<<
>>

Глава 9. Система правоотношений по выпуску СМИ


«Внутренние» и «внешние» правоотношения. Пра­воотношения, складывающиеся в сфере массовой инфор­мации, можно условно подразделить на «внутренние» и «внешние». Первые затрагивают вопросы внутренней орга­низации СМИ и включают отношения между основными действующими здесь лицами: учредителем (соучредителя­ми), редакцией, издателем, распространителем и, нако­нец, собственником.
Вторая группа включает правоотно­шения, возникающие в связи с деятельностью СМИ между перечисленными выше субъектами и третьими лицами, будь то граждане, объединения граждан, юридические лица, органы государственной власти и местного самоуп­равления и т.д.
«Внутренние» правоотношения касаются внутриредакционного менеджмента, формирования органов управле­ния, границ профессиональной самостоятельности журна­листов, вопросов собственности и т.д. Последние, как показывает опыт, особенно сложны, поскольку в природе СМИ переплетаются право собственности на имущество (на­пример, редакции) и исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности (интеллектуальную соб­ственность) — авторское право на периодическое издание в целом и право на наименование, товарный знак и т.д.
Характерно, что Закон СССР «О печати и других сред­ствах массовой информации» (ч. 1 ст. 4) императивно уста­новил: редакция СМИ является юридическим лицом, дей­ствующим на основании своего устава. Кроме того, в ч. 3 ст. 2 данного Закона говорится о редакциях как об учреждениях, осуществляющих выпуск массовой информации. Следует заметить, что формулировка ч. 3 ст. 2 не может считаться юридически корректной, поскольку в ней зако­нодателем нарушена логика. Данный дефект был устранен в ст. 2 Закона Российской Федерации «О средствах массо­вой информации», где редакция определяется как органи­зация, учреждение, предприятие либо гражданин, объеди­нение граждан, осуществляющие производство и выпуск средства массовой информации.
Спрашивается: были ли на самом деле юридическими лицами те редакции СМИ, что были созданы в соответствии с союзным законом о печати? Представляется очевидным, что сам по себе факт регистрации средства массовой инфор­мации не мог породить статус юридического лица у редак­ции. Редакция становилась юридическим лицом только в том случае, если она обладала предусмотренными законом признаками, перечень которых на момент действия союз­ного Закона о печати определялся прежде всего ст.ст. 23 — 32 ГК РСФСР. Надо сказать, что многие редакции вполне соответствовали этим признакам, поскольку являлись орга­низациями, обладающими обособленным имуществом, спо­собными от своего имени приобретать имущественные и личные неимущественные права и нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде, арбитражном суде или третей­ском суде. Редакции кроме того имели собственный устав, собственное наименование и самостоятельный баланс.
К какому же виду юридических лиц относились такие редакции? Действовавший в то время перечень видов юри­дических лиц был установлен ст. 24 ГК РСФСР. Он включал государственные хозрасчетные и бюджетные организации, предприятия и учреждения кооперативных и общественных организаций и т.д. Если учредителем редакции была обще­ственная организация, то, естественно, редакция станови­лась учреждением общественной организации и его право­способность как юридического лица возникала с момента утверждения устава редакции (ч.
2 ст. 26 ГК РСФСР). Если редакцию учреждал государственный орган, она станови­лась, как правило, бюджетной организацией.
Обратим внимание на то, что перечень видов юридичес­ких лиц не является закрытым. Ст. 24 Гражданского ко­декса РСФСР указывает также такой вид юридических лиц как «другие организации в случаях, предусмотренных за­конодательством Союза ССР». В п. 3 ст. 18 Основ гражданс­кого законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 года также указывалось, что юридические лица, яв­ляющиеся некоммерческими организациями, могут созда­ваться не только в специально перечисленных, но и «в других формах, предусмотренных законодательными акта­ми». Именно таким законодательным актом применительно к сфере массовой информации до вступления в силу Закона о СМИ являлся Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации», ст. 4 которого недвусмысленно уста­навливала: редакция является юридическим лицом, само­стоятельным хозяйствующим субъектом. Отсюда следует, что редакции, образовавшиеся в период действия Закона СССР о печати, являлись юридическими лицами ipso jure в организационно-правовой форме редакции СМИ.
Учреждение СМИ и учреждение редакции — по сути различные правовые явления. Ни союзный, ни российский законы о СМИ не предусматривают, чтобы учредитель СМИ и учредитель редакции обязательно являлись одним и тем же лицом. Этому важному обстоятельству зачастую не при­дается должного внимания. Многие печатные СМИ в нача­ле 90-х годов учреждались своими редакционными или журналистскими коллективами, которые не заботились о том, чтобы корректно «вписать» правовой статус редакций в рамки ГК РСФСР. Фактически такие редакции осуществ­ляли правомочия, характерные для юридического лица (например, заключение договоров поставки и подряда). И до введения в действие Части первой нового Гражданского кодекса Российской Федерации это не вызывало никаких правовых конфликтов.
Появление в ГК РФ нормы, устанавливающей, что юри­дическое лицо считается созданным с момента его государ­ственной регистрации (п. 2 ст. 51), резко изменило ситуа­цию. Под прикрытием тезиса о необходимости привести правовой статус редакций в соответствие с требованиями ГК РФ началось повсеместное принудительное преобразо­вание редакций республиканских, краевых, областных, ок­ружных, городских, объединенных, районных газет в уни­тарные предприятия, государственные или муниципальные учреждения.
Действительно, проблема приведения организационно-правовых форм редакций СМИ в соответствие с требования­ми главы 4 Гражданского кодекса Российской Федерации существует. Но она вполне удовлетворительно разрешима в рамках существующей правовой системы. Ее правовое со­держание в том, что ГК и Закон о СМИ предъявляют к правовому статусу редакций различные, но не взаимоиск­лючающие требования. Наиболее существенно то, что ГК признает участниками регулируемых им правоотношений только граждан и юридических лиц (а также Российскую Федерацию, ее субъекты и муниципальные образования), а Закон о СМИ признает правосубъектность также объедине­ний граждан.
Использование в ч. 2 ст. 19 Закона о СМИ диспозитивной формулы «редакция может быть юридическим лицом» связано с тем, что на практике далеко не все редакции стремятся и имеют реальную возможность организоваться в качестве самостоятельного юридическо­го лица. Типичный пример — из-за отсутствия в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении редакции обособленного имущества, которым юридическое лицо должно отвечать по своим обязатель­ствам (ст. 48 ГК РФ).
Подчеркну, что Закон о СМИ говорит о статусе юриди­ческого лица применительно именно к редакции, а не к самому средству массовой информации, которое, как сказа­но выше, не более чем форма периодического распростране­ния массовой информации. Редакция же — это организа­ция, учреждение, предприятие или гражданин, объединение граждан, осуществляющие производство и выпуск сред­ства массовой информации.
«Геометрия» правоотношений. Учредитель, редакция, издатель и собственник имущества составляют четырех­угольник, в котором имущественные отношения определя­ются системой договоров между сторонами, как то предус­мотрено ст. 22 Закона о СМИ. В договоре между учредителем и редакцией определяются производственные, имуществен­ные и финансовые отношения между ними. Здесь устанавли­вается порядок выделения и использования средств на со­держание редакции, распределения прибыли, образования фондов и возмещения убытков, обеспечения надлежащих производственных и социально-бытовых условий жизни и труда сотрудников редакции.
Естественно, конкретные условия в договорах зависят от множества обстоятельств, однако важнейшим является организационно-правовая форма существования редакции. Существование редакции в качестве юридического лица не только не противоречит духу и букве Закона о СМИ, но, напротив, позволяет редакции стать полноценным субъек­том правоотношений, приобрести полную гражданскую пра­воспособность, включая право выступать в суде в качестве истца и ответчика. Форма юридического лица редакции может быть любой из тех, что предусмотрены главой 4 Части первой Гражданского кодекса Российской Федера­ции: учреждение, автономная некоммерческая организация и т.п. (для редакций, не имеющих извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности), акционерное общество, производственный кооператив, унитарное пред­приятие и т.п. (для редакций, преследующих извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности).
Выбор для редакции той или иной организационно-пра­вовой формы юридического лица — дело весьма ответствен­ное. Каждая форма имеет свои плюсы и минусы. Напри­мер, если редакция создается в форме акционерного общества, то возникает необходимость тем или иным обра­зом согласовать правовые нормы, устанавливающие, с од­ной стороны, что высшим органом управления АО является общее собрание его акционеров (п. 1 ст. 103 ГК РФ), а с другой, что редакцией руководит главный редактор (ч. 5 ст. 19 Закона о СМИ). Представляется, что противоречия здесь можно легко избежать, если разделить функции при­нятия финансово-хозяйственных решений и определения редакционной политики. При такой организации работы общее собрание акционеров, совет директоров и генераль­ный директор будут осуществлять все функции, которые за ними закреплены в соответствии с законодательством об акционерных обществах, за исключением полномочий, ко­торые противоречат законодательству о СМИ. В то же вре­мя главный редактор будет, напротив, осуществлять все свои функции, вытекающие из Закона о СМИ, поскольку они не противоречат законодательству об акционерных об­ществах.
Как следует из положений Гражданского кодекса Рос­сийской Федерации, решение о выборе организационно-правовой формы юридического лица принимается его уч­редителем. Если газета как средство массовой информации имеет несколько соучредителей, то вполне вероятно, что все они пожелают стать учредителями редакции. В этом случае решение о выборе организационно-правовой фор­мы редакции должно быть согласованным между ними (п. 1 ст. 52 Гражданского кодекса, ч. 3 ст. 7 и ч. 1 ст. 20 Закона о СМИ).
Нередки ситуации, когда соучредителями СМИ являют­ся государственные и муниципальные органы разного уров­ня либо субъекты различных форм собственности. При­мер — газета, учрежденная областным управлением печати и районной администрацией. Редакция такой газеты мо­жет быть организована в форме либо государственного (об­ластного), либо муниципального учреждения (унитарного предприятия). Но смешанного государственно-муниципаль­ного учреждения (предприятия) быть не может, поскольку субъекты права собственности различны. В подобном слу­чае целесообразно, чтобы соучредители газеты заключили между собой договор, определив в нем взаимные права, обязанности, ответственность, порядок, условия и юриди­ческие последствия изменения состава соучредителей, про­цедуру разрешения споров между ними. При этом один из них должен принять на себя функции учредителя редакции как учреждения или предприятия. Этот орган закрепляет за редакцией то имущество, которым ему поручено распо­ряжаться, например, оборудование. Другую часть необхо­димого ей имущества, например, служебные помещения, редакция получает, например, по договору аренды от вто­рого соучредителя газеты, который, однако, не становится соучредителем редакции.
Решение о выборе организационно-правовой формы не может быть принято в обход коллектива журналистов -штатных сотрудников редакции, поскольку в силу требова­ний ч. 1 ст. 20 Закона о СМИ именно этот коллектив право­мочен принимать устав редакции с последующим его утвер­ждением учредителем (соучредителями) средства массовой информации. Конечно, не исключено, что собственник СМИ не пожелает согласовывать с журналистским коллективом свое решение о выборе для редакции организационно-пра­вовой формы. Это его право. Однако наличие утвержденно­го собственником в обход журналистов устава юридическо­го лица не является основанием для отсутствия устава редакции в смысле ст. 20 Закона о СМИ. Указанные доку­менты, хотя и преследуют сходные цели, но имеют различ­ную правовую природу, порядок принятия и утвержде­ния, что не препятствует их совмещению в едином документе. Оптимальным представляется такой вариант, когда редакция имеет единый устав, отвечающий требова­ниям, предъявляемым как Гражданским Кодексом, так и Законом Российской Федерации «О средствах массовой информации». Если подобное согласование не представля­ется возможным, необходимо принятие двух документов, в совокупности определяющих правовой статус редакции: устава редакции как юридического лица и устава редакции как субъекта информационных правоотношений в смысле ст. 20 Закона о СМИ.
Устав редакции и устав юридического лица. Устав редакции является своеобразным договором между редак­цией и учредителем. Об этом свидетельствуют три момента. Во-первых, ч. 3 ст. 20 Закона о СМИ допускает замену устава договором, если редакция только создана или состо­ит из менее чем десяти человек. Во-вторых, устав по необ­ходимости должен в равной степени соответствовать инте­ресам и редакции, и учредителя, поскольку согласно части первой той же статьи он принимается на общем собрании коллектива журналистов — штатных сотрудников редак­ции (простым большинством голосов при наличии не менее двух третей его состава) и утверждается учредителем. На­конец, в-третьих, именно в уставе должны быть определе­ны взаимные права и обязанности учредителя и редакции.
Прогнозируя возможность возникновения споров при выработке устава, закон дает на его согласование и оконча­тельное утверждение три месяца со дня первого выхода в свет (в эфир) данного средства массовой информации. Если до истечения этого срока устав или заменяющий его дого­вор не будет принят, утвержден и в копии направлен в регистрирующий орган, последний вправе подать в суд за­явление о признании недействительным свидетельства о регистрации данного СМИ (ст. 15). Причем по смыслу закона данный срок начинает исчисляться заново после каждой перерегистрации СМИ, поскольку таковая требует внесе­ния изменений в устав редакции1. В свою очередь, измене­ние состава соучредителей СМИ невозможно без его перере­гистрации.
Согласно Закону о СМИ в уставе редакции должны быть определены: взаимные права и обязанности учредителя, редакции, главного редактора; полномочия коллектива жур­налистов; порядок назначения (избрания) главного редак­тора, редакционной коллегии и (или) иных органов управ­ления редакцией; основания и порядок прекращения и приостановления деятельности средства массовой инфор­мации; передача и (или) сохранение права на название, иные юридические последствия смены учредителя, измене­ния состава соучредителей, прекращения деятельности СМИ, ликвидации или реорганизации редакции, изменения ее организационно-правовой формы; порядок утверждения и изменения устава редакции и т.д. Разумеется, содержание устава будет меняться в зависимости от организационно-правовой формы редакции. Так, устав редакции, созданной в форме общества с ограниченной ответственностью, должен помимо прочего содержать сведения о размере уставного капитала и долей каждого из участников, о размере, составе, сроках и порядке внесения ими вкладов и т.д. Можно допол­нить устав и иными положениями, если только они не противоречат законодательству.
Если создатель редакции не ставит перед собой цели извлечения прибыли, то наиболее адекватной организаци­онно-правовой формой юридического лица следует при­знать форму автономной некоммерческой организации (АНО). Оптимальной представляется следующая схема: со­трудники редакции как физические лица учреждают ре­дакцию в форме автономной некоммерческой организации, коллектив журналистов принимает устав АНО-редакции и представляет его на утверждение собранию учредителей АНО, а также всем соучредителям данного СМИ, если их состав не совпадает с составом учредителей АНО. При этом только важно учитывать, что согласно п. 5 ст. 29 Федераль­ного закона «О некоммерческих организациях» работники АНО не могут составлять более чем одну треть общего числа членов коллегиального высшего органа управления авто­номной некоммерческой организацией. Если соучредите­лем или даже единственным учредителем СМИ является орган власти или местного самоуправления, то при такой схеме он получает реальные возможности закрепить в уста­ве АНО-редакции свои интересы. Экономические же отно­шения редакции с учредителем или соучредителями СМИ должны в таком случае строиться на договорных началах, базируясь прежде всего на аренде помещений, оборудова­ния и т.д. Разумеется, если СМИ убыточно, то подобная схема малопригодна.
В первую очередь именно через отношения редакции с учредителем определяется статус последнего. В стремле­нии защитить журналистов от их хозяев, создатели Зако­на о СМИ резко ограничили юридические возможности учредителя. Конечно, он вправе возлагать на редакцию определенные обязанности. Так, он может обязать редак­цию опубликовать бесплатно и в указанный срок сообще­ние или материал от его имени, именуемое в Законе о СМИ заявлением учредителя. В уставе редакции могут быть оговорены особые условия: максимальный объем заявле­ния (на это прямо указано в ч. 2 ст. 18), периодичность, тематика, сроки представления рукописи, обязательность согласования текста со всеми соучредителями, процедура разрешения споров и т.д. Вторгаться в содержание заявле­ния редакция не вправе, поскольку по претензиям и ис­кам с ним связанным ответственность несет именно учре­дитель. Однако в случае, если редакция не указала при публикации, что данный материал является заявлением учредителя, она может быть привлечена в качестве соот­ветчика.
Правомочия, связанные с заявлением учредителя, едва ли не единственные, допускающие возможность его вме­шательства в деятельность СМИ. Правда, в уставе редак­ции и договоре с редакцией могут быть — с согласия журналистского коллектива — оговорены дополнитель­ные права учредителя. Важно только, чтобы они не всту­пали в противоречие с нормами Закона о СМИ и иных актов законодательства РФ (об этом прямо указывается в ст. 17 Закона о СМИ).
Учредитель СМИ, будучи одновременно учредителем ее редакции, априори не приобретает законных возможностей влиять на редакционную политику издания, устанавливать пределы критики, предписывать ту или иную направлен­ность публикаций, любым другим образом вмешиваться в процесс производства и выпуска газеты. Правда, учре­дитель вправе осуществлять контроль за эффективным использованием закрепленного имущества, назначать и ос­вобождать от должности главного редактора в порядке, предусмотренном уставом редакции, принимать решения о ликвидации редакции как юридического лица. Причем если в редакции действуют два самостоятельных устава, то ре­шение о передаче и (или) сохранении права на название СМИ в случае ликвидации или реорганизации редакции принимается в том порядке, который определен в уставе редакции (в смысле ст. 20 Закона о СМИ).
Законодательное ограничение прав учредителей пока не привело к изменению их ментальности и отказу от форму­лы «кто платит, тот и заказывает музыку». Поэтому сегод­ня на практике обычным финалом борьбы учредителя с редакцией, проводящей независимую политику, становит­ся его решение о прекращении деятельности СМИ или об отказе от своих прав и обязанностей в отношении него. Если, как правило, местная администрация является учре­дителем, то после обычных в подобных ситуациях угроз следует решение о «прекращении учредительства» с непре­менным предписанием коллективу редакции освободить занимаемое помещение.
Отмечая распространенность такой формы ущемления редакционной независимости, Госкомпечать России, СПИС и Союз журналистов России подчеркнули в совместной Рекомендации от 28 апреля 1999 года, что учредитель не обладает полномочиями прекращения или приостановки деятельности СМИ (в том числе и в форме отказа от бюд­жетного финансирования) вне предусмотренных уставом редакции процедур. Его выход из состава соучредителей СМИ может иметь место только в форме передачи соответ­ствующих прав и обязанностей третьему лицу с согласия редакции и соучредителей2.
На практике нередко возникает вопрос, может ли учре­дитель приостановить или прекратить выпуск СМИ, если в уставе редакции не определены основания и порядок осуществления подобных действий либо устава не суще­ствует вообще. Например, директор ЗАО «Издательство «Семь дней» в апреле 2001 года в рамках операции по разгрому холдинга «Медиа-Мост» самовольно прекратил выпуск газеты «Сегодня», воспользовавшись тем, что ре­дакция газеты существовала на правах внутреннего под­разделения издательства и не имела устава. Представляет­ся, что в данном случае в конфликт должно было вмешаться Министерство по делам печати. Как орган, призванный контролировать соблюдение законодательства о СМИ, МПТР должно было предложить директору издательства отменить незаконный приказ, а как регистрирующий орган — одновременно обратиться в суд с иском о призна­нии свидетельства о регистрации газеты «Сегодня» недей­ствительным.
Статус издателя. Третьей «вершиной» в треугольнике «внутренних» правоотношений является издатель. Этим статусом наделяется издательство, иное учреждение или коммерческая организация, осуществляющие материаль­но-техническое обеспечение производства продукции сред­ства массовой информации. К ним приравниваются юриди­ческие лица и граждане, для которых эта деятельность не является основной либо не служит главным источником дохода. В свою очередь, под издательствами понимаются предприятия, а равно структурные подразделения пред­приятий, организаций, учреждений, осуществляющие издательскую деятельность, т.е. подготовку, а равно подго­товку и выпуск печатных изданий любого вида3.
Издатель также заключает договор с редакцией. В нем определяются производственные, имущественные и финан­совые отношения между сторонами, взаимное распределе­ние издательских прав (эта абсолютно неразработанная тема требует отдельного исследования), обязательства издателя по материально-техническому обеспечению производства продукции СМИ и ответственность сторон.
Согласно Федеральному закону «О лицензировании от­дельных видов деятельности» от 25 сентября 1998 года № 158-ФЗ издательская деятельность подлежала лицензи­рованию. На этом основании Министерство Российской Фе­дерации по делам печати, телерадиовещания и средств мас­совых коммуникаций в начале 2000-х годов неоднократно пыталось принудить редакции газет и журналов полу­чить лицензии на издание. Хотя некоторые специалисты (А.Г.Рихтер, например) были склонны признавать мини­стерские притязания правомерными и обоснованными, одна­ко на самом деле для производства и выпуска печатных СМИ требуется лишь регистрация СМИ, но никак не лицензия.
Новая редакция Федерального закона «О лицензирова­нии отдельных видов деятельности» от 8 августа 2001 г. вообще исключает издательскую и полиграфическую дея­тельность из числа подлежащих лицензированию. Однако и теперь вопрос не может считаться исчерпанным, посколь­ку существуют конкретные судебные и внесудебные дела, в рамках которых к ответственности привлечены редакции печатных СМИ за выпуск своих изданий без лицензии. Проанализируем, есть ли в подобных случаях законные основания для привлечения к ответственности?
Временное положение об издательской деятельности в РСФСР, утвержденное постановлением Совета Министров РСФСР от 17 апреля 1991 года № 211, не только не ущемля­ло свободу слова, но, напротив, резко расширяло ее. Оно взламывало старую бюрократическую систему, исключав­шую любую инициативу, и давало право заниматься издательским делом широкому кругу лиц — от государствен­ных органов до рядовых граждан. Положение фактически распространяло те гарантии, которые Закон СССР «О печа­ти и других средствах массовой информации» от 12 июня 1990 г. дал средствам массовой информации, на сферу кни­гоиздания и издательской деятельности в целом.
Но распространялось ли оно на выпуск газет и журна­лов? Внимательно проанализируем текст Положения. В п. 2 ясно говорилось: «Настоящее Положение распространяет­ся на все книжные, газетные, газетно-журнальные и иные издательства, расположенные на территории РСФСР, неза­висимо от их организационно-правовой формы, ведомствен­ной принадлежности и форм собственности». Отсюда следу­ют два вывода. Во-первых, оно распространялось на все издательства, в том числе выпускающие газеты и журна­лы, а во-вторых, оно не распространялось на сами газеты и журналы как средства массовой информации.
Обратим внимание и на п. 5: «Юридические лица и граждане, обладающие правом на издательскую деятель­ность, реализуют его путем учреждения или приобретения в установленном порядке издательства и получения лицен­зии». Следовательно, учредители СМИ вправе создавать либо приобретать издательства. Более того, они должны были получать лицензию на издательскую деятельность, если собирались издавать книги, брошюры, альбомы, плака­ты, буклеты, открытки или иные изделия полиграфическо­го производства. Но для выпуска своего средства массовой информации лицензия не требовалась. Закон о СМИ, приня­тый, кстати, позднее Временного положения об издательс­кой деятельности, ясно дал понять, что для выпуска газет и журналов издательская лицензия не требуется ни их редак­циям, ни их учредителям.
Широко распространена такая ситуация, когда некое издательство выполняет все или некоторые функции изда­теля в отношении одной или нескольких газет, не будучи при этом ни их учредителем, ни редакцией, ни собственни­ком. Например, в столичном издательстве «Пресса-1» печа­тается немало газет. Все эти печатные СМИ имеют своих владельцев, учредителей, редакции. Поскольку собственно издательской деятельностью они не занимаются, постольку и издательская лицензия им была ни к чему. А вот для издательства «Пресса-1» наличие лицензии было обяза­тельно.
Такая лицензия давала издательству «Пресса-1» право издавать любую печатную продукцию. При этом Министер­ство Российской Федерации по делам печати, телерадиове­щания и средств массовых коммуникаций имело право приостановить действие лицензии и обратиться в суд с заявлением о ее аннулировании (ст. 13 Закона о лицензиро­вании). Оснований для аннулирования лицензии всего три: обнаружение недостоверных или искаженных данных в документах, представленных для получения лицензии; нео­днократное или грубое нарушение лицензиатом лицензион­ных требований и условий; незаконность решения о выдаче лицензии.
Естественно, нарушение требований законодательства редакциями, учредителями или владельцами СМИ никак не могло быть основанием для аннулирования лицензии издательства, поскольку их ответственность законодательно разведена. Скажем, редакция, главный редактор, журна­лист отвечают за распространение сведений, не соответству­ющих действительности и порочащих честь и достоинство граждан и организаций, а издательство — за нарушение договорных обязательств по материально-техническому обеспечению производства продукции СМИ. Иными слова­ми, каждый отвечает за свое. В противном случае, возложе­ние, например, на издательство «Пресса-1» ответственнос­ти за грехи печатающейся здесь «Общей газеты» означало бы лишь то, что издательство прекратит свою деятель­ность, а «Общая газета» вместе с другими редакциями найдет себе другого издателя.
Ничего не меняло и упоминание издательской деятельно­сти в Законе о лицензировании отдельных видов деятельнос­ти 1998 г. Дело в том, что Закон о СМИ предусмотрел: любые ограничения в области производства и распространения массовой информации могут вводиться только законода­тельством о средствах массовой информации (ст. 1).
Для того, чтобы в сфере СМИ простой и демократичный регистрационный порядок заменить на лицензионный, по­требуется не только полная ревизия Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации», но и кор­ректировка ст. 29 Конституции Российской Федерации, а также денонсация Европейской Конвенции о правах чело­века и, соответственно, выхода России из Совета Европы. Дело в том, что ст. 10 Европейской Конвенции разрешает государствам-членам Совета Европы вводить лицензион­ный порядок только применительно к телевизионным и радиовещательным компаниям.
Статус распространителя продукции СМИ. Обра­тимся теперь к вопросу о статусе распространителя. С точ­ки зрения Закона о СМИ распространитель как бы стоит немного в стороне от учредителя, редакции и издателя. Это видно хотя бы из текста ч. 4 ст. 22, где говорится, что учредитель, редакция и издатель могут заключать различ­ные договоры между собой, «а также с распространите­лем». Кроме того, в Законе есть специальные статьи, посвя­щенные статусу учредителя, редакции, издателя, но нет — статусу распространителя. Его понятие сформулировано лишь в ст. 2: «под распространителем понимается лицо, осуществляющее распространение продукции средства мас­совой информации по договору с редакцией, издателем или на иных законных основаниях».
Говоря об «иных законных основаниях» для распростра­нения продукции СМИ, законодатель имеет в виду изменя­ющуюся геометрию правоотношений. Дело в том, что За­кон о СМИ допускает совмещение правовых статусов учредителя, редакции, издателя, распространителя, при­чем в самых разных комбинациях. Таким образом: учреди­тель может выступать в качестве редакции, издателя, рас­пространителя, собственника имущества редакции (ч. 5 ст. 18); редакция — в качестве учредителя, издателя, рас­пространителя, собственника имущества редакции (ч. 4 ст. 19); издатель — в качестве учредителя, редакции, рас­пространителя, собственника имущества редакции (ч. 2 ст. 21). Иными словами, «четырехугольник» может не только дорастать до «пятиугольника», но и сокращаться до «точ­ки», когда в одном лице совмещаются статусы учредите­ля, редакции, издателя, распространителя и собственника имущества.
--------------------------------------------------------------------------------
[1] Аналогичную позицию заняла Судебная палата по информационным спорам при Президенте Российской Федерации в экспертном заключении от 31 марта 2000 г. № 23 «О некоторых вопросах перерегистрации средств массовой информации в связи со сменой учредителя и необходимости вне­сения соответствующих изменений в устав СМИ». - Законодательство и практика средств массовой информации. 2000. № 4.
[2] Государственный комитет Российской Федерации по печати, Су­дебная палата по информационным спорам при Президенте Российской Федерации, Союз журналистов России. Рекомендация «О некоторых воп­росах, возникающих в связи с приведением организационно-правовых форм редакций периодических печатных изданий в соответствие с требо­ваниями Гражданского кодекса Российской Федерации». - Профессио­нальная самостоятельность редакции. Как ее обеспечить?: Сб. мат-лов расширенного заседания Секретариата Союза журналистов России. М., 1999.
[3] Именно так определяет эти понятия Временное положение об изда­тельской деятельности в РСФСР, утвержденное постановлением Совета Ми­нистров РСФСР от 17 апреля 1991 г. № 211. Нормативные акты... С. 81—86.

--------------------------------------------------------------------------------
Назад • Дальше
СодержаниеСодержание
Назад • Дальше

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Федотов В.А. . Правовые основы журналистики. 2002

Еще по теме Глава 9. Система правоотношений по выпуску СМИ:

  1. Глава 8. Институт регистрации и лицензирования в сфере массовой информации
  2. Глава 9. Система правоотношений по выпуску СМИ
  3. Глава 13. Охрана ителлектуальной собственности в сфере массовой информации
  4. Приложение А Круглый стол «Верховенство права как ОПРЕДЕЛЯЮЩИЙ ФАКТОР ЭКОНОМИКИ» (стенограмма) (Москва, ИНСОР, 31.01.2012) УЧАСТНИКИ:
  5. Источниковая и историографическая основы истории отечественного государства и права
  6. Глава 7. Основные формы переходного периода и пути их реализации
  7. Глава 7. ПРАВОВЫЕ ПОЗИЦИИ ИЗБИРАТЕЛЬНЫХ КОМИССИЙ ПО ВОПРОСАМ ИНФОРМИРОВАНИЯ ИЗБИРАТЕЛЕЙ И ПРЕДВЫБОРНОЙ АГИТАЦИИ
  8. § 5. Формирование принципов советской политики украинизации и образование Советского Союза
  9. Список использованных источников и научной литературы