<<
>>

3. Синергетический подход к проблеме социального упорядочения

Говорить об общей теории социальной самоорганизации, может быть, еще преждевременно, выдавать, по сути дела, желаемое за действительное. А дейст­вительность такова, что единой, строго выверенной, стройной общей теории социальной самоорганизации пока нет.

Но есть признания большого числа уче­ных, что концепция социальной самоорганизации — одно из наиболее ярких и многообещающих направлений в научной жизни последнего десятилетия. К числу важнейших и общезначимых черт этой концепции относится ее междис­циплинарный характер. Общей теории социальной самоорганизации еще пред-

1См.: Пригожин И.Р. Философия нестабильности // Вопросы философии. - 1991. - № 6. - С. 46.

80

стоит стать. Но процесс становления идет, и идет не на пустом месте. Можно перечислить основной набор имен и теорий, которые обычно имеют в виду, ко­гда говорят о концепции самоорганизации. В этот перечень с необходимостью входят: И. Пригожин и термодинамика неравновесных процессов вместе с тео­рией диссипативных структур; Г. Хакен и синергетика; У. Матурана, Ф.Варела и понятие «автопоэзисной системы»; Э. Лоренц и открытый им «странный ат­трактор», приведший к возникновению теории динамического хаоса; Р. Том и теория катастроф; Э. Янг и глобально-эволюционная концепция самоорганиза­ции Вселенной; В. Арнольд, Я. Синай и современная эргодинамическая теория; Б. Мангельброд и фрактальная геометрия. Кроме того, для всех характерно уважительное упоминание знаменитых предтеч современной научной револю­ции А. Пуанкаре, Л. Мандельштама, А. Андронова, заложивших основы теории качественного анализа дифференциальных уравнений[79]. Многие из названных ученых, в том числе Пригожин и Хакен, делали попытки исследования самоор­ганизации социальных процессов. Успешно в этой сфере работают отечествен­ные ученые В.И. Аршинов, В.В. Василькова, В.С. Егоров, В.С. Капустин, Е.Н.

Князева, С.П. Курдюмов, В.Л. Романов и др.

Многие из них были специалистами в области математики, физики, химии, биологии. Попытки исследования самоорганизации социальных процессов предпринимались ими, но все же теория социальной самоорганизации, как уже нами сказано, находится в стадии становления.

В основе этой теории лежит синергетика, которая, собственно, и является междисциплинарной теорией самоорганизации. Синергетика включает в себя несколько ключевых положений. Надо сказать, что, касаясь общей теории сис­тем, кибернетики, автопоэзиса, тектологии Богданова, уже так или иначе были затронуты некоторые из этих положений, такие как открытость системы, ее не­устойчивость, нелинейность, неравновесность и др. Теперь рассмотрим, как они адаптированы в синергетике. Вначале сосредоточим свое внимание на чисто

81 синергетических положениях, воспользовавшись для этого книгой Е.Н. Князе­вой и С.П. Курдюмова «Законы эволюции и самоорганизации сложных сис­тем», а также некоторыми трудами Хакена, Пригожина, Малинецкого, Арши­нова, Капустина, Васильковой и др. Хаос, в организации жизнедеятельности территориальной общности, как впрочем и всей страны, который мы наблюда­ем в последние годы, становится побудительным мотивом к знакомству с тео­рией самоорганизации и прежде всего с работами И.Р. Пригожина, одна из ко­торых так и называется «Порядок из хаоса»[80].

Анализ возникновения порядка из хаоса в рамках синергетической пара­дигмы позволил авторам придать содержательный смысл не только порядку, но и хаосу, не противопоставляя их друг другу. В синергетике различают три типа хаоса: равновесный, динамический и статический. Новое звучание приобретает и трактовка порядка, который может быть как динамическим, так и структур­ным. Кроме того, синергетика вводит новые понятия, такие как: «аттрактор», «фракталии», «бифуркация», «вихрь порождающий» и др. Чтобы оперировать этими понятиями, попробуем разобраться в них на примере муниципального образования.

Широко используемый в синергетике термин «аттракторы» понимается как реальные структуры в пространстве и времени, на которые выходят процес­сы самоорганизации в открытых нелинейных средах.

Структуры-аттракторы выглядят как цели эволюции. В нашем случае это может быть одна из возмож­ных форм местного самоуправления, адекватная собственной среде. Так, поня­тие «аттрактор» близко к понятию цель. Однако эта цель не задается кем-то, находящимся вне системы, а является ее неотъемлемым свойством, способом функционирования и развития. Наличие цели раскрывается в широком смысле как направление поведения открытой нелинейной системы. «Под “аттракто­ром”, — пишут Е.Н. Князева и С.П. Курдюмов, — в синергетике понимают от­носительно устойчивое состояние системы, которая как бы притягивает (attrarre — притягивать) к себе все множество траекторий системы, определяемых раз-

82

ными начальными условиями. Аттракторы можно визуально представить в ви­де неких “каналов” (конусов или воронок), которые свертывают, втягивают в себя множество “траекторий”, предопределяют ход эволюции системы на уча­стках, даже отдаленных от непосредственного “жерла” таких воронок»[81].

Можно предположить, что нынешние преобразования в местном само­управлении тоже находятся под воздействием некоего аттрактора, который представляется принципиально отличным от ныне существующего состояния. Есть широкое поле возникающих путей в будущее. Но спектр структур- аттракторов не является сплошным. Не все, что входит в намерение субъекта реформаторской деятельности, может быть успешно реализовано в данной со­циальной среде. Традиционное для нас насаждение эфемерных проектов, выхо­дящих за пределы аттракторов, бессмысленно и вредно.

Другое понятие — «бифуркация» — означает точку ветвления эволюции открытой нелинейной системы. Поэтому саму нелинейную систему можно оп­ределить как такую, которая «таит» в себе бифуркацию. Не раз каждый из нас оказывался на распутье, когда необходимо было выбирать один из двух или не­скольких путей, ясно понимая, что этот выбор определит дальнейшую судьбу. Но что определяло выбор? Если поразмыслить, то, вспоминая свою жизнь, можно найти ряд моментов, когда по какой-то, может быть, незначительной причине мы меняли свой жизненный путь. Когда мы переживаем те или иные события, встречаемся с людьми, читаем книги, участвуем в каких-то акциях, просто наблюдаем тот или иной факт, мы не можем сказать, как это отразится на нашей дальнейшей жизни. Зачастую просто не придаем им значения. И только уже по истечении некоторого времени, анализируя прошедшее, начина­ем понимать, что именно то или иное событие определило нашу судьбу, хотя в свое время мы на него могли и не обратить внимание.

Большинство людей, которым сегодня за тридцать, хорошо знакомы с жизнью в нашей стране до начала и во время перестройки. Сейчас кажутся оче­видными некоторые факты, значение которых тогда еще не было понятным, но

83

сейчас совершенно очевидно, что это были именно те моменты, которые опре­делили все последующее развитие. Достаточно вспомнить такие явления, как отчеты руководителей перед населением, работу с письмами и обращениями, внедрение хозрасчета, усиление экономической самостоятельности предпри­ятий, выборность руководителей, повышение материальной заинтересованно­сти. Все это и многое другое, чему отдавалось предпочтение всякий раз из не­скольких вариантов, обеспечивало стремительное притяжение к тем структу­рам-аттракторам, которые стали реальностью в наше время.

Еще один любопытный феномен, изучаемый в синергетике, — фракталии. Фракталиями называют такие объекты, которые обладают свойствами самопо­добия. Это означает, что малый фрагмент структуры такого объекта подобен другому, более крупному фрагменту или даже структуре в целом. Еще у всех в памяти такие оргструктуры, как партком, райком, горком, обком, ЦК КПСС, а вместе с ними — первичная, районная, городская, областная и всесоюзная пар­тийная организация. Типичным фрактальным объектом была городская пар­тийная организация, которая разветвлялась на несколько районных, а они, в свою очередь, — на множество первичных, которые делились на цеховые пар­тийные организации, последние же — на партгруппы. Каждое разветвление было идентично по конфигурации. От других оно отличалось прежде всего размерами. Типичным примером может быть пирамида государственной вла­сти, ее иерархические структуры. Фрактальными можно считать таксономиче­ские образования муниципалитетов. Скажем, муниципальное образование ти­пичного сельского района включает в себя более мелкие таксономические об­разования, построенные на базе поселков, сел и деревень.

Известны сентенции, «какова семья — таково и общество», «каков человек — таков и социум». Древние китайцы выдвинули принцип: «Одно — во всем, все — в одном». Это, пожалуй, всего лишь метафора. C точки зрения синерге­тики, масштабное подобие конкретизирует такое высказывание и существует не во всем мире, а в определенном классе его объектов, описываемых «странны­ми», как их называет С.П. Курдюмов, аттракторами.

84

В сложных системах разные уровни организации типа человек — общест­во, муниципальное образование — государство могут повторять друг друга, а поэтому может открыться возможность определять характер процессов в 66 льших масштабах, зная их ход в малых масштабах, и наоборот.

Е.Н. Князева и С.П. Курдюмов в объяснение синергетических процессов вводят поэтическое понятие — «вихрь порождающий». По их мнению, это один из самых простых и наглядных типов структур самоорганизации, спиральных структур. В вихре есть порождающее начало, ибо в самом процессе рождения структур заложена случайность. Структура инициируется случайностью. Все, что рождается само, а именно таковы структуры, возникающие в процессе са­моорганизации, рождается через малое, через случайность.

Средам с сильной нелинейностью, а социальная среда именно такова, свойствен колебательный режим. Пульсирующий характер свойствен всем со­циальным системам. В последние годы большое внимание ученых уделяется волновым процессам. В ходе развития социальных систем чередование этапов организации и дезорганизации носит волновой характер. Периоды домини­рующей стохастичности, сильной неравновесности, неустойчивости, возни­кающие, как правило, в результате усиления разного рода внешних воздейст­вий, сменяются периодами создания новых, более жестких социальных струк­тур, новым вариантом компоновки элементов. Такие периоды самоорганизации общества и есть объективная основа периодичности, цикличности историческо­го процесса в экономике (процессы обобществления и высвобождения рыноч­ной стихии), развитии управленческих структур (централизация и децентрали­зация), политике (тоталитаризм и демократизм), развитии общественного соз­нания (индивидуализм и коллективизм) и т.д. (Волновой характер местного са­моуправления подробно описан во втором разделе данной работы.)

Однако такая модель, — указывают авторы книги «Волновые процессы в обще­ственном развитии», — не означает замкнутого цикла и абсолютного повтора. Ра­зомкнутый цикл, неравновесносгь колебаний обеспечиваются периодами бифурка-

85

ций, когда осуществляется случайность выбора из возможных исторических альтер­натив (социальные кризисы, войны, радикальные реформы и т.д.).

Механизм возникновения волн универсален. Причина их возникновения кроется в противоречивости всех явлений. Волна — это борьба двух неразрыв­ных начал, свойств, сторон в одном целом. Форма волны определяется проти­воборством и одновременно стремлением к сосуществованию. «Нарушение» правил сосуществования уничтожает целостность явления, а вместе с ней и сам колебательный процесс[82].

Развитие, в традиционном его понимании, представляет собой спиралевидный необратимый поступательный процесс с элементами относительной повторяемости и цикличности: при отрицании одних явлений другими происходит их переход не только в другое качественное состояние, но и в свою противоположность. Это представление основано на известном диалектическом законе.

Что касается местного самоуправления, то оно в истинном его смысле не может быть инициировано сверху, т.е. своей противоположностью, оно может только возникнуть в ходе естественного социального развития из своей проти­воположности.

Рассматривая сущность системного подхода к социальному анализу, мы определили территориальные сообщества как открытые, нелинейные, неравно­весные и самоорганизующиеся системы. Как эти характеристики реализуются с точки зрения синергетики? Синергетические процессы протекают в открытых нелинейных системах, открытость системы в широком смысле означает нали­чие в ней взаимодействия со средой, обмена веществом или энергией. Приме­нительно к социальным системам — информацией. Надо подчеркнуть, что, го­воря о взаимодействии и обмене энергией, мы не имеем в виду какой-то от­дельный локализованный элемент системы, через который осуществляется это взаимодействие, или какой-то конкретный источник энергии, заряжающий эту систему. В самоорганизующихся системах взаимодействие осуществляется в

86

каждой их точке. Чтобы уяснить суть происходящих в такого рода открытых системах процессов, представим себе две прилегающие друг к другу и взаимо­проникающие среды, например местное сообщество, т.е. население и органы местного самоуправления. В каждой из них разыгрываются определенные про­цессы, являющиеся питательной основой друг для друга. В каждой точке этих сред происходят процессы обмена, постоянно «притягивается» какая-то ин­формация и осуществляются соответствующие действия. Любой город имеет разветвленную инфраструктуру (коммунальное хозяйство, транспорт, связь, здравоохранение, народное образование, торговлю и т.д.), которая характеризу­ет определенное состояние городской жизни в каждой ее точке. Это — C одной стороны. А с другой — аппарат органа власти, который воздействует на все эти сферы, реагируя на поступающие от них сигналы. Реакция материализуется в принимаемых органами власти решениях, которые, в свою очередь, воздейст­вуют на социальное пространство.

Открытость системы — необходимое, но не достаточное условие для са­моорганизации. Всякая самоорганизующаяся система открыта, но не всякая от­крытая система представляет собой нечто прогрессивное по отношению к ранее существовавшим. Все зависит от борьбы двух противоположных начал, одно из которых создает структуры, наращивающие неоднородность в сплошной среде, как, скажем, меняющиеся формы взаимодействия органов местного самоуправ­ления с местным сообществом, и другое — рассеивает неоднородность самой различной природы. В нашем случае таким рассеивающим началом является унифицирующая деятельность органов управления, размывающая неоднород­ность и приводящая все к единому стандарту. Хотя и это положение можно подвергнуть сомнению. Опыт последних лет показывает, что в одной только Сибири местные органы власти сформировались с большими различиями и по составу персонала, и по функциям.

87

Вряд ли стоит относить к типу закрытых систем то общество, которое у нас было в советский период. Если согласиться с терминологией К. Поппера1, то его следовало бы назвать закрытым, но сам Поппер не был синергетиком и в свое понятие вносил иной, скорее всего политический, смысл. Нельзя согла­ситься и с В.Л. Романовым, который считает, что синоним закрытости — огра­ниченность, несвобода1. Прежде всего, толкования самих понятий «свобода» и «несвобода» поливариантны, не имеющие однозначного смысла. Кроме того, применение этих понятий к социальным общностям бессмысленно, ибо даже тюрьма в широком социальном смысле — открытая система, так как ее связь со средой никогда не прекращается. Известно, насколько эффективен процесс са­моорганизации среди заключенных: строжайшая неформальная иерархия, дис­циплина, эффективные формы контроля и т.д. Но местное сообщество — все же не тюрьма, его взаимодействие со средой более интенсивно. Открытые системы никогда не остаются неизменными. Взаимодействие со средой неизбежно при­водит их в состояние неустойчивости, которое может изменяться под воздейст­вием самых ничтожных внешних влияний.

Другим концептуальным узлом синергетики является «нелинейность», или неэквивалентность прошлого будущему. Это также отчетливо проявляется в местном самоуправлении. Нелинейность можно объяснить посредством идеи многовариантности, альтернативности путей эволюции и ее необратимости.

Автор большого числа работ по синергетике С.П. Курдюмов считает, что особенность феномена нелинейности состоит в следующем. Во-первых, благо­даря нелинейности имеет силу важнейший принцип усиления «флуктуаций». При определенных условиях нелинейность может усилить флуктуацию — сде­лать малое относительно большим, макроскопическим по последствиям. При­менительно к территориальной общности, которая является типичной нелиней­ной системой, примером разрастания малого может быть рост девиантного по­ведения населения. Условием такого роста является падение авторитета власти

1Поппер К. Открытое общество и его врага. - M.: Междун. фонд «культурная инициати­ва», 1992.

88

на фоне, если следовать М. Веберу, традиционной формы господства и подчи­нения, укоренившейся в нашем обществе.

Во-вторых, определенные классы нелинейных открытых систем демонст­рируют другое важное свойство — пороговость чувствительности. Ниже порога все уменьшается, стирается, забывается, не оставляет никаких следов в приро­де, науке, культуре, а выше порога — наоборот, все многократно возрастает. Сегодня можно с определенностью сказать, что идеи и организационные формы местного самоуправления не достигли своего порога чувствительности и находятся в режиме затухания, в то время как девиантность существенно возросла.

В-третьих, нелинейность порождает своего рода квантовый эффект — дис­кретность путей эволюции нелинейных систем. То есть в данной нелинейной среде возможен отнюдь не любой путь эволюции, а лишь определенный спектр этих путей. Выше отмечалось уже это явление и перечислялись факторы, кото­рые определяют такой спектр. Эта позиция особенно показательна на примере социальных систем. Развитие нашего общества после революции 1917 г. могло пойти разными путями, но совершенно очевидно, что перечень путей был весь­ма ограничен. То же самое можно сказать и о процессах, происходящих в мест­ных сообществах после известных событий начала 1990-х годов.

В-четвертых, нелинейность означает возможность появления неожидан­ных изменений направления процесса. Нелинейность процессов делает практи­чески невозможными весьма распространенные до сих пор прогнозы экстрапо­ляции от достигнутого, ибо развитие совершается через случайность выбора пути в момент бифуркации, а сама случайность обычно не появляется вновь2. Примеров неожиданного пути развития в истории нашего общества сколько угодно. Вместо отмирания государства при социализме в советский период раз­витие пошло по пути всемерного его усиления; вместо демократизации и пре­одоления бюрократизма в постсоветский период развитие пошло по пути кри- ,См.: Романов В.Л. Указ. соч. - С. 122.

2См.: Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Указ. соч. - С. 23-24.

89

минализации и усиления бюрократизма; вместо местного самоуправления тер­риториальных общностей усиливалась вертикаль власти сверху донизу.

Синергетическое миропонимание позволяет за нелинейностью усмотреть возможность сверхбыстрого развития процесса. В основе механизма такого развития, по мнению С.П. Курдюмова, лежит нелинейная положительная об­ратная связь. Рассмотрим это на примере деятельности аппарата местного орга­на власти. Известно, к чему приводит отрицательная обратная связь. Она дает стабилизирующий эффект, заставляет систему вернуться в состояние равнове­сия. Это происходит всякий раз, когда осуществляются какие-либо реформы, не встречающие поддержки населения, ведущие к отрицательной реакции на дей­ствия органов власти. Так было, например, в период реформ, осуществляемых Н.С. Хрущевым. Отрицательная реакция была настолько очевидной, что выну­жденная отставка, организованная группой политических деятелей под руково­дством Л.И. Брежнева, не встретила никакого сопротивления со стороны населения. Более того, возврат к старым формам был встречен в обществе с облегчением.

Положительная обратная связь, которая была совершенно очевидна в годы перестройки, начиная с 1985 г., привела к разрушению, к раскачке, к уходу сис­темы от равновесия к неустойчивости, а неустойчивость всегда вызывает раз­дражение и тревогу.

Однако внимание школы Пригожина и других синергетиков приковано как раз к изучению нестабильных, меняющихся, развивающихся систем. А это и есть своего рода неустойчивость и хаос. Без неустойчивости, в один голос заяв­ляют синергетики, нет развития.

Возвратимся еще раз к проблеме стабильного развития. Его невозможность применительно к территориальным общностям не вызывает сомнений. Но здесь все же следует согласиться с С.П. Курдюмовым, который, вступая в полемику с И. Пригожиным, утверждает, что, встав в центр проблемного поля и акценти­руя внимание на проблеме нестабильности, нельзя отбрасывать другую — ста­бильность, детерминизм[83]. В каких случаях неустойчивость конструктивна, а в

90

каких — нет? Если бы все было неустойчиво, тогда в мире царил бы хаос, но это не так. Наоборот, повсюду, по крайней мере, за пределами социума, мы ви­дим порядок. Очевидно, не все в мире неустойчиво, а есть лишь определенные типы неустойчивых систем. Это такие системы, для которых существуют прин­ципиальные границы предсказания и контроля. Синергетики их называют странными аттракторами. Это некоторая область, в которой происходит слу­чайное блуждание. Странные аттракторы обнаруживаются в разных сферах: и в физических, и в социальных. Есть они и в местном самоуправлении. Надо ска­зать, что данную систему нельзя считать абсолютно неустойчивой. Для того чтобы возникло местное самоуправление, возможно не любое состояние, а лишь состояние, попадающее в определенную детерминированную сферу. Не­устойчивость применительно к социальной среде означает случайные процессы внутри вполне определенной системы. Следовательно, здесь имеет место не от­сутствие детерминизма, а иная, более сложная, закономерность. Сегодня реаль­ным является открытое поле для местного самоуправления, и это поле детер­минировано всем предшествующим развитием, однако конкретная форма во­площения идеи пока скрыта. Подлинное местное самоуправление — странный аттрактор — остается неведомым.

Новые структуры развиваются медленно. Когда же они переходят порог медленного роста, то начинают развиваться в режиме быстрого обострения. На волне преобразований конца 1980-х годов нашего века начали формироваться новые гражданские, т.е. неполитические, объединения людей, связанных об­щими интересами, будь то ассоциации садоводов-любителей или членов моло­дежных жилищных комплексов, союзы потребителей или союзы квартиро­съемщиков и т.п. Однако, хотя многие из этих организаций окрепли настолько, что сумели противостоять и внутренним трудностям, и внешнему безразличию местной власти, они еще не стали подлинными катализаторами процесса ста­новления местного самоуправления. Нередко активность региональных и все­российских ассоциаций такого рода оказывается значительно более заметной, чем местных организаций.

91

На основании данного примера можно предположить, что малое возмуще­ние, попавшее на периферию сложной структуры из-за быстрого «сбегания» интенсивной области процесса к центру, эта структура может вообще не почув­ствовать, по крайней мере его действие окажется крайне незначительным. Наи­более яркий пример тому — деятельность политических партий и движений, практически не ощутимая на периферии. Если малое возмущение, попадая в механизм простой структуры, пусть даже немного изменит момент обострения, скажем, он наступит несколько раньше, то такое малое изменение по времени обусловливает (вблизи момента обострения) как угодно большое увеличение самой функции (самих характерных величин) и приводит к рассогласованию моментов обострения различных фрагментов, к распаду сложной структуры1.

Это явление можно проиллюстрировать на примере города. Приватизация предприятий торговли привела к резкой активизации рыночных отношений, в то время как учреждения социальной сферы, такие как образование, здраво­охранение, культура и т.д.; долгое время оставались и продолжают оставаться действующими по принципам социалистической распределительной системы. Это привело к дисбалансу в отношениях между субъектами городского хозяй­ства и инфраструктурой.

Принцип синергетизма позволяет предположить, что управляющее воздей­ствие будет в той мере эффективным, в какой оно будет соответствовать внут­ренним тенденциям саморазвития системы. Основополагающий принцип си­нергетики в том, что сложноорганизованной системе нельзя навязывать пути развития; нельзя слишком долго извне управлять ею, так как линия воздействия не может подменить линию эволюции. Необходимо также обеспечение полной свободы действий для реализации альтернативных моделей своего поведения. Живая система тем целесообразнее, чем меньше заимствований из внешней среды ей необходимо.

Очевидно, на основе этого вывода в Конституции РФ и Федеральном За­коне местное самоуправление в Российской Федерации самостоятельно в рам-

1См.: Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Указ.соч. - С. 36.

92

ках своей компетенции, и его органы не входят в систему органов государст­венной власти. Но директивное провозглашение независимости отнюдь не оз­начает его подлинной независимости. Степень зависимости местного само­управления от государства очень большая, а следовательно, целесообразной данную систему местного самоуправления назвать нельзя. Социальная эволю­ция направлена на преодоление дезорганизации, сохранение целостности сис­темы в условиях постоянно изменяющейся внешней среды. В этом и состоит ее способность к самоорганизации. Эволюционная модель характеризуется ориен­тацией системы управления на поддержку гомеостаза и низким уровнем само­организации, а бифуркационная модель отличается повышенной самоорганизо- ванностью отдельных компонентов системы в условиях неравновесности, об­щим снижением роли внешнего управления. Ставится вопрос: «Как малым воз­действием подтолкнуть систему на один из собственных и благоприятных пу­тей развития, как обеспечить ей самоуправляемое и самоподдерживающее раз­витие?» Принцип «управлять, не управляя», а на Востоке он звучит как «деяние — не деяние», известен давно. Однако это вовсе не означает, что он широко используется в практике социального управления. Это можно сравнить с рабо­той музыканта. Достаточно лишь нажимать на некоторые клавиши в опреде­ленной последовательности, и зазвучит музыка. Но стоит немного ошибиться, и гармония нарушится.

В этой связи резко возрастает роль человека в социальных системах, при­чем такое его качество, как талант руководителя позволяет ему малым толчком вызвать большие изменения позитивного характера. Но это возможно, если имеются условия образования нелинейной положительной обратной связи. Их суть в том, что внешнее воздействие способно усиливаться за счет внутренних энергетических ресурсов системы. В социальной практике это выражается во всеобщей поддержке населением каких-либо идей или начинаний. Все мы ви­дим, особенно в ходе избирательных кампаний, стремление кандидатов на тот или иной руководящий пост угадать интересы избирателей и «давить на эту кнопку». Но ответной реакции, как правило, нет или она незначительна. Веко-

93

лыхнуть страну или хотя бы небольшую территориальную общность так, чтобы высвободить большую «энергию» с помощью малого толчка, удается далеко не каждому. Этому нельзя научиться, как нельзя научиться сочинять симфониче­ские произведения, не имея природного дара.

Попробуем выделить и обосновать две основные самоорганизующиеся тенденции с целью обнаружения признаков поочередного доминирования каж­дой из них на разных этапах единого процесса самоорганизации на примере территориальной общности. Эти тенденции связаны с различными реакциями социальных систем на внешнее воздействие и способами переработки этих воз­действий. Известно, что система может либо интенсивно перерабатывать внеш­ние воздействия, какую-то часть их, либо закрываться от внешнего мира. Здесь следует напомнить отличие нашего представления об открытых и закрытых обществах от попперовского. В рамках данного исследования говорить об от­крытых и закрытых обществах следует не как о различных типах общества, а как о разных состояниях одного и того же общества, одной и той же территори­альной общности на разных этапах их развития.

Как уже говорилось, характер социальной эволюции связан со способно­стью социальной системы быть открытой, использовать для своего развития механизм положительной обратной связи. Этот механизм уловил и сформули­ровал Н.Н. Моисеев: «Если... в конкретных условиях возникло несколько ти­пов организации материи, согласующихся с другими принципами отбора, то реализуется та структура, которой отвечает ее минимальный рост (или макси­мальное убывание энтропии). Поскольку убывание энтропии возможно только за счет погашения внешней энергии и (или) вещества, реализуются те из мыс­ленно возможных (виртуальных) форм организации, которые способны в мак­симальной степени поглощать внешнюю энергию (или вещество)»[84]. Принимая этот принцип в качестве основополагающего, видим, что развитие местного са­моуправления в России сегодня, поглощая внешние ресурсы, идет по пути упо­рядочения как внутренней структуры, так и характера отношений с внешней

94

средой. Причем наиболее жизнеспособными оказываются те модели, которые адекватны социальной ситуации. Ниже будет показано, что упорядочение тер­риториального устройства местного самоуправления с неизбежностью повлечет за собой и упорядочение всего государственного административно- территориального устройства. Чем выше способность перерабатывать внеш­нюю энергию, снижать энтропию, тем короче жизнь социального явления. По­следние десять лет показали, сколь динамичными могут быть социальные про­цессы, сколь быстрыми могут быть рождение и смена социальных форм и структур.

Рождение нового порядка синергетика связывает с действием негэнтро- пийных энергетических источников. В территориальной общности аналогич­ную роль играют ресурсы. Нелинейный скачок система делает в связи с откры­тием новых способов ресурсной подпитки, что проявляется в легализации дру­гих форм собственности кроме государственной и кооперативно-колхозной. В настоящее время идет процесс использования новых ресурсов, но пока с не­большой эффективностью. Прежде всего, этот процесс должен бы проявиться в оптимизации использования трудовых ресурсов. Но сегодня мы видим, что да­леко не все предприятия производят больший объем продукции меньшим чис­лом работников. Отдельные примеры в городе и деревне обнадеживают. Про­исходят прорывы в формах использования такого ресурса, как информация, обеспечивающая связь с внешним миром, открытость системы. Эта открытость необходима для динамичного развития территориальных общностей, но вместе с тем это может явиться движением в сторону единообразия. Достаточно вспомнить замену пестрого мира крестьянских хозяйств в России единообрази­ем колхозов, изначально обреченных на стабильность и растущую энтропию. В на­стоящее время такой опасности нет, но забывать о ней никогда нельзя. Упорядочи­вающее государственное влияние может привести к аналогичному результату.

Синергетическое понимание нелинейности эволюции социальных систем позволяет высказать обнадеживающее предположение. Так как изменение сис­темы зависит не столько от наличия ресурсов, сколько от ее способности к их

95

переработке (усвоению), то судьба местного самоуправления будет зависеть не только от количества ресурсов, но и от умения различать их на предмет послед­ствий усвоения их системой.

Теперь рассмотрим механизм, заставляющий систему принимать внешнее воздействие в разных видах. Этот механизм является «социальным метаболиз­мом». Он представляет собой обмен товарами и финансами, идеями и инфор­мацией и, в конце концов, между человеком и природной средой. Такое деле­ние, конечно, условно. Чаще все эти потоки смешаны. Механизм взаимодейст­вия местных сообществ друг с другом, а также с федеральным центром, с зару­бежными странами идет по всем линиям. Такое установление контактов по за­конам самоорганизации создает неравновесность, обусловливающую возникно­вение новых структур. Борьба внешних и внутренних центров неоднородности может проявиться в усилении социальной стратификации и противоречиях ме­жду социальными слоями и группами. Становящийся рынок является основным эквивалентом обменных процессов в обществе и гарантом социальной динами­ки[85].

Метаболизм социальной системы несет разнообразие, случайность альтер­натив в развитии системы, оборотной стороной которых являются хаос и соци­альные потрясения. Процесс социальной мобильности приводит к переделу собственности. На этом фоне растут преступность и моральная деградация. C другой стороны, динамизм проявляется в усилении демократических начал, формировании основ гражданского общества. Это можно рассматривать как средство противодействия образовавшемуся хаосу. В законодательном плане закрепляется тенденция к самоопределению частей системы в местном само­управлении, в собственном законодательстве субъектов Федерации в рамках единого конституционного пространства. Хотя, как известно, нередки и выходы за эти рамки. Как показывает практика, сама Конституция, некоторые ее поло­жения сильно расходятся с реальностью.

96

Общественная мораль в период социального динамизма заметно падает, но вместе с тем усиление социальной неоднородности способствует развитию вы­сокой социальной мобильности. Таким образом, формируется социальный по­рядок в открытом обществе. Процесс порядкообразования основывается на раз­личных формах метаболизма, позволяющих обеспечивать систему дополни­тельными ресурсами. Но наряду с процессами интенсивного усвоения внешних воздействий имеют место обратные процессы, гасящие внешние раздражители, обеспечивающие гомеостатическое воспроизводство социального бытия. В этих случаях говорится о тенденции к закрытости системы, попадающей в со­стояние равновесия и роста энтропии. Разумеется, такая характеристика может рассматриваться лишь как относительная, ибо, как уже было замечено, абсо­лютно закрытых социальных систем не бывает. Примером наиболее закрытой социальной общности может быть известное по публикациям в «Комсомоль­ской правде» семейство старообрядцев Лыковых. Менее закрытые, но тоже по­падающие в их число — это удаленные от основных транспортных артерий и культурных центров сельские населенные пункты. При соприкосновении C внешним миром такая самоорганизация общества либо погибает, как это слу­чилось с семьей Лыковых, либо деградирует, как это случается с таежными по­селениями малочисленных народов. Незначительное внешнее влияние гасит систему. В любом случае любая социальная система всегда находится под влиянием двух факторов одновременно, способствующих ее открытости или наоборот закрытости, при доминировании одного из них.

Закрытые сообщества, так же как и открытые, существуют в соответствии с синергетическим законом. Система воспринимает смысл своего существова­ния в сохранении и воспроизводстве своего прежнего состояния. Тенденция к закрытости оказывается не без последствий. Причем последствия, как правило, негативного характера — диссипативное остывание, застой, стагнация. Закры­тость ведет к приостановке развития системы.

Что касается территориальных общностей в советский период, то они не были закрытыми от внешнего влияния. Но все они строились по одной модели,

97

жили по одним правилам и из внешней среды принимали однородную инфор­мацию. Искусственно сформированная система усиленно боролась с флуктуа­циями, обеспечивая режим самосохранения порядка и равновесности, насаждая тотальный контроль за всеми сторонами жизни сообщества. Такой подход не­избежно вел к этатизации страны в целом. В данном типе социальной системы центр развивается быстрее провинции, устанавливая свои порядки, становится индикатором будущего развития. Периферия же остается носителем прошлого образа социального развития. История России 90-х годов XX в. показала, что реформы, идущие из центра, встречают серьезное сопротивление на местах. По данным опросов персонала местных органов власти, в 1995 г. только 2 % их со­става в той или иной степени поддерживали деятельность федерального цен­тра[86]. Данный пример, вопреки общему представлению о демократическом об­ществе, отражает противоречивый процесс самоорганизации. Тенденция к за­крытости исходит не из центра, а с периферии.

Общество, в котором доминирует тенденция к закрытости, не может обой­тись без выстраивания жесткой системы вертикальных связей, которые господ­ствуют над горизонтальными и подчиняют их себе. Неслучайно местные Сове­ты народных депутатов были включены в систему государственной власти и являлись именно органами государственной власти на местах. Тенденция по­следних лет, касающаяся усиления государственного влияния на общество, на экономику, сразу же отразилась и на отношении к местному самоуправлению. Под сомнением оказалась статья 12 Конституции Российской Федерации, со­гласно которой органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.

98

Порядок в закрытой системе, доведенной до своего предела, понимается как строгая регламентация всех сторон жизни, состоящая из ограничений и за­претов, перекрывающих социальную инициативу, способствующих единообра­зию, а следовательно, и замедлению темпов общественного развития. Пред­ставление о порядке у большинства наших людей соответствует как раз логике закрытого общества[87]. Обязательными условиями и одновременно следствиями организационных процессов сохранения порядка являются унификация и упо­рядочение социальной структуры. Она представляется как иерархическая урав­новешенность, поддерживаемая государством и принимаемая населением, осо­бенно в части доходов, образа жизни и мыслей. Отметим, что здесь организа­торскую роль выполняют этические установки, ментальные особенности наро­да, которому не чужда психология эгалитаризма. Достаточно сказать, что пере­распределение ресурсов от большего к меньшему от трудолюбивого и умелого к ленивому и неумелому воспринимается большинством как нормальное и же­лаемое. Такое положение в нашей стране вело к равнению на худшего и, есте­ственно, к всеобщей разрухе. Господствующая идеология, как правило, дово­дится до примитивных схем. В частности, в СССР представление о коммуниз­ме, бытовавшее да и бытующее сейчас, воспринимается по аналогии со сценой, в которой гоголевскому герою сами собой залетали в рот вареники.

Подводя итоги, скажем, что с точки зрения теории социальной самоорга­низации, советский режим представлял собой систему, близкую к равновесию, которая, благодаря погашению внешних воздействий, выравниванию социаль­ной неоднородности, единообразию, жесткому контролю со стороны центра могла долго существовать, практически не развиваясь и не изменяясь. Однако такая система не может быть вечной. Усиление системного метаболизма, без которого она не может существовать, неизбежно ведет и привел к ее гибели. То есть гибель подобной системы неизбежна.

Территориальные общности, несмотря на имеющееся своеобразие: геогра­фическое, этническое, демографическое, были практически идентичны в поли-

99

тическом, идеологическом, организационном, финансово-экономическом от­ношении. Более того, идеальной социальной общностью являлась не городская, а сельская, полностью подчиненная всему набору требований.

Таким образом, ни открытый, ни закрытый способ существования соци­альной системы не вечен. Напротив, исторический опыт показывает: неизбеж­ность чередования этих способов существования.

Завершая этот параграф, еще раз отметим, что спонтанная самоорганиза­ция общества всегда сопровождается организацией и управлением, в основе ко­торых лежит воля субъекта. Основное различие открытого и закрытого обществ состоит в том, что в первом доминируют естественные социальные изменения, а во втором — внешняя упорядочивающая воля.

Следовательно, всякое целевое управление, т.е. любое волевое воздействие на социум, есть шаг к закрытости. Но без социального управления общество существовать не может. Проблема — в понимании сущности социального управления, его места в процессе жизнедеятельности общества. Этому посвя­щена следующая глава.

IOO

<< | >>
Источник: Новокрещёнов Александр Васильевич. Самоорганизация территориальных общностей как основа становления и развития местного самоуправления. Диссертация. Екатеринбург - 2003. 2003

Еще по теме 3. Синергетический подход к проблеме социального упорядочения:

  1. Синергетика
  2.   2.7. Философские проблемы медицины 2.7.1. Философия медицины и медицина как наука  
  3. «сложность» и «сложные системы» с позиции самоорганизации и теории самоорганизации
  4. Формы организационного упорядочения субъектов предпринимательства с позиций самоорганизации
  5. 2.1 Организационное проектирование на основании использования типовых структурных схем
  6. ВВЕДЕНИЕ