Юридическая
консультация:
+7 499 9384202 - МСК
+7 812 4674402 - СПб
+8 800 3508413 - доб.560
 <<
>>

2.3.3. Художественно-публицистические жанры

Конкретный, документальный факт в этих жанрах как бы отходит на второй план, уступая место впечатлению автора от факта, его оценке, ав-торской мысли. Основные представители здесь — очерк и зарисовка, отражающие положительные явления, а также сатирические жанры: фельетон и памфлет.
В небольшой зарисовке органически переплетаются черты, признаки информационных и художественно-публицистических жанров, оператив-ный газетный жанр и разновидность очерка — этюд, эскиз с натуры.
Она повествует вроде бы о незначительном событии, но изображает его зримо, наглядно, ярко.
Не подымаясь до обобщений, не применяя в полной мере средства типизации, зарисовки изображают в очерковой форме какое-то одно яв-ление, событие, могут быть сюжетными и бессюжетными, о конфликте и бесконфликтными.
Очерк позволяет наглядно, ярко, доходчиво, оперативно откликнуться на событие, раскрыть образ интересного человека, дать портрет коллектива, рассказать о быте, нравах, обычаях людей региона, своей и других стран. В основе портретного очерка — рассказ о человеке, его жизни, мнениях. Но не каждая судьба может послужить темой для написания очерка, а лишь та, которая наиболее ярко отразила эпоху, социальную действительность, личность, ее значение в конкретных обстоятельствах. Анализ диалектики единичного в процессе развития общего позволяет журналисту увидеть определенные закономерности прогресса, показать способы разрешения противоречия, смысл движения вперед.
Однако порой журналист (особенно начинающий) увлекается подробным пересказом биографии героя, анкетных данных. Обилие материала, фактов, взятых «по порядку», не останавливает внимания, не позволяет вычленить характерные, определяющие моменты в жизни человека.
В проблемном очерке человек останется как бы на втором плане, автор прежде всего анализирует важную проблему в ее конкретных проявлениях, действиях отдельных людей и коллективов. Осмысление большого количества фактов, синтез разнообразного материала позволяет публицисту вести масштабный разговор по актуальным вопросам. Научно-популярный очерк ставит целью рассказать о научной проблеме глубоко и доказательно, но вместе с тем доходчивым языком, доступно и популярно. Путевой очерк — один из старейших видов художественной публицистики — первоначально развивался в литературе и рассказах «бывалых людей». Достаточно вспомнить «Хождение за три моря» тверского купца Афанасия Никитина. Позже к этому жанру прибегали многие русские писатели — А. Н. Радищев, А. С. Пушкин, А. И. Герцен, Л. Н. Толстой, А. П. Чехов и др.
В очерке применяются различные средства художественной типизации, показ таких ее аспектов, как портрет героя, его речевая характеристика, пейзаж, факт, деталь, подробность, вымысел и домысел. Очерковый материал выигрывает, если в его основе показ конфликта, а также сделан точный психологический анализ. Очень важны композиция и сюжет — крючок, с которого никогда не срывается человеческое любопытство. Композиция, например, может быть мозаичной (портрет героя рисуется мазками), веерной (в центре — герой, к которому сходятся мнения о нем разных людей), ступенчатой (из жизни героя приводятся интересные эпизоды разных лет) и т. д.
Природа очерка такова, что в нем могут быть «пересечения» самых разных жанров — репортажа, отчета, зарисовки, корреспонденции, что свидетельствует о жанровой свободе, подвижности очерка, позволяет автору при условии композиционного, сюжетного и стилистического единства материала вести разговор непринужденно, меняя тональность повествования, ритмику изложения.
Сатирические жанры строятся на широком использовании иронии, сарказма, сатиры, поэтому важно различать эти понятия, сопоставлять их с юмором.
Юмор предполагает, что за смешным, за вызывающим смех недостатком чувствуется что-то положительное, привлекательное, серьезные реальные достоинства.
С юмором смеются над недостатками любимого. В юморе смех сочетается с симпатией к тому, на что он направляется.
Ирония расщепляет то единство, из которого исходит юмор. Она противопоставляет положительное отрицательному, идеал — действительности, возвышенное — смешному. Смешное и безобразное воспринимается уже не как оболочка и не как момент, включенный в ценное и прекрасное, а только как противоположность, на которую направляется острие иронического смеха. В чистом виде ирония предполагает, что человек чувствует свое превосходство над предметом, вызывающем у него ирони-ческое отношение.
Когда предмет этот или лицо выступает как торжествующая сила, ирония, становясь бичующей, гневной, негодующей, иногда проникаясь горечью, переходит в сарказм. Вместо того, чтобы спокойно и несколько высокомерно разить сверху, она начинает биться со своим противни-ком — хлестать и бичевать его. Истинная ирония всегда направлена на свой объект с каких-то вышестоящих позиций, она отрицает то, во что метит, во имя чего-то лучшего. Она может быть высокомерной, но не мелочной, не злобной.
Итак, юмор — это безобидное, беззлобное выставление людских недостатков и слабостей, сатира — гневное и резкое высмеивание, И разница, однако, не столько в силе, сколько в объекте насмешки, в принципиальной авторской позиции по отношению к объекту — положительной или, наоборот, отрицательной. Юмор и сатира — это комическое, применяемое в различных целях. Сатира есть использование комического для критики общественно вредных явлений. Во всех других случаях использование комического будет юмором. Давно замечено: ничто так не обезоруживает порок, как сознание того, что он угадан и по его поводу уже слышен смех.
Если критическая заметка в газете сообщает о конкретном факте, указывает виновников, точный адрес, то в сатирической заметке добавляется образный иронический комментарий. Он подчеркивает, к примеру, расхождение между словом и делом персонажей, расхождение, усиленное до крайности. Журналисты используют при этом прием параллели, контрастной, весьма эффективной без авторских разъяснений, т.к. читатель в состоянии сам понять и оценить противопоставление. Однако наиболее распространенным является прием последовательного комментария как бы попутной сатирической ретуши.
На иронии строится и фельетон — сатирический художественно-публицистический жанр, вскрывающий комическую суть отрицательных фактов и явлений действительности. Причем фельетонный факт должен обладать двупиковостью: первый пик (общественно вредная суть факта) возбуждает у читателя гнев, а второй пик (комическая сущность того же факта) — насмешку [11]. Второй пик достигается при условии, если исходный факт будет обладать парадоксальностью, то есть содержать противоречие между претензиями героя и его возможностями, должностью и поведением, средствами и целью, формой и содержанием, замыслом и результатом, словом и делом, идеалом и практикой, поступком и здравым смыслом.
Если исходить из газетной практики, то точнее было бы следующее определение жанра фельетона: сатирический жанр публицистики, полемически насыщенный, своими специфическими средствами вскрывающий суть отрицательного явления, факта, построенный на литературно-художественных образах.
Фельетон — это синтез трех начал: публицистического (факт не только конкретен, злободневен, актуален, но и оперативен), сатирического (выявляется комическое содержание факта, оценка которого предполагает сатирический анализ) и художественного (создание сатирического образа, что и отличает фельетон от сатирической заметки).
Сатирический образ, как и художественный — это диалектическое единство частного и общего, диалектического и типического. Как форма газетной публикации фельетон требует максимально фактической основы, как литературная форма — нуждается в фантазии художника. На пересечении факта и фантазии и рождается сатирический образ; когда частная история отдельного случая переходит в результате развертывания фельетона в большую, частный факт приобретает социальное звучание. Фельетонист отыскивает другое явление, связанное по ассоциации с данным жизненным фактом, и на основе найденного и подчеркнутого сатирического сходства или разли-чия делает обобщение. Фельетонный образ несет в себе параллели по отношению к ассоциативной теме, заявленной вначале. Автор прибегает к развернутым сопоставлениям — эпизодам, публицистическим отступлениям, сюжетным ходам, комментирует их, создает сатирические характеристики.
В фельетоне может быть раскрыт персонифицированный образ — образ-персона (конкретный носитель зла — должностное или частное лицо) или образ-тезис, когда необходимо обобщить разрозненные факты, изучить социальную ситуацию, обличить негативное явление. Например, в свое время газета «Труд» решила высмеять формальные, ненужные начинания. И журналист, строя образ-тезис, начинает с вымысла. Он пишет, что ему при большом стечении народа открыли памятник за «грандиозную победу в двухмесячнике вытирания ног при входе в учреждение». «Как же мне быть в связи с открытием памятника и одновременным завершением двухмесячника, — размышляет фельетонист. — Надо сказать, что порывы недоумения посещают не только меня». Он перечисляет различные объявляемые декады и месячники. Доказывая, что они не нужны, так как речь идет об элементарном выполнении людьми своих прямых обязанностей, автор заканчивает фельетон на сатирической ноте: «Славы хочется нестерпимо. Любой ценой. Только чтоб поменьше труда и напряжения мысли. И вот в строй дельных и нужных починов норовят протиснуться всевозможные начинания типа: «На работу — каждый день!», месячники «Не укради!» и инициативы «Семь дней без хамства». И уже названы победители. Уже улетает в голубое небо пустозвонное «ура» и лопается в плотных слоях атмосферы. А я стою в тени своего памятника и думаю о жизни. О предстоящем месячнике глубокого дыхания носом» [12].
Важнейшим средством сатирической типизации является вымысел. Он может быть полным или «с подселением», когда реальный герой взаимодействует с придуманным фельетонистом. И. Ильф и Е. Петров в фельетоне «Необыкновенные страдания директора завода», чтобы высмеять «толкачей», пытавшихся выбить на Горьковском автозаводе дефицитные автомобили, к подлинному директору «подселили» придуманный персонаж — настырного «доставалу» Гнушевича. Когда директор садился в автомобиль, чтобы ехать домой, ему подали маленький розовый конвертик.
«Там была записка. Она благоухала. «Я люблю Вас. Вы такой интересный, непохожий на других директоров. Буду ждать у почтамта в шесть часов. В зубах у меня будет красная роза. Придете? Приходите! Ваша Женевьева».
А было как раз шесть часов. А путь как раз пролегал мимо почтамта. А чужая душа — потемки. А сердце — не камень. А директора — тоже люди. Так устаешь от бездушного отношения. И мы же, в общем, не монахи, так сказать, не игумены. А тут, кстати, весна, и вскрываются реки, и гремит лед, и дует какой-то бешеный ветер. И директор попросил остановиться у почтамта.
На ступеньках почтамта с красной бумажной розой в перламутровых зубах стоял Гнушевич» [13].
Украшают фельетонный текст и однофразовые остроты — микросколки больших приемов смешного. Рисуя внешность дебошира, С.Нари-ньяни писал: «Волос у него было на одну драку». У остроумия есть загадочное свойство. Заявление: «Н.Н. — дурак» звучит грубо и бездоказательно. А скажи: «Было у матери три сына, двое умных, а третий — Н.Н.», и то же обвинение, но выраженное в непрямой, шарадной форме, приобретает по каким-то таинственным законам мышления дополнительную ударную силу, впечатляет почти как доказательство, хотя, конечно, никакой доказательной силой не обладает.
Смешное начинается с отказа от нормального, лобового способа выражения обидной, оскорбительной для кого-то мысли, от отказа назвать кошку кошкой. Если человек называет кошку «тигром-недоноском», то он тем самым уже ступил на тропу юмора.
Памфлет — произведение обличительного характера, в котором сатирическое начало составляют сарказм, патетика и гневная экспрессивность, а публицистическое — злободневность, оперативность, документальность и крупномасштабный объект обличения (крупное социальное явление, госу-дарственные или общественные деятели). Памфлет — редкое событие в литературе и журналистике. Он ведет родословную от Эразма Роттердамского («Письма темных людей», 1515 г.), Франсуа Рабле («Гаргантюа и Пантегрю-эль», 1534 г.). Даниэль Дефо за памфлет «Кратчайший путь расправы с дис-сертерами» выстоял у позорного столба. «Философские мысли» Дени Дидро были осуждены на сожжение. За «Философские письма» П.Чаадаев был объявлен сумасшедшим. «Письмо к Гоголю» В.Г.Белинского распространялось в списках.
Конкретный факт, являющийся оперативным поводом появления пам-флета, анализируется в совокупности с рядом фактов, характеризующих события и деятельность «героя». Эту закономерность творчества памфлетиста можно проследить на памфлетах Ярослава Галана против католической церкви. Памфлет «Плюю на папу!» (18 июля 1949 г.) начинается с оперативного повода: «13 июля 1949 года в моей жизни произошло знаменательное событие: папа Пий XII отлучил меня от церкви. Отлучил, как отлучают теленка от коровы. Без предупреждения». А вот предпоследний абзац другого памфлета «На службе у сатаны»: «У папы Пия XII было 260 предшественников, история их жизни и деятельности — это история крови и позора. Даже в тумане раннего средневековья мне не обнаружить такого государства, такой власти, которая бы настолько прославилась двоедушием, лицемерием, алчностью, продажностью, тайными и явными убийствами, грабежами и темными махинациями, как "папская держава Божьих наместников"». Вскоре после публикации памфлетов Галан пал от руки подосланного убийцы. Из современных публицистов с памфлетами часто выступал журна-лист-международник «Известий» Мэлор Стуруа, который в центр мировых событий ставил конкретных деятелей. Сегодня памфлеты практически исчезли, да и фельетоны также стали редкостью.
Мы говорили о жанрах газеты, Однако примерно то же можно сказать и о жанрах эфирной журналистики. Так, в телевидении различают информационные жанры, к числу которых можно отнести хронику (краткое устное сообщение, сопровождаемое порой фото или коротким видеороликом), заметку (видеосюжет), интервью (его разновидность — пресс-конференция), отчет, репортаж; к аналитическим — корреспонденцию, беседу, дискуссию, комментарий, обозрение; к художественно-публицистическим — очерк, зарисовку, эссе.
В последнее время идет обогащение содержания и характера, форм материалов. Информационные жанры сопровождаются комментарием, они приобретают более аналитичный характер. Жанровая палитра пополняется новыми разновидностями материалов. В некоторых изданиях регулярно стала появляться новая рубрика «Журналистское расследование», которое можно назвать жанровой разновидностью в силу специфики его подготовки (сопоставление поведения людей в расследовании, выдвижение журналистских версий, привлечение в текст элементов репортажа, корреспонденции, очерка, использование документов и т.д.). Элементы других жанров можно заметить и в традиционных жанровых материалах. Например, корреспонденция с целью придания ей живости может начинаться с зарисовки или репортажного «кусочка».
<< | >>
Источник: Ворошилов В. В.. Журналистика. — Учебник. 2-е издание. — СПб.:Изд-во Михайлова В.А.,2000.. 2000

Еще по теме 2.3.3. Художественно-публицистические жанры:

  1. ОБРАЗНЫЕ КОМПОНЕНТЫ ОЧЕРКОВОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ В ЖУРНАЛИСТИКЕ
  2. СРЕДСТВА И РЕСУРСЫ УСИЛЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКОГО ТЕКСТА АУДИТОРИЕЙ
  3. Основные направления и течения русской литературно общественной мысли второй четверти XIX в.
  4. Газетные жанры
  5. Художественно-публицистические жанры.
  6. ЕСТЬ ЛИ ФИЛОСОФИЯ У НОВОСТЕЙ?
  7. Всесильный бог телевидения
  8. 2.3. Типология творчества в журналистике
  9. 2.3.3. Художественно-публицистические жанры
  10. Выводы
  11. Контрольные вопросы и задания
  12. Публицистический стиль
  13. СМИ И ИНТЕРНЕТ-КОММУНИКАЦИЯ (Интернет-форум как новый коммуникативно-речевой жанр)
  14. ИЗУЧЕНИЕ ЯЗЫКА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В СОВЕТСКУЮ ЭПОХУ
  15. §1.4. Публицистическая речь и ее особенности