<<
>>

65. Однородные главные члены предложения

Главные члены предложения (соединение подлежащего со сказуемым - в двусоставном предложении или один главный член - в односоставном) составляют предикативную основу предложения. Именно при учете этого особого функционального и конструктивного качества главных членов строится общее деление предложений на простые и сложные: простое предложение соответствует одной предикативной единице, сложное - имеет в своем составе две (или несколько) предикативные единицы.

Это общепризнанное деление предложений на простые и сложные на основании данного признака таит в себе большие трудности в определении классификационного места предложений с однородными подлежащими и особенно с однородными сказуемыми: простые это предложения или сложные? Показателен следующий факт: перечисляющиеся подлежащие, составляющие сочиненный ряд, определяются обычно как однородные в двусоставном простом предложении, а объединяющиеся существительные в форме номинативных предложений квалифицируются как части сложного предложения. Ср.: За равниной тянется черная пашня, над которой пестрят не то грачи, не то галки (Ч.); Сюжеты, темы, выдумки и наблюдения бродили в нас, как молодое вино (Пауст.) - однородные подлежащие в простом предложении; Не то пыль, не то дым (Н.); Тишина, темнота, одиночество и этот странный шум (Сим.) - сочетание номинативных предложений в составе сложного. Не случайно ведь, что в учебниках и пособиях по грамматике среди материала, иллюстрирующего однородные члены предложения, отсутствуют примеры на односоставные предложения с однородными главными членами.

Еще сложнее и противоречивее решается вопрос об однородности сказуемых. В одних случаях перечисляющиеся сказуемые при одном подлежащем рассматриваются как однородные в пределах простого предложения: Он вспомнил уже, прислушался к смеху Дымова и почувствовал к этому человеку что-то вроде ненависти (Ч.); в других - как сказуемые, включенные в разные части сложного предложения: Еще вчера я сделал перевод, сейчас обрабатываю его, потом перепишу и отошлю в редакцию; Он неплохо рисует, поет, а также играет на скрипке; Она или зарыдает, или закричит, или в обморок упадет. И опять-таки не случайно, что единомыслие в решении вопроса обнаруживается при обращении к односоставным предложениям: перечисляющийся ряд сказуемых, выраженных глаголами, безоговорочно зачисляется в разряд сложных предложений: Подсудимых тоже куда-то выводили и только что ввели назад (Л. Т.).

Сопоставление этих сведений и характеристик приводит к выводу, что однородность главных членов предложения можно усматривать лишь в тех случаях, когда сочиненно связанные словоформы не разрушают единой (и единственной) предикативной основы простого предложения, например, сочиненный ряд подлежащих при общем сказуемом - это осложненность в пределах структуры простого предложения, так как перечисляющиеся подлежащие занимают одно синтаксическое место. Не случайно поэтому, что именно однородные подлежащие (в данном случае второстепенные члены предложения во внимание не принимаются) часто имеют обобщающие слова, которые вмещают в себя содержание всех перечисляемых подлежащих: Шум, брань, мычание, блеяние, рев - все сливается в один нестройный говор (Т.).

Ср.: Шум, брань, мычание, блеяние, рев сливаются в один нестройный говор; Все сливается в один нестройный говор; Все эти звуки сливаются в один нестройный говор. Все эти подлежащие (обобщенные по смыслу или передающие тот же смысл расчлененно) сочетаются как нечто единое с единственным в этом предложении глаголом-сказуемым, т е. образуют с ним одну предикативную основу. Интересно, что при препозиции такого сказуемого допускается даже формальное несоответствие его перечисляющимся подлежащим: Вдруг из-за этого шелеста послышался вой, визг, плач, хохот шакалов (Л. Т.) - единственное число при нескольких подлежащих; то же в примере с союзами: Их связывала и литература, и жизнь, и подлинная дружба, и общее веселье (Пауст.). Ср. случай, когда даже постпозитивное сказуемое имеет форму единственного числа, что свидетельствует о единой синтаксической позиции перечисляющихся подлежащих, мыслимых совокупно (все это): И эта учительница, и полосатый столб, и белые облака, пропускавшие скользящее солнце, которое вдруг проливало такой страстный, ищущий чего-то свет, так искрометно повторялось в стекле откинутой рамы... (Наб.).

В предложениях же типа Безлюдье, степь. Кругом все бело (Н.); Хохот и шум (Помял.) нельзя усматривать однородные члены: это объединение разных предикативных единиц, так как в главном члене номинативного предложения заключена предикация. Эти компоненты предложения относятся к структурным, ядерным, а «однородные ядерные» компоненты в принципе невозможны, в противном случае в простом предложении оказалось бы два (и более) структурных ядра, а это противоречит его грамматической природе. Нечто подобное обнаруживается и при перечислении глагольных сказуемых. Они всегда имеют свое собственное синтаксическое место, даже если связаны с одним подлежащим. Их содержание, как правило, нельзя передать с помощью какого-либо обобщенного по смыслу эквивалента, так как это всегда наименования отдельных действий - одновременных, последовательных, совместных и т.д.: Они вдвоем разобрали рукописи, прочли их и долго молчали (Пауст.); Голубые дни подымались с востока и медленно уходили на запад (Пауст.). Особенно это чувствуется в следующем предложении, где расчлененность действий подчеркивается лексически: Шевченко любил слушать чтение во время работы и сам любил читать вслух товарищам (Пауст.). Глагольные сказуемые нельзя объединить обобщающим словом; только в редких случаях можно подобрать глагол более общего значения: Он очень волновался: вскакивал с места, кричал, размахивал руками.

Еще очевиднее спорность решения вопроса о роли сказуемых (однородные члены простого предложения или конструктивные части сложного) обнаруживается в сложных синтаксических конструкциях, где эти сказуемые оказываются дистантно расположенными. Например: Левин смотрел перед собой и видел стадо, потом увидел свою тележку, запряженную Вороным, и кучера, который, подъехав к стаду, поговорил что-то с пастухом; потом он уже вблизи от себя услышал звук колес и фырканье сытой лошади, но он так был поглощен своими мыслями, что он и не подумал о том, зачем едет к нему кучер (Л. Т.). Находятся ли сказуемые смотрел и видел, увидел в строе одного простого предложения или это конструктивные части сложного предложения? Интересно, что следующие сказуемые, объединенные тем же подлежащим, имеют и формальное обозначение его: Потом он... услышал..., но он... был поглощен... Такое же подлежащее могло быть и при третьем сказуемом: потом он увидел свою тележку... Следовательно, наличие или отсутствие подлежащих при данных сказуемых объясняется скорее стилистико-функциональными задачами и отчасти строением сложного предложения в целом, но не строением данной предикативной единицы. Кроме того, возможность вставки подлежащего он характеризует подобные сочетания сказуемых как отдельные предикативные единицы, что возможно в структуре сложного предложения. Например: ...Он не думал, чтобы картина его была лучше всех Рафаэлевых, но он знал, что того, что он хотел передать и передал в этой картине, никто никогда не передавал (Л. Т.). Ср.: Он не думал... но знал.

Таким образом, «однородные глагольные сказуемые» - понятие по меньшей мере сомнительное. Своеобразие структурной роли глагольного сказуемого особенно подчеркивается в случаях, когда оно включается в ряд со сказуемыми иного способа выражения: Я был токарем, наборщиком, сеял и продавал табак (Пауст.).

Вопрос об однородных сказуемых, как и вообще вопрос об однородных членах, имеет большую и трудную историю. Многие лингвисты склонны были рассматривать такие предложения как слитные. Однородные члены предложения как результат слияния двух и более предложений понимали Н.И. Греч, Ф.И. Буслаев. О слитных предложениях пишет А.М. Пешковский, хотя указывает, что исторически этот термин не оправдывается, так как процесс слияния доказать нельзя. Рассмотрев подробно союзы, которые встречаются в «слитных предложениях» с однородными членами, а также указав на близость этих предложений к сочетаниям предложений в составе сложного, А.М. Пешковский приходит к выводу, что термин «слитное», если только отказаться от его исторического понимания, «удачно выражает природу этих предложений, действительно среднюю между односоставностью и сложностью». Несколько по-иному относился к подобным предложениям Д.Н. Овсянико-Куликовский: он говорил об одинаковых частях внутри предложения (двух подлежащих, двух сказуемых, двух дополнениях и т.д.). А.А. Шахматов также не склонен усматривать слияние нескольких предложений в предложениях типа Цезарь пришел, увидел, победил. В дальнейшем такие предложения стали рассматриваться как предложения с однородными членами. Однако мысль о близости предложений с однородными членами к сложным оказалась плодотворной. В частности, предложения с глагольными сказуемыми и сейчас иногда рассматриваются как сложносочиненные предложения. Но это крайнее мнение.

При квалификации этого сложного синтаксического явления необходимо учесть его двойственную природу: с одной стороны, объединенность таких сказуемых общим подлежащим, с другой - расчлененность их предикативной основы. Такие предложения являются переходными между простыми и предложениями сложными и, естественно, в частных, конкретных своих проявлениях тяготеют то к одному, то к другому из этих полярных типов. Например, в предложении Как-то ночью грозно вздохнула и грохнула Нева (Пауст.) сказуемые очень тесно соединены: они имеют общее обстоятельственное слово грозно, препозиция по отношению к подлежащему и союз также усиливают эту объединенность. Сказуемые в следующих предложениях более свободны и стремятся к самостоятельности: Шевченко упал лицом на соломенный больничный тюфяк и зарыдал. Сошенко вынул из кармана «вольную» и отдал ее Шевченко. Тот прочел её несколько раз, поцеловал и спрятал под подушку (Пауст.). Что же касается таких предложений, как Он помял в руке черный картуз, потом сел (Пауст); С ветвей весело капала, а с крыш бежала вода (Л. Т.); ...Думала о том, как она приедет на станцию, напишет ему записку и что она напишет ему (Л. Т.), то здесь вполне можно говорить о сложном предложении (ср.: Думала о том, как она приедет на станцию, напишет ему записку и что напишет ему).

Таким образом, предложения с несколькими глагольными сказуемыми являют собой переходный, промежуточный тип между простым и сложным предложением. Переходные типы не нарушают общей классификационной схемы, а лишь подчеркивают существование «синтаксически не вполне дифференцированных» предложений, а последнее только подтверждает системный характер синтаксического строя: «Наличие перекрещивающихся связей и взаимозависимостей при разной степени охвата этих связей является наиболее существенным для системности языка, для его целостности».

Выявление существенных свойств подлежащего и сказуемого как структурных элементов предикативной основы предложения позволяет квалифицировать синтаксические конструкции с двумя или несколькими главными членами следующим образом.

Предложения с несколькими подлежащими, объединенными одним сказуемым, являются простыми предложениями с однородными членами: Жара и засуха стояли более трех недель (Л. Т.); Вздохи и зеванье старухи, мерное дыхание спавшей бабы, сумерки избы и шум дождя за окном располагали ко сну (Ч.); Поезд подрагивал на стыках рельсов. За окном плыли поля, леса, красота средней полосы (Ток.). Объединение главных членов в форме номинативных предложений представляет собой предложение сложное: Осинник зябкий, да речушка узкая, да синий бор, да желтые поля (Сурк.); Дождь и ветер (Шол.). Однако предложение является простым, если имеется общее определение: Красивые города и пригороды.

Предложения с разными типами неглагольных сказуемых - это простые предложения с однородными членами: Он любим и уважаем как славный товарищ и храбрый солдат (П.); Море было спокойно, черно и густо, как масло (М. Г.); Ночь была темная, свежая и безветренная (Л. Т.). Объединяющим элементом в таких построениях обычно выступает связка. В качестве однородных в составе простого предложения могут выступать и части глагольного сказуемого (при единой, общей связке): В дороге я почувствовал, что мной овладевает нетерпение. Хотелось скорее добраться до конторы, скорее взять телефонную трубку, скорее услышать знакомый Долин голос (Сол.).

Предложения с глагольными сказуемыми - это предложения переходные между простыми и сложными с разной степенью тяготения то к одним, то к другим, что определяется контекстуальными условиями: Песня сбилась, задрожала, разорвалась, погасла (М. Г.); Бледно-серое небо быстро светлело, холодело, синело (Т.); Вставал я каждый день до восхода солнца, ложился рано (Ч.).

К предложениям переходного типа относятся и предложения с разнооформленными сказуемыми: Она молода, изящна, любит жизнь (Ч.); Я бродяга и страстно люблю жизнь (Пауст.); Вы - доктор и отлично знаете, что вам вреден сырой воздух (Ч.).

Предложения с несколькими инфинитивами при общей для них личной или безличной форме глагола являются простыми с однородными членами: Не может волк ни охнуть, ни вздохнуть (Кр.).

Главные члены безличных предложений однородны, если объединены общей связкой: Было тихо, сумрачно и скучно (М. Г.). Такие предложения часто имеют обстоятельственный или объектный распространитель: В саду было тихо, прохладно (Ч.); Его знобило и лихорадило (Сераф.); В начале улицы еще было ветрено, и дорога была заметена, но в середине деревни стало тихо, тепло и весело (Л. Т.); Во рту было сухо и противно от металлического вкуса (Ч.). В предложениях без связки лучше усматривать части сложного: Пустынно и темно (Семушк.),

Предложения определенно-личные и обобщенно-личные с несколькими главными членами могут быть как простыми с однородными сказуемыми, так и сложными, в целом представляя тип переходный: Объеду еще раз и, как вернусь, пойду к генералу и попрошу его (Л. Т.); Глядишь и не знаешь, идет или не идет его величавая ширина (Г.); За перегородкой пошептались и замолкли (Л. Т.); Ему верили, его хорошо знали (А.Н. Т.).

<< | >>
Источник: Валгина Н.С.. В15Синтаксис современного русского языка: Учебник М.: Агар,2000 416 с.. 2000
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме 65. Однородные главные члены предложения:

  1. 256. Второстепенные члены предложения, их синтаксическая функция
  2. 2.6. Синтаксическая система русского языка:основные типы словосочетаний и предложений
  3. Структурно и семантически неполные предложения
  4. § 49. Понятие об однородных членах предложения
  5. Поясняющие и уточняющие члены предложения.
  6. § 60. НЕГЛАВНЫЕ КОНСТИТУТИВНЫЕ ЧЛЕНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
  7. 256. Второстепенные члены предложения, их синтаксическая функция
  8. ОДНОРОДНЫЕ ЧЛЕНЫ ПРЕДЛОЖЕНИЯ
  9. § 7. Понятие о простом предложении и его видах
  10. ПРОСТОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ
  11. 10. Виды синтаксической связи в предложении
  12. 11. Компоненты словосочетания и члены предложения