<<
>>

Молчание

Молчание принадлежит к внешним не-словесным мыс­лительным актам, имеющим знаковую природу. Молчание — это нулевой речевой акт; это также отсутствие шума. Акт молчания характеризует, однако, не само «тело», а его ком­муникативные средства.

Наряду с другими вербальными и невербальными средствами оно является одним из компо­нентов человеческого общения. Коммуникативные возмож­ности молчания издавна получили высокую оценку, что на­шло отражение в народной пословице: «молчание — злато, слово - серебро, а жизнь - копейка с мелким разговором». Подобно тому как тело способно служить проводником раз­ного рода чувств, эмоций и мысленного содержания, точно также и молчание обладает самыми разными коммуника­тивными функциями. Наиболее значимой функцией явля­ется способность передавать информацию, сохранять интен- циональное содержание. Разновидностью молчания служит тишина; чередование звука и тишины своим ритмом, ин­тенсивностью оказывает сильное коммуникативное воздей­ствие на сознание и подсознание. Коммуникативный взгляд позволил выделить молчание в качестве самостоятельной единицы не-словесных мыслительных актов.

Смысл молчания и его функции могут видоизменяться в зависимости от коммуникативной ситуации, от задач, сто­ящих перед коммуникантами. Отсюда и разнообразие форм, которые приобретает молчание: молчание используют для обеспечения тишины, для выражения какого-либо отноше­ния (проявление невежливости, сохранение дистанции).

Принято выделять ковенциональный тип молчания, коммуникативно значимое и коммуникативно незначимое молчание. Будучи включенным в структуру языкового об­щения, коммуникативно значимое молчание способно вы­полнять определенную коммуникативную функцию. То есть способно быть: единицей общения, знаком, коммуникатив­ным актом. В зависимости от разных факторов общения — ситуативных, социальных, психологических — молчание может интерпретироваться самым разным образом, может иметь самые разные смыслы. Это вытекает из самой приро­ды молчания, его полифункциональности.

Формой конвенционального молчания является, к при­меру, «минута молчания»; таким же по смыслу будет молча­ние, которое выполняет стратегическую роль, так-то: убе­дить в чем-то своего оппонента, привлечь его внимание, произвести на него впечатление и т.д. Для вербальной ком­муникации характерно коммуникативно значимое молча­ние; во время сна, в процессе работы молчание не имеет функциональной нагрузки. В качестве коммуникативно не­значимых выделяют такие своеобразные разновидности, как тишина и пауза. Уже по своему первоначальному смыслу тишиной является отсутствие шума, звука как такового; пау­за же — это только задержка начала речевого акта. В каче­стве коммуникативного акт молчания рассматривается в случае, если речевой акт не актуализируется, но коммуни­кативное намерение сохраняется. Исследователи феноме­на молчания подчеркивают, что молчание не следует путать с одиночеством; последнее лишь способствует длительно­му молчанию.

Из сказанного о коммуникативном молчании вытека­ет, что последнее функционирует только в ситуации обще­ния. Некоторые авторы высказывают между тем суждение о том, что молчание скорее является одним из физиологи­ческих актов, либо видят в последнем момент умственной деятельности.

Одним из поводов для таких высказываний служит существование особой категории молчания — «не­говорящих» людей. В литературе проведены исследования по типологии немых детей. Принято выделять три таких типа. К одному типу причисляют детей, которые глухи от рождения или рано оглохшие; к другому относят детей, у которых физиологические слух и зрение находятся в сохран­ности, но имеются органические поражения речевых зон мозга: отсюда и происшедшее блокирование процессов фор­мирования речи; наконец, к третьему типу относят аутич- ных детей с синдромом Каннера: эта категория детей не желает слышать потому, что у них нарушена потребность в коммуникации, хотя они способны слышать и видеть, у них отсугствуют органические поражения мозга49.

Обсуждение главной для молчания коммуникативной функции способствовало углубленному и детальному анали­зу зависимости между смысловой (семантической) и звуко­вой компонентами языка, между молчанием, шумом и тиши­ной. Эти направления исследований развертываются в осо­бую сферу: возник специальный раздел знания - акусфера; н качестве одного из разделов лингвистики сформировалась фонология. Результаты P.O.Якобсона и Н.С.Трубецкого по­казали наличие «семантического террора» - убийства слов. Речь идет о существовании таких слов и звуков, которые об­ладают множественными смыслами, воздействующими в ос­новном на чувство, а не на разум'0.

Основания, которые принято использовать для выде­ления функций молчания, выделяются в соответствии с са­мыми разными критериальными признаками, в зависимос­ти от области изучения, в соответствии с характером реша­емой проблемы.

Будучи коммуникативной единицей, акт молчания вы­полняет определенные коммуникативные функции. К на­стоящему времени уже существуют опыты классификации актов молчания, выделения их коммуникативных функций. Разные исследователи феномена молчания выделяют раз­ные функции молчания. Для Дж.Йенсена это будут функ­ции связи, воздействия, узнавания, суждения, действия. Для Т.Брюно — психолингвистическая, социокультурная и ин­терактивная формы молчания. А.Стредье выделяет четыре функции: отрицательная обратная связь и положительная обратная связь, которые выражают ту или иную оценку дей­ствия или высказываниям коммуникантов; ролемаркирую­щую функцию, которая имплицирует социальное положе­ние собеседников; и эвокативную функцию, с помощью которой можно вызвать собеседника на разговор.

В.В.Богданов указывает на три основных функции молча­ния: ролемаркирующую, под которой понимается смена коммуникативных ролей; информативную и синтактико- консгруктивную51.

Аргументация за или против какого-то основания сис­тематизации развертывается, как мы убедились, в связи с типичными исследовательскими интересами. Обсуждение проблемы функций продвинуло систематизацию коммуни­кативно значимого молчания, что позволило выделить ряд таких типов. В работе С.В.Крсстинского мы встречаемся с их подробным анализом. Это: контактная функция, кото­рая проявляется при условии полной взаимной идентифи­кации коммуникантов - такое молчание является маркером близости людей, их взаимопонимания, когда слова оказы­ваются излишними; дисконтактная функция, которая про­является при условии отсутствия взаимной идентификации коммуникантов - такое молчание изолирует людей, свиде­тельствует об их отчужденности, негативном отношении друг к другу, отсутствии общих интересов, в ситуации, ког­да людям не о чем говорить друг с другом. Эмотивная функ­ция свидетельствует о возможности передавать различные эмоциональные состояния человека: страх, удивление, вос­хищение, радость и пр. Информативная функция сигнали­зирует о согласии и несогласии, одобрении и неодобрении, о желании или нежелании что-либо выполнить, осуществить какое-либо действие. Стратегическая функция выражает нежелание говорить, когда преследуется определенная цель, чтобы, скажем, не показать свою некомпетентность, неже­лание признаться в чем-либо, не выдать кого-либо и т.д. Молчание в риторической функции может способствовать тому, чтобы привлечь внимание слушателя, заинтересовать его, произвести какое-либо впечатление, придать особую весомость. Молчание может выражать оценку действиям, словам собеседника, отношение, например презрение, нео­добрение и пр. Акциональная функция проявляется при молчаливом выполнении какого-либо действия: извинения, прощания, примирения и т.д. Такое молчание часто сопро­вождается параязыковыми средствами общения - жестами и мимикой. Проведя большую исследовательскую работу, автор полагает, что к какой-то законченной картине функ­ций молчания все же придти не удалось52.

Следует вместе с тем признать, что к молчанию прибе­гают не для одного только разрешения коммуникативной ситуации между Я и другим. Молчание может быть сопря­жено со сферой духовного, с «сокровенным», с «тайниками души», с тем, что является для человека сферой неявленно­го знания. В этих случаях человек использует молчание по­тому, что не находит ни самих слов, ни соответствующих знаковых эквивалентов, которые могли бы приоткрыть за­весу над сокрытым. И лишь молчание становится в этой ситуации адекватным средством для выражения внутренних смыслов.

Примечательно, что сами эти смыслы оказываются раз­ными в разных случаях. Для поэта В.А.Жуковского молча­ние равнозначно «несказанному», сокровенному:

Какой для них язык?

Вотще душа горит. Все несказанное В единый вздох стремится.

И лишь молчание понятно говорит.

Феномен молчания находит также свое проявление в сфере неявного знания, о существовании которого лако­нично выразился J1.Витгенштейн: «То, о чем мы не мо­жем говорить, мы должны предоставить молчанию». М.Полани специально оговаривает принадлежность мол­чаливого знания к миру неявного, неявленного, неарти- кулированного знания53.

Молчание может быть также и средством самовыраже­ния. Будучи не произнесенной, не высказанной вслух, мысль-молчание может выражать глубокое содержание. Серен Керкегор с помощью таких не-речевых средств, как «пропущенные звенья», интонация, использование орфог­рафических частиц, сумел выявить и артикулировать такие смыслы, которые были «неуловимы для разума», «не дава­лись мысли»54.

По мысли М.Мерло-Понти, молчание является неким контекстом, который находится как бы вовне, но тем не менее наделяет смыслом поток происходящих событий. Ро­мам, как и живопись, считает автор, выражает мысли без­молвно. Сюжет романа можно так же пересказать, как и сю­жет картины. Но важно не то, что Жюльен Сорель, получив известие о предательстве госпожи де Реналь, едет в Верьер и пытается убить ее, - а то, что было после получения известия: молчание, полет воображения, бездумная уверенность, веч­ная решимость. Об этом ничего не говорится. Нет нужды в этих «Жюльен думал», «Жюльен хотел». Чтобы выразить это, Стендалю достаточно было перенестись в Жюльена и заста­вить мелькать у нас перед глазами55. Об исторически меняю­щихся смыслах идеи молчания говорит современный поэт Ю.Кузнепов. В своем стихотворении «Молчание Пифаго­ра* автор показывает, что это бывают и «шит молчания», и «подвалы вздыбленных держав, где жертвы зла под пытка­ми молчали; и «безмолвие белогвардейских психических атак гражданской войны»56.

Предоставив «невыразимое» молчанию, мы все же дол­жны уметь его расшифровать, иначе человеческое взаимо­понимание будет недостаточно полным. Хайдеггер вслед за Ницше говорит о необходимости создания специальной тех­ники молчания - сигетики. Аристократии сильных требу­ется особая технология, призванная управлять массой. Это - «тихая», подсознательная коммуникация посредством умолчания среди посвященных. Но это еще не все. Нужна и другая сторона такой технологии, состоящая в том, чтобы полностью лишить тишины всех остальных, кем нужно уп­равлять. Так на современном Западе возникло явление, ко­торое получило название «демократия шума». Такая акция имеет своею целью предотвращение возможности зарожде­ния собственных групп элиты (интеллигенции) в массе уп­равляемых.

Смысл молчания многообразен по формам своего про­явления. В философии — это особый язык, посредством ко­торого пытаются выразить своеобразие культурно-истори­ческих условий. Молчание (умолчание) как особый способ философствования обладает смысловой выразительностью.

Трудности, встающие на историческом пути, философия ча­сто решала за счет умения «промолчать». Это помогало ухо­дить от нападок и непонимания со стороны недоброжелате­лей философии. В XX в. философская мысль не склонила своей головы перед силой, сохранилась не путем приспособ­ления, а за счет молчания. Появившаяся на исторической арене псевдофилософия произносила много слов, но ей не удалось сказать своего слова: молчащая мысль (или «говоря­щее молчание») не дала ей слова. «Своим молчанием мысль вынесла худший приговор тому, что прилагало огромные силы, чтобы занять ее место. Молчание мысли, когда громко говорят фикции мысли, — залог того, что последнее слово в истории не останется за тем, кто спешит его взять»57.

Итак, из сказанного о разнообразных функциях молча­ния вытекает, что наше понимание данной единицы несло­весности существенно расширилось. Молчание — это не толь­ко эквивалент слова, эффективно обеспечивающий комму­никативные отношения самого разного плана. Мы убедились также и в том, что молчание способно служить проводником более глубокого мысленного содержания, к примеру, выра­жать отношение к действительности (скажем, ценностное) или быть воплощением какой-то субъективной позиции (гражданской, например). Другими словами, смысловое мно­гообразие, транслируемое с помощью молчания, свидетель­ствует об изменении экстенсионала данного понятия.

Подготовка к ЕГЭ/ОГЭ
<< | >>
Источник: Абрамова Н.Т.. Несловесное мышление. — М.,2002. - 236 с.. 2002

Еще по теме Молчание:

  1. 10. Если защитник обошел молчанием неопровержимую улику, обвинителю следует только напомнить ее присяжным и указать, что его противник не нашел объяснения, которое устранило бы ее.
  2. 7.3. Психологическая коррекцияи развитие личности как функции психологической службы
  3. Молчание вдов.
  4. Молчание политтехнологов
  5.   Он дикарей, что по горным лесам в одиночку скитались, Слил в единый народ и законы им дал...18  
  6. Виктор Молчанов Аналитическая феноменология в Логических исследованиях Эдмунда Гуссерля
  7. II. М.Хайдеггер: переход от метафизики к экзистенциализму.
  8. На полях «я и ты» М. Бубера
  9. МОЛЧАНИЕ
  10. 578. Когда молчание не признается акцептом?