<<
>>

Рабы, пролетарии и капитализм

чтобы не восстали и не завладели землею

(14:21 Исаия)

буду давать тебе плату за рабов твоих

(5:6 3-я Царств)

Зададимся простым вопросом. Если по Марксу первичным источником для формирования промышленного капитала является только денежное имущество, или первичный денежный капитал, то почему капитализм не возник тысячи лет назад, когда торговля уже процветала, и

были целые торговые народы, нации, и была наличии концентрация денежного капитала? Марксисты поясняют это тем, что не было...

исторических предпосылок: "Капитал возникает лишь там, где владелец средств производства... находит на рынке свободного рабочего в роли продавца своей рабочей силы". Но если на это посмотреть со стороны, то капитализм от рабовладения отличается механизацией труда. Представьте, что исчезли электричество, двигатели внутреннего сгорания, паровые двигатели и прочая техника, а также все научные и технические разработки в этих областях. И во что превратится наш хваленый капитализм, даже при наличии большого денежного капитала торговцев? Мы вернёмся к сохе в сельском производстве и к цехам, или в лучшем случае к мануфактуре, в промышленном. А рабочий класс перейдёт в... рабство, поскольку добровольно не способен к тяжёлому ручному труду. И вот в подтверждение фраза Маркса: "Пролетариат возник в результате введения машин... машины целиком отдали промышленность в руки крупных капиталистов". А почему глупые машины отдали промышленность капиталистам, а не пролетариату; в чём причина такого их поведения? Пояснений феномена у Маркса нет, а лично я думаю, что им "дали на лапу".

Поэтому основа капиталистического производства не "денежное имущество" Маркса, а реальный научный и технический прогресс, убрав который мы откатимся назад и сделаем наш капитализм невозможным в принципе: "ни за какие деньги". По Марксу человечество переживало первобытность, рабовладение, феодализм, капитализм и вплотную подошло к коммунизму. По альтернативной теории человечество прошло этапы кочевья, оседлости, промышленности, технологичности и сейчас пребывает в информационной стадии. Кто прав, а кто не прав - не в этом дело. Капитализм возник на базе становления промышленности, и именно денежный капитал только многократно усилил и ускорил это становление. Без науки и техники - никакие деньги и никакое их движение капитализма не создадут, поскольку... не будет технологий и, наоборот, без взаимодействия этой "сладкой парочки" мы бы никогда не дошли до уровня и нынешних темпов движения технологий и информатики. Деньги условие необходимое, но не достаточное для возникновения капитала, а по Марксу оно даже одноединственное необходимое, первичное и промышленность в виде товарного производства - его следствие. Наивные попытки правящей "элиты" решать все проблемы их надлежащим финансированием из бюджета приводят зачастую к отрицательным результатам по этой же причине. Сколько проблему не финансируй, если нет оригинального её технического решения, например, паровой машины, всё финансирование попросту уйдёт в песок, а точнее, - в карманы чиновников, в т.ч. и на поиски этих же несуществующих технических решений. Поэтому накопление научных знаний и технологий, привело к механизации и облегчения (повышения производительности) труда, обеспечило рост промышленности, как таковой, и, далее, только соединённое с первичным торговым капиталом дало толчок к становлению современного нам мощного и производительного капитализма уже повсеместно.

Положим, что 2000 лет назад, какой-то Пифагор открыл дифференциальное исчисление, какой-то Архимед - законы механики и ещё кто-нибудь термодинамику и электричество, и всё это начали бы преподавать в школах вместо пустышек философии, риторики и теологии. Тогда при нехватке рабов, в период упадка рабовладения, грамотные ремесленники, желая облегчить свой труд, явно бы додумались и до водяных мельниц, и до паровой машины, и до мануфактуры, образованные земледельцы стали применять производимую ремесленниками сельхозтехнику и пр. Это доказать пока не возможно, но вероятно, вместо феодализма мог возникнуть вполне современный капитализм, где вместо рабочих использовались бы... те же рабы, но в меньшем количестве. Маркс тоже думал об этом, говоря: "Если бы труд не был определен как наемный труд, то и тот способ, которым он участвует в продуктах, не выступал бы в качестве заработной платы, как, например, при рабстве". Построение фразы уже традиционно для марксистского учения, - неопределённая форма построения предложения. Оказывается труд... просто так, кем-то (не иначе как Господом Богом, или самим учением Маркса) определён, как труд наёмный, и если его надлежащим образом переопределить, то однозначно придём... к рабству. Как, кем и когда осуществилось такое определение, и как труд переопределить? И, вообще, если попросить этого определяющего товарища отменить определение труда, как таковое, то... правильно попадём прямо в коммунизм, где наёмного туда нет по определению. И без всяких пролетарских революций и, бродящих по Европе, призраков. Просто надо кого-то попросить или, если он будет упорствовать, то "дать на лапу". Идеализм Гегеля в этой фразе режет слух, но все согласны и трепетно изучают Великое

Учение. Как видим, и в экономике Маркса наблюдаются упорные с его стороны попытки с помощью одного только слова или определения решать вполне материальные проблемы. В философской части марксизма таким словом и было: "развитие", с помощью которого он обосновал необходимость именно "закономерного", революционного мирового процесса, а в его экономике - это: "определение [непонятно только кем - В.Ш.] наёмного труда", только благодаря которому работяги и получают хоть какую-то минимальную заработную плату.

К чему я это фантазирую. А кто доказал, что для капитала, как такового, обязательно надо покупать "особый товар" по Марксу (точнее, потребительную стоимость в правильной формулировке), способный производить прибавочную стоимость по Марксу (или простые товары в правильной формулировке)? Зачем такой товар покупать (рабочая сила), когда его можно вообще украсть, или завладеть им силой (раб)? Выгода для капитала очевидна - никакой зарплаты. Во время "Второй Мировой" в Германии на заводах Крупа использовали рабский труд гастарбайтеров. Словечко прижилось, и в нескольких вариантах написания, и современная цивилизация его практически уже узаконила. Сейчас никаких рабов и рабства нет, а есть... гастарбайтеры. В этом случае никакого рабочего движения не просматривается и, как следствие, коммунизма тоже. Бунтующего раба распинали на кресте. Имеем по Марксу полный тупик в "развитии" цивилизации, где экспроприаторов... некому экспроприировать, а "эксплуатация" процветает, и производительность труда во всех отраслях экономики, за счёт автоматизации возрастает. Неужели не ясно, что если так пойдёт, то в обоих случаях ни рабов, ни рабочих не останется. Их вытеснят заводы-автоматы, и человечество вступит в свою очередную новую, таинственную и непредсказуемую фазу, где по современным нам меркам будут жить только воры и творческие личности и произойдёт это без всяких революций, эволюционно, естественно, если до того не будет внешних неприятностей, типа, того, что закончится нефть.

Если новое всегда должно победить старое, то, повторюсь, новый капитализм должен навсегда похоронить старый извечный труд, а вместе с ним и его носителей - или рабочих, или рабов - безразлично, да и себя заодно с ними. Если этот анти диалектический процесс дойдёт до формально-логического конца, то, что будет дальше, не знает никто, и тут в зависимости от внешних условий: "возможны варианты". И ещё замечание. По моей теории - крайности не достижимы, а оптимальной является некоторая средняя точка равновесия противоположных тенденций. Поэтому-то полная автоматизация производства невозможна, и капитализм изнутри никогда не самоуничтожится. Более того, если вместо рабочих использовать рабов, то исчезнут многие перекосы современного капитализма, типа сбрасывания производства в страны "третьего мира", где дешёвый труд. Затраты на производство в Норвегии будут мало отличаться от затрат в Китае и, возможно, тогда не будет понятия развитых и слаборазвитых стран, по идее всё должно выровняться. Рабов только жалко. В 1-м томе "Капитала", рассматривая вопрос первичного накопления, Маркс просто говорит, что для капитализма необходимо отделить труд от собственности, создать класс пролетариев, лишённых средств производства и обладающих только своим товаром рабочей силой: "Капиталистическое отношение предполагает, что собственность на условия осуществления труда отделена от рабочих", - но и рабы лишены собственности, и мне абсолютно не ясно, почему нельзя использовать их для построения капиталистических отношений, или для образования самого капитала по Марксу.

Вот высказывания Маркса о рабстве и о рабочих: "Раб продан раз и навсегда, пролетарий должен сам продавать себя ежедневно и ежечасно". Увы, ежедневная и ежечасная "продажа" чего либо (без изменения права собственности на покупаемое, ибо рабочий не становится собственностью капиталиста) - не есть продажа, а именуется арендой, а отношения аренды это нечто совершенно отличное от отношений купли-продажи. И вот подтверждение этого, но устами Маркса: "Каждый отдельный раб является собственностью определенного господина, и, уже вследствие заинтересованности последнего, существование раба обеспечено, как бы жалко оно ни было. Отдельный же пролетарий является, так сказать, собственностью всего класса буржуазии". Увы, рабу, как собственности, зарплаты не положено, а пролетарию, как так сказать собственности. - платят зарплату, как платят собственнику за аренду имущества. И вот подтверждение этого: "Крепостной [читай, раб - В.Ш.] отдает, пролетарию дают [читай зарплату - В.Ш.]". Другими словами: крепостного обворовывают, а пролетария... кормят. Ещё: "Крепостной продает только часть своего труда. Не он получает плату от собственника земли; напротив, собственник земли берет дань с него". Плата имеет место при обмене, а при одностороннем обмене-воровстве функционирует... дань. Обворовывают крепостного, а наш рабочий торгует (точнее, сдаёт в аренду) свой, воспроизводящейся природой товар - труд. Но если вы поверили Марксу и считаете, что только рабочим платят зарплату, то вы глубокий оптимист, ибо у Маркса есть даже и такое: "У раба минимум заработной платы выступает как независимая от его собственного труда, постоянная величина. У свободного рабочего... средняя заработная плата представляются не в таких предопределенных границах, не зависимых от его собственного труда... это различие отчасти определяется именно мерой его собственной, личной выработки". Не ясно только, сдельная или повременная зарплата была у рабов: когда с ними хозяин рассчитывался: до работы, или по итогам работы. Вы не верите, - и это правильно, ибо у д-ра Маркса читаем, что: "Раб получает необходимые... жизненные средства в натуральной форме". А то, что во многих рабовладельческих странах (древнего мира) хозяева рабов не кормили, а гнали на "большую дорогу", - это Маркс тихо опускает.

Ещё одно отличие раба от рабочего: "Круг его [рабочего - В.Ш.] потребления ограничен не качественно, а количественно, это отличает его от раба, крепостного и т.д.". Итак, рабочий питается разнообразно (качественно не ограничен), но скудно (количественно ограничен), а рабы и крепостные (читай, нищие и разбойники) - те жрали в три горла, но... что-то одно. Но и здесь у Маркса исключения, это: "...ирландские рабочие... пищу их составляет картофель и только картофель". Интересно, было ли у ирландцев рабство, и чем питались ихние рабы.

Во времена Маркса на юге США вовсю процветало рабство, но вот его безапелляционное заявление, что: "рабство влачит уже только искусственное существование и не может дальше служить основой производства". Влачит, то оно влачит, но умудрилось доползти и в XXI-й век, где служит основой порно-sex производства, дающего не сравнимые ни с чем прибыли. Или такое: "рабство... в самой буржуазной системе является аномалией". Если оно является, то оно существует, экономически выгодно и: "может дальше служить основой производства". Или в ту же дудку: "...владельцев плантаций в Америке... называем капиталистами... они... являются таковыми... потому, что они существуют как аномалии". Кстати, в стране, где 99.9% населения нищие, появление олигарха и есть аномалия по определению этого термина, но это не мешает ему жить-процветать, быть аномально богатым на фоне нормальной нищеты.

И ещё о диалектике. Аномалия всегда видна на фоне "нормали", равно и наоборот. Просто если чего-то много, то это считается нормой, а если чего-то мало, то это аномалия. Обе эти противоположности существуют в их борьбе-единстве. Стоит аномалии получить численный перевес, и она становится нормой, оттесняя бывшую норму в разряд аномалий. Ярчайший пример такого взаимодействия - однополые браки: будучи биологической аномалией, оные, посредством законодательной деятельности родных правительств, перешли в разряд нормы, и по диалектике, позже (на фоне общей деградации человечества, когда детей будут делать в пробирках) обретут массовое распространение, став нормой. Но, поживём - увидим.

И интересная причина того, что рабство со временем должно разложиться: "с появлением у раба сознания того, что он не может быть собственностью третьего лица, с появления у него осознания себя личностью, рабство влачит уже только искусственное существование". В рабовладельческом обществе два класса: рабы и их владельцы. Рабовладелец осознаёт себя хозяином раба, а раб осознаёт себя собственностью рабовладельца. По определению, у собственности (раб) не может быть двух владельцев (хозяин + третье лицо), это факт, он существует реально, а раб (и любой человек) всегда осознаёт это. Значит рабство с самого его зарождения влачило... искусственное существование (закон "исключения третьего").

В своём исследовании Маркс касается и рабства, отмечая, что при рабовладении раб был сам средством производства. Вот одна его цитата на эту тему: "они [рабочие] не должны сами принадлежать непосредственно к числу средств производства, как рабы, крепостные и т.д., но и средства производства не должны принадлежать им, как это имеет место у крестьян". Из этого высказывания так и остаётся не ясным, почему капиталисту надо отдельно покупать средства производства и дополнительно к ним рабочую силу. Почему бы ему ни то и другое объединить вместе и покупать (или воровать, что дешевле) рабов, как аналогичное средство производства, и одновременно со средствами производства и их рабочую силу. Сущность капитализма от этого не изменится - "прибавочная стоимость" будет производиться, а забот явно меньше и никакой классовой борьбы. Бунтующий раб - это, как и поломавшийся станок, который подлежит или ремонту (наказание), или сдаче в металлолом (распятие). Возможно, что покупать раба будет дороже, чем покупать только рабочую силу рабочего, а не его самого целиком. Но это для нас лишь означает, что норма прибыли такого рабовладельческого капитализма будет немного ниже, чем капитализма "нормального". И это не есть причина, чтобы капитализм сам не смог возникнуть на базе рабовладения, точнее, после него, но при наличии паровых машин, водяных мельниц, природных водопадов и ткацких станков.

При нормальном капитализме (по Марксу) капиталист присваивает неоплаченный труд рабочего, а если говорить прямо, то грабит его. Но вот, что мы читаем о рабстве у Маркса: "Или, быть может, Бастиа хочет сказать, что способ производства, покоящийся на рабском труде, тем самым покоится на системе грабежа? В таком случае он становится на опасный путь". Опасный путь для любого верующего это там, где есть табу пастыря. Тем не менее, Маркс, хотя и запрещает другим становиться на опасный путь, в своей науке он не боится опасных путей, он смело карабкается по каменистым тропам, и в другом месте отмечает нечто противоположное. Читаем: "рынок рабов постоянно получает пополнение своего товара - рабочей силы - посредством войны, морского разбоя и т.д., и этот разбой, в свою очередь, обходится без посредства процесса обращения, представляя натуральное присвоение... посредством прямого физического принуждения". Этот опасный путь (для кого?) прямого отрицания или игнорирования воровства в экономике, как мы знаем, приводит к полному краху трудовой теории несуществующей стоимости Маркса и потому-то он для него, а не для Бастиа - опасен. Обратите внимание, что Маркс тут проговорился, хотя и не назвал истинных причин: изучая воровство, ты становишься на некий, точно не указываемый, но заведомо опасный путь. И куда же ведёт этот путь, и от кого там исходит опасность? А это все умные понимают по умолчанию, и здесь прослеживается опасный путь столкновения с волей самого "Хозяина" (государства). И ещё ляп. При капитализме капиталист покупает не рабочего, а его "рабочую силу", - это положение марксизма. При рабстве рабовладелец покупает и то и другое. По Марксу это дороже и не выгодно. А в этом вышеприведенном "кино-ляпе" рынок рабов по Марксу ничем не отличается от рынка рабочей силы при капитализме, ибо и там и там продаётся и покупается один товар - рабочая сила. Кстати, по моей теории: если купить раба и его рабочую силу, то в дальнейшем с ним прибылью можно и не делиться, а, купив только рабочую силу рабочего, с ним надо делиться и прибылью. Так что долгоживущий раб выгодней любого рабочего. А если раба украсть, то выгода уже несомненна (пример Чечни).

Во времена Маркса, и ранее, на плантациях юга США вместо техники использовали труд рабов. Продукты труда: хлопок, сахарный тростник, табак обращались на мировом рынке. Имеем товарное капиталистическое сельскохозяйственное производство без использования в нём наёмного труда. Все признаки массового жизнеспособного "товарного" капитализма налицо, кроме... наёмного труда. На плантациях "пахали" бесправные негры - рабы. Маркс это знал и неоднократно отмечал в "Капитале", но только в плане их эксплуатации. В неграх, несмотря на их эксплуатацию, он революционного материала не усмотрел. Чтобы материал стал революционным его почему-то надо покупать на взаимной и добровольной основе (рабочие), а не воровать с помощью войн и насилия (рабы). А, по-моему, должно быть как раз наоборот, ибо купля продажа-дело рыночное, добровольное и потому бесконфликтное, а принуждение к рабству - это прямое насилие, и оно должно провоцировать антагонизм, восстания и... социалистическую революцию. Причину подобного феномена - антагонизма в добровольных отношениях и покорности в отношениях насилия Маркс никак не замечает и не объясняет, наверное, потому, что, поскольку воровство и рабство - это суть преступление, карикатурность, и недостойно существовать в цивилизованном буржуазном обществе, то и заниматься этим должны соответствующие органы, а не учёные-экономисты. Следовательно, если бы капитализм возник бы не на наёмном труде, как в позапрошлом веке, а на рабстве, или если бы в гражданской войне в США победил бы Юг, то развитие цивилизации в сторону коммунизма по Марксу-то прекратилось бы, ввиду отсутствия "революционного материала". Короче, нигде у Маркса не обоснована необходимость именно покупки рабочей силы, а не её прямого воровства для инициализации капитализма и, связанного с ним, дальнейшего "революционного процесса" преобразования общества! Главной роли факта "технической революции" в становлении современного капитала у него вообще не отмечается.

Причина невозможности, или невыгодности капитализма на базе рабства по Марксу чисто экономическая, но это не препятствие для торгового капитала, который был и при рабстве. На рынке труда капиталист покупает и, следовательно, оплачивает только некую "рабочую силу", или труд рабочего, но не его самого. А при рабовладении, покупке подлежит и сам раб, а это по Марксу дороже, но это не главная причина. Захват рабов в процессе военных действий - тоже затраты, и, скорее, рулетка. Победишь - получишь всё, в противном случае попадёшь в рабство. Прямо у Маркса это нигде не доказано и он нам это просто сообщает, что для функционирования капитализма нужен (?) рынок свободной рабочей силы, который создаётся в процессе первичной экспроприации мелкой частной собственности. Более того, он иногда не усматривает никакой разницы: "безразлично, покупается ли последняя [рабочая сила] вместе с самим рабочим, как при системе рабства, или сам рабочий продает свою рабочую силу", хотя раньше говорил нечто прямо противоположное. Но к подобным анти диалектическим противоположным выводам в "Капитале" читатель, я полагаю, постепенно привыкает. А мне поиск "багов" в его теории стал неинтересен, - они там на каждом шагу.

Короче, если вы купили авто, затратив N-ю сумму, и катаетесь, неся эксплуатационные расходы, то это аналог рабства. А если вы берёте авто напрокат и несёте только расходы на бензин (эксплуатационные расходы) и платите владельцу ренту, то это уже капитализм и полная буржуазная свобода. Что и кому выгоднее - надо в каждом случае просчитать, а для Маркса и его теории сие безразлично. Если учесть, что многие стремятся приобрести авто, а не брать его напрокат, то это и означает, что рабовладельческий капитализм, хотя и с позиций Маркса экономически не выгоден, но непосредственно после рабства вполне теоретически возможен. И как бы в ответ на это, Маркс в разделе заработной платы соглашается: "при рабской системе выгода от рабочей силы... и потеря... выпадает на долю рабовладельца, а при системе наемного труда - на долю самого рабочего". И здесь, в этой цитате, мы уже видим, что это для владельца рабочей силы уже далеко не безразлично. А в другом месте Маркс прямым текстом говорит, что рабство: "одно из тех обстоятельств, которое удорожает производство". Но это отнюдь не доказательство той проблемы, почему после рабства не возник рабский капитализм, а потом, когда капиталисты бы убедились, что это экономически дорого, то - капитализм современный, основанный не на покупке или воровстве рабов, а на покупке или воровстве только их рабочей силы. Да и не трудно показать, что поскольку с рабом не надо делиться прибылью, то, повторю, долго живущий раб выгоднее рабочего. Маркс прибыли у рабочего не видел, потому и сделал ложное заключение об удорожании.

Рассматривая проблематику земельной ренты, Маркс часто сталкивается с проблемой рабства, и "решает" эту проблему с помощью... благородного возмущения этим явлением: "Но в таком случае подобное соображение служило бы оправданием и для рабства", - как будто наше осуждение объективного явления может что-то в нём радикально изменить. И далее продолжает: "потому что для рабовладельца, заплатившего за раба наличными, выручка от рабского труда представляет лишь процент на капитал, затраченный на его покупку". Короче говоря, капитализма на рабском труде быть не может потому, что это: или аморально, или... не оправданно. То, что рабов сначала силой отнимали "у природы" (производство товара), а потом продавали на рынке (производство потребительной стоимости покупателю) Марксом опускается, и раб у Маркса - это не товар, имеющий фазу производства и реализации, а, тем более, не особый товар, как рабочий, способный производить некую прибавочную стоимость. А наличие процента на (денежный) капитал, затраченный на покупку раба, говорит о том, что капитализм в форме денежного капитала (купи-продай) - одного возраста... с рабством. И это слова самого Маркса, разоблачающие и марксизм, и его смену экономических формаций.

Подведя итог, можно и повторить, что если вы купили автомобиль (раба), то потом несёте только эксплуатационные расходы (минимум средств существования), а если вы берёте автомобиль на прокат (как наёмного рабочего), то кроме эксплуатационных расходов ещё оплачиваете прибыль владельцу автомобиля (ренту). По Марксу, покупая рабочую силу на рынке труда, капиталист берёт её почти по себестоимости. А это не верно. На любом рынке прибыль получают: и продавец, и покупатель, поэтому рабочий, продавая свой труд, тоже имеет прибыль, сверх себестоимости этого труда. А то как-то странно получается. У Маркса на обычном рынке если капиталист продаёт мёртвые и бессловесные товары, то имеет прибыль, а на рынке живого труда, если свой товар (рабочую силу) продаёт живой и состоящий в профсоюзе рабочий, то товар идёт только по себестоимости, или без прибыли.

По теории Маркса фактически рынок товаров должен отличаться от рынка труда, а в тексте "Капитала" это прямо не говорится, там можно накопать диаметрально противоположные заявления. Так что, по-моему, выгоднее один раз купить или украсть раба и потом заставлять его ежедневно работать, чем ежедневно брать в аренду у рабочего его т.н. рабочую силу и делиться с ним прибылью. Но естественно, если рынок труда огромен (безработица), то цена рабочей силы близка к себестоимости, и рабство становится менее выгодным. Если не платить ренту за прокат автомобиля, то прокат всегда выгодней покупки. При ограниченных трудовых ресурсах, когда возрастает прибыль рабочего (нет безработицы) более выгоден рабский труд. Маркс, исследуя колонии, отмечал там объективную нехватку его "рабочей силы". США были колонией Англии и в этом причина широкого применения там рабского труда. По мере заполнения колонии населением, растёт рынок рабочей силы и становится экономически выгоднее уже применение труда наёмного. Если Маркс и Великий, то только как путаник, но не Экономист. Здесь напрашивается некоторая аналогия, продолжить которую я предложу читателю. Ходьба пешком - первобытное существование. Личный автомобиль - это рабовладение. Автомобиль напрокат - свободный капитализм. Общественный транспорт - это... здесь пусть поработает фантазия читателя, а я считаю, что это то наше "светлое будущее", которое марксисты, пытались построить, но, к вящему счастию, так и не построили.

В этом и состоит причина, что "Капитал" оборван на главе: "Классы", которую Маркс так и не закончил. А не дописал он эту главу по простой причине. При полном анализе классового состава общества, ну никак нельзя обойти правящую "элиту", которая ничего не производя, потребляет в процентном отношении "львиную долю", полностью контролирует финансовую часть, и войнами да разборками вредит производству. При анализе классовых отношений ему пришлось бы пояснить и феномен антагонизма между рабочими и капиталистом, жизнь которых зависит друг от друга, и трогательную любовь народа к "элите", каковая, грабит- одаривает, казнит-милует. "Элита" в экономике Маркса отсутствует, но является всё-таки классом, который, равно как и интеллигенция, взялся невесть откуда, занимается своими проблемами и, что с этим классом делать в коммунистической перспективе - не совсем ясно. Пролетарии, понятно, должны экспроприировать буржуев. А что делать с "элитой", которая хочет (и много) кушать, и с интеллигенцией, которая своими заумными "произведениями" просто спекулирует на темноте народной, - у Маркса нигде не говорится. Если её тоже надо бы экспроприировать победившему пролетариату, то это надо как-то доказать, или "научно" обосновать, иначе это будет простой разбой, а не экспроприация, и грабить тогда можно по любому физическому или национальному даже признаку, - от очкариков до евреев. А если "элиту", да и интеллигентов оставить и кормить, то появляется ещё один класс, но только не эксплуататоров, а откровенных паразитов, о которых в экономике Маркса ничего не сказано, ибо у него все поголовно производят, эксплуатируют и потребляют, а нетрудоспособных вообще нет, и не существует. Маркс признаёт наличие в обществе не классов, а некоторых... сословий: "неспособных к труду по дряхлости или молодости, всех «непроизводительных» - женщин, подростков и детей, затем «идеологические» сословия, как правительство, попы, юристы, войско... бродяг, преступников". Но из своей экономики он их вычеркнул. И что прикажете делать с классом (и не только классом, но и целой "нацией") шарлатанов-купцов, которые тысячелетия обирали правящую "элиту"? Институциалист Веблен в этом вопросе был краток: "экономическую структуру общества - можно грубо обособить в два класса... это либо институты приобретения, либо институты производства". В обществе есть 2 класса. Одни производят (рабочие и капиталисты), другие... приобретают (читай, воруют). И всё. Вот золотые слова истины от Блейка: "Общество состоит из двух классов... который потребляет и воспроизводит; и... который потребляет, но не воспроизводит... Среди... потребляющих классов правительство [а никак не капиталисты - В.Ш.] занимает наиболее видное место... Правительство... забирает с рынка товары без воспроизводства". Всё это известные истины. Последняя цитата взята из конспектов Маркса, он знал воровскую сущность правительства, но, тем не менее, вещал: "долг правительства, его долг самосохранения, - покрепче взять в свои руки бразды правления". А правят все с одной целью: для ограбления... управляемых.

И пришлось бы Марксу переписать всю свою теорию по... ленинскому принципу: сначала буржуазия и пролетарии объединяются вместе против т.н.: "правящей элиты", а уже после их неизбежной победы (?!) - выясняют уже и свои классовые отношения. Но теоретически это обосновать никак в рамках его экономического учения не удаётся, поскольку "элита" там вообще нигде не фигурирует. Вся теория классовой борьбы Маркса рухнула, когда он попытался выяснить, что же такое эти классы, чем они отличаются от сословий и каст, и что они вообще собой представляют. И свидетельство тому - эта недописанная глава о классах, где даже (!) гегельянство Маркса ничем не смогло ему помочь. Остановился Маркс на последнем предложении главы, где впервые прозвучало слово: "чиновник"! Это лишний раз подтверждает версию о роли политика-государства в экономической жизни общества - это всегда перераспределение награбленного, но между "своими" (людьми). Маркс же - чужак.

Не исключено также, что проблема не только в этом. В 3-м томе "Капитала" Маркс пришёл к знаменитой триединой формуле доходов в обществе: "капитал - процент, земля - рента. труд - заработная плата". Я бы сюда "до пары" включил для госслужащих: "государство - налог", или конкретно, на местном уровне власти: "чин - взятка". Относительно этого своего "открытия" он не без огорчения заметил: "формула: «капитал - процент (прибыль), земля - рента, труд - заработная плата» представляет одинаковую во всех частях и симметрическую несообразность". Естественно, что диалектикой Гегеля, в виде обязательного наличия в ней, в политэкономии, пар противоположностей, в этом "открытии" не пахнет.

И в чём состоит эта несообразность, и почему она появилась в учении, и что с ней делать дальше, и как её устранить, и надо ли её устранять вообще - никто не знает. Тем не менее, Маркс и выделяет в обществе только три класса: "годовой доход трех классов: капиталиста, земельного собственника и рабочего", игнорируя всю чиновничью, культурную, научную и поповскую рать. Хотя в другом месте Маркс отмечал: "капитал всегда должен вносить... подати на попов, учителей и ученых, обладают ли эти ученые большой или ничтожной научной силой". Маркса кормило не государство (подати'), а Энгельс, и его научная сила хуже ничтожной. Как видим, капиталистов интересует не прибавочная стоимость, не прибыль на их капитал, а лишь... процент. И Маркс с огорчением констатирует эту "жестокую реальность", навешиванием ярлыков: "Хотя формула: капитал - процент есть самая бессодержательная [begriffsloseste] формула капитала, но тем не менее это - его формула". Позиция Маркса, полностью совпадает с позицией Дюринга в определении им категории капитала. Но Энгельс "бессодержательность" определения у Дюринга критиковал, а у Маркса бревна в глазу не заметил: "Г-н Дюринг, напротив, объявляет капиталом всякую сумму средств производства, которая «образует доли участия в плодах всеобщей рабочей силы»". Замените слово "доля" его синонимом - "процент" и получите полное смысловое совпадение с Марксом. Увы, что можно простить Великому Экономисту, - того нельзя: "вульгарному экономисту", Дюрингу.

Ещё характерный момент в "критике" Энгельсом позиции Дюринга, из которого следует, что основоположники вообще не понимали роли государства в общественной жизни. Дюринг писал: "люди будут рассматривать политическую группировку не как существующую ради нее самой, не как исходный пункт, а исключительно как средство в целях насыщения желудка". Те читатели, кто знаком с современной политической кухней, подтвердят это положение, ибо "кухня" и служит для "насыщения желудка". А замените последние два слова этой цитаты одним словом - воровство, и вы получите точное моё определение феномена политики. C некоторой иронией всё познавшего учителя (мэтра) Энгельс соглашается с Дюрингом, что: "Порабощение всегда было, употребляя изящное выражение г-на Дюринга, «средством в целях насыщения желудка»". Увы, даже самые высокопоставленные политики и учёные, пользуются и столом и стулом, в медицинском их понятии. А далее идёт "разгромная" критика этого положения: "Надо быть г-ном Дюрингом, чтобы вообразить, будто налоги представляют собой в государстве только «следствия второго порядка», или что современная политическая группировка, состоящая из господствующей буржуазии и угнетенного пролетариата, существует «ради нее самой», а не ради «целей насыщения желудка» господствующих буржуа, т.е. не ради выжимания прибылей и накопления капитала". Фраза Дюринга поставлена с ног на голову. Он утверждал, что политическая группировка существует не ради неё самой, а Энгельс в этой своей "критике" здесь лишь отбросил частицу "не". И, обратите внимание, здесь едва ли не впервые зашла речь о налогах. Энгельс понимает, что для государства налоги - величина далеко не второго, а первого порядка и правильно критикует Дюринга. Но, ослеплённый своей "классовой борьбой", он даже не замечает, что в этой фразе косвенно заявляет, что налогами пользуется и та же... буржуазия, для дополнительного выжимания прибылей. Как буржуазия пользуется налогами, если тоже исправно платит государству все налоги? C помощью государственных заказов, оплачиваемых из казны.

В "Капитале" Маркс показал, что вина капиталистов только в выжимании прибавочной стоимости из пролетариата, за что их надлежит по его закону отрицания-отрицания тоже экспроприировать. Этому вопросу посвящён практически весь его "Капитал". А здесь в одной фразе (и безо всякого исследования) нам голословно заявляют, что, поскольку политическая власть у буржуазии, то и налогами она пользуется по своему усмотрению, а точнее в целях... той же эксплуатации. C этим можно было бы и согласиться, если бы Энгельс пояснил один момент. Зачем буржуазия, если она у власти, берёт сама у себя налоги? Или ещё, более точно. Зачем буржуазия, если она у власти... платит себе налоги? Цари-батюшки драли налоги и с бедных, и с богатых и в наглую их пропивали, а хитрая буржуазия зачем-то их "отмывает" через государственные структуры. Зачем подобное вообще делать, когда власть и так принадлежит ей? Котлеты и мухи, а точнее полностью паразитические государственные структуры и промышленная буржуазия, у диалектика Энгельса - все в одной тарелке и всё под одним соусом пустопорожнего гегельянства о классовой борьбе.

Из этого следует, что в обществе существует всего два класса - трудящиеся и паразиты (это имеет место в современном плутократическом, или т.н. "демократическом" обществе, где государство, его структуры приобрели откровенно паразитический характер, где преобладает власть силы Права; это было и с древних времён, когда господствовали деспотия, тирания, произвол и прочие т.н. "негативы"), или добытчики и воры (это в т.н. авторитарных системах, где власть берётся по праву Силы и удерживается простой силой; это есть и сейчас при полном господстве силы Права). И потому в главе "Классы", практически, нечего писать. Это открытие не моё, а Маркса, поскольку, столкнувшись с "чиновником", он ВСЁ (!) понял и для себя поставил крест на своей теории... перестав ею заниматься, а точнее, поставил крест на своей бредовой идее, или аксиоме о некой смене общественно-экономических формаций. Вот его цитата по этому поводу: "земля - с одной стороны, труд - с другой, два элемента реального процесса труда, которые в этой вещественной форме общи всем способам производства, суть вещественные элементы всякого процесса производства и не имеют никакого отношения к его общественной форме". А общественная форма и есть его, Маркса общественно-экономическая формация. Но феодальные отношения в их чистом виде - это отношения землевладельцев и арендаторов, (воров и добытчиков) это отношения ренты и аренды, которые по этому определению самого Маркса вечна и нетленна у всех способов производства. Купля и продажа - это когда происходит смена собственника в отношении товара; аренда и плата за неё - это когда смены собственника не происходит, и эти 2 типа экономических отношений были, есть и всегда будутосновными отношениями собственности.

Значит, как показано в "Философии воровства" (1-М-я части работы), и как это подтверждает нам сам Маркс, но только, аж в 3-м томе своего "Капитала", - никаких смен общественноэкономических формаций не происходит. Просто со временем появляются или нет, новые формации и занимают свои "экологические ниши", потеснив, но, не уничтожив прежние.

А вот и окончательный приговор Маркса всем его теориям: и эксплуатации, и прибавочной стоимости, и... рабочего движения: "Капитал - процент, земля - земельная рента, труд - заработная плата, причем прибыль, эта форма прибавочной стоимости, специфически характеризующая капиталистический способ производства, благополучно устраняется". Этим Маркс, несмотря на ошибки в своей политэкономии, гениально предвидел, что по мере развития производительных сил, всё большая часть общества будет жить за счёт процента, а не производства прибыли, а доля тупого физического труда будет падать. Косвенно эту фразу Маркса подтвердил и Энгельс: "нельзя определить, какая доля в том или ином определённом продукте принадлежит земле, капиталу и труду. Поэтому когда при нынешних отношениях приходится делить доход между этими тремя элементами, то для них нельзя найти никакой внутренне присущей им меры, и дело решает совершенно посторонняя, случайная для них мера: конкуренция или утончённое право сильного". А если это так, то что нам даёт теория Маркса вообще и его "Капитал", в частности? А право сильного утончённо отражено в Силе Права родимого государства и всех его паразитических структур. Кстати, вот и "определение" Марксом господствующих классов: "...фракции господствующих классов: землевладельцев и капиталистов, биржевых волков и лавочников... правительство и оппозицию, попов и вольнодумцев, молодых блудниц и старых монахинь". Всё полностью по его диалектике, где молодости противостоит старость, а блудницам - монахини, а Марксу - его же теории. А тот факт, что к господствующим классам приблудились и блудницы - оставим без внимания.

Поэтому имеем окончательный и революционный бесповоротный вывод: буржуазные, пролетарские и прочие современные для нас "цветные" революции к смене формаций отношения не имеют, и это чисто государственное явление, - это текущая замена одного паразита новым паразитом на шеях: и трудящихся, и капиталистов, и... землевладельцев.

7.2.

<< | >>
Источник: Шамшин В.Η.. Экономика воровства (анти - "Капитал"). - Издательство «Альбион» (Великобритания),2015. - Количество с. 614, рис. 2. 2015

Еще по теме Рабы, пролетарии и капитализм:

  1. III. Маркс
  2. 2. АРГУМЕНТ ОТ САМОСОБСТВЕННОСТИ
  3. Капитализм = труд + капитал
  4. Расчёт цены труда, или т.н "цены рабочей силы"
  5. Рабы, пролетарии и капитализм
  6. Проблемы "научного коммунизма"
  7. Приложение I (для коммунистов): "Перлы" диалектики марксизма
  8. ОГЛАВЛЕНИЕ
  9. Экономика и государство после XX века
  10. 86.05.31 АРГУМЕНТЫ К ТЕМЕ "ЭЛИТАРИЗМ"
  11. ЧАСТЬ 7 ПАРАДОКСЫ «СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИКИ»