позиции ставится тире, во второй — двоеточие (иди наоборот): Всякое было за долгий, никак не желавший кончаться день — и бурт, и снегопад, и нежданное сатце, а ночью сделалось тихо и торжественно: неяркий свет газовых фонарей, белые, словно обернутые марлей силуэты деревьев, мягкое скольжение снежинок (Б. Акунии).

Тире стало обычным и в сложноподчиненном предложении в случаях, когда в главной есть слова, предупреждающие о разъяснении (по правилам здесь ошгть-таки должно быть двоеточие): Но важно одно — что они поставили ребрам вопрос о поэтическом языке (Б. Эйхенбаум); И он не подходил ко мне, он только смотрел на меня и улыбался, и я уже думала только об одном — когда же он протянет ко мне руки (Р. Зернова); Может, для будущего это как раз важнее всего — чтобы мы вот здесь и сейчас научились творить мгновения, не откладывая (В. Леви); Скромный памятник Юлии будет сеиде- тельствовать именно об этом — что близкие люди ее помнят, что родная земля ее помнит (Ч. Айтматов). Тире заменяет двоеточие и при пространном разъяснении с помощью сложноподчиненного предложения: Еще там он дал себе зарок —если останется в живых, посвятить жизнь исполнению этой мечты, чтобы тем самым, как он надеялся, сказать тоже свое слово о войне. Именно свое слово (Ч. Айтматов).

Процесс своего рода универсализации знака тире в настоящее время настолько активен, что тире занимает позиции и других знаков, в частности — запятой в обычном сложноподчиненном предложении: Очень важно понять — что такое в прозе повествовательное и что такое изобразительное (В. Катаев); Сказку пишешь почти не дыша — чтобы не сдуть тончайшую пыльцу, которой она покрыта (К. Паустовский).

Практика такого широкого употребления тире вместо двоеточия (а иногда и запятой) отнюдь не свидетельствует о том, что в тех же условиях уже не может стоять обычный знак: параллельное употребление свидетельствует лишь о наметившейся тенденции и, следовательно, в данное время о возможности выбора знака — более традиционного, строгого, «академического» (двоеточия) и нового, более вольного, энергичного и экспрессивного (тире). Выбор зависит от характера текста, манеры изложения, наконец, авторской привычки, но ясно одно — сдержать наступательное движение тире уже нельзя.

Эффект выбора особенно наглядно проявляется при необходимости сочетать знаки (в тексте, сложных конструкциях): там, где складываются схожие условия для употребления знака, тире отводится подчиненная роль по отношению к двоеточию, например: Видим — этого мало: болезнь запущена (В Панова); Тотчас же кинулся в глаза цветной снимок: под синим небом — площадь (В. Набоков). В первом случае возможна перестановка знаков (Видим: этого мало — болезнь запущена), во втором это невозможно. Замена двоеточия знаком тире может оказаться невозможной, если рядом уже имеется тире, занимающее свое собственное (по правилу), место, как в предложении И открылось: вся ее жизнь — это порыв к высшим ценностям бытия, к душеному началу (Лит. газета, 1981, 28 окт.); или в приведенном предложении, при сохранении первого тире Видим — этого мало: болезнь запущена (В. Панова). Так что в конечном счете все решает контекст, в этом и заключается гибкость современной пунктуации.

Говоря о наступательной роли тире, хотелось бы сделать такую оговорку: знаки, уступая место тире, не исчезают вовсе, они несколько меняют свое качество. В этом и сказывается процесс исторических преобразований в пунктуационной системе. Количественные «накопления» здесь — имеется в виду практика употребления — постепенно приводят к качественным изменениям.

<< | >>
Источник: Валгина Н.С.. Активные процессы в современном русском языке: Учебное пособие для студентов вузов. - М.: Логос,2003. - 304 с.. 2003

Еще по теме Тире:

  1. Тире в неполных и эллиптических предложениях. Соединительное и интонационное тире
  2. ВОЗМОЖНОСТИ И ОГРАНИЧЕНИЯ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЙ ДИАГНОСТИКИ ТИРЕОИДИТОВ ПРИ ГИСТОЛОГИЧЕСКОМ ИССЛЕДОВАНИИ
  3. Тире между подлежащим и сказуемым
  4. Тире в неполном предложении
  5. § 160. Тире между подлежащим и сказуемым
  6. Тире
  7. ТИРЕ В НЕПОЛНОМ ПРЕДЛОЖЕНИИ. ИНТОНАЦИОННОЕ ТИРЕ. СОЕДИНИТЕЛЬНОЕ ТИРЕ
  8. 2.3.1. Тире между подлежащим и сказуемым
  9. 2.3.3. Соединительное и выделительное тире
  10. § 79. Тире между подлежащим и сказуемым
  11. § 16. Тире между подлежащим и сказуемым
  12. Тире между подлежащим и сказуемым
  13. Тире в неполном предложении
  14. ТИРЕ В ПРОСТОМ ПРЕДЛОЖЕНИИ.
  15. 8.5 Употребление тире в пунктуации
  16. ТИРЕ МЕЖДУ ЧЛЕНАМИ ПРЕДЛОЖЕНИЯ