<<
>>

§ 5. Формирование принципов советской политики украинизации и образование Советского Союза

Украинская эмиграция и польские спецслужбы внимательно следили за ситуацией на Советской Украине. Большевики учитывали это обстоятельство и в свою очередь стремились продемонстрировать образцовое решение национального вопроса в УССР.

Было издано множество постановлений и декретов о равноправии украинского и русского языков. 21 февраля 1920 г. Всеукраинский ЦИК постановил: «На всей территории Украинской ССР, во всех гражданских и военных учреждениях должен применяться украинский язык наравне с великорусским. Никакое преимущество великорусскому языку недопустимо. Все учреждения, как гражданские, так и военные, обязаны принимать заявления и другие дела как на великорусском, так и на украинском языках и за отказ или уклонение в приеме виновные будут

~ 293

привлекаться по всей строгости военно-революционных законов» .

После поражения Красной армии под Варшавой в августе 1920 года и краха попыток «революционизировать» Польшу, большевистское руководство перешло к практическим мерам по реализации планов украинизации. 9 сентября 1920 г. на заседании Политбюро ЦК КП(б)У был рассмотрен проект закона «Об украинизации». Были высказаны замечания, и проект был направлен на доработку294.

Через несколько дней, 15 сентября 1920 г. глава Госиздата УССР, главный редактор газеты «Вісті ВУЦВК», украинский писатель, бывший боротьбист В. Эллан-Блакитный обратился в ЦК КП(б)У с докладной запиской «С чего начинать «украинизацию» Украины». Во-первых, он указывал на то, что партийные и советские работники, знающие украинский язык и условия Украины, разбросаны «по всей территории советской федерации», и предлагал «объявить соответствующую мобилизацию, заменив мобилизованных равноценными работниками с

295

Украины, незнающими украинского языка» . Кроме того, он предлагал обучить советских и партийных работников украинскому языку (издать самоучители, учебники, словари, организовать краткосрочные курсы). Для «перелома пренебрежительного отношения к украинскому языку мещанской массы советских служащих» Блакитный предлагал «издать приказ, хотя бы с предварительным обозначением срока, в какой они должны изучить украинский язык»296.

Блакитный обратил внимание и на организацию прессы на украинском языке: «Наша пресса на украинском языке, получающая весь материал по-русски, кустарным способом его перерабатывающая, не может угнаться в быстроте и постановке информации за прессой на русском языке...» Он считал необходимым «положить конец этому ненормальному положению». То же положение сложилось и в литературе, считал Блакитный, и предлагал положить конец «неизжитым тенденциям упорного общеруссизма, проводимые под всяким видом, не считаясь с

297

интересами революции» .

4 мая 1920 г. Наркомпрос Украины принял постановление «О подготовке работников просвещения с обязательным обучением

298

украинскому языку» , а 21 сентября 1920 г. Совет Народных Комиссаров УССР принял постановление о введении украинского языка в школах и советских учреждениях. Оно предусматривало обязательное изучение украинского языка во всех «учебно-воспитательных учреждениях с украинским языком преподавания», обратив особое внимание на «изучение украинского языка во всех...

учреждениях по подготовке работников просвещения». Государственному издательству вменялось в обязанность «озаботиться изданием... достаточного количества учебных пособий на украинском языке, равно как художественной литературы и всех прочих изданий», популярной и пропагандистской литературы. Исполкомы в обязательном порядке должны были издавать в каждом губернском городе «не менее одной украинской газеты». Во всех губернских и уездных городах должны были создаваться вечерние школы для обучения украинскому языку советских служащих299. Наконец, 21 октября того же года Совнарком УССР подписал постановление о введении украинского языка во всех «учебно-воспитательных заведениях с неукраинским языком обучения»300.

В следующем году ЦК КП(б)У несколько раз рассматривало вопрос об украинском языке и культуры. 1 января 1921 г. политбюро ЦК поручило Затонскому вместе с Наркомпросом «разработать меры по развитию

301

украинской культуры. и представить проект в ВЦИК» . 15 февраля, заслушав вопрос об издании украинской газеты, политбюро решило «подтвердить губкомам необходимость издания в каждой губернии селянской газеты на украинском языке» и во время съезда Советов «запросить товарищей с мест, в каких уездах желательно издание селянской газеты на украинском языке». В тот же день В.Я. Чубарю и А.Я. Шумскому было поручено «написать циркуляр к членам организации об использовании украинского языка как средства распространения

302

коммунистических идей среди трудящихся масс Украины» . 30 мая 1921 г. на базе Правописно-терминологической комиссии при Историкофилологическом отделении ВУАН и Терминологической комиссии Украинского научного товарищества в Киеве был основан Институт украинского научного языка (в 1930 году реорганизован в Институт языкознании при Академии Наук). 4 июня политбюро поручило Затонскому «собрать по своему усмотрению нескольких наиболее видных общественных украинских деятелей и предложить им обратиться с призывом к украинской интеллигенции честно служить советской власти и

303

принять активное участие в расколе украинской интеллигенции» .

Таким образом, в декретах и постановлениях высших украинских органов власти были обозначены основные направления политики большевиков в отношении украинского языка и культуры: введение обучения на украинском языке, выпуск печатных изданий, обучение государственных служащих украинскому языку и т.п. На практике это привело к постепенному появлению украинских советских культурных организаций и печатных изданий на украинском языке.

В 1920 году на Украине окончательно оформился «Всеукраинский пролеткульт». Эта пролетарская культурно-просветительная и литературно-художественная организация, формально подчинявшаяся наркомпросу, выпускала русскоязычный литературный журнал «Зори грядущего». Молодые писатели, бывшие символисты М. Терещенко, Д.

Загул, Г. Шкурупый, В. Полищук и др. в 1920 г. стали издавать журнал «Червоний вінок», а в 1921 году начал выходить «Вир революції». В 1921 году бывшая «пролетарская» литературная группа боротьбистов во главе с В. Элланом-Блакитным и Г. Михайличенко начала издавать журнал «Жовтень». В апреле 1922 года Главполитпросвет Наркомпроса утвердил устав литературной организации «Плуг» (основатель - С. Пелипенко). Другой украиноязычной литературной организацией был союз пролетарских писателей «Гарт», основанный в январе 1923 г. (основатель и руководитель - В. Эллан-Блакитный). В 1922 г. в Одессе было основано Товарищество художников им. К. Констанди; в 1923 г. в Киеве - Ассоциация художников Красной Украины; по инициативе молодых украинских композиторов в 1922 году было создано Товарищество им.

H. Леонтовича304.

Начала издаваться большевистская украиноязычная пресса. С марта 1919 г. в Киеве выходила ежедневная газета «Більшовик», в Харькове - орган ЦК КП(б)У «Комуніст» (последний печатал материалы преимущественно на русском языке). С 1921 года на русском и украинском языке выпускались «Вісті ВУЦВК» (с 131 номера - на украинском языке). Однако подавляющее большинство газет по-прежнему издавались на русском языке. По данным Книжной палаты УССР на Украине в 1920 г. выходило 87 украинских газет и 266 русских, а в 1921 г. - 45 украинских и

^nc

95 русских, в 1922 г. - 30 украинских и 102 русских .

Успехи в развитии образования на украинском языке были скромнее. Несмотря на появление постановлений о развитии украинского языка и культуры, в УССР в 1922 г. украинских школ было лишь 50 % от всего наличного состава; подавляющее большинство высших и средних специальных учебных заведений было русскоязычным (на украинский язык перешли в 1923 г. лишь 17,1 % институтов, 16,3 % техникумов и

I, 9 % профшкол)306.

Объяснение сложившейся ситуации содержится в одном из рабочих документов украинского Совнаркома - справке, подготовленной в 1924 г. заместителем главы украинского Наркомпроса Я. Ряппо для Чубаря, возглавлявшего в тот период Совет Народных Комиссаров УССР. В этом документе подводился итог усилиям партии в области украинизации. Основные трудности с украинизацией возникали в городах, где население в своем большинстве говорило на русском языке, тем более что за годы гражданской войны и интервенции здесь проводилась украинизация то «по-гетмански, то по-петлюровки»; были и периоды русификации «по- царски, по-деникински». «Менялись вывески и формы, но содержание оставалось за указанные годы старым - либо русско-черносотенным, либо

307

петлюровским» , - говорится в документе.

Без сомнения, трудности украинизации начала 1920-х гг. были связаны и с субъективными настроениями многих большевиков на Украине, для которых украинский язык нередко ассоциировался с М.С. Грушевским, П.П. Скоропадским и другими «буржуазными деятелями». Неудивительно, что Ряппо сделал следующий вывод: «Наряду с введением украинского языка, необходимо сохранить в качестве обязательного предмета преподавания во всех учебных воспитательных и культурно-просветительных учреждениях русский язык, имеющий государственное и общесоюзное значение в приобщении к культуре Союза

308

Социальных (так в тексте - Е.Б.) Советских Республик» .

Выступая на V конференции КП(б)У в ноябре 1920 г. секретарь ЦК КП(б)У С.В. Косиор заметил, что «многие товарищи, прибывающие из России», не были довольны украинской политикой центрального руководства. «Я должен отметить определенный процент, который не выдержал украинского давления и просил его освободить от украинской обстановки»309, - признавал Косиор. Выступавший на конференции Г.Е. Зиновьев также высказал озабоченность создавшимся положением: «Тов. Ленин рассказывал, что посетивший его один из бывших виднейших боротьбистов, ныне член нашей партии на Украине сказал ему: через пять лет на Украине нельзя будет показаться человеку, говорящему на русском

310

языке» . По мнению Зиновьева, социальные аспекты политики должны были иметь преимущество перед национальными, и многие украинские большевики разделяли его мнение. «Мы плакать не станем, если украинский язык за пять лет станет языком коммунизма и на этом языке мы будем воспитывать деревню, - восклицал Зиновьев. - Нам безразлично, на каком языке деревня будет воспитываться. Это для нас один из второстепенных вопросов. ...Нам не важно, на каком языке будут говорить трудящиеся, а нам надо говорить сколько мы с кулака сдерем шкур, одну или пять, в пользу бедняка, крестьянина и рабочего. Вот для чего нам была

311

нужна правильная постановка национального вопроса» . Зиновьев считал, что «язык должен свободно развиваться»: «В конце концов через ряд лет победит тот язык, который имеет больше корней, более жизненный, более культурный, следовательно, наша политика заключается в том, чтобы не на словах, а на деле искренно и честно показать украинской деревне, что советская власть ей не помеха говорить и учить

312

своих детей на каком угодно языке» . Это высказывание в дальнейшем служило для обвинения Зиновьева в пренебрежительном отношении к украинской культуре, Зиновьева постоянно вспоминали в связи с критикой «борьбы двух культур» (см. гл. 1 § 6), а Сталин назвал многолетнего

313

председателя исполкома Коминтерна «сторонником колонизаторства» .

Решение партии о применении украинского языка наравне с русским и недопустимости создания преимуществ последнему волновало русскую интеллигенцию. Буквально через неделю, 27 ноября 1920 г.,

А.В. Луначарский подписал специальную резолюцию Наркомпроса РСФСР, которая была направлена в ЦК КП(б)У: «По вопросу об общей политике украинского Наркомпроса Коллегия, одобряя заботливое отношение к культурным запросам украинского села и большинства, населения республики, говорящего на украинском языке, выражает уверенность, что Наркомпрос Украины озаботится сохранением и русской культуры, к которой примыкает значительная часть населения городов и некоторых местностей Украинской Республику, а также, что Наркомпросом Украины будут приняты меры к бережной охране

- 314

культурных ценностей национальных меньшинств» .

Очевидно, что требования центрального партийного руководства зачастую не совпадали с настроениями рядовых членов партии, тем более что численность украинцев в КП(б)У была невелика и к 1922 г. составляла лишь 23 %, русских было 54 %, и 21 % - других; при этом свободно

л i с

владели русским 99 % членов КП(б)У, а украинским - только 11 % .

Несмотря на трудности с воплощением в жизнь своих планов, большевики не намерены были отступать. Более того, в начале 1920-х годов в статьях и речах высших партийных деятелей отчетливо стали проявляться те основные направления национальной политики, которые в 1923 г. составят основу коренизации.

В октябре 1920 г. в статье «Политика советской власти по национальному вопросу в России» Сталин отмечал необходимость «взаимной поддержки центральной России и ее окраин», ибо без этого «невозможна победа революции, невозможно освобождение России от когтей империализма». Экономическая взаимозависимость РСФСР и национальных республик была особенно острой: «Центральная Россия, этот очаг мировой революции, не может долго держаться без помощи окраин, изобилующих сырьем, топливом, продуктами продовольствия. Окраины России в свою очередь обречены на неминуемую империалистскую кабалу без политической, военной, организационной помощи более развитой центральной России». Между тем, «чтобы упрочить этот союз, нужно прежде всего ликвидировать ту отчужденность и замкнутость окраин, ту патриархальность и некультурность, то недоверие к центру, которые остались на окраинах, как наследие зверской политики царизма».

Чтобы советская власть стала родной для «народных масс окраин России», Сталин предлагал «поставить школу, суд, администрацию, органы власти на родном языке»316. Таким образом, уже в 1920 г. прозвучали слова о ликвидации недоверия к центру, которые тремя годами позже Сталин разовьет в тезис о полном взаимном доверии между русским пролетариатом и крестьянством иных национальностей. В сталинской речи на XII съезде партии в апреле 1923 г. не был новым и тезис о двоякой опасности - со стороны великодержавного шовинизма и местного национализм. Требование развить «богатую сеть курсов и школ на окраинах по всем отраслям управления для создания инструкторских

~ 317

кадров из местных людей» также войдет составной частью в сталинский план коренизации.

Обозначенные в 1920 г. направления национальной политики не были временным лозунгом или краткосрочным политическим расчетом. Мысль о необходимости развития национального языка, культуры, школы, введение делопроизводства на родном языке и т.п. была взята на вооружение и должна была непосредственно проводиться в жизнь аппаратом Наркомнаца. Так, Л.Б. Каменев, приветствуя от имени партии участников первого Всероссийского совещания представителей автономных республик и областей и губернских отделов по делам национальностей, которое состоялось в Москве 18-21 декабря 1920 г., также особо отметил необходимость сохранения единства центра и окраин в интересах мировой революции: «...Мы в течение этой войны сами научились, поняли это, как урок стратегический: необходимое единство центра и окраин как для спасения центра, так и для спасения окраин».

Этот тезис стал краеугольным камнем национальной политики, именно из этого обстоятельства исходили большевики, призывая с осторожностью подходить к национальным чувствам нерусских народов. «Мы здесь, в Москве, поняли, что мы не можем жить и строить коммунистическое общество, не имея точного и определенного отношения с теми народами, которые живут и расположены вокруг Донецкого бассейна или вокруг бакинской нефти или вокруг сибирского хлеба или

318

вокруг степных пространств, на которых пасется скот» . Отмечая тот факт, что народы, населяющие территорию бывшей Российской империи, находятся на разных ступенях общественного развития, Каменев в качестве основной причины этого явления по традиции сослался на эксплуататорскую политику царского правительства.

«...Нам необходимо не забывать того, что эти угнетенные нации склонны не доверять тем, кто был еще недавно частью той машины, которая их угнетала, и что мы, как коммунисты, как Советская власть,

319

должны завоевывать это доверие» , - эти слова Каменева, произнесенные в 1920 г., отражали намерение большевиков завоевать доверие

представителей различных национальностей за счет уничтожения пресловутых привилегий русского народа царского времени. Та же мысль прозвучит и на XII съезде партии в 1923 г., когда будет широко пропагандироваться опасность «великорусского шовинизма».

Как и Сталин, Каменев понимал необходимость создания опоры на местах путем воспитания национальных партийных кадров: «Без школы и администрации на родном языке, без управления людьми, которые знают местную обстановку и местное население, - без этого пробудить широкие массы, которые иногда тысячелетиями держались в рабстве, нам никогда не удастся, а мы с вами только что решили, что стоять один на один против мирового империализма, не имея резервов в миллионных хозяйствах, расположенных на окраинах, мы борьбы с империализмом не выдержим.

Нам нужны эти резервы. Мы знаем, что нельзя эти резервы мобилизовать приказом. Они должны расти снизу, т.е. расти на основе собственного культурного развития, пользуясь собственным языком, собственным судом, пользуясь теми коммунистами, которые вышли из его собственной

320

среды» . Подобные рассуждения звучали и на ХП съезде партии, во время обсуждения политики партии в области национального вопроса.

Уже в 1920 г. пропагандировалось мировое значение решения национального вопроса революционной Россией. Каменев подчеркивал: «Наше решение национального вопроса стало центром притяжения громаднейших масс индийцев, китайцев и других народов, с которыми раньше никто не считался, они были слишком бедны и слишком отсталы, у них не было вождя. Этот вождь есть теперь в лице Советской России и, конечно, степень доверия к нам со стороны этих многомиллионных масс...

321

будет зависеть от того, как мы решим у себя национальный вопрос» .

Следующим этапом в развитии национальной политики партии был ее Х съезд в марте 1921 г., где с докладом по национальному вопросу выступил Сталин. В тезисах к съезду в качестве одной из задач РКП(б) он указывал на необходимость: «а) развить и укрепить у себя советскую государственность в формах, соответствующих национальному облику этих народов; б) поставить у себя действующие на родном языке суд, администрацию, органы хозяйства, органы власти, составленные из людей местных, знающих быт и психологию местного населения; в) развить у себя прессу, школу, театр, клубное дело и вообще культурнопросветительные учреждения на родном языке». Данное положение, как и указание на опасность «искажений политики партии в национальном вопросе» как в сторону «великодержавности, колонизаторства, великорусского шовинизма», так и в сторону «буржуазно-

322

демократического национализма» , составляло одну из главных принципов курса РКП(б) в национальном вопросе и в дальнейшем составило основу политики коренизации партийного и советского аппарата в национальных республиках.

На Х съезде РКП(б) Сталин выступил с докладом, в котором разъяснил «суть национального вопроса». По его мнению, необходимо «уничтожить ту отсталость (хозяйственную, политическую, культурную) национальностей, которую они унаследовали от прошлого, чтобы дать возможность отсталым народам догнать центральную Россию и в

323

государственном, и в культурном, и в хозяйственном отношениях» . При этом два момента в речи наркома по делам национальностей представляются особенно важными. Прежде всего, он счел нужным подчеркнуть, что теперь речь шла не о национальном самоопределении, а о праве народов на государственное отделение. Если первый лозунг он считал «совершенно расплывчатым», то второй - революционным, крайне необходимым в «момент разгорающегося освободительного движения в колониях». «Поскольку советские государства объединяются в федерацию на началах добровольных, постольку право на отделение остается

324

неиспользованным по воле самих народов, входящих в РСФСР» . Сталин подчеркнул, что «при Советском федеративном государстве нет больше ни угнетенных национальностей, ни господствующих, национальный гнет уничтожен, но, ввиду унаследованного от старого буржуазного порядка фактического неравенства (культурного, хозяйственного, политического), между национальностями более культурными и менее культурными национальный вопрос принимает форму, требующую выработки мероприятий, ведущих к тому, чтобы трудовым массам отсталых народностей облегчить хозяйственное, политическое и культурное преуспеяние, дать им возможность догнать ушедшую вперед центральную

325

- пролетарскую - Россию» .

Кроме того, Сталин обратил внимание на настроения, распространенные среди коммунистов. «Немногочисленные группы русских коммунистов» игнорировали «особенности быта и культуры на окраинах», уклоняясь иногда в сторону русского великодержавного шовинизма. Одновременно «коммунисты-туземцы» не всегда, по его мнению, умели «отличить классовые интересы трудовых масс своего народа от так называемых «общенародных» интересов», что приводило к уклону «в сторону местного туземного национализма»326.

В заключительном слове Сталин вновь обратил внимание на настроения, распространенные среди русских коммунистов и попытался развеять сомнения, возникавшие по поводу существования таких наций, как украинская и белорусская. «Здесь я имею записку о том, что мы, коммунисты, будто бы насаждаем белорусскую национальность искусственно. Это неверно, потому что существует белорусская национальность, у которой имеется свой язык, отличный от русского, ввиду чего поднять культуру белорусского народа можно лишь на родном его языке, - заявил Сталин. - Такие же речи раздавались лет пять тому назад об Украине, об украинской национальности. А недавно еще говорилось, что украинская республика и украинская национальность — выдумка немцев. Между тем ясно, что украинская национальность существует, и развитие ее культуры составляет обязанность коммунистов. Нельзя идти против истории. Ясно, что если в городах Украины до сих пор еще преобладают русские элементы, то с течением времени эти города будут неизбежно украинизированы. Лет 40 тому назад Рига представляла собой немецкий город. Но так как города растут за счет деревень, а деревня является хранительницей национальности, то теперь Рига — чисто латышский город. Лет 50 назад все города Венгрии имели немецкий характер, теперь они мадьяризированы. То же можно сказать о тех городах Украины, которые носят русский характер и которые будут украинизированы, потому что города растут за счет деревни. Деревня — это хранительница украинского языка, и он войдет во все украинские

города как господствующий элемент. То же самое будет с

327

Белоруссией...»

Большое внимание, уделенное на съезде национальному вопросу, было не случайным. Большевики стремились к тому, чтобы их слово в его решении стало решающим. Так, украинские национал-коммунистические партии могли составить в этой области серьезную конкуренцию КП(б)У. Украинские большевики это понимали и шли на сотрудничество с ними с величайшей осторожностью. В июле 1918 г. I съезд КП(б)У допустил сотрудничество партии лишь с «низами» левых украинских эсеров, провозгласив беспощадную войну всем другим партиям. II съезд в октябре того же года выступил и против сотрудничества с левыми эсерами, а III съезд в марте 1919 г. отказался разделить властные полномочия с боротьбистами. Украинский исследователь О.Б. Брындак считает, что только указание свыше - РКП(б) - на опасность такого поведения украинских большевиков позволило боротьбистам возглавить 3 наркомата

328

из 16 и получить несколько мест заместителей наркомов .

Однако среди украинских большевиков были и сторонники более тесного сотрудничества с украинскими эсерами и социал-демократами. На совещании представителей партийных организаций Правобережной Украины в Гомеле 25 ноября 1919 г. группа так называемых федералистов выступила за объединение с левыми фракциями украинских социал- демократов и социалистов-революционеров и создание отдельной от

329

РКП(б) Украинской коммунистической партии .

Большевики старались постоянно держать своих друзей-противников под контролем. Бриндак подробно рассказывает, как осуществлялся такой контроль. Ряды боротьбистов, укапистов, борбистов опустошали, с одной стороны, партийные мобилизации на фронт. В то же время на Украине была установлена ограничительная система выборов (25 тыс. жителей городов приравнивались к 125 тыс. крестьян) и контроль за прессой с помощью цензуры. Кроме того, финансовые дотации национал- коммунистическим партиям были всегда невелики по сравнению с большевиками. Мирному сотрудничеству украинских большевиков с укапистами и боротьбистами отнюдь не способствовали и специальные циркуляры ЦК РКП(б) о борьбе с антисоветскими партиями, которые

330

рассылались в губернские партийные организации .

В конце концов, угрожая разрывом блока, ЦК КП(б)У добился самороспуска национал-коммунистических партий и включения их членов в КП(б)У на индивидуальной основе. Боротьбисты объявили о самороспуске в марте 1920 г., борьбисты - в мае 1920 г. Дольше всего

1Λ 1

держались укаписты - до 1925 г. На 1 января 1926 г. в КП(б)У состояло 5100 выходцев из других партий, что составляло 3,4 % от ее общей

332

численности . Однако в дальнейшем бывшие боротьбисты и укаписты оказывались первыми кандидатами на исключение из партийных рядов при проведении «чисток», и к 1938 г. в КП(б)У не осталось ни одного из

333

них

Таким образом, большевики обеспечили себе свободу политического маневра, в том числе в области национальной политики. Новая власть стремилась сохранить единство страны путем образования национальных советских республик. Усиление национального самосознания на Украине, деятельность национальных правительств, опиравшихся на заинтересованность в существовании независимой Украины со стороны Германии и других европейских стран, требовали воплощения в жизнь провозглашенных еще до революции лозунгов о самоопределении и свободном развитии национальной культуры. В этих целях партийное руководство всячески подчеркивало как единство интересов советских республик, так и необходимость бороться с «великорусским шовинизмом».

Вопреки мнению многих партийных и советских деятелей, ожидавших в недалеком будущем мировую революцию, центральное руководство настаивало на необходимости изучения служащими национального языка, развития системы образования и средств массовой информации на национальном языке. Между тем множество насущных проблем - как экономических, так и внутриполитических - оттеснило на второй план вопрос о национальном языке и культуры вплоть до того момента, когда он стал актуальным в связи со сложным процессом образования Союза ССР.

После окончания гражданской войны встал вопрос об оформлении отношений РСФСР с образовавшимися советскими республиками. Как известно, в 1920-1921 гг. были заключены двусторонние договоры с Азербайджаном, Украиной, Белоруссией, Дальневосточной Республикой, Хорезмской и Бухарской республиками. В 1922 г. была образована Закавказская Федерация (Грузия, Армения, Азербайджан), также заключившая союз с РСФСР. Договоры предусматривали оборонительный и хозяйственный союз. Однако стала очевидной необходимость официального оформления тесных взаимоотношений советских республик.

На Х съезде РКП(б) весьма эмоционально выступил Затонский, подчеркнувший необходимость борьбы с «тенденциями русопятства» и уточнить принципы взаимоотношения национальных республик и центра. «Но я лично не знаю, в каких взаимоотношениях мы находимся сейчас с РСФСР, мы, живущие на Украине, - заявил Затонский. - Я лично не разобрался окончательно. Что же говорить о широких массах! С заключением последнего договора мы не то находимся в федерации, не то не находимся. ... Но необходимо точнее определить взаимоотношения частей федерации не потому, чтобы нужно было увеличить или уменьшить права этих частей, - не в этом дело, - а для того чтобы установить точность и устранить ту неразбериху, которая у нас имеется и портит

334

хорошо наладившееся дело» . В данном случае Затонский критиковал положение, сложившиеся после заключения договора между РСФСР и

Украинской ССР 28 декабря 1920 г., по которому обе республики вступили в хозяйственный и военный союз, объединив важнейшие наркоматы. Признавая необходимость сохранения централизма, Затонский призывал внести порядок в распределение властных полномочий между центральными и республиканскими наркоматами.

В период образования СССР и учреждения структуры власти единого государства, представители Украины пытались предложить свой вариант распределения властных полномочий. Яростным противником усиления полномочий центра выступал глава правительства УССР Раковский. Еще в апреле 1921 г. он делегировал в Москву секретаря ЦК КП(б)У Ф.Я. Кона с предложением учредить украинский отдел при ЦК РКП(б), который был бы аналогичен по своему статусу постоянному представительству правительства УССР при Совнаркоме РСФСР. Такой отдел информировал бы ЦК РКП(б) о нуждах и предложениях республиканской партийной

335

организации . Однако вопрос о структуре партии и роли республиканских партийных организаций был определен еще в марте 1919 г. на VIII съезде РКП(б). Предложение украинских коммунистов было Сталиным отвергнуто, о чем Кон незамедлительно доложил Политбюро336.

Очевидно, что и многие украинские лидеры, и центральное большевистское руководство по-разному интерпретировали вопрос о союзе между РСФСР и УССР. Действительно, вышеупомянутый «Союзный рабоче-крестьянский договор между РСФСР и УССР» допускал возможность появления претензий как со стороны Украины (поскольку речь шла о суверенности каждой из договаривающихся сторон), так и со стороны РСФСР (поскольку объединенные комиссариаты входили в состав российского совнаркома).

Претензии украинских лидеров были не случайны: они базировались на предоставленной УССР возможности проявить внешнеполитическую активность в период проведения в Риге важных советско-польских переговоров о прекращении войны и заключении мирного договора. Внешнеполитическое ведомство Советской Украины было создано 16 марта 1920 г. Представителем правительства УССР на переговорах с Польшей был Квиринг. Он считал, что УССР должна в будущем иметь самостоятельные посольства в Англии, Франции, США, Германии и Италии, предлагал создать посольство в Варшаве с консульствами во Львове, Тарнополе, Станиславе. Помимо Польши, Квиринг предлагал учредить представительства и в других странах, где проживали этнические

337

украинцы - Чехословакии, Румынии, Австрии . В начале января 1921 г. при российском правительстве была создана дипломатическая миссия УССР, в которую вошли Ю.М. Коцюбинский, В.К. Лях и В.Х. Ауссем. Дипломатическая активность УССР в 1921 г. была весьма высока: в феврале был заключен договор с Литвой об установлении дипломатических отношений, в августе Украина заключила мирный договор с Латвией, а в ноябре - с Эстонией. Украинские представители участвовали в торговых переговорах с Чехословакией и Италией, в переговорах об установлении дипломатических отношениях с Австрией. В январе 1922 г. УССР заключила договор о дружбе с Турцией (он был аналогичен российско-турецкому договору 1921 г.).

В начале 1922 г. вопрос об объединении советских республик стал еще более актуальным в связи с подготовкой к Генуэзской конференции. Народный комиссар по иностранным делам РСФСР Г.В. Чичерин 10 января написал секретарю ЦК РКП(б) В.М. Молотов письмо, в котором высказал свою точку зрения на состав советской делегации на будущей конференции. Он подчеркнул, что «в протоколе заседания комиссии по подготовке европейской конференции от 9 января выдвинут чрезвычайной важности вопрос о включении братских республик в РСФСР к моменту

338

конференции» . По его мнению, «момент достаточно благоприятен для проведения этой очень крупной меры без серьезных международных осложнений», и «на конференции следует поставить державы перед свершившимся фактом». «Если мы на конференции заключим договоры как девять параллельных государств, это положение дел будет юридически надолго закреплено, и из этой путаницы возникнут многочисленные

339

затруднения для нас в наших сношениях с Западом» , - утверждал глава советской дипломатии.

13 января 1922 г. Сталин написал членам Политбюро записку по вопросу о составе и полномочиях советской делегации на европейской конференции. Отметив, что в Италии придется столкнуться с вопросом о юридических взаимоотношениях между независимыми республиками и РСФСР, он опасался, что противники «постараются вскрыть при этом всю неопределенность и противоречивость в этих взаимоотношениях». По его словам, исходя из необходимости установления единства дипломатического фронта, «некоторые товарищи предлагают добиться в кратчайший срок объединения всех независимых республик с РСФСР на началах автономии». Сталин вполне разделял эту точку зрения, однако, учитывая необходимость проведения серьезной подготовительной работы в этой области и отсутствие необходимого времени, предложил подписать мандаты всех членов делегации всеми председателями советских республик, а также председателем правительства ДВР340.

28 января свою точку зрения по данному вопросу высказал и Раковский. Согласившись с тем, что на конференцию «нужно нам явиться как единой делегацией»341, он считал предложения главы НКИД политической ошибкой, поскольку «проект Чичерина формально

342

упраздняет независимые советские республики» . Проводить единую линию в иностранной политике он предлагал «не в механическом устранении» от нее советских республик, а «при условии инициативы советских республик», для чего предлагал создать специальный общий федеральный орган. Для Г енуэзской конференции он считал достаточным подписать соглашения между республиками, а членам единой делегации

343

выступать только от имени всего Союза Советских Республик .

28 января Чичерин высказал свою точку зрения на предложения Раковского. «Тов. Раковский, соглашаясь с желательностью создания федерального органа внешних сношений, указывает, что нельзя подчинить братские республики российскому органу, а надо создать федеральный орган, являющийся выразителем всех республик»344, - писал Чичерин. Это можно было сделать или путем присоединения к российскому наркоминделу представителей всех республик, или создав

общефедеральный орган. Поскольку общефедерального съезда советов не было, Чичерин предлагал такой общефедеральный орган создать в форме комиссии, поскольку «было бы империализмом подчинить братские наркоминделы российскому наркоминделу вместо того, чтобы поставить во главе всех настоящий федеральный наркоминдел»345.

Действительно, Чичерин выступал против параллельного

существования представительств России и Украины. Весной 1922 г. В.Х. Ауссем пытался выдвинуть украинские требования к Германии во время переговоров заместителя Чичерина М.М. Литвинова в Берлине, что могло существенным образом сказаться на судьбе переговоров. Для спасения положения в Берлин был отправлен Чичерин346. 16 марта 1922 г. нарком по иностранным делам РСФСР направил в Политбюро ЦК РКП(б) письмо, в котором высказал сомнение в целесообразности существования параллельных представительств в зарубежных странах России и Украины, тем более что «западные представительства уже неоднократно обнаруживали стремление сепаратно заигрывать с Украиной и вообще с

347

окраинными государствами и разыгрывать их против РСФСР» . После обращения Чичерина Политбюро ЦК РКП(б) 27 апреля 1922 г. приняло постановление, в котором указало, что «никакие самостоятельные

переговоры советских республик с иностранными государствами не

ЛИО

должны вестись без предварительного согласования с НКИД РСФСР» .

Между тем весной 1922 г. была предпринята еще одна попытка усиления влияния Украины и украинской парторганизации в Москве. На проходившем с 27 марта по 2 апреля 1922 г. XI съезде РКП (б) Н.А. Скрыпник, представлявший Украину, подчеркнул, что советская власть дает возможность трудящимся «полностью развивать все свои способности и, независимо от национальности, удовлетворять их национальные запросы». Однако, по его словам, на практике «отдельные лица проводят несколько иную линию, заражая подчас и отдельные советские аппараты»: «имеется тенденция к ликвидации той государственности рабочих и крестьян, которая добыта силою рабочих и крестьян этой страны». Подобного рода тенденция была обусловлена влиянием лозунга о «единой и неделимой России», и партии необходимо отмежеваться от таких настроений349. В ответ Д.З. Мануильский, работавший с декабря 1921 г. первым секретарем ЦК КП(б)У, заявил, что он выступает от имени украинской делегации, в то время как Скрыпник

350

«по целому ряду вопросов... имеет свое своеобразное мнение» .

Следующий эпизод был связан с Коном. По распоряжению ЦК РКП(б) он был отозван в Москву для работы в Коминтерне, и Политбюро ЦК КП(б)У, вспомнив свою прошлогоднюю попытку учредить украинский отдел при ЦК РКП(б), решил назначить его официальным представителем ЦК КП(б)У при ЦК РКП(б). Естественно, последовало замечание, что республиканская организация не может учреждать должность постпреда при партийном центре, и 28 апреля Политбюро ЦК КП(б)У приняло протокольное постановление, в котором уведомляло ЦК РКП(б), что под назначением представителем ЦК КП(б)У подразумевалось только то, что на Кона, близко знакомого с потребностями украинской организации,

возлагались обязанности лично поддерживать предложения украинской

- 351

парторганизации перед центральным партийным руководством .

В результате 11 мая 1922 г. Политбюро ЦК РКП(б) приняло решение о создании специальной комиссии, которая должна была урегулировать взаимоотношения между РСФСР и УССР. В состав комиссии вошли И.В. Сталин, Л.Б. Каменев, М.В. Фрунзе, Н.А. Скрыпник, Д.З. Мануильский. В решении Политбюро подчеркивалось, что «никакой перемены в отношении РСФСР к УССР в смысле отмены или умаления независимости Украинской Республики и вообще в смысле пересмотра основных конституционных положений Украинской Республики не произошло»352. Более того, подобные шаги осуждались: «Если бы оказалось, что НКИД РСФСР была допущена посылка ноты или какие- либо сношения от имени Украины или непосредственно затрагивающие Украину без предварительного оповещения НКИД Украины, то такого рода шаги ЦК РКП признает безусловно недопустимыми и требует, чтобы в случае повторения чего-либо подобного были преданы суду секретарь и управделами НКИД РСФСР, отвечающие за нарушение непосредственно, и партийному суду нарком и заместители его, ведающие непосредственно данной областью работы». А.И. Рыкову и А.Д. Цюрупе поручалось «наблюдать за тем, чтобы эти решения проводились в практике НКИД РСФСР»353.

12 мая, рассмотрев все предложения о разногласиях и «неправильностях» во взаимоотношениях ведомств УССР и РСФСР, Комиссия ЦК РКП(б) по урегулированию взаимоотношений между РСФСР и УССР постановило «обязать все центральные органы РСФСР в течение двух недель представить в Комиссию согласованные проекты об их взаимоотношениях». Особо подчеркивалось, что центральные органы обязаны были не допускать каких-либо «мероприятий, которые практически вели бы к ликвидации УССР и умалению прав ее ЦК, Совнаркома и ее центральных органов»354.

Второе заседание этой комиссии состоялось 17 мая. Комиссия приняла к сведению, что «между наркоматами РСФСР и УССР выработан проект временного соглашения», наркоматам поручалось «зафиксировать это соглашение и провести надлежащим порядком соглашением обоих

355

ВЦИКов» . Одновременно комиссия признавала «желательным и необходимым, чтобы в Малый Совнарком РСФСР был на правах его члена введен представитель УССР». На заседании политбюро ЦК РКП(б), которое должно было состояться на следующий день, 18 мая, Сталин должен был поставить на повестку дня и поддержать это предложение356. Наконец, комиссия подтверждала постановление предыдущего заседании «о возложении на все центральные органы РСФСР и УССР [обязанности] взаимно согласовывать свои отношения». Обе стороны должны были «представить проекты или фиксированные разногласия для рассмотрения

357

Комиссии» .

Между тем процесс формирования союзного государства вступил в решающую стадию. 10 августа 1922 г. Политбюро ЦК РКП(б) рассмотрело вопрос о взаимоотношениях между РСФСР и Украиной и приняло решение «указать в партийном порядке тем наркоматам, соглашение которых с Украиной было утверждено комиссией Политбюро ЦК, что они должны руководствоваться в своих действиях этим соглашением, но без оформления его в советском порядке». Одновременно политбюро приняло важное решение: «Предложить Оргбюро образовать комиссию с поручением к следующему Пленуму ЦК подготовить вопрос о взаимоотношениях РСФСР и независимых республик, для оформления его

358

потом в советском порядке» . Такая специальная комиссия была создана под председательством В.В. Куйбышева, в которую также вошли Г.К. Орджоникидзе, Х.Г. Раковский, Г.Я. Сокольников, И.В. Сталин и представители национальных республик, в том числе Г.И. Петровский от УССР.

Сталин, ставший к тому моменту генеральным секретарем партии и изучивший состояние работы и настроения периферийных

парторганизаций, настаивал на необходимости немедленного изменения существующего порядка отношений «между центром и окраинами». 11 августа комиссия Оргбюро приняла проект резолюции о взаимоотношениях РСФСР с независимыми республиками,

подготовленный И.В. Сталиным и получивший позднее название «план автономизации». Проект был разослан для обсуждения в ЦК компартий национальных республик.

Сталинский проект признавал «целесообразным формальное вступление независимых Советских республик: Украины, Белоруссии, Азербайджана, Грузии и Армении в состав РСФСР, оставив вопрос о Бухаре, Хорезме и ДВР открытым и ограничившись принятием договоров с ними по таможенному делу, внешней торговле, иностранным и военным

OCQ

делам и прочее» . Признавалось целесообразным «формальное распространение компетенции ВЦИКа, СНК и СТО РСФСР на соответствующие центральные советские учреждения» в перечисленных республиках. «Внешние дела (Индел, Внешторг), военные дела, железнодорожные, финансовые и потель» (почта и телеграф - Е.Б.) республик предлагалось объединить с соответствующими учреждениями РСФСР; наркоматы продовольствия, труда и народного хозяйства должны были формально подчинить директивам соответствующих наркоматов РСФСР; наконец, остальные наркоматы (юстиции, просвещения, внутренних дел, земледелия, рабоче-крестьянской инспекции, здравоохранения и социального обеспечения) должны были быть самостоятельными; органы борьбы с контрреволюцией подчинялись директивам ГПУ РСФСР. Сталин предлагал данное решение не публиковать, а передать национальным ЦК в качестве циркулярной директивы для его проведения через ЦИКи или съезды Советов республик до созыва Всероссийского Съезда Советов, на котором оно и должно было быть продекларировано «как пожелание этих республик»360.

Свой мысли по поводу объединения республик Сталин изложил Ленину в письме 22 сентября 1922 г. Сталин оценивал сложившуюся ситуацию как «отсутствие всякого порядка и полный хаос», которые тормозят и парализуют «всякую хозяйственную деятельность в общероссийском масштабе». Сталин предлагал выбрать одно из двух: «либо действительная независимость и тогда - невмешательство центра», либо «действительное объединение Советских Республик в одно хозяйственное целое», т.е. «замена фиктивной независимости действительной внутренней автономией республик в смысле языка, культуры, юстиции вну[тренних] дел, земледелия и прочее»361. При этом действовать надо было, как говорилось в письме, быстро: если сейчас «речь идет о том, как бы не «обидеть» националов; через год, вероятно, речь пойдет о том, как бы не вызвать раскол в партии на этой почве»362. Причиной такой спешки было не только удобство администрирования, но и партийно-политические соображения. Сталин указывал на существование среди коммунистов большого числа «социал- независимцев», упорно признававших «слова о независимости за чистую монету» и недовольных централизаторской политикой ЦК партии, объясняя их появление необходимостью «демонстрировать» в период гражданской войны «либерализм Москвы в национальном вопросе»363.

Сталин настаивал на форсированных сроках образования СССР, указывая, что «через год будет несравненно труднее отстоять фактическое единство советских республик». Хотя единая партийная система виделась большевикам мощной объединительной силой, Сталин, по-видимому, опасался раскола партии на национальной почве, тем более что в официальных документах по отношению к советским республикам постоянно фигурировали определения «независимый» и «суверенный». Это давало основания республиканским руководителям требовать

364

выполнения декларированных принципов .

Действительно, в период обсуждения вопроса о характере суверенности республик и принципе строительства СССР в 1921-1922 гг. среди украинских коммунистов было немало сторонников широких прав союзных республик в СССР. Л.М. Каганович вспоминал, что «на Украине национал-коммунисты из “боротьбистов” в содружестве с троцкистами... усиленно популяризировали идею “конфедерации” с сугубо урезанными правами: все, например, постановления правительства “конфедерации” должны подтверждаться правительствами республик; “конфедерации”, как правило, не должны иметь своей армии, единого гражданства.. своих законодательных органов и т.д.»365 Самым известным среди них был председатель Совнаркома (1919-1923) и нарком иностранных дел Украины Раковский. Отстаивая свои принципы построения союза, он указывал на необходимость учета внешнеполитического дискурса при разработке большевистской национальной стратегии. В своем письме Сталину 28 сентября 1922 г. он писал: «Форма независимых республик давала нам возможность производить максимум революционного эффекта на всех окраинах, а также за границей. ... Посредством независимости Советской Украины - Советская Федерация имела возможность совершать революционное проникновение в Галицию, Буковину, Бессарабию. Без всякой серьезной надобности мы сами себя лишаем этого оружия и, наоборот, даем польской и румынской буржуазии новое оружие для борьбы с нами и усилении я своей национальной политики. По отношению к Украине Польша выступит в роли защитницы ее независимости, признанной Рижским миром»366. О самостоятельном внешнеполитическом курсе речь не шла, однако попытка установления своих собственных международных связей была налицо. Центр же не считал правильной концепцию признания национальных и государственных прав советских республик в качестве субъектов международного правоотношения.

Однако не все украинские коммунисты разделяли мнение Раковского или Скрыпника. Секретарь ЦК КП(б)У Д.З. Мануильский занимал противоположную позицию. В своем письме Сталину от 4 сентября 1922 г. он высказался за ликвидацию самостоятельных республик и превращение их в «реальную автономию»: «Нынешняя форма взаимоотношений изжила себя и на месте единого руководства у нас создается несколько «хозяев», что не может не отражаться гибельно на самом хозяйстве. ...Эта система двойственности вносит лишь путаницу и затрудняет положение с хозяйственным возрождением страны»367. Образование на окраинах самостоятельных республик отвечало, по мнению Мануильского, определенному этапу революцию, «в период которого пролетарской диктатуре пришлось развязывать национальный вопрос». «Это была неизбежная уступка национальной стихии, приведенной революцией в движение и которая, опираясь на недовольство крестьянской массы, могла

368

превратиться в серьезнейшую Вандею» , - говорилось в письме. Секретарь ЦК КП(б)У считал, что на Украине «никакого серьезного национального движения» такой шаг не вызовет, поскольку «почвы у украинской интеллигенции нет»: «Украинский мужик «национальным» вопросом не интересуется и больше принимать участие в бандах

369

политического характера не хочет» .

Столь различные взгляды на сущность будущего государства существенно затруднило выработку руководством УССР единой позиции, и в ответ на телеграмму Куйбышева о начале заседания комиссии 23 сентября, Раковский и Петровский попросили отложить его до 15 октября.

370

Однако предложение украинского руководства было отклонено . 23 и 24 сентября состоялись заседания комиссии. Проект Сталина поддержали ЦК

Азербайджана и Армении. ЦК компартии Грузии сочла объединение в форме автономизации преждевременным, высказавшись за объединение хозяйственных усилий и общей политики, но с сохранением всех атрибутов независимости. ЦК КП Белоруссии высказалась за сохранение

371

договорных отношений между независимыми республиками . Несмотря на выявившиеся различные точки зрения по вопросу образования будущего государства, была принята сталинская резолюция по вопросу о взаимоотношениях РСФСР с независимыми республиками. 25 сентября материалы комиссии были переданы в Горки, а 26 сентября 1922 г. состоялась беседа Ленина со Сталиным по вопросу об объединении Советских Республик. В тот же день Ленин написал письмо членам Политбюро, в котором высказался против идеи Сталина об «автономизации» самостоятельных национальных Республик и предложил создать СССР. «По-моему, вопрос архиважный. Сталин немного имеет

372

устремление торопиться» , - писал Ленин. По настоянию Ленина были внесены уточнения в пункты резолюции. Теперь речь шла не о вступлении в РСФСР, а об объединении в СССР советских республик. «Дух этой уступки, надеюсь, понятен: мы признаем себя равноправными с Украинской ССР и др. и вместе наравне с ними входим в новый союз,

Λ^Λ

новую федерацию, «Союз Советских республик Европы и Азии»» , - настаивал Ленин. Для него было важным, «чтобы мы не давали пищи «независимцам», не уничтожали их независимости, а создавали еще новый

374

этаж, федерацию равноправных республик» . Соответствующие изменения Ленин предлагал внести и в другие пункты предлагаемой Сталиным резолюции. Так, он считал необходимым создание общефедерального ВЦИКа Союза Советских Республик, а наркоматы продовольствия труда и народного хозяйства не формально подчинить директивам соответствующих наркоматов РСФСР, как предлагал Сталин, а

375

слить их по соглашению ВЦИКов .

На следующий день Сталин ответил Ленину, согласившись с формулировкой «признать целесообразным формальное объединение советских социалистических республик Украины, Белоруссии, Грузии Азербайджана и Армении с РСФСР в Союз Советских Социалистических Республик Европы и Азии»376. Однако он был против создания двух ЦИКов в Москве (федерального и РСФСР), поскольку «ничего кроме конфликтов и трений не даст» и может привести к обязательному созданию «русского ЦИКа с исключением оттуда восьми автономных республик». Вместо этого он предлагал преобразовать ЦИК РСФСР в

377

общефедеральный ЦИК . Замечания Сталина вызывали и ленинские поправки, касающиеся наркоматов: «...по-моему, товарищ Ленин «поторопился», потребовав слияния наркоматов финансов, продовольствия, труда и народного хозяйства в федеральные наркоматы. Едва ли можно сомневаться в том, что эта «торопливость» даст пищу

378

«независимцам» в ущерб национальному либерализму т. Ленина» .

Настаивая на корректировке сталинской резолюции, Ленин руководствовался идеей мировой революции. В первые годы после завоевания власти большевики много говорили о «прямом штурме» бастионов капитализма. По воспоминаниям А.А. Андреева, тогда секретаря ВЦСПС, «Владимир Ильич любил иногда до начала заседания Центрального комитета в кругу собравшихся членов ЦК вслух помечтать с большой уверенностью и надеждой о направлении исторического развития и конечной победе социалистической революции». Ленин подходил с карандашом в руке к карте мира и, указывая на колониальные страны, говорил: «Вот где заключена величайшая сила социализма - в его решающей борьбе с капитализмом; здесь будет нанесено еще одно

379

смертельное поражение империализму» .

В сталинском плане Ленин видел препятствие на пути объединения пролетариев всех стран в единую семью. С наступлением мировой революции федеральное устройство государства сделает возможным

380

присоединение к этому союзу новых республик . Большевики всерьез рассчитывали на скорую революцию в Германии. Но вступить та сможет лишь в союз советских республик Европы и Азии, а отнюдь не в РСФСР.

Ленинский проект «федерализации» одержал победу, однако влияние Сталина на процесс государственного строительства в национальной области было неизменным и весьма значительным. Как и предлагал генсек, самостоятельный статус был оставлен лишь за некоторыми наркоматами (юстиции, внутренних дел, земледелия, просвещения, охраны здоровья и соцобеспечения). Без сомнения, Сталин не оставил попыток претворить в жизнь свою идею о замене «фиктивной независимости действительной внутренней автономией республик в смысле языка, культуры, юстиции, внудел, земледелия и прочее», пытаясь таким образом возместить ограничение самостоятельности «независимых республик».

В данном случае Сталин действовал как практический политик, ставя во главу угла удобство администрирования и крепость создаваемого образования. Взгляды Ленина же явились выражением широко распространенной в этот период веры в грядущую - причем почти незамедлительно - мировую революцию. Действительно, революция в Германии в ноябре 1918 г., в Венгрии в марте 1919 г. давали на это, казалось бы, все основания. Правда, поведение польских рабочих и крестьян в 1920 г. не укладывалось в готовую схему, но к 1923 г. в Германии интенсивно готовилась новая революция.

В данной ситуации становится понятным не только принцип создания СССР, но и лозунги большевистской национальной политики, призванные революционизировать пролетарские массы соседних (и не только соседних) государств. Сталин в своих работах подчеркивал значение внешнеполитического аспекта. Если в 1921 г. указывалось лишь на «коренное улучшение отношений Турции, Персии, Афганистана, Индии и прочих восточных окраин к России» , то двумя годами позже речь шла о необходимости «расшевелить, революционизировать» «восточные колониальные и полуколониальные страны», видящие в СССР «знамя

ІОЛ

освобождения» .

Была подготовлена «более точная формулировка» проекта резолюции об отношениях РСФСР с независимыми Советскими Социалистическими Республиками, которую подписали И.В. Сталин, А.Ф. Мясников, Г.К. Орджоникидзе и В.М. Молотов. Теперь первый пункт звучал так: «Признать необходимым заключение договора между Украиной, Белоруссией, Федерацией Закавказских Республик и РСФСР об объединении их в «Союз Социалистических Советских Республик» с оставлением за каждой из них права свободного выхода из состава

ЛОЛ

«Союза»» . Высшим органом Союза должен был стать Союзный ЦИК, исполнительным органом - союзный Совнарком. Наркоматы строились следующим образом: «Индел, Внешторг, Наркомвоен, НКПС и Потель Республик и Федераций, входящих в состав «Союза», слить с таковыми «Союза Сов[етских] Соц[иалистических] Республик»»; «Наркоматы финансов, продовольствия народного хозяйства, труда и инспекции республик и федераций ... подчинить директивам соответствущих наркоматов и постановлениям Совнаркома и СТО «Союза Республик»»; «остальные наркоматы. как-то: юстиции, просвещения, внудел,

земледелия, народного здравия и соц. обеспечения считать

384

самостоятельными» .

Наконец, 6 октября 1922 г. пленум ЦК РКП(б) принял специальное постановление «О взаимоотношениях РСФСР с независимыми Социалистическими Республиками», которое было разослано республиканским компартиям для обсуждения. 16-17 октября решения пленума ЦК РКП(б) о создании федеративного союза советских республик были одобрены пленумом ЦК КП(б)У, а 10-14 декабря 1922 г. в Харькове прошел VII Всеукраинский съезд Советов, который принял «Декларацию об образовании Союза Социалистических Советских Республик» и «Постановление об основах Конституции Союза Социалистических Советских Республик». В декларации говорилось: «Проведение новой экономической политики и связанный с этим относительно быстрый рост мелкобуржуазных элементов увеличивают опасность усиления этих враждебных пролетариату националистических настроений, как в форме возрождения великодержавно-российских тенденций, с одной стороны, так и сепаратистски-шовинистических, с другой. Вместе с тем, вытекающая из факта нашей международной изоляции необходимость базироваться в деле внутреннего строительства всецело на собственных силах и средствах советских республик требует дальнейшего усиления и углубления их экономического единства, открывающего возможность ставить и разрешать хозяйственные задачи, непосильные для каждой из них в

385

отдельности» . Как подчеркивал съезд, «единый Союз Социалистических Советских Республик, закрепляющий на принципах взаимного равенства их тесную экономическую и политическую связь и в то же время обеспечивающий самостоятельность национально-культурного

строительства и необходимые гарантии проявления хозяйственной инициативы каждого из членов Союза, явится наилучшей формой разрешения национального вопроса в духе международной пролетарской солидарности, первым шагом к установлению будущей Всемирной Советской Республики Труда и мощным оплотом интересов рабочих и

386

крестьян не только союзных стран, но и всего мира» . Съезд избрал представительную украинскую делегацию в количестве 352-х человек, которая первоначально должна была участвовать в работе

X Всероссийского Съезда Советов, а затем в I съезде Советов СССР.

Сохранились любопытные воспоминания одного из участников съезда, Михаила Ильича Смирнова, о процедуре выдвижения делегатов на

первый съезд Советов СССР. Один из участников съезда сказал, что «надо послать Мишу Смирнова. Он московский рабочий, русский, но воевал за Советскую Украину, за это награжден орденом Боевого Красного Знамени, затем восстанавливал Донбасс». Эту реплику услыхал Николай Алексеевич (Скрыпник - Е.Б.) и сразу выступил: «О це добре! Правильно! Это и есть пролетарский интернационализм. Украинский народ уполномочивает русского рабочего представлять Украину и подписывать договор о братском Союзе. Это очень хорошо. Я поддерживаю предложение. Смирнов достойно представит Советскую Украину». Я был избран и был участником первого съезда Советов в Москве от

387

Украины» .

Партийное и советское руководство УССР, одобрив в целом образование союзного государства, уделяло большое внимание хозяйственным и экономическим полномочиям республик. Так, еще при обсуждении комиссией конституции будущего союза 21 ноября 1922 г. дискуссию вызвал вопрос об объединенных и автономных наркоматах. «За» превращение автономных наркоматов (юстиции, просвещения, внутренних дел, земледелия, народного здравия и социального обеспечения) в объединенные проголосовали Чичерин и Каменев, а

388

«против» - Сталин, Калинин, Раковский и Пятаков .

Этот вопрос вновь был поднят на заседании фракции РКП(б) на Х Всероссийском съезде Советов 26 декабря 1922 г. У представителей УССР не было единого мнения. Затонский, признавая необходимость создания Союза («давным-давно пора упорядочить те отношения, которые

389

сложились исторически, стихийно») , посетовал на сложности, возникшие в работе: «Это особенно видно у нас, имеющих несчастье состоять в так называемых самостийных республиках, куда нас посадили и где приходится ковыряться в довольно тяжелой обстановке»390. Он считал, что могут сложиться трудности с финансированием необъединенных комиссариатов, поскольку средства на их работу «каждый раз придется

391

протаскивать при помощи ЦК» . Он прямо заявил: «Мы сознательно усиливаем часто центр, за счет слабых окраин, когда это нужно, а здесь получается рвачество и страдают окраины, которые хотят облагодетельствовать независимостью». По его словам, когда-то «прибалтийские бароны освободили своих крестьян без земли», а сейчас «Сокольников не прочь освободить наркоматы, чтобы они ушли каждый в

392

свою республику и не было бы духа в Союзном Совнаркоме» . «...Нам полная оторванность не нужна совершенно, - заявил Затонский. - Нам нужно между собой столковаться, и нам нужно, чтобы наш представитель

393

необъединенного комиссариата в Совнаркоме был.» .

Другой представитель Украины, П.К. Солодуб, с Затонским был не согласен, поскольку последний «предлагает организацию унитарного централизованного государства». «У нас самостоятельные республики», - подчеркнул Солодуб. Он считал, что управлять «таким государством, какое представляет собой наша федерация республик, централизованно невозможно», поэтому «все эти наркоматы, которые будут при союзном наркомате, должны иметься и в каждой самостоятельной республике», причем последняя «должна иметь свой бюджет, который утверждается конфедерацией»394.

Сталин же отстаивал предложенный проект организации наркоматов трех типов, не преминув при этом «уколоть» украинских руководителей. Сталин напомнил, что этот вопрос о наркоматах обсуждался несколько раз, причем «тов. Затонский раньше выступавший против объединения, во всяком случае фигурировавший в ряду товарищей, ругающих нас, сторонников “единого неделимого”, теперь вдруг сам ударился в лагерь

395

“единого неделимого”» . Если же «вверху и внизу будут все комиссариаты», то, по мнению Сталина, это существенно затруднит их работу: «как они будут руководствовать, аллах их ведает, я не знаю».

Сущность объединения заключается, по мнению Сталина, в том, что «некоторые дела, крайне важные и крайне существенные, мы отбираем у местных республик и сосредоточиваем их в союзные республики, иначе никакого объединения не будет, да оно в противном случае и не нужно»396.

Действительно, со стороны украинских руководителей вызывала немало нареканий централизаторская финансово-экономическая политика Москвы, в частности, процесс переподчинения важнейших

(стратегических) хозяйственных объектов на территории Украины наркоматам РСФСР. На VII Всеукраинской партконференции в апреле 1923 г. Раковский жаловался на многочисленные стычки «между украинскими хозяйственными, административными и другими органами и

397

федеральными органами» . Следует согласиться с оценкой С.В. Кульчицкого, что в период существования «договорной федерации» центральные ведомства стремились непосредственно управлять

важнейшими объектами, что вызывало протесты со стороны харьковского центра. Впрочем, «это не означает, что он отстаивал суверенитет республики, ее государственные права, - считает украинский историк. - Речь шла только о борьбе за собственное выживание. Будучи органичным элементом системы власти, партийно-советское руководство Украины

- 398

искало в ней свое место» .

Подобный «поиск места» был особенно активным в конце 1922 и в 1923 гг., когда вопрос союзного строительства находился в центре внимания партии. В «Договоре об образовании Союза Советских Социалистических Республик», принятом на I съезде Советов СССР 30 декабря 1922 г., разграничивались функции верховных органов СССР, Совета Народных Комиссаров, союзных республик. В частности, республикам полагалось иметь свои бюджеты, которые являлись бы составными частями общесоюзного бюджета, при этом перечень доходов и размеров доходных отчислений, идущих на образование бюджетов союзных республик должен был определять Центральный Исполнительный Комитет Союза399. Устанавливалось единое союзное гражданство, учреждались флаг, герб и государственная печать СССР, признавалось право свободного выхода союзных республик и необходимость внесения изменений в конституции республик в соответствии с Договором. На первой сессии ЦИК СССР I созыва, состоявшейся сразу же после закрытия съезда Советов СССР, Президиуму ЦИК была поручена разработка Конституции СССР, Положения о Наркоматах СССР, Совнаркоме и Совете Труда и Обороны СССР и др. Между тем вопрос о союзном строительстве отнюдь не все сочли решенным. Так, на VII Всеукраинской конференции КП (б) У 4-10 апреля 1923 г. Раковский высказался вполне определенно. Несмотря на то, что вопрос о союзном строительстве «теперь разрешен на более или менее длительный период», он не считал его решенным окончательно: «Нет, к этому вопросу нам придется еще сто раз вернуться»400. Большую роль в определение практики национального строительства сыграл XII съезд РКП(б), проходивший 17-25 апреля 1923 г. в Москве.

<< | >>
Источник: Борисенок Елена Юрьевна. Концепции «украинизации» и их реализация в национальной политике в государствах восточноевропейского региона (1918-1941 гг.). 2015

Еще по теме § 5. Формирование принципов советской политики украинизации и образование Советского Союза:

  1. СОДЕРЖАНИЕ
  2. Введение
  3. § 2. Украинское движение и большевики в 1918 году: от федеративного союза с Россией к независимому государству
  4. § 5. Формирование принципов советской политики украинизации и образование Советского Союза
  5. § 6. Курс на украинизацию: XII съезд и совещание национальных работников
  6. § 7. Территориализация украинского советского проекта: вопрос о границах УССР в 1920-е годы
  7. § 3. Становление советского варианта украинизации (1923-1925 гг.)
  8. § 9 Украинизация в период «развернутого наступления социализма по всему фронту» (1928-1932 гг.)
  9. § 2. «Дело Скрыпника» и изменение приоритетов национальной политики
  10. § 3. Украинский вопрос в политике Польши, Чехословакии и Румынии в 1930-е годы. Образование Карпатской Украины
- Археология - Великая Отечественная Война (1941 - 1945 гг.) - Всемирная история - Вторая мировая война - Древняя Русь - Историография и источниковедение России - Историография и источниковедение стран Европы и Америки - Историография и источниковедение Украины - Историография, источниковедение - История Австралии и Океании - История аланов - История варварских народов - История Византии - История Грузии - История Древнего Востока - История Древнего Рима - История Древней Греции - История Казахстана - История Крыма - История науки и техники - История Новейшего времени - История Нового времени - История первобытного общества - История Р. Беларусь - История России - История рыцарства - История средних веков - История стран Азии и Африки - История стран Европы и Америки - Історія України - Методы исторического исследования - Музееведение - Новейшая история России - ОГЭ - Первая мировая война - Ранний железный век - Ранняя история индоевропейцев - Советская Украина - Украина в XVI - XVIII вв - Украина в составе Российской и Австрийской империй - Україна в середні століття (VII-XV ст.) - Энеолит и бронзовый век - Этнография и этнология -