<<
>>

Комплексные институты как компоненты системы российского права

"Журнал российского права", N 10, октябрь 2002 г. (ПС ГАРАНТ)

Каждая отрасль права, обладая собственным предметом правового регулирования, находится в устойчивой связи с другими отраслями права.

Отрасли права, отмечает А. В. Васильев, не изолированы друг от друга. Связанность общих институтов выражается в том, что они имеют нормы, которые относятся к разным отраслям права*(1). Правовые институты, содержащие нормы двух и более отраслей права, российскими правоведами понимаются как комплексные (межотраслевые) институты*(2).

Комплексные институты имеются, например, в трудовом праве. Примером этому может служить институт ответственности работодателя за повреждение здоровья работника на производстве, который является одновременно и институтом гражданского права. При осуществлении государственного надзора и контроля за соблюдением законодательства о труде и охране труда применяются нормы административного права. Трудовому праву присущи также отношения, связанные с социальным обеспечением (выплата работникам пособий по временной нетрудоспособности) и гражданским процессуальным правом (рассмотрение трудовых споров в суде). Не сохраняется "стерильным" и предмет административного права, который также включает в себя отношения из трудового, семейного, финансового и других отраслей права. Как справедливо отмечает Ю. А. Тихомиров, в современных условиях "взаимопроникновение и переплетение норм этих отраслей права становится все более глубоким и масштабным"*(3).

К сожалению, вопрос о юридической природе комплексных институтов права остается малоисследованным и во многом дискуссионным. Так, по мнению Е. А. Киримовой, такие институты, во-первых, проявляются в сфере действия родственных отраслей права; во-вторых, не представляют собой их механической совокупности, а есть гармоничный сплав однородных отношений, составляющих неразрывный предмет регулирования данных институтов; в-третьих, являются институтами нескольких отраслей права*(4).

В.М. Баранов и С.В. Поленина полагают, что связь между нормами "пограничных" (комплексных) институтов характеризуется тем, что на предмет одной отрасли права налагаются некоторые элементы метода правового регулирования другой отрасли*(5).

По нашему мнению, комплексные институты, в отличие от унитарных институтов, характеризуются тем, что: 1) нормы одной отрасли права применяются в другой отрасли; 2) нормы закрепляются, как правило, в источниках отрасли, которая их заимствует; 3) нормы проходят существенную переработку, модификацию применительно к специфике предмета и/или метода заимствующей их отрасли; 4) нормы применяются только в пределах одной, заимствующей их отрасли права.

Комплексный институт как явление системы права образуется в процессе заимствования отраслью права норм другой отрасли. Отрасль права, нормы которой заимствуются, назовем условно "материнской", а отрасль, в системе которой образуется комплексный институт, - "дочерней". Замечание Е.А. Киримовой о том, что комплексные институты являются результатом взаимодействия родственных отраслей права, не имеет принципиального значения. Все отрасли системы российского права имеют общую основу - систему отношений, составляющих содержание современного гражданского общества, единые конституционные основания, и тем самым являются родственными. Отраслей права, которые бы резко дисгармонировали с другими, действующая система российского права не знает.

Характерным внешним признаком комплексного института выступает факт закрепления в законах и иных источниках права "дочерней" отрасли норм "материнской" отрасли. Однако этот признак действует лишь в совокупности с другими признаками комплексного института и сам по себе далеко не всегда влечет образование комплексного института. Не образуют комплексных институтов: а)случаи воспроизведения конституционных норм и принципов в системе специальных отраслей права; б) факты простого дублирования в источниках одной отрасли норм другой отрасли права; в) случаи помещения комплексных институтов в источниках "материнской", а не "дочерней" отрасли права.

Конституция РФ является исходной базой всех других отраслей права. Закрепленные ею принципы выступают ведущим правовым началом всех остальных его отраслей. Так, конституционные принципы организации и деятельности государственных органов исполнительной власти лежат в основе административного права. Принципы осуществления правосудия, юридической ответственности составляют основу уголовного, уголовно-процессуального, гражданского процессуального права. Установленные Конституцией РФ права и свободы граждан, их объединений образуют основу правового статуса субъектов отраслей права. Правовой статус граждан в трудовом, семейном, гражданском и других отраслях права основывается на провозглашенных Конституцией правах, таких как право на труд, на отдых, социальное обеспечение, образование, право быть собственником имущества и др.

Таким образом, основополагающие источники любой отрасли права неизбежно воспроизводят ту или иную часть положений Конституции РФ, но никаких комплексных институтов в таких случаях все же не возникает. Конституционные принципы и нормы, применяясь в отдельной отрасли права, сохраняют неизменным свой всеобщий характер и остаются в сфере предмета конституционного права. Иначе каждая отрасль права имела бы свои комплексные институты конституционного права. Но этого не происходит, потому что качественное различие общего и отдельного при конкретизации конституционных принципов остается неизменным.

Действующие федеральные законы, иные нормативно-правовые акты нередко воспроизводят (дублируют) нормативные положения, закрепленные источниками другой отрасли права. Например, в Законе РФ "Об образовании" имеются нормативные предписания, дублирующие соответствующие положения КЗоТ (в настоящее время - Трудового кодекса РФ) дословно или с некоторыми редакционными правками. Это положения ст.56 Закона, согласно которым условия трудового договора (контракта) не могут противоречить законодательству Российской Федерации о труде, а за появление на работе в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения педагогический работник может быть уволен по инициативе администрации.

Изложенные положения были закреплены ст.5 и 33 КЗоТ, имели всеобщий характер и могли применяться в сфере образования независимо от их воспроизведения в Законе РФ "Об образовании".

Для признания того или иного института комплексным недостаточно одного факта воспроизведения (заимствования) норм других отраслей права. Если имеет место простое дублирование норм отрасли права, без их конкретизации применительно к специфике предмета другой отрасли права, то такие нормы не меняют своей предметной принадлежности. Они остаются в сфере "материнской" отрасли. В противном случае могли бы создаваться ситуации, когда, например, законодательство об образовании, механически воспроизведя бoльшую часть норм трудового и гражданского законодательства, тем самым низводило бы ГК РФ и Трудовой кодекс РФ до уровня комплексных институтов образовательного права. Но этого не происходит как раз потому, что оба кодекса имеют всеобщее значение и действуют напрямую во всех сферах и в какой-либо дополнительной конкретизации не нуждаются.

Как правило, комплексные институты закрепляются источниками "дочерней" отрасли права, которая заимствует и приспосабливает применительно к специфике своего предмета нормы другой отрасли права. Так, комплексные институты трудового права, возникающие на стыке с гражданским, административным, гражданско-процессуальным законодательством, находятся в Трудовом кодексе РФ. Это, например, институты материальной ответственности работника и работодателя, осуществления организации охраны труда, разрешения индивидуальных трудовых споров и др.

Хотя и редко, но законодатель использует и иной прием - помещает комплексные институты в источниках "материнской" отрасли права. Так, в главе 52 того же Трудового кодекса РФ содержатся комплексные институты, которые закрепляют особенности регулирования труда педагогических работников и по своему непосредственному содержанию относятся к предмету образовательного права. Если нормы одной отрасли права публикуются в источниках другой отрасли права, то имеются достаточные основания полагать, что эти нормы могут составлять (образовывать) комплексный институт. Однако, чтобы убедиться в достоверности такого вывода, требуется осуществить содержательный анализ норм и установить степень их модификации, приспособления к предмету другой отрасли права.

Комплексный институт представляет собой не просто совокупность "инородных" норм права, а такую совокупность, которая получает существенную переработку сообразно специфике предмета и/или метода отрасли, которая их заимствует. Если нормы отрасли права воспроизводятся в источниках другой отрасли права в неизменном виде или с незначительными редакционными правками, то такой юридико-технический прием, как уже отмечалось, предстает простым дублированием норм, не имеющим ничего общего с комплексными институтами.

В.М. Баранов и С.В. Поленина, бесспорно, правы, утверждая, что в комплексных институтах на предмет одной отрасли права налагаются некоторые элементы метода правового регулирования другой отрасли. Однако это справедливое положение нуждается в некоторых пояснениях.

Комплексный институт создается не по субъективному желанию законодателя, а в силу объективных причин, когда те или иные нормы отрасли не могут применяться в своем первозданном виде для регулирования соответствующих отношений в сфере предмета другой отрасли права. Например, нет необходимости в образовании комплексных институтов, призванных конкретизировать порядок заключения юридическими лицами договоров подряда, перевозки, транспортной экспедиции, доверительного управления имуществом и др. Все такие договоры действуют в любой сфере деятельности (предпринимательской, образовательной, социальной и др.) напрямую и без какой-либо дополнительной конкретизации.

Однако не все институты гражданского права могут применяться напрямую, без их уточнения применительно к специфике той или иной социальной сферы. Например, общие требования к уставу юридического лица, закрепленные ст.52 ГК РФ, не содержат всех положений, которые должны быть обязательно отражены в уставе образовательных учреждений. В этих условиях законодатель в ст.13 Закона РФ "Об образовании" существенно расширил перечень положений, подлежащих отражению в уставах образовательных учреждений, и тем самым создал комплексный институт в системе образовательного законодательства.

Аналогичными причинами вызывается создание и других комплексных институтов в системе права. Чтобы обеспечить целостное, системное и полное регулирование сферы образования, законодатель вынужден был доработать некоторые детали механизма реализации норм других отраслей права, без которых их действие в образовательной сфере было бы малоэффективным, порождало постоянные споры и разнобой в правоприменительной практике.

Все комплексные институты, которыми конкретизируется механизм применения нормативных положений одной отрасли права в другой отрасли, имеют одну характерную особенность - они действуют только в пределах "дочерней" отрасли права.

Так, нормативные положения ст.35 Закона РФ "Об образовании", закрепляющие порядок приема на работу руководителя образовательного учреждения, не могут применяться за пределами образовательной сферы. В законодательстве о науке и культуре, других сферах предметно-практической деятельности применяется иной порядок принятия на работу руководителей организаций и заключения с ними трудовых отношений. Равным образом за пределами образовательной сферы не действует положение об увольнении работника за применение методов воспитания, связанных с физическим или психическим насилием. Оно не может, например, применяться к специалисту организации, учреждения, который при осуществлении руководства практикой студентов применяет методы воспитания, запрещенные законодательством об образовании.

Ограниченность сферы действия норм, образующих комплексные институты отрасли, собственно, и составляет их специфический признак. Институт признается комплексным не потому, что в нем имеются нормы других отраслей права, а потому, что эти нормы конкретизируются применительно к специфике предмета отрасли и действуют только в ее пределах.

Соответственно, комплексный институт понимается как совокупность норм, с помощью которых в отдельной отрасли права, применительно к специфике ее предмета, конкретизируются и дополняются нормы других отраслей права, а регулятивное действие этих норм ограничивается предметом данной отрасли права.

Отдельные российские правоведы отрицают возможность отнесения комплексных институтов к какой-либо одной системе права. Например, Д.Е. Петров полагает, что является "небесспорным мнение, согласно которому комплексные правовые институты "монолитно" относятся к какой-либо отрасли права", и считает, что межотраслевые (комплексные) правовые институты являются интегрированными, вторичными образованиями и в качестве таковых не могут быть отнесены ни к одной из отраслей права. При этом автор исходит из того, что первичным элементом отрасли права, так же как и системы в целом, является юридическая норма, а не правовой институт, вследствие чего правовая норма, имеющая принадлежность к одной отрасли права, не может входить в другую в составе правового института*(6).

С Д.Е. Петровым можно согласиться лишь частично, в том, что возможны ситуации, когда норма одной отрасли права не может входить в другую. В частности, это требование приемлемо по отношению к нормам права, которые механически воспроизводятся в источниках других отраслей права. Как уже говорилось, предметное действие таких норм совпадает со сферой действия их "материнских" отраслей права, и, будучи воспроизведенными в других отраслях права, такие нормы не меняют своей отраслевой принадлежности.

Иным должен быть подход к нормам, с помощью которых конкретизируется содержание норм одной отрасли права применительно к специфике предмета другой отрасли. В этом случае предметное содержание таких норм подпадает под действие двух отраслей права и носит комплексный характер. Комплексные нормы, входя в состав "дочерней" отрасли права, составляют ее органичную часть. Лишенная комплексных институтов отрасль не обеспечивала бы полноты нормативно-правового регулирования своего предмета, была бы пробельной.

Вопрос о том, в источнике какой отрасли следует помещать комплексные нормы, - это вопрос правотворческой техники, а не существа дела. Как показывает практика, комплексные нормы чаще всего помещаются в составе той отрасли права, в пределах которой они осуществляют свои регулятивные функции. Нормы гражданского права по вопросам ответственности работодателя за вред, причиненный работникам, помещаются в трудовом законодательстве, нормы административного права по вопросам регистрации юридических лиц и граждан-предпринимателей - в гражданском законодательстве. Имеется несколько достаточно серьезных аргументов в пользу именно такого варианта закрепления комплексных норм.

Во-первых, отношения, регулируемые отдельной отраслью права, всегда подразделяются на ту или иную совокупность их видов, обусловленных спецификой предметно-практической сферы их действия. Но вследствие того, что каждый отдельный вид правоотношений обладает определенным своеобразием, общие нормы отрасли не могут успешно действовать без их дополнения, конкретизации специальными, а в необходимых случаях и комплексными институтами. Помещение всех таких институтов в "материнской" отрасли права привело бы к значительному увеличению объема ее источников. При этом комплексные нормы, составляя значительную часть норм права отрасли, вуалировали бы ее общие, типичные нормы. В процессе пользования источником постоянно возникал бы вопрос, какова сфера действия той или иной нормы права.

Во-вторых, подготовка и принятие комплексных норм права осуществляется, как правило, после вступления в силу соответствующих источников "материнской" отрасли права. Прежде чем конкретизировать нормы права применительно к специфике предмета другой отрасли, необходимо иметь эти нормы наличными и действующими. И, если следовать правилу непременного помещения комплексных норм в источниках "материнской" отрасли права, то потребовались бы бесконечные внесения изменений, дополнений в источники этой отрасли. В результате ни один, даже основополагающий источник отрасли не был бы стабильным, постоянно менял свое содержание, что также негативно сказывалось бы на процессах правореализации и правоприменения.

В-третьих, отрасль права, лишенная своих комплексных норм, не содержала бы полного и целостного регулирования своего предмета. И если из отрасли права изъять содержащееся в ней значительное число комплексных норм (как, например, в образовательной, финансовой отраслях права), то она лишилась бы значительной части своих норм. В целях восполнения пробелов в источниках отрасли приходилось бы устанавливать многочисленные отсылки к отрасли, в которой эти нормы содержатся.

В силу названных и иных причин законотворческая и правотворческая практика чаще всего идет оптимальным путем - комплексные институты закрепляются не в "материнской", а в "дочерней" отрасли, где эти нормы осуществляют свои регулятивные функции. Иной подход, примененный при проектировании Трудового кодекса РФ, когда комплексные институты, устанавливающие особенности регулирования труда отдельных категорий работников, были помещены в источниках "материнской" отрасли права, оказался не совсем удачным. Предмет правового регулирования трудовых отношений в отдельной отрасли хозяйства или социальной сфере является настолько сложным, а опосредствующие его нормы и институты настолько многообразны и объемны, что включить их полностью в состав Трудового кодекса не представляется возможным: особенности регулирования труда могли бы значительно превысить объем общих правил, включенных в Кодекс, превратить исключение из правила в самостоятельное правило, а сам Кодекс - в механическое, суммативное образование.

Законодатель справедливо отказался от установления в Трудовом кодексе РФ особенностей регулирования труда государственных служащих, хотя такие предложения на стадии проектирования имелись. Нормы по вопросам государственной службы и, соответственно, труда государственных служащих закреплены весьма объемным Федеральным законом "Об основах государственной службы Российской Федерации" и составляют одну из основных частей административного права. Ничего нового в нормативно-правовом регулировании труда государственных служащих в этой ситуации Трудовой кодекс внести не мог.

Аналогичным образом следовало поступить и в отношении норм, устанавливающих особенности регулирования труда работников транспорта, образования, а также работников, направляемых на работу в дипломатические и консульские учреждения Российской Федерации. Помещенные в Трудовом кодексе РФ нормы по этим вопросам не обеспечивают надлежащей полноты регулирования соответствующих трудовых отношений и порождают значительные противоречия с действующими федеральными законами.

В.М. Сырых,

заведующий отделом теории права, государства и судебной власти

Российской академии правосудия, профессор

"Журнал российского права", N 10, октябрь 2002 г.

—————————————————————————————————————————————————————————————————————————

*(1) См.: Васильев А. В. Теория права и государства. М., 2001. С.58.

*(2) См.: Общая теория государства и права / Под ред. М.Н. Марченко. М., 1998. Т. 1. С.233.

*(3) Тихомиров Ю. А. Курс административного права и процесса. М., 1998. С.105.

*(4) См.: Киримова Е. А. Правовой институт: Автореф. дисс. : канд. юрид. наук. Саратов, 1998. С.17-18.

*(5) См.: Баранов В.М., Поленина С.В. Система права, система законодательства и правовая система. Н. Новгород, 2000. С.21.

*(6) См.: Петров Д.Е. Отрасль права: Автореф. дисс. : канд. юрид. наук. Саратов, 2001. С.9.

<< | >>
Источник: Неизвестный. Хрестоматия по Теории Государства и Права. 2010. 2010

Еще по теме Комплексные институты как компоненты системы российского права:

  1. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ
  2. 1. ПОНЯТИЕ И СТРУКТУРА ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ
  3. § 1. Способы возникновения права собственности
  4. Основные правовые системы современности
  5. Предмет и основные понятия экологического права. Источники экологического права
  6. 1. Взаимодействие уголовного и гражданского права в сфере имущественных отношений
  7. § 3. Объект экологических преступлений как система социально-экологических отношений
  8. Место жилищного права в системе российского права
  9. Комплексные институты как компоненты системы российского права
  10. 5.7. Критерии стабильности правовой системы
  11. 6.2. Характеристика противоречий правовой системы в переходный период
  12. 7.2. Основные этапы переходного состояния правовой системы
  13. § 1. Общая характеристика кодифицированных актов Российской Федерации
  14. § 5. Соотношение системы права и структуры кодифицированных актов
  15. СИСТЕМА ПРАВА. ОТРАСЛИ РОССИЙСКОГО ПРАВА
  16. Понятие и структурные элементы системы права
  17. Предмет, метод и система трудового права
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -