<<
>>

Сценарии будущего.

И. Валлерстайн считает, что в результате беспрецедентного динамизма, порожденного информационной революцией, господствующая парадигма мирового сообщества находится в состоянии «мутации», или «в царстве неопределенности».
М. Тераниан и М. Огден господствующую парадигму мирового сообщества называют парадигмой «неопределенного будущего». В современной англоязычной литературе существует бесчисленное количество сценариев будущего, которые Тераниан и Огден сгруппировали на три категории: сценарии непрерывности, сценарии коллапса и трансформационные сценарии (260. Р.2040-205).

Сценарии непрерывности включают в себя следующие варианты: сценарий государственности; «конца истории»; корпоративной гегемонии; регионализации.

Сценарий государственности, представленный, в частности, Г. Киссинджером, описывает будущее в категориях относительной непрерывности и относительного равновесия. Данный сценарий подчеркивает прочность и устойчивость природы государственности, основанной на национальном суверенитете, территориальной целостности и

централизованном правлении. Устойчивое будущее мира, по этому сценарию, обеспечивается балансом сил на международной арене (217).

Сценарий «конца истории» представляет относительно оптимистическое будущее, основанное на непрерывном политическом развитии, постепенной редукции

внутригосударственного насилия и долговременных последствиях распространения демократии. Автор этого сценария Ф. Фукуяма предсказывает «универсализацию западной либеральной демократии как высшей и конечной формы правления» (199).

Сценарий корпоративной гегемонии, основываясь на пролиферации транснациональных корпораций (ТНК) в XX в., прогнозирует рост массового влияния и экспансии власти ТНК, их абсолютное доминирование в мировом порядке нового столетия (182). Однако остается открытым вопрос: смогут ли ТНК реализовать справедливый мировой порядок или они увековечат неравенство и недоразвитость сонма стран и территорий.

Сценарий регионализаци прогнозирует рост коллаборационизма и координации региональных союзов, блоков и организаций, которые могут стать строительными блоками глобального сообщества (197).

Сценарии коллапса представлены следующими пророчествами: сценарий растущего разрыва, сценарий столкновения цивилизаций, сценарий хаоса.

Пророчество «растущего разрыва» трассирует линию глобального экономического диспаритета, путь бифуркации между "имущими" и "неимущими".

Объяснения данного тренда различны - от неравного доступа к кредитным и рыночным услугам до революционного воздействия информационных сетей и телекоммуникаций. Социальные импликации сетевых структур по этому сценарию включают в себя фрустрацию и отчуждение масс, рост внутригосударственных и межгосударственных столкновений между богатыми и бедными (255;256;237). Прогресс в телекоммуникациях фактически нивелирует дистанцию между странами и континентами; западные телекомпании транслируют по всему миру ценности западного потребительского общества, в результате чего становятся менее выносимыми неравенство и бедность, растет массовое недовольство, способное вылиться в организованное протестное движение.

Пророчество «столкновения цивилизаций», известное в литературе как «теория С. Хантингтона», освещает культурное

измерение безопасности и господства, фиксирует внимание на опасностях, связанных с древними этнокультурными расхождениями во взгляде на мир. Данный сценарий предвещает жестокий конфликт между Западом и остальным миром, а также невиданный ранее всплеск этнонационалистических, неотрадиционалистских, неоконсервативных настроений и движений, которые задействуют локальную культурную политику для мобилизации населения Периферии против Центра технократической власти (210. Р.22-49). Сценарий С. Хантингтона, на наш взгляд, излишне политизирует идею культуры и обращает культурную политику, призванную служить диалогу цивилизаций, в средство нового идеологического крестового похода.

Пророчество хаоса, представленное американским анархистом Р. Капланом, кликушествует о серии

массовых беспорядков и несчастий, которая завершится вымиранием человека и человечества. Данная позиция есть следствие сверхчувствительного восприятия и большой обеспокоенности по поводу загрязнения природной и социокультурной окружающей среды, дезинтеграции мирового сообщества, растущей коррупции и насилия во всех странах мира (215).

Трансформационные сценарии можно представить следующей плеядой социальных позиций: концепция мирового правительства, концепция глобального сообщества, концепция справедливого мирового порядка.

Концепция «мирового правительства», поддерживаемая такими знаменитостями, как лауреат Нобелевской премии И. Тинберген, провозглашает идею мирового сверхгосударства, или глобальной федерации государств на базе ООН. Главный императив этого сценария: «Один мир или ничего». Концепция «глобального сообщества» исходит из предпосылки, что без морального консенсуса в отношении фундаментальных человеческих прав и обязанностей не может быть политического сообщества. Основываясь на фундаментальных моральных принципах, люди должны строить по этому сценарию взаимоотношения между локальными, национальными, региональными сообществами и в конечном счете глобальное сообщество. Эта концепция предполагает

демократию участия, деволюцию власти, не-насилие, социальную ответственность, экологическую защиту, равенство полов, глобальное гражданство и локальное действие (195). Концепция «справедливого мирового порядка» выдвигает на первый план гуманистический критерий прогресса, измеряемый снижением уровня бедности, насилия, загрязнения окружающей природной среды и повышением степени защиты конституционных прав человека, униженных и оскорбленных слоев населения, а также аксиологическим сдвигом от материалистических и потребительских установок к идеалу человеческого предназначения (196). Данная концепция выдвигает идею гуманного правления, поддерживает процесс глобальной трансформации на принципах справедливости, и в этом отношении он является самым предпочтительным вариантом среди всех возможных сценариев будущего.

Современные футурологи Д. Датор и Т. Стивенсон выдвинули пять цунами-перемен и четыре альтернативы будущего. Пять цунами-перемен охватывают следующие социальные сферы: демографию (экспоненциальный рост населения в так называемых «развивающихся» странах и резкое сокращение "белой популяции"; экологию (понимание того, что природа уже разрушена и что человечество должно научиться управлять эволюцией); технологию (компьютерные и телекоммуникационные технологии продолжают менять человеческие отношения, а генетическая инженерия и нанотехнология делают потенциально возможным всецело искусственный мир); экономику (международная монетарная система находится в преддверии коллапса, в то же время формируется понятие устойчивого сообщества; управление (национальные государства, частично из-за расширения компьютерно-телекоммуникационных сетей, теряют свое влияние, и наоборот, растет роль транснациональных компаний и неправительственных организаций; происходит де- вестернизация системы управления, в частности инициируется проект «переоткрытия» не-западной культуры, не-западной науки и процесс пробуждения человеческой духовности как противоядие западному рационализму).

Опираясь на анализ этих пяти цунами-перемен, Т. Стивенсон выделяет четыре

альтернативных сценария будущего, которые охватывают период до 2020 г. «Эти альтернативы, - пишет Т. Стивенсон, - обрамляют то концептуальное пространство, в рамках которого мы можем осуществлять сложный выбор перед лицом интеграции новых информационных и телекоммуникационных технологий в наше общественное бытие. Полагаю, что будущее не предопределено, а интерактивно творится в сложном коэволюционном процессе... Будущее, к которому мы придем, есть результат выбора, который мы делаем сегодня, и тех решений, которые связаны с этим выбором» (258. Р. 194). Вот эти сценарии: а) «сценарий золотой парчи и мешковины»; б) «сценарий серой униформы»; в) «сценарий богатого гобелена»; г) «сценарий базара».

«Сценарий золотой парчи и мешковины» есть, по сути дела, эскалация нынешней ситуации. Имеющийся разрыв между богатыми и бедными еще больше увеличивается. Центр контролирует Периферию и колонизирует труд, ум, дух и стиль жизни огромного большинства. Индивидуальная свобода и человеческое достоинство становятся привилегией контролеров из центра. Оптимизация производительности ценится выше, чем творчество и счастье. Власть от национальных государств переходит к элите транснациональных операционных сетей, монопольно владеющей информационными и

телекоммуникационными технологиями. Технология - власть, а информация- деньги. Всемирная сеть переходит в собственность небольшой группы людей, которые приобретают огромный вес и огромное влияние на общественное правление. Благодаря распространению достижений науки и техники жизнь становится автоматизированной, а жизненная среда - искусственной. Экономический императив утверждает превосходство человеческого начала над природным, технологии над экологией. Образование становится средством глобализации мирового сообщества. Духовность - это все, что остается у неимущих, иронизирует Т. Стивенсон.

"Сценарий серой униформы" - это экстремальный вариант использования информационных технологий.

Всемирная сеть предоставляет глобальную централизованную власть небольшой могущественной элите бизнеса и политики.

Каждый, кроме небольшой элиты международной сетевой монополии, подчиняется этой стандартизованной власти и виртуально гомогенизирован в политико-экономических терминах. Могущественный центр стандартизирует человечество в глобальном измерении. Традиционные культуры разрушаются, а природа становится медиатором между экономическим императивом и нанотехнологией, созидающей искусственный мир. Маленькие анклавы богатых и могущественных технократов существуют в полной изоляции от остального мира под строгой охраной. Однако партизанские движения бросают вызов глобальному порядку. Сценарий серой формы мастерски описан в знаменитом романе «Час Быка» Ивана Ефремова.

«Сценарий богатого гобелена» - самый желательный и приемлемый сценарий будущего, но он маловероятен без радикального преобразования нынешнего менталитета и образа жизни людей, без изменения в структуре экономического и политического лидерства. Нынешний центр власти заменяется оперативной сетью сообществ, самоорганизующихся на локальном и региональном уровнях с помощью компьютерных и коммуникационных технологий. Интернет сотрудничает с другими сетями, которые в свою очередь также сотрудничают с сетями операционных сетей, находящихся в кооперативном владении локальных сообществ и глобальных консорциумов. Здесь нет строгого определенного центра, здесь люди ценят само детерминацию. Образование децентрализуется ради местных предпочтений. В международных связях кроме английского используются и другие языки, особенно китайский. Устанавливается союз между экономикой и экологией в целях прекращения насилия над природой. Экологическая инженерия становится главной социальной функцией бизнеса. Технология в большей мере становится инструментом решения социальных проблем, чем двигателем прогресса. Придается особое значение человеческому потенциалу. Одинаково высоко оцениваются индивидуальная свобода и социальная ответственность, человеческое достоинство и чувство общности.

Человеческая духовность находит новые измерения и новые средства выражения.

«Сценарий базара» - это самый странный сценарий, но представляется наиболее вероятным в силу столкновения интересов различных сил. Здесь имеет место многообразие культур и перспектив; здесь золотая парча и мешковина соседствуют с богатым гобеленом и серой униформой. Мозаика сетей сосуществует с элементами централизованной власти, каждая из которых поддерживается компьютерными и информационными технологиями. Общество в целом стремится к экологической рациональности, в то же время во многих регионах мира продолжает нарушать баланс между экономикой и экологией. Человеческая духовность ценится некоторыми сообществами и осуждается другими за иррациональность. Эти сценарии не претендуют на конструирование моделей будущего - они лишь предлагают средства обсуждения различных жизненных перспектив. Этот дискурс позволяет человеку со знанием дела участвовать в выборе дороги к будущему. Таким образом, индивид сможет предвосхищать события, умело связывая долгосрочное планирование с сегодняшним решением и выбором, научиться брать на себя ответственность за них.

Т. Стивенсон предлагает сочетать использование сценариев с методом бэккастинга, то есть с методом идентификации перемен, которые должны произойти в случае реализации сценария, а также тех стратегий или действий, которые необходимы для осуществления этих перемен. Бэккастинг представляет собой прямую противоположность предсказанию, которое экстраполирует на будущее контуры настоящего или прошлого. В отличие от предсказания или прогноза бэккастинг не ограничивается ни построением моделей будущего, ни признанием прошлых или настоящих ценностей и институтов. «Бэккастинг, - пишет Т. Стивенсон, - это просто мыслительный прием, осуществляющий обратный бросок от будущего» (258.Р.197). Например, в целях реализации проекта коллаборационистского «сплетения сетей», предусмотренного сценарием «богатого гобелена» в 2020 г., бэккастинг должен, исходя из данного сценария будущего, определить, какие новые институты необходимо ввести или какие новые законы необходимо принять к 2010 г. «Это средство

антиципации, - уточняет Т. Стивенсон, - которое позволяет предвидеть грядущие перемены настолько рано, насколько это возможно, и предоставляет опцион для выбора и принятия решений. Это похоже на автовождение. Мы не знаем, что за поворотом, но заранее готовимся к нему» (258. Р. 197). Сценарное видение будущего не есть обычное средство расширения темпоральной перспективы; освобождая нас от прошлых и настоящих конвенций, оно помогает переосмыслению прошлого и настоящего в терминах будущего.

Как видно из вышеизложенного, все авторы сценариев будущего согласны с тем, что информационные технологии и коммуникационные сети изменят природу общественного устройства, но вот в каком направлении - это неясно. Станет ли мир светлее, богаче и красочнее или он погрузится в тьму - вопрос остается открытым. Все зависит от нашего выбора, от политической воли и социальной интерактивности гражданского общества. Мы полагаем, что наиболее желательным был бы выбор сценария богатого гобелена; однако для его реализации необходимо, во-первых, изменение менталитета тех людей, которые инкорпорированы в телекоммуникационные и информационные сети; во-вторых, активное противостояние гражданского общества тем силам, которые заинтересованы в реализации других сценариев. Например, сегодня в России олигархические (капиталистические) силы активно продвигают сценарий золотой парчи и мешковины, а криминально- шовинистические группы - сценарий серой униформы. Учитывая влияние этих сил в России, можно сказать, что наиболее типичным для нашего ближайшего будущего будет сценарий «базара». Однако, согласно принципу бэккастинга, мы должны, взяв за основу сценарий богатого гобелена, перенести в наш сегодняшний мир как можно больше элементов будущего, предусмотренных этим гуманистическим сценарием. Мы полагаем, что живем в достаточно коммуникативном обществе, чтобы надеяться на активное участие населения в построении сети сетей будущего. В противном случае, в нашем обществе восторжествует «техно-апартеид», насаждаемый

информационной технократией в союзе с олигархическими силами.

<< | >>
Источник: Мантатова Л.В.. Стратегия развития: Ценности новой цивилизации. - Улан-Удэ: издательство ВСГТУ,2004. - 242 с.. 2004

Еще по теме Сценарии будущего.:

  1. Услуги консультантов
  2. 2.2. Сценарии будущего в контексте глобальной коммуникации
  3. Сценарии будущего.
  4. Начисление процентов годовых и пеней на будущее время
  5. 161. Будущее демографического взрыва
  6. Сценарий планирования
  7. Будущее Вселенной
  8. Будущее развитие истории
  9. Сценарий эсхатологических битв в различных традициях
  10. Глава XII БУДУЩЕЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА
  11. 4. Сценарии будущего. Запад - Восток - Россия в диалоге культур
  12. ПРЕДЛОЖЕНИЯ ПО ПРОВЕДЕНИЮ И СЦЕНАРИЙ НОВОГОДНЕГО ВЕЧЕРА
  13. Процесс применения метода
  14. Как Луизе Реборедо стимулировать креативность своих подчиненных? Что ей нужно сделать, чтобы создать комфортный климат для творческих людей, которые могут прийти в компанию в будущем?
  15. 2.2.3. Особенности субъективной картины жизненного пути у слепых подростков в сравнении с их нормально видящими сверстниками.
  16. 4.2. Результаты эмпирического изучения возрастных особенностей субъективной картины жизненного пути. Выделение целостных жизненных сценариев по результатам осуществления факторного анализа.
  17. I. ИСХОДНЫЙ СЦЕНАРИЙ
  18. О двух основных сценариях возможной трансформации человека
  19. Жизнь как сюжет, миф и сценарий Life as a plot, a myth and the scenario