<<
>>

Империя

Наиболее труден вопрос об определении имперской формы государственного уст-

ройства. Большинство исследователей обходит ее изучение стороной. Например, А.Б. Вен-

геров говорит лишь о федерации и унитарном государстве1.

И.А. Солоневич, напротив,

отмечал, что каждый народ стремится создать не только свою культуру, национальную

государственность, но и собственную империю: «Если он это не делает, то не потому что

не хочет, а потому что не может. Или потому, что понимает недостаточность своих сил»2.

Б. Соколов рассматривает империю как государство, политическая элита которого стре-

мится к постоянному расширению территории страны3. С точки зрения политолога

А.Уткина, империя есть форма правления, позволяющая главенствующей державе опре-

делять внешнюю и частично внутреннюю политику других государств4. Для М.Б. Смо-

лина «империи – это высшее состояние государства, рождающееся из иерархии человече-

ских союзов (семьи, рода, сословия) и перерастающее свои национальные границы, как

проект государственного и культурного объединения для внешних народов»5. Англий-

ские ученые М. Харт и А. Негри считают, что «империя есть… суверенная власть, правя-

щая миром»6.

Энциклопедический словарь «Политология» содержит пять определений империи:

«1) Империя – это высшая государственная власть народа в Древнем Риме, проявлявшаяся

при выборах, в принятии законов, в объявлении войны и при заключении мира, а также в

верховном суде; 2) Империя – высшее полномочие древнеримских магистратов – царей, а

при Римской республике – консулов, преторов, диктаторов, пропреторов, городского и

преторианского префектов и цензоров, либо пожизненная власть Императора эпохи до-

мината; 3) Империя – территория, на которую распространялась власть императора;

4) Империя – это государство, возглавляемое лицом, принявшим или получившим по ди-

настической линии титул императора; 5) Империя – это политическая система, объеди-

няющая под началом жесткой централизованной власти гетерогенные, этно-национальные

и административно-территориальные образования на основе отношений метрополия –

колония, центр – провинции, центр – национальные республики и окраины»7.

По мнению С.Н. Бабурина, «в геополитическом плане под империей понимают

объединение разнородных социально-этнических образований под управлением единого

центра»8.

Теологическая доктрина Русской Православной Церкви никогда не отвергала

сложных форм государственного устройства. Митрополит Санкт-Петербургский и Ла-

дожский Иоанн считал, что «империей... в христианском понимании принято называть

государство, почитающее сохранение истин веры своей главной обязанностью; государ-

ство, объединяющее в себе различные культуры, народы и племена, спаянные в единый

общественный организм вокруг некоторого державного ядра. Таким ядром является на-

род носитель державной идеи, народ-защитник святынь и страж устоев государственного

1 См.: Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. – М., 1998. –

С. 140–142.

2 Солоневич И.Л. Народная монархия. – С. 19.

3 См.: Соколов Б. Германская империя. – М., 2003. – С. 5.

4 См.: Уткин А. Американская империя. – М., 2003. – С. 24.

5 Смолин М.Б. Тайны русской империи. – М., 2003. – С. 388–389.

6 Hardt M. Negri A. Empire. Cambridge, 2000, p. XI.

7 Политология: Энциклопедический словарь. – М., 1993. – С. 119.

8 Бабурин С.Н. Территория государства: правовые и геополитические проблемы. – М., 1997. –

С. 416.

Общая теория государства

86

бытия, блюститель мировоззренческого единства, политической стабильности общества

и экономической дееспособности страны»1.

В соответствии с данным подходом рассматриваются два типа империй: 1) христи-

анские (Византия, Самодержавная Россия) и 2) колониальные псевдоимперии (Британская,

Германская, Австрийская и Французская), главной целью которых было стремление ис-

ключительно к территориальным захватам2. «Подлинная империя есть великая мировая

держава, – пишет Иоанн, – включающая в свой состав различные народы, которые связаны

в единое целое общностью высшей культуры, равенством всех граждан перед законом и

верховной властью.

Благодаря своей величине и мощи, внутренней культурной и этниче-

ской многоцветности, христианская империя являет собой своего рода уменьшенную ко-

пию целого человечества»3. Митрополит считал, что лучше всего имперскую идею пони-

мали русские государи. Так, Александр I создал Священный Союз; Николай II спас от раз-

вала Австрийскую монархию и остановил победное шествие революции в 1849 году;

Александр II способствовал возникновению Германской Империи в качестве противовеса

республиканской Франции; но самой блистательной звездой международной миссии

России был Александр III, прозванный в народе «миротворцем», при котором русское

государство достигло апогея своего величия4.

В учебнике под редакцией В.К. Бабаева империя (от лат. Imperium – власть) иссле-

дуется как насильственно создаваемое сложное монархическое государство, во главе ко-

торого – царь, император, король и т.п. (например Римская, Российская, Британская,

Германская и др.)5.

Вместе с тем данный подход в корне ошибочен, потому что не все империи созда-

ются насильственным путем (например Российская империя многие территории вклю-

чила в свой состав на добровольной основе). Не выдерживает критики и утверждение об

обязательной монархической форме правления для империи, так как последняя вполне

может быть и республикой (например, французская колониальная империя в период III

республики 1871–1940 гг.). По мнению З. Бжезинского, глобальное господство США в

конце XX – начале XXI веков напоминает прежние империи, которые в своем могуществе

опирались «на иерархию вассальных, зависимых государств, протекторатов и колоний, и

всех тех, кто не входил в империю, обычно рассматривали как варваров. В какой-то сте-

пени эта анахроническая терминология не является такой уж неподходящей для ряда

государств, в настоящее время находящихся под влиянием Америки»6. Так, Канада, Мек-

сика, Западная Европа, Прибалтика, Турция, Египет, Саудовская Аравия, Австралия,

Япония, Индонезия, Филиппины и др.

считаются вассалами Соединенных Штатов; а

Центральная и Южная Америка, Швеция, Финляндия, Украина, Закавказье, Средняя

Азия и Пакистан их протекторатоми7. Страны, противостоящие влиянию Вашингтона,

объявляются политическими изгоями, против которых устанавливается экономическая

блокада или применяется вооруженная сила. Среди них можно назвать Ливию, Кубу,

КНДР, Ирак и т.д. Так, за последние 100 лет Соединенные штаты более 134 раз осуществ-

ляли военное вмешательство в дела других государств. Нетрудно подсчитать, что еже-

1 Высокопреосвященный Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Русь соборная.

(Очерки христианской государственности). – СПб., 1995. – С. 91.

2 См.: там же. С. 92–94.

3 Там же. С. 95.

4 См.: там же. С. 97.

5 См.: Теория государства и права: Учебник / Под. ред. В.К. Бабаева. – С. 98.

6 Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические импера-

тивы. – М., 1999. – С. 20–21.

7 См.: там же. С. 35.

Глава 4. Форма государства

87

годно администрация Белого дома в среднем проводила 2–3 боевых операции во всех час-

тях света1. В целом, американское могущество строится по четырем уровням. Прежде все-

го, США устанавливают экономическую зависимость государства от собственной поли-

тики, благодаря деятельности МВФ (Международного валютного фонда) и Всемирного

Банка, АРЕС (Северо-Американского соглашения о свободной торговле), ВТО (Всемир-

ной торговой организации) и т.д.2 Затем Пентагон подчиняет вооруженные силы союз-

ных держав в рамках военно-политических блоков, например НАТО3. Наряду с этим Ме-

ждународный Суд и специальные трибуналы по рассмотрению международных престу-

плений против человечества в Боснии, Сербии и т.д. ограничивают национальный

суверенитет других держав в сфере правосудия, а многочисленное еврейское, греческое и

армянское лобби американского Конгресса оказывает внутриполитическое давление на

другие государства посредством довольно крупных зарубежных диаспор.

Кроме того, США активно внедряют в современные международные отношения

идеологию нового мирового порядка, который предполагает:

? реабилитацию имперского мышления и продвижение процессов глобализации,

навязываемых всем государствам и отвечающих интересам Вашингтона, стран золотого

«миллиарда» и властно-олигархических элит других, «второстепенных» стран;

? формирование системы технологически прорывного развития для отдельных

стран и управляемого регрессивного развития для других государств и целых регионов с

целью замедления темпов прироста народонаселения и снижения уровня потребления;

высвобождающиеся ресурсы для «золотого миллиарда» и устраняющих другие цивили-

зации, не выдержавшие конкуренции;

? расширение информационно-психологической экспансии для подавления инако-

мыслия в глобализационной идеологии и создания психоконтролируемого мирового со-

общества;

? разрушение традиционного общественного мировоззрения и установление устой-

чивого влияния на властные элиты и принимаемые ими решения через тезис об открыто-

сти государственных границ для обеспечения беспрепятственного доступа к ресурсам,

продвижения либеральных ценностей;

? вывод природных ресурсов за рамки национальных границ на мировые рынки,

где богатые страны будут иметь преимущества в их приобретении;

? девальвацию роли международных организаций, системы международно-

правовых норм и принципов и решение международных проблем по схеме «США плюс

другие»;

? наращивание военной мощи и расширение военного присутствия в Мировом

океане, космосе, ключевых районах суши с целью утверждения глобального военного

контроля за ситуацией в любой точке земного шара и немедленной реакции на «небла-

гоприятные» изменения;

? расширение деятельности спецслужб и ограничение прав и свобод граждан своих

и чужих стран;

? использование международных миротворческих контингентов в качестве инстру-

мента американо-натовской политики4.

1 Сардар З., Дэвис М.В. Почему люди ненавидят Америку? – М., 2003. – С. 94.

2 См.: Бжезинский З. Указ. соч. С. 40–41.

3 См.: там же. С. 41.

4 См.: Ивашов Л.Г. Глобальный тупик или гармония цивилизаций? // Свободная мысль-XXI. –

2002. – №9. – С.23.

Общая теория государства

88

«Подобные направления действий США и их союзников по формированию ново-

го мирового порядка, – пишет Л.Г. Ивашов, – вовсе не миф, они вытекают из принятых

или готовящихся к принятию в США, НАТО, на глобализационных форумах документов

и реальных наступательных действий американской администрации и их союзников»1.

По существу, формируемую ныне модель нового мироустройства можно изобра-

зить как мир цивилизационной имперской иерархии, где западные страны определили

себя интеллектуальным ядром человечества («продвинутой цивилизацией») с повышен-

ным уровнем потребления, его поддержанием и ростом за счет снижения уровня потреб-

ления других народов, доведения последних до критически минимального потребления

и духовной деградации2.

Реализация этой модели предполагает исчезновение межцивилизационных раз-

личий через унификацию народов, жесткое разделение трудовых отношений, где США и

другие страны «золотого миллиарда» будут управляющим субъектом, а остальные – объ-

ектом управления и эксплуатации. Уже сегодня, по данным ООН, пятая часть населения

планеты поглощает 86% совокупного мирового продукта, в то время как 22% народов

беднейших стран – всего лишь 1,5%. Причем тенденция последних лет не утешительная,

разрыв продолжает расти3.

Нельзя также согласиться с тем, что все империи полиэтничны по своей сущно-

сти4, ведь Германская империи времен Отто фон Бисмарка являлась мононациональным

государственным объединением.

Кроме того, точка зрения И.Н. Гомерова, считающего, что империи всегда кон-

центрируют и централизуют государственную власть в метрополии5, представляется до-

вольно односторонней. Средневековая империя Карла Великого (747–814 гг. н.э.), напри-

мер, управлялась не сплоченной бюрократией столичного города, которого вообще не

было, а через рассеянный по государству административно-судебный аппарат королев-

ских посланцев, призванных проводить в жизнь распоряжения монарха. Эти чиновники,

назначенные из светских и духовных лиц, ежегодно объезжали округа, включающие не-

сколько графств. В их компетенцию входило наблюдение за состоянием королевских по-

местий, за правильностью совершения религиозных обрядов, за справедливостью приго-

воров монаршего суда, а также рассмотрение апелляционных жалоб на решения местных

судов по тяжким преступлениям. Государевы посланцы могли требовать выдачи пре-

ступника, находившегося на территории духовного или светского сеньора. Неповинове-

ние епископа, аббата, графа и других крупных феодалов наказывалось штрафом6.

Традиция децентрализации государственного управления получила дальнейшее

развитие в Священной Римской Империи германской нации, в которой Фридрих I Бар-

баросса к концу XII века учредил сословие имперских князей, чтобы через вассальную

пирамиду обеспечить стабильность и мир в немецких землях. Данная реформа сделала

формально зависимых феодалов фактически свободными от кайзеровской власти при

осуществлении сеньориального правосудия, налогообложения и обороны. Решающую

1 Ивашов Л.Г. Глобальный тупик или гармония цивилизаций? / Там же. – С.23.

2 См.: там же.

3 См.: там же. С. 23–24.

4 См.: Федоренко С.П. Имперская форма как исконно русский способ организации политической

власти // Государственность и право славянских народов: состояние и перспективы развития. Те-

зисы докладов научно-практической конференции. РГУПС. МИПП. – Ростов-н/Д, 2004. – С. 33.

5 См.: Гомеров И.Н. Государство и государственная власть: предпосылки, особенности, структура. –

М., 2002. – С. 762.

6 См.: История государства и права зарубежных стран: Учебное пособие для вузов Ч. I. / Под ред.

проф. Н.А. Крашенинниковой и проф. О.А. Жидкова. – М., 1999. – С. 212–213.

Глава 4. Форма государства

89

роль в юридическом оформлении политического суверенитета князей на местах сыграла

деятельность Фридриха II. В поисках поддержки в борьбе с папством он значительно

расширил права духовных и светских вассалов. Так, «Закон в пользу духовных князей»

1220 года гарантировал неприкосновенность церковного имущества и полноту террито-

риальной юрисдикции католических епархий, включая права на взимание пошлин и че-

канку монеты. Аналогичные привилегии по «Закону в пользу сеньоров» 1232 года полу-

чили светские вассалы императора1.

Во второй половине XIV века вся политическая власть Священной Римской импе-

рии германской нации сосредоточилась в руках семи курфюрстов (Трех архиепископов –

Майнцкого, Кельнского и Трирского, а также маркграфа Бранденбургского, короля Чеш-

ского, Герцога Саксонского, Пфальцграфа Рейнского), которые выбирали императора.

При равенстве голосов выбор государя определял архиепископ Майнцкий2. На основа-

нии Золотой Буллы 1356 года курфюрсты получили значительную экономическую само-

стоятельность от имперских властей: за ними были закреплены права собственности на

недра, на взимание торговых пошлин, чеканку монеты и осуществление правосудия3.

Вместе с тем вассалам запрещалось вести войны против сеньоров, а городам – заключать

союзы против князей4.

Курфюрства были объединены только общим подданством императору и не об-

ладали лишь правом самостоятельно объявлять войну и заключать мир с иностранными

государствами. Впоследствии они добились полного суверенитета5. С XVI века императо-

ры, вступая на престол, принимали выработанные крупными феодалами условия, огра-

ничивающие кайзеровскую власть, так называемые «избирательные капитуляции», со-

хранявшиеся в практике до конца XVIII столетия6.

В средневековой Германии, помимо государя, существовали два общеимперских

учреждения – рейхстаг и имперский суд. Рейхстаг был общеимперским съездом, созы-

вавшимся по инициативе императора. Его структура окончательно оформилась в XIV ве-

ке и включала в себя три коллегии: 1) курфюрстов; 2) князей, графов и свободных господ;

3) представителей имперских городов. В отличие от других европейских держав, в немец-

ком рейхстаге отсутствовали делегаты от мелкого дворянства и бюргерства. Духовенство

также не образовывало отдельной коллегии и заседало в первой или во второй, так как

крупные прелаты входили в состав княжеского слоя. Все три коллегии работали раздель-

но. На совместные сессии могли собираться только палаты курфюрстов и князей7.

Таким образом, рейхстаг выступал не как орган сословного представительства, а как

учреждение отдельных политико-территориальных единиц империи: курфюрсты защи-

щали интересы своих государств, князья – княжеств, а бургомистры – имперских городов8.

Более того, компетенция рейхстага не была точно определена. Как правило, кай-

зер испрашивал его согласие по военным, международным и финансовым вопросам.

Вместе с тем акты рейхстага не обладали обязательной юридической силой и носили ха-

рактер рекомендаций.

1 См.: История государства и права зарубежных стран: Учебное пособие для вузов Ч. I. / Под ред.

проф. Н.А. Крашенинниковой и проф. О.А. Жидкова. – С. 249.

2 См.: там же. С. 212–213.

3 См.: Золотая булла Карла IV (1356 г.) // Хрестоматия по всеобщей истории государства и права:

Учебное пособие под. ред. проф. З.М. Черниловского. – М., 1996. – С. 93.

4 См.: История государства и права зарубежных стран. Указ. соч. – С. 247.

5 См.: там же.

6 См.: там же.

7 См.: там же.

8 См.: там же. С. 248.

Общая теория государства

90

Вормский рейхстаг 1493 года, провозгласил «вечный земский мир» (запрещение

частных войн) и учредил имперский верховный суд по делам имперских подданных и

подданных отдельных княжеств. Центральный судебный орган состоял из 17 судей: 14 из

которых назначались курфюрстами и князьями, 2 – городами и один председательствую-

щий – кайзером. Империю решили разделить на 10 округов во главе с особыми блюстите-

лями порядка из князей, обязанных приводить в исполнение приговоры суда. Для этого им

должны были предоставляться воинские контингенты. Кроме того, вводилась единая госу-

дарственная подать на нужды управления государством – общеимперский пфенинг. Од-

нако значительная часть этих мероприятий так и не была проведена в жизнь1.

Слабость центрального аппарата нашла отражение в принципах создания воору-

женных сил, так как империя не имела постоянного войска. Военные контингенты в слу-

чае необходимости поставлялись имперскими чинами по особым решениям, сообразно с

силой страны. С XV века основой имперской и княжеских армий стали наемные отряды.

Вместе с тем решениями рейхстага произвольная вербовка солдат в имперскую армию

без согласия князей была запрещена.

В условиях ограниченности кайзеровской власти в Священной Римской Империи

германской нации значительное развитие получила политическая автономия отдельных

корпораций-городов, их союзов, религиозных общин и т.д. Особыми правами админист-

ративного самоуправления пользовались – Ганза (объединение северо-германских горо-

дов XIV–XVI вв.); Союз рейнских городов (1254 г.), Швабский союз (XVI в.), а также военно-

религиозный Тевтонский рыцарский орден (XII–XVI вв.).

Наибольшим объемом суверенных прав в Германии обладали так называемые им-

перские и вольные города. Первые из них являлись непосредственными вассалами госуда-

ря, получавшими имперские регалии (высший суд, чеканка монеты, войско и т.д.). Они

приводились к монаршей присяге верности и были обязаны принимать императора с его

двором. Вторые – вольные города (Майнц, Кельн, Трир, Вормс и т.д.), также получили при-

вилегии от германского кайзера и владеющих ими духовных князей. Их освободили от им-

перских налогов, повинностей по поставке войск и предоставили право самоуправления2.

Рассмотренные выше примеры свидетельствуют о том, что дефиниция имперско-

го государства как чрезвычайно централизованной, забюрократизированной и милита-

ризованной «машины» политического угнетения и эксплуатации подвластных земель и

народов является ошибочной.

Самое точное определение империи дает И.А. Иванников, рассматривающий ее

как «исторически сложившиеся огромное по территории государство, составные части

которого не имеют единого государственного-правового статуса и вовлечены верховной

властью в решение общих оборонных и внешнеполитических задач, что способствует

примирению региональных противоречий»3. Поэтому совсем не удивительно, что в пе-

риод своего расцвета Империя Маурьев (Древняя Индия – III век до н.э.) включала в свой

состав вассальные княжества, обязанные выплатой дани и военной помощи, республи-

канские государства-общины (ганы и сангхи) и родоплеменные объединения4.

Но и данный подход нуждается в некоторой корректировке. Связано это с тем, что

имперской государственности присущи специфические признаки, которые необхо-

димо исследовать на основе диалектического единства.

1 См.: История государства и права зарубежных стран. Указ. соч. – С. 248.

2 См.: там же. С. 250.

3 Иванников И.А. Теория государства и права: Учебное пособие. – С. 87.

4 См.: История государства и права зарубежных стран: Учебник для вузов. Ч. 1 / Под ред. проф.

О.А. Крашенниниковой и проф. О.А. Жидкова. – С. 47.

Глава 4. Форма государства

91

Во-первых, империи обладают громадными территориями, не только повышающи-

ми военную безопасность страны и дающими простор сельскому хозяйству, но и создаю-

щими дополнительные возможности для развития транснациональных транспортных ко-

ридоров, а также благоприятствующими суверенному осуществлению мероприятий по

охране окружающей среды. Более того, рост мирового населения с увеличивающимся ан-

тропогенным воздействием человечества на природу придает особо важное значение тер-

риториальному фактору в определении силы и влияния государства, имеющего хорошие

климатические условия, чистую воду, богатые недра и т.д. для обеспечения потребностей

своих граждан1. Достаточно привести примеры Ассирийской державы, Римской империи,

Византии и т.д., которые вели постоянную борьбу за человеческие (рабов) и природные

ресурсы (плодородные земли, полноводные реки и т.д.).

Во-вторых, политико-территориальные единицы, входящие в состав империи (ав-

тономии, протектораты, сатрапии, провинции и т.д.), обладают различным правовым

статусом, определяющим степень самоуправления населения данных регионов. Так, уже

в VIII–VII вв. до н.э. Великая Ассирия была разделена на провинции – органические части

государства (города и области Сирии, Малой Азии, ряд халдейских и арамейских кня-

жеств и др.), которые управлялись ассирийскими наместниками, имевшими в своем рас-

поряжении военные гарнизоны. Как правило, главы административных частей государ-

ства назначались из числа придворных евнухов, потому что они не могли основать собст-

венных династий2. На некоторых территориях сохранялись зависимые царства,

платившие дань центральным властям. В таком положении находились города Финикии,

Иудеи, Моав, Эдом, Табал, Манна3. Ряд государств состояли в вассальной зависимости:

Лидия, Урарту, Мидия, Элам и княжества Северной Аравии. Особое положение занимал

завоеванный Египет: его разделили на 20 небольших частей, возглавляемых местными

правителями: царями, номархами и жрецами4.

Аналогичная система управления существовала в Персидской империи. В ее со-

ставе Дарий I (около 515 г. до н.э.) выделил сатрапии, управляемые гражданскими адми-

нистраторами, имевшими право чеканить серебряную монету.

Кроме того, местные цари, потеряв политическую независимость, номинально ру-

ководили финикийскими городами, Киликией, арабами, колхами и эфиопами5.

Наряду с общим языком (аромейским), в делопроизводстве допускалось использо-

вание местных наречий, например, в Персии – эламейского.

Наиболее стройную, иерархически выверенную систему политического господства

над подвластными странами организовал Древний Рим, разделенный в VI веке до н.э. на

территориальные округа – трибы (4 городских и 17 сельских). Во главе каждой из них стоял

выборный (tribunus aerarius); его главная обязанность заключалась в сборе податей и нало-

гов. В народных собраниях, которые стали созываться по трибам (трибутные комиции),

округа имели по одному голосу6.

Кроме того, в Римскую империю входили многочисленные иностранные полити-

ческие союзы, обладающие различной степенью самостоятельности.

Так, народы, непосредственно включенные в состав квиритской державы (напри-

мер, свободные жители Апенинского полуострова в I в. до н.э.), получали права римских

граждан в полном объеме и приписывались к соответствующим трибам города Рима.

1 См.: Кокошкин А. Россия – сверхдержава, великая или региональная держава? // Международ-

ная жизнь. – 2002. – №9–10. – С. 42.

2 См.: История Востока. Т. 1.: Восток в древности. – М., РАН. 1999. – С. 234.

3 См.: История древнего Востока / Под ред. В.И. Кузицина. – М., 2001. – С. 156.

4 См.: там же.

5 См.: там же. С. 282.

6 См.: Кучма В.В. Государство и право Древнего мира: Курс лекций. – Волгоград, 1998. – С. 166–167.

Общая теория государства

92

Значительное число иностранных муниципальных общин, обладая внутренней

автономией, находилось под надзором присылаемых из Рима должностных лиц (прето-

ров), обязанных привлекать местное население к военной службе в составе специальных

воинских контингентов1.

Особые политико-правовые отношения устанавливались между Римом и союзны-

ми (федеральными) общинами (civitates foederatae), которые пользовались администра-

тивной самостоятельностью, сохраняли собственное гражданство, но в вопросах внешней

политики – полностью подчинялись имперской власти2.

Государства, племена и народы, сдавшиеся на милость Риму либо оказавшие ожес-

точенное сопротивление его господству, полностью утрачивали всякую самостоятельность.

Фактически на завоеванных территориях устанавливался режим военной оккупации. Все

жители покоренных стран рассматривались как военнопленные и обращались в рабство.

Захваченные земли включались в государственный фонд (ager publicus) и подлежали раз-

делу между римскими гражданами. Аннексированные районы становились римскими

провинциями: императорскими или сенатскими. Первые управлялись легатами принцеп-

са, осуществляющими военную и гражданскую власть с помощью собственного совета и

канцелярии, а вторые – назначаемыми сенатом проконсулами и пропреторами, избирав-

шимися из сенаторов по жребию и находившимися в двойном подчинении – сената и

принцепса. Постепенно, к III в. н.э. власть императоров распространилась на все провин-

ции, вследствие чего их деление на две категории исчезло3.

В 285 году н.э. император Диоклетиан назначил себе соправителя – цезаря – и разде-

лил империю на две части: Западную (Oriens) и Восточную (Occidens). В свою очередь, каж-

дый из цезарей выбрал еще по одному соправителю. В результате возникла тетрархия, со-

стоящая из четырех частей, включающих 100 провинций. Рим был выделен в особую сотую

провинцию, но он перестал быть столицей империи. Его место на западе занял Медиолан

(Милан), а на востоке Никомедия (позже Равенна), затем Константинополь (Византий)4.

В IV веке н.э. тетрархия была упразднена, но в каждой из двух частей империи со-

хранили по две префектуры во главе с префектами, обладавшими гражданской властью.

Вооруженные силы в префектурах подчинялись военным магистратам – двум начальни-

кам пехоты и двум начальникам конницы. Префектуры делились на диоцезы (6 в запад-

ной части империи и 7 в восточной), возглавляемые викариями; диоцезы состояли из

провинций, управляемых ректорами; а провинции включали в себя округа с собственной

администрацией5.

Преемница Римской империи – Византия в IV–VII вв. н.э. полностью скопировала

позднеримскую систему управления подвластными территориями, и только в VII в. «вто-

рой Рим» перешел к новому администрированию своих земель. Так, возникли военные

округа – фемы, которые были гораздо крупнее старых провинций. Возглавлялись они

стратегами, объединявшими в своих руках всю полноту военной и гражданской властей6.

Соперник Константинополя – Арабский халифат, практически придерживался

такой же схемы государственного устройства. Ведь мусульманская империя делилась на

провинции, управляемые военными наместниками – эмирами, назначаемыми халифом и

1 См.: Кучма В.В. Государство и право Древнего мира: Курс лекций. – С. 166–167.

2 См.: там же. С. 167.

3 См.: там же. С. 177–179.

4 См.: там же. С. 182.

5 См.: История государства и права зарубежных стран. Ч. II / Под ред. Н.А. Крашенинниковой и

О.А. Жидкова. – С. 146.

6 См.: там же. С. 281.

Глава 4. Форма государства

93

ответственными перед ним. Иногда эмираты управлялись бывшими правителями: царя-

ми, вождями и т.д., которые имели собственных помощников – наибов1.

Нередко мелкие административные подразделения в халифате (города и селения)

возглавлялись руководителями местных религиозных общин – старшинами (шейхами)2.

Третий признак имперской государственности заключается в том, что все империи

образуются вокруг особого национально-территориального ядра. Ярким примером такой

структуры являются колониальные державы, где имеются метрополия, доминионы и

подвластные провинции.

Н.М. Коркунов выделял английскую и французскую колониальные системы3. От-

личие их состоит в том, что британские колонии не участвуют в общих политических вы-

борах. Но зато доминионы имеют свое особое управление; а французские колонии ли-

шены самостоятельности, хотя посылают депутатов в общий парламент4.

Кроме того, английскому монарху принадлежали коронные колонии (Crown

colonies): из 40 – их было 22 в частности: Кипр, Гибралтар, Гельголанд, Мальта, Фолк-

лендские острова, Гвиана, Золотой Берег, Лаос, Маврициус, Св. Елена, Сьера-Леоне, Аден,

Гонг-Конг, Индия, Лабуан и Фиджи, – которые напрямую управлялись английской ад-

министрацией.

В противовес им доминионы обладали народным представительством с ответст-

венной перед ним исполнительной властью (Канада, Ньюфаундленд, Капланд, Новый

Южный Уэльс, Новая Зеландия, Кинсленд, Южная Австралия, Тасмания и Виктория)5.

В-четвертых, существование империи невозможно без главенствующего народа в

государстве. Именно «многочисленная и доминирующая этническая сердцевина позво-

ляла Китаю периодически восстанавливать свою империю», – пишет З. Бжезинский, – по-

тому что «Китай – Небесная империя – рассматривался как центр Вселенной, за предела-

ми которого жили только варвары. Быть китайцем означало быть культурным, и по этой

причине остальной мир должен был относиться к Китаю с данным почтением»6. То же

самое можно сказать о Британской империи, в которой к 1914 году лишь несколько тысяч

британских военных и гражданских служащих контролировали 11 млн квадратных миль

и почти 400 млн небританцев7. Не является исключением в этом списке пример Древнего

Рима, потому что в классический период его существования (I в. до н.э. – I в. н.э.) полный

спектр политических прав предоставлялся лишь гражданам, в отличие от латинов, пи-

лигримов и вольноотпущенников8.

В-пятых, только империи принадлежит верховная государственная власть на всей

ее территории. По свидетельству средневековых путешественников П. Карпини и Г. Руб-

рука, хан Золотой орды имел высшую власть над всеми подвластными землями, включая

вассалов, которые получали владетельные права лишь из его рук, вследствие чего князья

Северо-Восточной Руси (в XIII–XIV вв.) регулярно посещали татарского владыку9. Британ-

1 См История государства и права зарубежных стран. Ч. II / Под ред. Н.А. Крашенинниковой и

О.А. Жидкова. – С. 380–381.

2 См.: там же. С. 381.

3 См.: Коркунов Н.М. Сравнительный очерк государственного права иностранных держав. Ч. I.

Государство и его элементы. – С. 57–58.

4 См.: там же.

5 См.: там же.

6 Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические импера-

тивы. С. 25–27.

7 См.: там же. С. 32.

8 См.: Гай Институции. – М., 1997. – С. 21.

9 См.: Путешествие в восточные страны Г. Карпини и Г. Рубрука. – М., 1967. – С. 45.

Общая теория государства

94

ская империя следовала тем же «курсом», распространяя прежде всего политическое вла-

дычество английского государства в лице английской администрации на покоренные и

зависимые страны1.

В-шестых, народ – создатель имперской государственности – обладает особым им-

перским правосознанием, которое характеризуется рядом специфических признаков.

1. Имперское правосознание носит четко выраженный мессианский характер, т.е.

оно всегда направлено на экспансию государственной идеологии в другие страны. «Ми-

ровые империи сознают себя призванными в известный момент всемирной истории вме-

стить весь мировой смысл»2. Так, Римская империя противопоставляла варварству – ци-

вилизацию; Испанская империя боролась с язычниками Южной и Центральной Амери-

ки, искореняла еретиков Европы, распространяя влияние католицизма; Арабский

Халифат провозглашал главной задачей своего существования – борьбу с неверными, не

признающими Аллаха и пророка его – Мухаммеда и т.д. По мнению З. Бжезинского, «вы-

сокий статус римского гражданина, в итоге предоставлявшийся и лицам неримского

происхождения, был выражением культурного превосходства, которое оправдывало чув-

ство __________«особой миссии» империи. Эта реальность не только узаконивала римское правле-

ние, но и склоняла тех, кто подчинялся Риму, к ассимиляции и включению в имперскую

структуру. Таким образом, культурное превосходство, которое воспринималось правите-

лями как нечто само собой разумеющееся и которое признавалось порабощенными, ук-

репляло имперскую власть»3. Оценивая исторический дух германского народа, А. Мел-

лер ван ден Брук полагал, что «во времена Первого рейха нам было присуще сильное

ценностное сознание. С Рейхом были связаны средневековые представления об особом

западном предназначении, возлагавшем на немецкую нацию миссию христианского и

имперского воплощения. Это был Рейх ради Рейха. Мы унаследовали от него отважное и

высокомерное самосознание»4.

2. Имперское правосознание основывается на вере в вечность существования им-

перского государства. Д. Брайс пишет, что «империя итальянского города в продолжение

четырнадцати поколений обнимала все самые богатые и населенные страны цивилизо-

ванного мира и положила столь прочные основания своей власти, что им, казалось, суж-

дено было существовать вечно»5.

3. Поэтому имперское правосознание представляет собой совокупность взглядов,

представлений, чувств, знаний и переживаний, мотивирующих веру в вечность сущест-

вования империи, ее мессианское предназначение, силу и могущество политической,

экономической, правовой и военной инфраструктуры своего отечества, что является ис-

точником протекционистских настроений граждан империи по отношению к другим го-

сударствам и народам.

Таким образом, под империей следует понимать исторически сложившуюся

сложную форму государственного единства, занимающего огромную территорию, со-

стоящую из политико-территориальных единиц (провинций, автономий, протекторатов

и т.д.), обладающих разным правовым статусом и подчиняющихся единой верховной

власти, осуществляемой в рамках и на основе имперского правосознания государственно-

образующего народа.

1 См.: Сили Дж. Р., Крэмб Дж. А. Британская империя. – М., 2004. – С. 58.

2 Болдырев Н.В. Правда большевистской России. Голос из гроба // Болдырев Н.В., Болдырев Д.В.

Смысл истории и революция. – М., 2001. – С. 74–75.

3 Бжезинский З. Великая шахматная доска. Господство Америки и его геостратегические импера-

тивы. – С. 22.

4 Меллер ван ден Брук А. Третий Рейх // Полис (Политологические исследования). – №5. – 2003. –

С. 42.

5 Брайс Д. Священная Римская Империя. – М., 1891. – С. 15.

Глава 4. Форма государства

95

История знает множество примеров монархических империй: Германская империя,

Российская империя, Византийская империя, Британская империя и т.д. Как правило, их

образование проходило не сиюминутно, а занимало значительный промежуток времени.

Так, Союзный акт 1815 года стал основой для создания нового немецкого государственного

объединения – Германского союза, представлявшего, по сути, конфедерацию, в которой

отсутствовали центральные органы исполнительной власти и управления. Союзный сейм

состоял из чиновников, назначаемых правительствами отдельных германских государств,

не имеющих самостоятельных полномочий, призванных действовать только с согласия

органов, представителями которых они являлись. В 1815 году Германский союз включал

41 государство, а в 1866 году – 35 государств, отличающихся исключительной пестротой

государственных форм. В союз входили одна империя (Австрия), пять королевств (Прус-

сия, Саксония, Бавария, Ганновер, Вюртемберг), герцогства и княжества, а также четыре

города с республиканским правлением. Как и в прежние времена, это германское объеди-

нение имело в своем составе территории, находившиеся под иностранным суверенитетом –

короля Англии (до 1837 года), короля Дании (до 1866 года), короля Голландии (до 1864 го-

да), Великого герцога Люксембургского. В то же время ряд земель Австрийской империи

(Венгрия, Словения, Далмация, Истрия и др.) и Прусского королевства (Восточная и За-

падная Пруссия, Познань) полностью __________исключались из союзной юрисдикции1.

В 1866 году Германский союз был реформирован в Северо-Германский Союз, ис-

ключавший Австрию из своего состава. Во главе его стал Президент – Прусский Король,

который обладал всей полнотой исполнительной власти в союзе и назначал ответствен-

ного перед ним союзного канцлера2.

После принятия Конституции Германской империи 1872 года ее субъектами стали

25 земель: 22 монархии (среди них 4 королевства – Пруссия, Бавария, Саксония, Вюртем-

берг, 18 герцогств и графств) и 3 «вольных города»: Любек, Бремен, Гамбург – с респуб-

ликанским устройством. Только Прусский король мог стать германским императором3.

Анализируя теоретические проблемы отечественной формы государственного

устройства, И.А. Иванников отмечает, что Российская империя имела самое сложное го-

сударственное устройство, гармонично сочетающее унитарные, автономные и протекто-

ральные начала4.

Вместе с тем исследуя, основания вхождения различных территорий в ее состав,

Н.М. Коркунов писал: «Протекторат есть основанное на договоре подчинение одного го-

сударства другому, под условием сохранения и защиты в нем государственной самостоя-

тельной власти»5.

От вассальных отношений протекторат отличается тем, что при нем только гос-

подствующее государство обязуется оказывать поддержку правительству подчиненного

государства, между тем как вассальные правительства сами обязаны поддерживать сво-

его сюзерена.

По мнению Н.М. Коркунова, Финляндия являлась инкорпорированной провин-

цией в составе Российской империи, а Хива и Бухара особой формой протектората.6 В от-

личие от них Царство Польское представляло типичную автономию в составе Русского

государства.

1 См.: История государства и права зарубежных стран. Ч. II / Под ред. Н.А. Крашенинниковой и

О.А. Жидкова – С.85.

2 См.: там же. С. 88.

3 См.: там же. С. 88.

4 См.: Иванников И.А. «В поисках идеала государственного устройства России». – Ростов-н/Д,

1995. – С. 22.

5 Коркунов Н.М. Русское государственное право. Т.1 (Введение и общая часть). Изд. 8.

С.-Петербург, 1914. – С. 206.

6 См.: там же. С. 206–210.

Общая теория государства

96

С этой позицией можно согласиться лишь отчасти, т.к. правовой статус Финлян-

дии в составе России весьма спорен, ибо она пользовалась правами автономии. Это под-

тверждается содержанием ст. 2 Основных Законов Российской империи, гласящих, что

«Великое Княжество Финляндское, составляя неразделенную часть государства Россий-

ского, во внутренних своих делах управляется особыми установлениями на основании

особого законодательства»1, а также ст. 26, подтверждающей единство финского и рос-

сийского престолов2.

В целом, Российская империя обеспечивала спокойствие многим народам на ог-

ромном евразийском пространстве, гарантируя мирный труд и защиту от военных пре-

тензий соседей. Более того, по замечанию О.В. Платонова, многие окраины огромной

державы жили за счет центра и щедрости русского народа, т.к. имели доступ ко всем его

богатствам, получая бесплатную военную помощь, именно поэтому сегодня существуют

такие государства, как Грузия, Армения, Азербайджан, Молдавия, Литва, Латвия и Эсто-

ния, народам которых грозило полное истребление со стороны Османской империи, пре-

тендующей на земли Закавказья, Причерноморья и Приднестровья, либо Германии,

стремящейся колонизировать Прибалтику3.

В России не было «…эксплуатации национальных меньшинств в пользу русского

народа. Никаких следов порабощения финских племен времен освоения волжско-

окского междуречья. На Кавказе лилась русская кровь, но миллионерами и министрами

становились Лианозовы, Манташевы, Гукасовы, Лорис-Меликовы – и даже Сталины,

Ордженикидзе и Берии»4. В результате этого «центр русской государственности оказался

беднее всех своих «колоний». Но оказался крепче. Рим и Лондон богатели за счет ограб-

ления своих колоний, а в Российской империи этого не было»5. Так, в 1914 году русские

(великороссы, белорусы и малороссы) составляя около 68% от всего населения империи,

обеспечивали прирост армии до 76%. Кроме того, в конце XVIII века славянское населе-

ние российского государство с души мужского пола платило от 2 до 4 рублей налога, в то

время как инородцы – 40 копеек6.

Парадоксально, но, рассматривая исторический генезис единоличной власти

российских государей, лидер КПРФ Г.А. Зюганов повторил смысл идеи белоэмигранта

И.Л. Солоневича о том, что: «Империя – исторически и геополитически обусловленная

форма развития Российского государства»7.

Следовательно, необходимо взять на вооружение многие положительные черты

имперского государственного устройства, которые были в прошлом и могут стать «фун-

даментом» нового могущества России, такие как протекторат, автономия и унитаризм

при отказе от дробления страны на самостоятельные, зачастую враждебные русскому на-

роду национальные анклавы, становящиеся питательной средой экстремизма и терро-

ризма. Применение традиционных форм территориальной организации власти позво-

лит избежать Российской Федерации участи СССР. Ведь самая ужасная угроза для России

заключается в потере исконных земель нашего отечества (Белоруссии и Украины), то есть

физической силы. В отличие от Московских государей и Петербургских Императоров,

1 См.: Основные законы Российской империи. Политическая история России: Хрестоматия для ву-

зов / Сост. В.И. Коваленко, А.Н. Медушевский, Е.Н. Мощелий. – М., 1996. – С. 594.

2 См.: Основные законы Российской империи // Свод законов Российской империи. Т. 1 Ч. 1. Свод

основных государственных законов. – СПб., 1906. – С. 6.

3 См.: Платонов О.А. Терновый венец России. Святая Русь. Открытие русской цивилизации. –

С. 108–109.

4 Солоневич И.Л. Народная монархия.– С. 19.

5 Там же.

6 См.: Миронов Б. Кому на Руси жилось хорошо // Родина. – №7. – 2003. – С. 12–14.

7 Зюганов Г.А. Уроки жизни. Держава. – М., 1997. – С. 11; См.: Солоневич И.Л. Белая. Империя. –

М., 1997. – С. 72.

Глава 4. Форма государства

97

постсоветская политическая элита РФ не заинтересована в расширении государства, а

следовательно, в укреплении его прочности. Кроме того, «царское правительство, – отме-

чал О.И. Чистяков, – не допускало возникновения новых государственных образований

внутри империи. В основном же порядки на присоединенных территориях оставались

обычно теми же, какие существовали и до присоединения»1. Поэтому стоит согласиться с

А. Дугиным, считающим, что «отказ от имперостроительной функции означает конец

существования русского народа как исторической реальности, как цивилизованного яв-

ления. Такой отказ есть национальное самоубийство»2.

<< | >>
Источник: Чепурнова Н.М., Серёгин А.В.. ТЕОРИЯ ГОСУДАРСТВА И ПРАВА: Учебное пособие. – М.: ЕАОИ, 2007. – 465 с.. 2007

Еще по теме Империя:

  1. Империя
  2. Империи Месопотамии Поздней древности.
  3. Андреас Каппелер «Россия — многонациональная империя»: некоторые размышления восемь лет спустя после публикации книги
  4. Доминик Ливен Империя, история и современный мировой порядок
  5. Джейн Бурбанк, Фредерик Купер Траектории империи
  6. Марк Бейссингер Феномен воспроизводства империи в Евразии
  7. Новая имперская история и вызовы империи Империя: эффект остранения
  8. § 1. Украинские земли Российской империи и Австро-Венгрии накануне Первой мировой войны: особенности демографической и политической ситуации
  9. ДРЕВНИЙ ВОСТОК «МИРОВЫЕ ИМПЕРИИ» ДРЕВНЕГО ВОСТОКА: ОПЫТ СОЗДАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ И СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ УНИВЕРСАЛИЗАЦИИ
  10. «СТАРЫЕ ИМПЕРИИ»
  11. КОЧЕВЫЕ ИМПЕРИИ
  12. МОНГОЛЬСКАЯ ИМПЕРИЯ ПРИ НАСЛЕДНИКАХ ЧИНГИСХАНА
  13. Евразийские государства и империи
  14. Римская империя: распад и переустройство. 235—337 годы
  15. Возрождение Восточной Римской империи
  16. Столкновение империй в Центральной Азии
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -