<<
>>

Заглянем в будущее...

В компьютерном мире пару лет назад произошел невидимый и неосознаваемый переворот. Развитие компьютерных технологий идет таким непредсказуемым образом, что сегодня даже самоуверенные прогнозисты не могут с уверенностью говорить о чем-либо конкретном.
Изобретаемые устройства обладают прямо-таки фантастическими свойствами. Так, совсем недавно молодая австрийская компания The Other 90% Technologies Inc. представила мышь (назвать так устройство уже сложно) MindDrive — надеваемый на палец своеобразный перстень с датчиками, следящими за сопротивлением кожи пользователя и степенью наполнения кровью ее поверхностных капилляров. Здесь используется та же идея, что и в детекторах лжи. Дело в том, что любая активизация деятельности мозга быстро отражается на указанных параметрах, что позволяет реализовать управление курсором компьютера практически только «силой мысли». Но, чтобы программа научилась понимать своего хозяина, необходимо обучить ее индивидуальным особенностям пользователя, да и ему самому надо привыкнуть концентрироваться и расслабляться. Таким образом, уже можно говорить о средстве мысленного управления компьютером. Сейчас же существуют и действительно телепатические устройства, в которых с мозга пользователя снимается полная энцефалограмма, обрабатываемая затем по принципам, сходным с алгоритмами оптического распознавания символов, чтобы выделить из потока сигналов сбответствующие тем или иным мыслям операторы. Разумеется, каждый пользователь вначале должен обучить компьютер, а точнее систему, верно прочитывать его энцефалограмму, поскольку электромагнитные проявления деятельности мозга сугубо индивидуальны.

Наука не стоит на месте. Американские изобретатели уже раздумывают над возможностью управлять мышью с помощью чипа, укреплениего на глазной сетчатке, английские разработчики задумываются, как бы вмонтировать манипулятор в системный блок, ученые пытаются решить проблему усталости рук при долгой работе с мышью.

В принципе можно не сомневаться, что нечто подобное уже в ближайшем будущем примет совершенно обыденную форму, а перед веком цифровых технологий возникнут новые вопросы, которые с течением времени будут решены так же, как их в свое время решил Даглас Энгельбарт.

Разбиение информации на узлы — серьезная проблема для автора гипертекста, который должен думать о восприятии смыслового содержания узла читателем. Естественно, разбиение должно обладать внутренним смысловым единством (внутренней когерентностью).

Связи

Именно связи обеспечивают нелинейное ветвление — сердцевину гипертекстовой функциональности. При описании связей в ги­пертексте часто используется понятие «якорь» (от англ. anchor) — это слово, фраза или картинка, которые либо подсвечиваются на экране, либо меняют форму курсора и воспринимаются как точки перехода в другое текстовое пространство.

Некоторые связи позволяют включать в систему графический браузер — средство, с помощью которого сеть (граф из узлов и свя­зей) отображается на экране. Без хранения межузловых связей невозможно говорить о графовой структуре сети.

Другие связи суть спецификации адреса для перехода и существуют только в момент их активизации. Например, кнопки, содержащие инструкцию «иди на страницу такую-то» (или что-то подобное).

Интерфейс пользователя

Эволюция гипертекстовых систем тесно переплетена с исследованиями, разработками, изобретениями в области человеко-машинного интерфейса. Иконки, кнопки, оконные интерфейсы, манипуляторы типа мышь и многое другое изобрели люди из гипертекстового сообщества.

Проектирование интерфейса в значительной степени сводится к ответу на вопрос: как пользователь может распознать связь (каково ее визуальное представление) и как эту связь можно активизировать?

Когда связь распознана и выбрана, осуществляется прыжок к новой информации. Такой мгновенный переход — новое качество чтения; оно не привычно для человека. Читатель журнала, например, встретив ссылку (или цитату) на другую книгу или статью, не бросает чтение, а доводит его до конца и лишь потом возвращается к ссылке.

По ней он отыскивает в библиотеке работу, на которую ссылались. В гипертексте переходы по связям ведут к поиску в глубину с растущей стопкой (стеком) отложенных статей, к которым надо будет вернуться. При этом мощность (толщина) стека вырезок из разных контекстов смысловых блоков ничем не ограничена, в то время как оперативная память человека ограничена известным законом «пять плюс (минус) два объекта». В конце концов каждый пользователь вырабатывает для себя удобные способы путешествия по гипертексту, но проблему это не снимает.

После нескольких переходов по связям у пользователя теряется контекст исходной информации. Он забывает, откуда стартовал, куда и, главное, зачем двигается. Быстрая дезориентация пользователя — существенный недостаток гипертекста.

Вторая сложность — опасность когнитивной перегрузки. Она связана с тем, что процесс чтения сопряжен с множественными двигательными действиями пользователя, причем разного типа. Где-то он должен воспользоваться клавиатурой, где-то достаточно последовательных кликов мышью, где-то он должен активизировать поиск, а где-то включить визуальное поисковое внимание. Он должен находить, выбирать, выделять и активизировать связи, ждать реакции системы, пока совершаются переходы, возвращаться назад, искать окно, с которого началось ветвление.

Кроме того, система, как правило, подгоняет пользователя, это приводит к тому, что некоторая информация не читается, а сохраняется на жестком диске, или же ее адрес фиксируется в папке «Избранное», а чтобы информацию потом можно было найти, необходимо ее как-то обозначить, т.е. классифицировать. Впрочем, задача классификации решается и при элементарном формировании поискового запроса.

Иными словами, пользователь оказывается постоянно вовлеченным в сложнейшие когнитивные процессы: классификацию, систематизацию, распознавание образов, что, собственно, и может вызвать такого рода утомление.

Таким образом, введение в обычный текстовый формат гипертекстовых (перекрестных) связей увеличивает функциональность системы по сравнению со случаем статично-линейного текста.

Однако некоторые особенности гипертекстовых систем делают написание гипертекста тяжелым трудом, а сам гипертекст — трудным для восприятия.

Пути и навигация

Гипертекст порождает метафору прокладывания пользователем пути в паутине гипертекстовых связей.

Путь — это последовательность из узлов и связей, которые посещает пользователь. Подчеркнем пространственную, а не временную сущность пути.

Понятие пути в гипертексте ввел Ванневар Буш, имея в виду аналогию с процессами в мозгу человека: «Человеческий ум работает ассоциативно. Ухватив, поняв что-то, он сразу цепляется за следующее, что предлагается, подсказывается ассоциацией мыслей в соответствии с некоторой сложной паутиной трейлов, которые поддерживаются ячейками мозга».

ИЛЛЮСТРАЦИЯ

Леонид Черняк

ВАННЕВАР БУШ — ЦАРЬ НАУКИ

Ванневар Буш

Ванневар Буш

Чтобы понять мир Билла Гейтса и Билла Клинтона, попытайтесь сначала понять Ванневара Буша.

Майкл Шерри,

американский историк технологий

Становление новых технологий требует инвестиций, причем на начальных этапах, как правило, невозможно определить срок окупаемости. Такая ситуация сложилась и в первое десятилетие развития интернета, поэтому не стоит удивляться тому, что работы по его созданию носили чисто исследовательский характер, сеть могла развиваться исключительно на бюджетные деньги, источником которых стало Министерство обороны США. Спустя годы результат настолько превзошел исходные требования этого ведомства, что, вполне вероятно, второго примера использования двойных технологий, сравнимого по значимости с созданием интернета, не будет никогда.

Возникает естественный вопрос: как же могло случиться, что средства, выделенные на прикладные военные разработки, обернулись благом для всего просвещенного человечества? Заподозрить Пентагон в альтруизме сложно, и интуитивно понятно, что есть какая-то иная причина.

К счастью, в истории науки встречаются яркие и нестандартно мыслящие личности, обладающие не только даром научного предвидения, но и могучей способностью к тому, что теперь называют научным администрированием.

За то, что в процессе решения прикладных оборонных задач удалось создать фундамент для интернета, мы должны быть признательны выдающемуся ученому и администратору Ванневару Бушу (1890—1974). Именно ему принадлежат основные идеи управления разработками двои-ного назначения, которые впоследствии позволили найти организационные формы и источники финансирования глобальных сетевых проектов.

В Буше удивительным образом и чрезвычайно органично сочетались три малосовместимых качества: он был крупным ученым академического толка и преподавателем, обладал универсальным инженерным видением и при этом был еще умелым руководителем. Все, кто знакомится с его биографией, не перестают удивляться широте увлечений. Поражает, например, такой факт: уже выйдя на пенсию, он до последних лет своей жизни занимался изготовлением в своей домашней мастерской уникальных хирургических инструментов.

О его научной деятельности, в том числе о предвидении гипертекста, о работах, связанных с созданием первых компьютеров, известно довольно широко, но с современных позиций трудно сказать, что оказалось более важным в карьере Ванневара Буша — эти исследовательские работы или его активность как организатора научных исследований.

До начала Второй мировой войны Буш вел преподавательскую и научную работу, был деканом в Массачусетском технологическом институте. Его судьба, как и судьба многих современников, была изменена войной: в 1940 г. от президента Рузвельта поступило приглашение войти в администрацию на должность советника по науке. Здесь по заданию президента США в обстановке полной секретности Буш занимался организацией работы ученых и инженеров, среди которых было немало эмигрантов из Европы, в американском военно-промышленном комплексе. Он стал одним из тех, кто за несколько лет вывел США с научной окраины (по сравнению с предвоенной Европой) на передовые позиции.

В ходе этой работы им была осознана необходимость в использовании высоких технологий для нужд военной индустрии.

Тогда эта довольно тривиальная по нынешним временам мысль нуждалась в доказательстве. Преодолев сопротивление консервативно настроенных военных, с одной стороны, и леволиберальные взгляды европейских ученых-эмигрантов, с другой, Буш сумел нацелить тех и других на превращение науки в средство достижения военного превосходства.

Сила и влияние Буша оказались столь велики, что его называли царем (именно так — tzar) американской науки. Этого неформального звания он был удостоен прежде всего за то, что ему удалось организовать Манхэттенский проект. Поэтому не случайно, что в 1942 г. Буша назвали персоной, от которой зависит, выиграет Америка войну или, наоборот, проиграет. Помимо бомбы Буш стимулировал целый ряд военных проектов, начиная от нестандартных и малопрактичных средств для диверсий и заканчивая разработкой автомобилей-амфибий.

О деятельности Ванневара Буша написано немало, недавно вышла книга: G. Pascal Zachary «Vannevar Bush, Engineer of the American Century». Но это совсем другая, не слишком близкая к сети история, где основное место занимает тема создания ядерного оружия. Для нас же сейчас важно совсем иное: к каким выводам пришел Ванневар Буш, пребывая на посту советника президента Рузвельта по науке и являясь идеологом целого ряда военных разработок. Ванневар Буш изложил свои взгляды в записке для президента: «Предел науки — бесконечность» (Science: The Endless Frontier), поданной в 1945 г.

Буш первым понял, что в мирное время требуется принципиально иная модель организации научных исследований, чем для военных условий. В тот момент, когда война еще только приближалась к концу, он вынашивал идею конверсии науки, задумав поколебать незыблемость здания, построенного собственными руками. Это был довольно мужественный поступок: создав организационную структуру (назовем ее оружейной), с успехом использованную для создания бомбы, он сам же стал критиковать ее, считая, что она не всегда оптимальна для развития мирной науки, особенно для перспективных научных исследований.

Оружейная модель прежде всего предполагает приоритет определенных целей и задач, предложенных учеными или политиками (Буш называл их milestones — верстовыми столбами). Главными элементами такой модели являются государственное финансирование и планирование результатов. Буш признавал эти качества важными, но только для экстремальных условий, а мирная модель науки должна отличаться от оружейной приматом личности ученого и свободы творчества. Не случайно золотое правило, обеспечившее успех Кремниевой долины, звучит так: «Вначале действуй, разрешения спрашивай потом», — и оно явно следует принципам Буша.

Не стоит спорить с тем, что крупные государственные программы, например, связанные с исследованием космоса, не могут использовать иную модель, кроме оружейной, но для целого ряда случаев, когда нельзя заранее расставить верстовые столбы, как было с интернетом, требуется альтернативная модель, движущей силой которой является любознательность, познавательный и личный интерес ученых. Полезный результат таких работ поначалу не вполне очевиден, но перспективно мыслящее государство, как считал Буш, обязано финансировать и их, не требуя немедленной отдачи.

Приведем несколько высказываний, афористично выражающих его взгляды на роль личности ученого.

«Индивидуальность для меня — все. Я сделаю максимум возможного, чтобы снять любые ограничения».

«Дайте людям деньги и свободу, и они вернутся к вам с чем-то полезным».

«Сегодня все понимают, что авторами всех замечательных изобретений являются яркие индивидуальности, но при этом редко задумываются о том, что для них нужно создавать соответствующие условия».

А вот основные тезисы, вошедшие в записку «Предел науки — бесконечность».

Правительство должно поддерживать фундаментальные исследования.

Финансировать следует конкретных ученых, а не проекты.

• Средства должны выделяться тем организациям, где исследования происходят в обстановке открытости. Предпочтение следует отдавать университетам как наиболее открытым организациям.

• Необходимо финансировать наиболее перспективных исследователей — а потому поддерживать тех студентов, которые посвящают себя науке, вне зависимости от послужного списка и финансовых возможностей.

Но на этом влияние Ванневара Буша на развитие американской науки не окончилось, и мы можем сейчас найти множество примеров признания его трудов. В сентябре 1998 г. комитет по науке Конгресса США опубликовал меморандум «Раскрывая наше будущее: направления новой национальной научной политики» (Unlocking Our Future Toward a New National Science Policy, www.house.gov/science/science_policy_report.htm). В нем on-ределена на ближайшее десятилетие роль, которую должно играть государство в развитии науки. Документом признается, что основой государственной политики по отношению к науке остаются взгляды Ванневара Буша, выраженные в записке «Предел науки — бесконечность».

http://www.pcweek.ru/year2000/N2/CP 1251/Opinions/chaptI.htm

________________________________________________________________

Обычно гипертекстовые системы кроме возможности переходов по связям предоставляют и различные методы, помогающие прокладывать пути, т.е. осуществлять навигацию в гипертексте. Эти методы, не ограничивая свободу пользователя, направлены на преодоление дезориентации и дополнительной когнитивной нагрузки, от которых страдает читатель гипертекста и которые вместе получили название) «проблема навигации» (Navigation Problem).

У большинства гипертекстовых систем навигационную помощь предоставляют следующие средства.

Локальная карта, т.е. картинка всех связей и узлов, непосредственно связанных с текущим узлом. Она может быть графической (например, в виде блок-схемы) или текстовой (просто список). Локальные карты помогают читателю выбрать связь.

Глобальная карта — это графическое представление полной сети из узлов и связей. Из-за трудностей с отображением огромного числа связей такие карты малопригодны для реальных гипертекстов обьемом свыше сотни узлов. Больше всех с ними экспериментировали разработчики Intermedia] (Янкелович, Мейровиц, ван Дам). Локальные и глобальные карты в реальных гипертекстовых системах назывались графическими браузерами.

История (бэктрекинг). Посещенные узлы и связи текущего трейла сохраняются, и есть возможность вернуться в предыдущие узлы.

Туры (проложенные маршруты). Это хранящиеся пути, которые можно проходить по желанию. Подобное полезно при создании гипертекстовых учебников или демонстраций. Для больших сетей значение туров возрастает.

Поиск (в совокупности гипертекстовых узлов) — используются все достижения в области информационного поиска: булевские запросы, морфологический поиск, языки запросов и др.

Фильтры обеспечивают возможность ограничения области навигации пределами задаваемого фильтром подмножества узлов и связей. Такие подмножества называются видами (views) и могут быть сохранены для последующего повторного доступа.

Индекс представляет список подсвеченных слов, связей или узлов, упорядоченных по алфавиту, теме, автору, предмету и т.д. Индексы разрабатываются автором и имеют тот недостаток, что никак не учитывают точку зрения читателя на то, как он хочет использовать гипертекст.

Закладки — читатель может сохранить (пометить) свою текущую позицию, чтобы вернуться к ней позже.

Для больших и сложных гипертекстовых сетей растет необходимость использовать гибкую, интеллектуальную помощь в навигации.

Контент гипертекста

В настоящей книге часто употребляется термин «контент», который означает содержание, подразумевающее все то, что не относится к форме. Однако в мире, где средство само есть сообщение, как уже неоднократно отмечалось, и форма, и содержание составляют и содержание, и форму. Другими словами, разделение на то, что является контентом и в чем этот контент становится весьма условным. В той же степени условным, как разделение софт и хард, виртуал — консуетал и т.д.

Контент сайта в узком смысле — это его структура, т.е. набор навигационных кнопок, которые видит пользователь на домашней странице. Этот набор вместе с расположенными на первой странице пояснениями, концепциями, заглавиями, графическими элементами должен объяснить посетителю, куда он попал и что он здесь может почерпнуть.

На сегодняшний день уже сложилась некая типичная архитектура развивающегося сайта. Ее можно представить примерной схемой.

Типичная структура сайта

Типичная структура сайта

Титульная страничка — имидж сайта, ссылки на карту и на основные разделы. Карта сайта — схема навигации по сайту.

Регистрация — система обеспечения ограниченного доступа к некоторым разделам (делается либо с коммерческими целями, либо для установления интерактивных отношений с посетителями).

<< | >>
Источник: Калмыков А. А., Коханова Л. А.. Интернет-журналистика . Первоисточник: М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2005. — 383 с. — (Серия «Медиаобразование»).. 2005

Еще по теме Заглянем в будущее...:

  1. Основные особенности советской модели социального страхования (1933-1990гг.)
  2. Взгляд в будущее.
  3. Концепция будущего.
  4. § 4. Сектор развлечений
  5. Заключение. Литературные традиции XVIII столетия и русская литература XIX века
  6. Глава VIФилософские проблемы информатики
  7. ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ
  8. Заглянем в будущее...
  9. Три варианта психологического обследования
  10. О роли Экономического суда СНГ в формировании правовой базы единого пространства Выступление на Международной практической конференции, посвященной 15-летию Экономического суда СНГ (21 июня 2007 г., Минск)
  11. Параграф второй. В поиске целей и методов сравнительного правоведения
  12. ЦЕННОСТЬ ЧАСТНОГО ПРАВА 1
  13. Принцип явления
  14. Глава VI Философские проблемы информатики
  15. 4. Сценарии будущего. Запад - Восток - Россия в диалоге культур
  16. Как Луизе Реборедо стимулировать креативность своих подчиненных? Что ей нужно сделать, чтобы создать комфортный климат для творческих людей, которые могут прийти в компанию в будущем?
  17. Двузначные и многозначные числа