<<
>>

§ 2. Классификация основных видов толкования права

Исследование толкования права неразрывно связано с уяснением проблем классификации его видов и их значения для юридической теории и практики. Научная классификация выражает систему законов, присущих отображённой в них области действительности.1 Она используется как средство для установле­ния связей между соподчинёнными понятиями (классами объектов) какой-либо сферы знания или деятельности человека.

Раскрытие их взаимной связи на ос­новании определённых принципов и логически обоснованное расположение (ряд) понятий есть необходимый момент теоретического познания окружающе­го мира, одна из логических форм, наряду с типом, систематикой, таксономией и т.д., используемых в рамках научного метода - типологии.

В отечественной юридической науке общепризнанно, что вопрос о видах толкования норм права - это вопрос о результатах разъяснения их смысла, ко-

Советский энциклопедический словарь. М.Д986.С.586.

33

торые фиксируются в особых правовых актах - актах толкования, или интер­претационных актах.1 Закрепление итогов праворазъяснительной деятельности в виде определённых правовых актов и передача их для всеобщего сведения яв­ляются необходимыми условиями обеспечения законности и гарантией пра­вильной реализации государственной воли, содержащейся в правовых нормах. Истолкованные соответствующим образом нормы закона либо подзаконного акта реализуются в реальной жизни людьми, обладающими собственным соз­нанием и мировосприятием. Юридические последствия толкования нормы субъектом могут быть весьма разнообразны. Интерпретация правового веления может помочь достижению правильного понимания его смысла, но она же в со­стоянии породить и серьёзные ошибки, заблуждения относительно истинного значения правовой нормы. Исключительно важный характер этот факт приоб­ретает в связи с деятельностью государственных органов и должностных лиц по применению норм права к конкретным жизненным отношениям.

Мы исходим из того, что толкование правовых норм представляет собой интеллектуально-волевую деятельность, складывающуюся из трёх элементов: уяснения, разъяснения и акта толкования. Виды интерпретационной деятельно­сти выделяются в соответствии с различными критериями: субъект толкования, объём и характер компетенции властного субъекта, степень и глубина проник­новения в сущность государственно-правовых явлений, сфера действия его ак­тов, правовое положение органа государственной власти.

Традиционным в отечественном правоведении является деление толкова­ния права на официальное и неофициальное. Изучение данных разновидностей толкования всегда представляло для общей теории права первостепенный инте­рес. Несомненно то, что в первую очередь это касается официального толкова­ния. Уже сам термин «официальный», означающий «всеобщий», «общепри­знанный», «авторитетный», «правительственный» наводит на мысль о том, что

1 См., например, Вопленко Н.Н. Акты толкования норм советского социалистического права. Автореф. дисс. ... канд. юрид. наук. Саратов, 1972.

2 Александров Н.Г. Применение норм советского социалистического права.

М.Д958.С.30-33; Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М.Д960.С.345; Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М.Д962.С.118-143; Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. М.Д976.С.11-15.

34

подобное толкование отличается определённой социальной ценностью и зани­мает важное место в ряду явлений, способствующих правильному, эффектив­ному претворению воли государства в общественной жизни. Официальное тол­кование характеризуется некоторыми отличительными особенностями:

1) Связью с деятельностью специально уполномоченных на это государст­венных органов и должностных лиц. С целью обеспечения единообразной реа­лизации своих предписаний и правил, планомерного управления социальной системой государство вынуждено не только гарантировать соблюдение норм права с помощью собственных принудительных механизмов, но и наделять общеобязательностью производные, сопутствующие управленческой деятель­ности процессы - толкование, конкретизацию, кодификацию и т.д. Все они включаются в тот мощный арсенал средств, с помощью которого достигается организующее, преобразующее и, в конечном счёте, регулирующее воздействие на общественную жизнь. Выступающие от имени государства конкретные ор­ганы и должностные лица, которым поручается издавать акты официального толкования, образованы на основании действующего в стране права и обладают заранее очерченной компетенцией для осуществления той или иной функции государства. При этом, как пишет М.И. Байтин, «по мере возрастания объёма и усложнения задач, стоящих перед государством, ...всё более ощутимо и рель­ефно проявляет себя тенденция к комплексному характеру содержания этих за­дач и соответственно - их комплексному претворению в жизнь посредством одновременного осуществления ряда различных государственных функций».1 В такой же мере указанные органы и лица приобретают право на толкование правовых норм - в некотором роде «привилегированную» деятельность, если понимать под этим именно задачу, поручение государства, а не исключитель­ное право сословного, кастового типа. В структуре государственного аппарата имеются органы, обладающие названными свойствами, однако не связанные «бременем» интерпретационной работы, перед ними не ставятся цели зани­маться таким толкованием норм права, которое имело бы общепризнанное для

' Байтин М.И. Сущность и основные функции социалистического государства. Саратов,1979.С218.

35

всех значение. Здесь подразумевается необходимость сосредоточиться на дос­тижении главных, существенных целей социального управления. Делегирова­ние права на толкование созданных или санкционированных государством пра­вовых норм узкой группе органов есть не рассредоточение, а концентрация от­ветственности за результаты толкования и одновременно предпосылка контро­ля за его фактическими последствиями.

Смысл термина «официальное» толкование определяется ещё и тем, что за пределы рассматриваемой нами специфической деятельности выводятся мно­гообразные акты интерпретационной деятельности граждан, направленные на постижение содержания правовых правил, - размышления, советы, пожелания, дискуссии, рекомендации, консультации, высказывания, оценки и т.д.

2) Строгой регламентацией процедуры его осуществления. Это означает подчинение процессов толкования права ближайшим и конечным целям, стоя­щим перед данным органом (лицом) в ходе его служебной работы, и, следова­тельно, неизбежное воздействие общих процедурно-процессуальных правил и норм трудовой деятельности на те её этапы, которые отражают познавательную и разъяснительную активность государственного служащего. Она связана с уяснением и интерпретацией смыслового содержания как норм, регулирующих его компетенцию, так и норм, обеспечивающих реализацию прав и свобод гра­ждан. В юридической литературе это нашло своё выражение в понятии «право-разъяснительный процесс». Он представляет собой интеллектуально-волевую деятельность по истолкованию (изложению и доведению до сведения) познан­ной в ходе уяснения государственной воли, содержащейся в нормах права.1 Хаотичность мышления, одиозность и должностной произвол лица, призванно­го от имени государства толковать правовые нормы, могут превратиться в не­желательные или непреодолимые препятствия на пути выполнения должност­ных задач. Установление совокупности однородных процедурных требований, предъявляемых к действиям органов (должностных лиц) и направленных на

1 Вопленко Н.Н. Акты толкования норм советского социалистического права. Автореф. дисс. ... канд. юрид. на­ук. Саратов,1972.С8.

36

достижение определённого материально-правового результата, является необ­ходимым условием законности и эффективности принимаемых ими решений. Оно ставит видимые пределы проявлениям субъективного фактора при толко­вании и применении права и, основываясь на презумпции творческого подхода должностного лица к этим процессам, вместе с тем ограничивает и минимизи­рует возможность неправильного понимания истинной государственной воли. Такое значение процедуры толкования наиболее удачно корреспондирует со значением термина «официальное толкование», становится его неизменным «спутником», акцентирует внимание на ведущей роли исследуемого нами вида интерпретации.

3) Обязательностью юридических последствий, вытекающих из результа­тов официального толкования. Обязательность - беспрекословное, непремен­ное, безусловное исполнение чего-либо. Государственная обязательность пред­ставляет собой существенный признак права в целом, внутренне присущее ему свойство. Вторичным, производным модусом обязательности самой нормы права является обязательность её разъяснения, данного именно компетентным органом или должностным лицом государства. Можно говорить о производно-сти указанного признака от государственной обязательности правовой нормы. Отсюда, если норма регулирует определённую группу общественных отноше­ний со специфическим кругом участников, объектами, целями и средствами, то разъяснение этой нормы «подключается» к регулированию общественных от­ношений совместно с правовой нормой, уточняя и детализируя её требования для адресатов права. Разъяснение, содержащееся в акте официального толкова­ния, имеет одинаковое с нормой обязательное юридическое значение для всех субъектов, чьих отношений оно касается.

На основе конкретно-социологического изучения права легко обнаружива­ется и ярко проявляется значительный удельный вес официального толкования норм права в деятельности государственного аппарата. 25.11.1996г. Москов­ским городским судом Климова осуждена по п. «г» ст. 102 УК РСФСР. Она при-

1 Юридическая процессуальная форма: теория и практика. М.Д976.С.6.

37

знана виновной в умышленном убийстве Г. с особой жестокостью, поскольку в процессе ссоры «... Климова выбежала на кухню, взяла кухонный нож и из мести, с умыслом на убийство Г., сознавая, что своими действиями причиняет особые мучения и страдания, нанесла ему множественные удары двумя кухон­ными ножами и двумя вилками, причинив 78 колото-резаных ран лица, шеи, груди, живота, рук и ног, 28 из которых были проникающими в брюшную и грудную полость с повреждением сердца, лёгких, печени и правой почки, отно­сящихся к тяжким телесным повреждениям по признаку опасности для жиз­ни».1 В указанном случае толкование нормы права дано судом — органом, спе­циально уполномоченным государством на осуществление правосудия, в рам­ках установленной законом процедуры рассмотрения и разрешения уголовного дела, и имеет обязательной значение для осужденной Климовой. В этой связи следует заметить, что официальное толкование обладает «цементирующим» началом, с одной стороны, ориентируя с помощью своих результатов неофици­альное толкование, и, с другой стороны, используя материал последнего в каче­стве источника своего развития. Обобщая сказанное, можно определить офици­альное толкование как осуществляемую в рамках установленной юридиче­ской процедуры деятельность специально уполномоченных на это государ­ственных органов и должностных лиц по уяснению и разъяснению смысла норм права, результаты которой имеют обязательное значение для всех субъектов, подпадающих под их действие.

Особыми разновидностями официального толкования права принято счи­тать аутентическое и делегированное. Если термин «аутентический», озна­чающий в переводе с греческого подлинный, действительный, основанный на первоисточнике, получил наибольшее распространение в юридической литера­туре, то понятие «делегированное» толкование выделяется не всеми учёными.2 Аутентическое толкование представляет собой разъяснение смысла нормы права, исходящее от самого органа, ранее создавшего эту норму. Так, в По-

1 Бюллетень Верховного СудаРФ.1999.№5.С.1О.

2 Черданцев А.Ф. Толкование советского права. М.,1979.СЛ45.

38

становлении №4617-1 от 6.03.1993г. «О порядке применения статьи 5 Закона Российской Федерации (далее - РФ) «О налоге на добавленную стоимость» Верховный Совет РФ разъяснил, что «при применении положений статьи 5 За­кона РФ «О налоге на добавленную стоимость» под термином «сырье» (абзац второй подпункта «щ» пункта 1) понимаются товары, ввозимые в РФ для непо­средственного использования в качестве сырья, подлежащего переработке или иной трансформации в производстве продовольственных товаров (кроме по­дакцизных товаров), предназначенных к реализации на территории РФ». Далее он конкретизировал, что относится к числу указанных товаров.1 Совершенно справедливо звучит тезис о том, что право органа, который ранее установил правовую норму, давать её аутентическое толкование непосредственно вытека­ет из природы правотворческой деятельности и компетенции этого органа.2 Разъяснение нормы от «собственного лица» её автора обладает несомненной авторитетностью и легитимностью. Акты аутентического толкования норм пра­ва имеют особую юридическую силу в системе традиционных актов толкова­ния, не ограничены рамками предметной компетенции, и наделены не просто общей, а в определённом смысле абсолютной обязательностью для всех ос­тальных государственных органов, общественных объединений, должностных лиц и граждан. Аутентическое толкование норм вызывается необходимостью: а) увязки, «стыкования» межведомственной практики по однородным юриди­ческим делам; б) устранения неясности того или иного аспекта содержания норм права; в) разрешения «конкуренции» сопоставляемых законов и иными причинами.3 Единственное правило, которому должно следовать такое толко­вание, - это не подменять собой правотворчество. Аутентическая интерпрета­ция задаёт генеральную линию понимания права.

Поэтому, когда речь заходит о делегированном толковании, нужно смотреть как бы назад и учитывать важнейшие параметры аутентического толкования. Сущность делегирования заключается в передаче полномочий на осуществле-

1 Российская газета. 1993.23 марта.

2 Черданцев А.Ф. Там же.

3 Мицкевич А.В. Акты высших органов советского государства. М.,1967.С.106,107.

39

ние строго обозначенных действий другому лицу и контроле над правомерно­стью его праворазъяснения. Разъяснение нормы от имени и по поручению органов, которые ранее установили эту норму, другими государственными органами (общественными объединениями) обычно проводится централь­ными звеньями аппарата власти и управления в отношении нижестоящих звеньев по вопросам, находящимся в их компетенции, и через деятельность ни­жестоящих звеньев достигает реальных адресатов права. Постановление Пле­нума Верховного Суда РФ №14 от 5.11.1998г. «О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения» изда­но в целях обеспечения правильного и единообразного применения судами за­конодательства в данной области. Пункт 4 Постановления гласит, что «причи­нение вреда здоровью человека (ст.ст. 246,247,248,250,251,252,254 УК РФ) вы­ражается в расстройстве здоровья, временной или постоянной утрате трудоспо­собности, причинении тяжкого, средней тяжести или лёгкого вреда одному или нескольким лицам».1 Делегированная интерпретация носит подзаконный и за­висимый от аутентической интерпретации характер. Она оперативно реагирует на изменения общественных отношений, быстро схватывает зарождающиеся тенденции практики и содержит в себе рецепты юридической квалификации, оценки жизненных ситуаций.

Неофициальное толкование - это антипод, логическая противополож­ность официальному толкованию. Однако важно отметить, что роль названной разновидности познания и интерпретации правовой реальности не сводится только к простой констатации её взаимосвязи с первым видом путём использо­вания приставки «не» и отрицания основных признаков официального разъяс­нения, а заключается в особых юридических признаках данного вида толкова­ния права. Поскольку человеческое познание персонифицированно и безгра­нично, каждый член общества располагает возможностями самостоятельно из­влекать смысл из изданных государством правовых предписаний с целью инди­видуального получения запрограммированных в нормах права смысла и целей

1 Бюллетень Верховного Суда РФ.1999.Ш.С.З.

40

правового регулирования. Отмеченный факт - это форма выражения гносеоло­гической свободы человека в освоении окружающей его природной и социаль­ной действительности. Пределы этой свободы заданы юридическими последст­виями субъективного познания права. Как уже говорилось, государство предос­тавляет право на толкование узкой, официально определённой группе органов и постоянно контролирует его результаты и последствия, которые признаются им обязательными при условии их соответствия выраженной в праве государст­венной воле. Поэтому толкование права гражданами осуществляется в общест­венной жизни без признания его результатов и последствий обязательными. Следовательно, напрашивается вывод, что к числу характеризующих неофици­альное толкование признаков относятся:

1) отсутствие прямо или косвенно выраженного властного полномочия на осуществление толкования от имени государства;

2) отсутствие обязательности юридических последствий, вытекающих из подобного толкования;

3) отсутствие формально установленной процедуры толкования.

Неофициальное толкование представляет собой деятельность не упол­номоченных специально на это государством субъектов по уяснению и разъяснению смысла норм права, результаты которой не имеют обяза­тельного значения для всех субъектов, подпадающих под их действие. Оно, в свою очередь, подразделяется на доктриналъное и обыденное. Доктриналь-ным толкованием занимаются лица, являющиеся специалистами в области права. Оно создаётся в результате научного поиска, с использованием арсенала научных и практических знаний. Таковы комментарии к Уголовному, Граждан­скому, Жилищному, Семейному кодексам и другим законам. Они активно ис­пользуются судьями, прокурорами, следователями, нотариусами, юрисконсуль­тами в практической работе, пользуются уважением и авторитетом в силу вы­сокой научной квалификации их авторов. Разумеется, подобные комментарии не исчерпывают примеров неофициального доктринального толкования. К ним

41

могут быть отнесены научные дискуссии, рекомендации, советы, которыми юристы-практики обмениваются в ходе своей профессиональной деятельности.

Обыденное толкование - это разъяснение смысла нормы права, давае­мое рядовым гражданином - не специалистом в области права. Данный вид толкования проявляется в бытовых разговорах, выступлениях на митингах, со­браниях, заявлениях и жалобах граждан в адрес органов власти и составляет сумму индивидуально неповторимых, порой уникальных представлений людей о смысле права, путях и средствах его реализации в общественной жизни. Обы­денная интерпретация отличается неисчерпаемым разнообразием вариантов понимания правовых норм и закрепляется в каждодневных актах человеческого поведения. Имеются все основания говорить о сфере правовой психологии, в которой формируется обыденное толкование, и правовой идеологии, где оно переходит на качественно более высокий уровень функционирования - поня­тийный, т.е. теоретически осмысливается, обобщается, систематизируется.

Учитывая богатство и многообразие жизненных отношений и обстоя­тельств, существующих в сфере бытия права, важно отграничивать смежные процессы толкования права, протекающие на «стыке» официального и неофи­циального толкования. Речь идёт о нескольких случаях:

1. Часто распространены в практике применения права ситуации толкова­ния норм лицом, хотя и уполномоченным от имени государства на это, но не в рамках установленной законодательством процедуры исполнения своих слу­жебных обязанностей. Таковы, например, выступления ответственных работ­ников парламента, правительства, органов прокуратуры и суда по телевидению, радио, в печати с разъяснением положений какого-либо закона, получающим определённое «авторитетное» значение в силу высокого должностного статуса указанных лиц и их непосредственного участия в отправлении важнейших го­сударственных функций - правотворческой, правоприменительной, контроль­но-надзорной и др. В юридической литературе такое толкование получило на­звание официозного.1 Высказано также мнение о том, что оно является разно-

Вопленко Н.Н. Официальное толкование норм права. М.Д976.С.15.

42

видностью неофициального и не влечёт юридических последствий. В нём ясно прослеживается значение процедурного элемента в официальном толковании, отсутствие которого в рассматриваемом случае приводит к признанию подоб­ной интерпретации неофициальной. Мы видим здесь словесную убедитель­ность, грамотную профессиональную речь с уверенной интонацией, государст­венные атрибуты (форменная одежда, служебный кабинет), внутреннюю пси­хологическую силу, исходящую от должностного лица. Однако за пределами установленного порядка разрешения подведомственных ему вопросов - в нера­бочее время, в перерыве между работой, не на рабочем месте и т.п. - его пол­номочия теряют властную «символичность», уменьшают дистанцию от предпо­лагаемых адресатов производимого разъяснения, создают атмосферу обычного неофициального толкования. Государственный деятель выступает здесь в каче­стве проводника общей воли, сформулированной в праве, но сохраняет особое положение юриста - специалиста.

2. От описанного примера из правоприменительной практики необходимо отличать случаи толкования норм права дипломированным специалистом в об­ласти юриспруденции, не находящимся на государственной службе, - учёным, адвокатом, нотариусом, юрисконсультом организации и др. Как тут не вспом­нить деятельность римских юристов, служившую богатейшим источником раз­вития римского частного права. Мы знаем «cavere» - составление формул по частно-правовым актам (договор, завещание и т.д.), «agere» - советы относи­тельно возбуждённого судебного дела, «respondere» - ответы на запросы част­ных лиц, «jus-respondere» - комментарии законодательства юристами по зада­нию императора, «institutio» - элементарные учебники по римскому частному праву, например, Гая, Павла, Ульпиана, «kommentarium» - толкование дейст­вующего (преторского) права, «digesta» - комментарии высказываний юристов, живших в прошлом, «regule» - афоризмы в области права и другие непреходя­щие исторические ценности.2 Характерной чертой бытия названных понятий

'Тамже.С.15.

2 Римское частное право: Учебник //Под ред. Черниловского З.М. М.,1991.

43

является то, что хотя они и не имели официально признанной юридической си­лы, но к ним прислушивались, их учитывали при кодификации и реализации римского частного права. Престижность глубокого знания профессионального дела, логичность и убедительность слова, эрудированность, публичность дея­тельности, общая «элитарность» в положительном значении этого термина -вот те немногие компоненты, которые высвечивают социальный статус юриди­ческой профессии в современном обществе и определяют особую заботу госу­дарства об её представителях. Отсюда, думается, учёт в официальной практике толкования и применения правовых норм выработанных наукой и частной мыслью идей, теорий, положений приносит пользу государству и обществу. С одной стороны, государство обогащает и совершенствует законодательство на основе тщательного отбора продуманных, аргументированных предложений общественности, с другой стороны, изменение действующего законодательства путём включения в него научно-практических рекомендаций стимулирует раз­витие правовой теории и интеллектуального творчества социальных групп и индивидов. В отличие от официозного данное толкование можно было бы на­звать профессиональным.

Общее признание и широкую известность в науке приобрело деление тол­кования права на нормативное и казуальное.1 Обычно эти разновидности ин­терпретации рассматривались в группе официальных разъяснений, однако они встречаются и в неофициальном толковании и отличаются особым значением (научно-практические комментарии к действующему законодательству). Ис­ходными терминами, послужившими основой для образования этих специаль­ных категорий, выступают слова «норма» (от латинского «norma» - руководя­щее начало, правило, образец) и «казус» (от латинского «casus» - случай). При­ведённая классификация базируется на использовании философских категорий «единичное», «особенное» и «всеобщее». Её роль для теории и практики толко­вания и применения права также была достаточно значима. Речь идёт о сфере

1 См. например: Недбайло П.Е. Указ.соч.С.346; Пиголкин А.С. Цитиров.соч.С.118-143; Александров Н.Г. Указ.соч.С.30-33 и др.

44

действия данного разъяснения смысла правовой нормы: род (вид), тип преду­смотренных ею случаев или один случай из анализируемого типа. Единичное (отдельное, индивидуальное) - определённый случай, факт жизни, существую­щий в конкретных условиях места и времени. Всеобщее (общее) - сходное, от­влечённое от единичных случаев свойство, признак, на основании которого они объединяются в тот или иной тип, вид или род; закон, связующий многообразие случаев в систему. Особенное - единство единичного и всеобщего; случай, взя­тый в своей конкретной целостности как индивидуализированная единичными обстоятельствами дела норма и как не исключённый из взаимосвязи типичных случаев определённый, неповторимый случай.1 Диалектическое взаимодейст­вие нормы и случая отражается на юридических свойствах вытекающих из их определений нормативного и казуального толкования. Под нормативным толкованием принято понимать разъяснение смысла правовых норм об­щего, неперсонифицированного характера. В п.20 Постановления Пленума Верховного Суда РСФСР №31 от 22.03.1966г. «О судебной практике по делам о грабеже и разбое» разъяснено, что вопрос о наличии в действиях лица состава грабежа, причинившего значительный ущерб потерпевшему (ч.2 ст. 145 УК РСФСР), следует решать в зависимости от конкретных обстоятельств дела с учетом стоимости и количества похищенного имущества, материального поло­жения потерпевшего и т.п.2 Можно выделить следующие отличительные черты нормативного толкования:

1) общий характер; данное толкование производится с целью охватить ре­гулирующим воздействием все жизненные случаи и обстоятельства, подпа­дающие под определённый класс, вид или род общественных отношений. При­нимая во внимание общефилософские принципы всеобщей связи и всеобщего развития, следует констатировать, что факты и ситуации чередуются, повторя­ются, сменяют друг друга, проявляя свои типичные и уникальные особенности. Наличие одинаковых существенных признаков фактов и их совокупностей обу-

1 Советский энциклопедический словарь. М.,1986.С426.

2 Сборник Постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным

делам. М.Д995.С.388-392.

45

словливает создание нормы, устанавливающей единое правило поведения для всех лиц. Норма права характеризуется в юридической литературе как «обра­зец», «стандарт», «эталон», «масштаб» требуемого, необходимого поведения лица.1 Указанное свойство относится к области «должного». Сфера же «суще­го» оценивается с точки зрения соответствия реальных действий (бездействия) субъектов сформированной в норме права модели поведения. Государство из­даёт правовые нормы и провозглашает их действие всегда там и тогда, где и ко­гда возникают и развиваются фактические обстоятельства, предусмотренные этими нормами. Здесь мы вспоминаем известную правовую формулу «если - то - иначе» и наблюдаем функционирование её первой части «если - то...». Именно типичность, сходство, повторяемость жизненных фактов определяют возможность многократного применения к ним указанных норм. Поэтому ис­следуемое свойство проецируется и накладывается на нормативное толкование, преследующее вышеназванные цели. Всякий раз, когда наступают реальные случаи и потребности, охватываемые действующей правовой нормой, её смысл следует понимать так, как сформулировано в акте нормативного толкования.

2) неперсонифщированный характер; этот признак тесно связан и прямо вытекает из общего характера нормативного толкования. Разъяснение содержа­ния нормы, относящееся к заранее неопределённому числу субъектов, оказы­вающихся в предусмотренных ею ситуациях, есть не что иное, как логическое продолжение и развитие признака неоднократности применения сделанного разъяснения. Норма права предназначена регулировать определённый вид об­щественных отношений. Фиксируемые ею факты и обстоятельства жизни про­текают с непосредственным участием людей. В других случаях они порождают необходимость для граждан вступать в общественные отношения. Многократ­ное использование нормативного разъяснения при наличии регулируемых нор­мой типичных, повторяющихся фактов в равной мере приводит к выводу о его распространении на всех лиц, участвующих в названных жизненных отношени­ях. Они персонально не определены и их круг не ограничен.

1 Теория государства и права: Учебник //Под ред. Лазарева В.В. М.,1997.

46

Перечисленные особенности нормативного толкования относятся к числу его обязательных признаков. Вместе с тем при осуществлении нормативного толкования в рамках официального, т.е. специально уполномоченным на это органом (должностным лицом) государства, оно характеризуется дополнитель­ным признаком государственной обязательности. В содержание государст­венной обязательности включается безусловное подчинение воли и фактиче­ского поведения лица истинному смыслу нормы, полученному в ходе офици­ального толкования права. Особо подчёркнутая ценность нормативного толко­вания состоит в своеобразном дублировании регулирующих свойств нормы права и привнесении единообразия в её понимание и применение. Официальное нормативное толкование ориентирует казуальное толкование на соблюдение достигнутых им результатов - правильное уяснение смысла нормы, вложенного в неё правотворческим органом. Невыполнение изложенных требований влечёт за собой, как отмечалось в литературе, специфические санкции - отмену право­применительных актов, в которых имело место неправильное истолкование за­кона, противоречащее его точному смыслу.2

Казуальное толкование - это разъяснение смысла норм права по кон­кретному юридическому делу, в отношении индивидуально определённого лица или группы лиц и рассчитанное на разовое, единичное применение. Решением Черемушкинского межмуниципального суда Юго-Западного адми­нистративного округа г. Москвы удовлетворен иск Хомяковой к Хомякову В. и жилищному комитету Юго-Западного округа г. Москвы о признании недейст­вительным ордера, выданного на имя Хомякова В., на двухкомнатную квартиру в ЖСК «Черемушки-1». В обоснование вывода о признании ордера недействи­тельным суд со ссылкой на ст.48 ЖК РСФСР указал на то, что Хомяков пред­ставил в орган, выдавший ордер, не соответствующие действительности сведе­ния о нуждаемости в улучшении жилищных условий, о составе семьи, об осво-

1 Вопленко Н.Н. Акты толкования норм советского социалистического права. Автореф. дис. ... канд. юрид. на­ук. Саратов,1972.С. 14. 5 УПК РСФСР, Ст.346; ГПК РСФСР, Ст.307.

47

бождении ранее занимаемого жилого помещения. Таким образом, суд истол­ковал положения ст.48 Жилищного кодекса РСФСР, об основаниях и порядке признания недействительным ордера на жилое помещение, в конкретной си­туации. С интерпретацией нормы применительно к реальному жизненному случаю чаще всего мы сталкиваемся в ходе повседневной деятельности. Ин­формация о юридических делах, рассматриваемых и разрешаемых компетент­ными органами, широко обсуждается и публикуется в газетах, журналах, по ра­дио и телевидению, на встречах и в беседах, на работе и дома. Она накаплива­ется и обрабатывается в сознании каждого гражданина, составляя часть его об­щекультурного багажа и жизненного опыта. Знание права - это неизменная со­ставляющая поведения личности и коллективов. Толкование правовой нормы в отдельно взятом случае возможно представить в виде «приложения» норматив­ного толкования или самой нормы к единичному событию, или же своего рода предвосхищения, проекта общего разъяснения, которое может родиться в бу­дущем. Казуальным толкованием занимаются органы исполнительной власти, суда и прокуратуры, представители науки и обычные граждане, но относится оно к индивидуальным конкретным ситуациям и персонально определённым лицам. Следовательно, вполне обоснованно можно сделать вывод о свойствах казуального толкования права, о его: I)разовом значении, т.е. применительно к данному рассматриваемому делу; 2) персонифицированном характере, т.е. рас­пространении его на конкретных субъектов, участвующих в деле. При даче ка­зуального толкования компетентным органом государства по конкретному де­лу, оно приобретает государственную обязательность. В научных и учебных источниках отмечается, что подобное разъяснение имеет обязательное значение только для данного случая. С формально-правовой точки зрения его не следует абсолютизировать и автоматически применять в других однородных случаях. Описанный подход основывается на важных концептуальных положениях кон­тинентальной правовой системы - верховенстве закона как источника права, а не юридического прецедента, связанного с конкретным делом. Длительное

1 Бюллетень Верховного Суда РФ.1999.Ш.С.13.

48

время в отечественной юриспруденции досконально не изучалась и фактически не бралась в расчёт информационная, воспитательная и спонтанно правообра-зующая роль юридической, в том числе судебной, практики.1 Сегодня взгляды на эту проблему изменились. Тем не менее нормативное правопонимание обя­зывает воспринимать норму в качестве исходной теоретической и практической предпосылки разрешения многочисленных юридических вопросов.

Наконец, в юридической литературе упоминалось деление толкования пра­ва на судебное и административное? Под первым понимаются познание и объяснение смысла норм права судебными органами в ходе рассмотрения и разрешения имеющихся в их производстве уголовных, гражданских, ад­министративных и иных дел. Отменяя судебные постановления и направляя дело Моисеенко на новое рассмотрение, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ указала в определении, что суд первой инстанции неправильно истолковал нормы материального права. Малинников И.Ф. явля­ется нетрудоспособным наследником по закону после смерти сына Малиннико-ва В.И. и, согласно ст.535 ГК РСФСР, имеет право на обязательную долю в на­следственном имуществе. Однако, поскольку он не успел получить на эту долю свидетельство о праве на наследство в связи с его смертью, Моисеенко - дочь Малинникова И.Ф., вправе наследовать причитающееся отцу имущество на общих основаниях.3 Административное толкование осуществляется органами исполнительной власти по делам, отнесённым законом к их ведению. В на­учных работах подчёркивалось, что казуальным толкованием правовых норм вправе заниматься не только суды, но и административные органы. На особен­ности толкования, производимого этими субъектами, влияют различия в объёме и характере их компетенции. Вместе с тем сюда нужно относить и разъяснения смысла юридических норм, даваемые высшими судебными и административ­ными инстанциями в порядке организации руководства судебным или админи-

1 Судебная практика в советской правовой системе. М.,1975.

2 Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М.,1960.С.346; Вопленко Н.Н. Официальное толкова­ ние норм права. М.Д976.С.14; Пиголкин А.С. Толкование нормативных актов в СССР. М.Д962.С.118-143.

3 Бюллетень Верховного Суда РФ.1998.№З.СЛ 1.

49

стративным правоприменением. Сказанное означает, что чисто внешне и в за­висимости от субъектов это также судебное и административное толкование, а по содержанию и юридической природе оно относится к разновидности норма­тивного. Данное толкование преследует цель обеспечить эффективную реали­зацию властных полномочий органов и должностных лиц в области правосудия и государственного управления. В силу ст.25 Федерального закона №6-ФЗ от 8.01.1998г. «О несостоятельности (банкротстве)»1 государственный орган РФ по делам о банкротстве и финансовому оздоровлению даёт в пределах своей компетенции, установленной настоящим Федеральным законом, обязательные разъяснения по вопросам, связанным с применением процедур банкротства. Распоряжением Федеральной службы России по делам о несостоятельности и финансовому оздоровлению №40-р от 11.11.1999г. утверждено такое Разъясне-ние. В нём определяется, что в связи с введением в действие с 1 марта 1999г. положений о лицензировании деятельности и категориях лицензий для арбит­ражных управляющих и их заместителей, проведение после 1 марта 1999г. про­цедур банкротства арбитражным управляющим или его заместителем без ли­цензии, а также при отсутствии лицензии соответствующей категории, непра­вомерно и может повлечь предусмотренную законодательством РФ ответствен­ность.

Качественное отличие применения права от других форм его реализации обусловливает своеобразные характеристики толкования, ставящего задачу правильно применить норму права, и толкования, осуществляемого с целью соблюдения запретов, исполнения обязанностей и использования права. Интер­претация норм права необходима для верного понимания сформулированной в праве государственной воли, требующей исполнения в каждом случае, следова­тельно, как в процессе непосредственной реализации права, так и в процессе его применения. В первом случае мы можем условно обозначить толкование как «самореализуемое», во втором - как «правоприменительное». Одно ограни-

1 Собрание законодательства РФ.1998.№2.Ст.222.

2 Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти.2000.№9.С.54-55.

50

чено сферой самореализации норм посредством сознательного, целенаправлен­ного поведения субъектов права - индивидов и групп. Другое связано с госу­дарственным воздействием на правореализационный процесс путём его обслу­живания, повышения точности и эффективности юридического воздействия на общественные отношения.

Таким образом, система признанных основных видов толкования права до­полняется новыми видами - толкованием, сопутствующим процессам непо­средственной реализации права, и толкованием, сопутствующим процессам применения права, которое мы называем «правоприменительным» в чистом виде. Строго говоря, указанные виды толкования всегда логически подразуме­вались исследователями права и упоминались при анализе традиционных про­блем теории юридической интерпретации. Можно предположить, что именно вследствие комплексной природы правоприменительного толкования, оно не удостаивалось внимания, несмотря на свою очевидность.

Вычленение из общепринятых классификаций правоприменительного тол­кования означает постановку вопроса о его конкретном месте в системе при­знанных основных видов толкования права.

<< | >>
Источник: ГАВРИЛОВ Дмитрий Анатольевич. ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЕ ТОЛКОВАНИЕ. Диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Волгоград - 2000. 2000

Еще по теме § 2. Классификация основных видов толкования права:

  1. § 1. Способы защиты гражданских прав
  2. § 5. Виды ограничений прав
  3. § 1. Сервитуты как основание ограничения и обременения прав собственника недвижимого имущества
  4. § 2. Понятие и виды (формы) злоупотребления правом
  5. ПРЕДМЕТ УГОЛОВНОГО ПРАВА. УГОЛОВНОЕ ПРАВО КАК ОТРАСЛЬ ПРАВА, НАУКА И УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА
  6. ВИДЫ НОРМ ПРАВА
  7. §18.4. Акты толкования права
  8. Тема 13. Толкование права
  9. 1.7. Виды методов теории государства и права
  10. Тема  18. Реализация и толкование права
  11. Раздел  II. ПРАВО (Общая теория права. Право: общетеоретические понятияи определения)
  12. СЛОВАРЬ ОСНОВНЫХ ТЕРМИНОВ
  13. § 2. Классификация основных видов толкования права
  14. § 2. Виды и акты правоприменительного толкования
  15. § 3. Правоприменительное толкование и правовоспитание
  16. 1.4.4. Различные виды подразумеваемых соглашенийо выборе применимого права
  17. КЛАССИФИКАЦИЯ АКТОВ ПРИМЕНЕНИЯ ПРАВА
  18. § 2. Сущность разграничения международного гуманитарного права и международного права прав человека как отраслей международного права
  19. § 2. Концептуальные модели установления правовой природы личных неимущественных прав автора
  20. § 1.1 Понятие правосознания в различных школах права
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -