<<
>>

5.1.  Общесистемные характеристики правовой действительности

Право представляет собой сложное, полиструктурное системное образование, обладающее всеми основными свойствами, присущими системам вообще. Системное видение правовой действительности способствует ее планомерному и целенаправленному развитию.

Системное качество различных элементов и проявлений права ранее отмечалось в трудах правоведов, что способствовало глубокому пониманию бытия права[1]. Авторами упоминались понятия «система права», «система законодательства», «система правового регулирования». Общесистемные характеристики права усматривались в его принципах, источниках, структурных частях законодательства, юридической терминологии. Однако до настоящего времени не устранены неопределенность и известный вакуум в понимании роли системных качеств правовой действительности в переживаемый ею переходный период. Проблемы обусловленности стабильного состояния права его системностью, влияния данного качества права на его стабильность и динамизм фактически не ставились и, по существу, не исследовались в юридической науке.

Использование понятия «правовая система» должно быть результатом системного подхода ко всей правовой действительности как к единому объекту, результатом проекции на правовую материю системных категорий, прежде всего понятия «система». Употребление данного термина разными авторами и в разных науках существенно отличается друг от друга — и не только по приписываемым им значениям, но и, что более важно, по лежащим в их основе содержательным и формальным принципам.

В качестве исходных можно использовать следующие представления о системе, высказанные в философской литературе:

система предполагает объединение определенных элементов в структурное, упорядоченное, целостное единство (общность);

совокупность составляющих систему элементов преследует некую общую цель;

у системного целого наличествует свойство относительной самостоятельности;

система тесно связана с внешней средой;

качества системы не сводятся к качествам системообразующих частей;

элементы системы находятся в объективных, закономерных взаимосвязях и взаимозависимостях;

система может выступать в виде части или подсистемы другой, более объемной системы, а в границах своего органического единства расчленяться на внутренние подсистемы[1].

Синтез философской и юридической наук, потребность в объединении накопленных знаний и создании целостной, системной картины правового регулирования в условиях усложнения общества вызвали появление такого понятия, как «правовая система». Оно стало относиться к числу наиболее общих понятий теории права, обобщающих различные явления и процессы правовой действительности. Категория «правовая система» позволяет представить в единстве всю правовую сторону общественной жизни, рассмотреть в системных связях организацию и взаимодействие всего комплекса правовых явлений.

Правовая система общества представляет собой многоаспектное, многоплановое и полифункциональное образование, достаточно сложное для научного исследования, особенно на переломных рубежах своего развития. В наше время продолжает расти число национальных правовых систем — их насчитывается около 200.

Сложность объекта исследования предполагает поиск оптимальных средств и способов его познания. Не погружаясь в общие положения теории систем, необходимо рассмотреть системные качества права, которые могут быть использованы для объяснения переходных процессов в правовой сфере. Прежде всего подлежит выяснению вопрос о системообразующих факторах в праве. Требуют изучения формальные характеристики правовой системы, выделяющие ее из совокупности однородных явлений. Это предполагает раскрытие элементного состава правовой системы, определение характера системообразующих связей и отношений между ними, установление обратных связей между правовой системой и ее средой.

Каждый из указанных этапов познания несамодостаточен, а с необходимостью базируется на результатах другого этапа. Изучение структуры правовой системы немыслимо без обнаружения набора компонентов системы, что в свою очередь обусловливает выделение устойчивых связей объекта (внутренних и внешних), раскрытие закона связи элементов целого. Сведение выявленных характеристик объекта в целостную совокупность позволит сформулировать определение правовой системы.

Трудно установить и изучить отношения между какими-либо явлениями, если сами эти явления определены нечетко. Сегодня приходится работать именно с такими определениями правовой системы. К тому же число их невелико. В отечественной юридической литературе насчитывается чуть более 10 определений понятия «правовая система». В Энциклопедическом юридическом словаре 1998 г. (2-e издание) оно вообще не упоминается. В научных работах и нормативных источниках термин «правовая система» употребляется применительно к самым разнообразным правовым явлениям. Так, в п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации это понятие используется как синоним системы права применительно к соотношению норм внутринационального и международного права. Представления правоведов о характере и объеме этого понятия нередко диаметрально противоположны. Все это свидетельствует о том, что категория правовой системы еще не разработана в юридической науке должным образом.

Зачастую вместо того, чтобы уделить серьезное внимание понятию «правовая система» авторы стремятся предложить взамен совершенно новые термины — «правовая сфера», «правовую жизнь», «правовое пространство» и др. К настоящему моменту аналитические разработки в праве перешагнули через наличные теории, и накопленный теоретический материал в них уже не укладывается. Однако вводимые в теорию права понятия не должны приводить к игнорированию или недооценке ее собственного категориального аппарата, «растворять» его в юридических понятиях, заимствованных из иных отраслей знаний.

Обращаясь к истории вопроса, можно вспомнить мысль Е.Б. Пашуканиса о том, что в ходе исторической эволюции правовая форма, постепенно развиваясь, достигает дифференцированности и определенности. «Эта высшая стадия развития соответствует определенным экономическим и социальным отношениям, - писал он. - В то же время эта стадия характеризуется появлением системы общих понятий, отражающих теоретически правовую систему как законченное целое»[1]. Однако приведенное положение получило развитие в отечественной юриспруденции лишь в конце 1970-х – начале 1980-х гг.

В этот период появились работы С.С. Алексеева, A.M. Васильева, В.Н. Кудрявцева, Н.И. Матузова, Ю.А. Тихомирова и Л.Б. Тиуновой, специально посвященные понятию правовой системы. Заложив некоторые концептуальные основы изучения этого вопроса, правоведы сохранили диапазон применения понятия «правовая система» достаточно широким. В существующих определениях названного понятия смешиваются разные методологические уровни, отсутствуют единые основания, велико разнообразие мнений.

В работе 1983 г. Н.И. Матузов рассматривал правовую систему как сложное, собирательное, многоплановое понятие, отражающее всю совокупность юридических явлений общества[2]. Исходя из вышеизложенных положений общей теории систем, использование слова «собирательность» применительно к характеристике системы неудачно, т.к. оно призвано подчеркнуть иной, несистемный аспект явлений.

В других исследованиях понимание правовой системы связано с механическим применением концептуального аппарата системного анализа без раскрытия правовой специфики объекта. Так, В.С. Жеребкин даёт следующее определение: «под правовой системой следует иметь в виду прежде всего набор или совокупность взаимосвязанных и взаимодействующих в направлении поставленных целей частей, т.е. подсистем элементов, которая образует единое целостное правовое образование, обладающее специфическими системными, интеграционными качествами и признаками самоуправляемости и информационной направленности»[3].

Ряд авторов по существу отождествляют правовую систему с системой правовых норм. Так, Д.А. Керимов характеризует правовую систему как объективно обусловленное внутреннее объединение в единое целое правовых норм и их подразделений на отрасли[4]. В монографии «Методология права», изданной в 2000 г., Д.А. Керимов отмечает, что «вершиной многосистемности является система права, состоящая из подсистем — правовых норм, институтов и отраслей. При этом система права — не просто совокупность ее подсистем, а система подсистем. Тем самым образуется иерархия правовых систем, создающих стройное здание правовой системности: от основания (система многообразных правовых норм) через промежуточные «этажи» (система институтов и отраслей права) к его вершине (система права)»[1].

Л.С. Явич характеризовал правовую систему в качестве структурированной совокупности отдельных правовых норм, включающей относительно самостоятельные образования (институты, отрасли, группы отраслей)[2]. Подобную же позицию, фактически не оставляющую шансов для признания самостоятельности понятия «правовая система» в сравнении с понятием «система права», выражает Г.В. Мальцев: «Правовая система выступает как внутренне расчлененное, иерархически построенное единство правовых норм и правовых актов, на базе которых складываются правовые институты и учреждения, формируются правовые идеи и представления»[3]. Последнее определение страдает, как минимум, двумя глубокими противоречиями. Во-первых, словосочетание «единство правовых норм и правовых актов» не учитывает законы формальной логики, а именно: недопустимо приравнивать друг к другу разнопорядковые явления. А, во-вторых, в подобной конструкции определения автор воленс-ноленс выводит правовые институты, идеи и представления за рамки правовой системы.

Другая группа авторов (Н.И. Матузов, М.И. Байтин, В.К. Бабаев и В.Н. Протасов) допускает отождествление понятий «правовая система» и «механизм правового регулирования». Так, М.И. Байтин определяет правовую систему как «совокупность внутренне организованных и взаимосвязанных, социально однородных и устремленных в конечном счете к общим целям правовых явлений данного общества, каждое из которых выполняет свою специфическую роль в правовом регулировании»[4]. Не включая в объем данного понятия такие компоненты правовой действительности, как правосознание, правовая культура, правообразование, авторы существенно обедняют предмет исследования. К тому же, правовая система общества предполагает не только процесс воздействия юридических средств на общественные отношения, но и результат такого воздействия. В противном случае нарушается принцип системности в изучении правовой действительности.

В зарубежной юриспруденции (в особенности англосаксонской) термин «правовая система» не получил должного развития, как и большинство других общетеоретических категорий права. Редкие упоминания указанной категории в иностранной юридической литературе отличаются тенденциозностью и расплывчатостью определений. Так, представитель американского правоведения В. Вэйдлих пишет: «Термин «правовая система» используется как раз для того, чтобы охарактеризовать историко-правовые и этнокультурные отличия системы права разных народов». И далее: «Выделение правовых систем имеет преимущественно историческое значение»[1].

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ

Что представляет собой система вообще?

Назовите известные Вам проявления системности в правовой сфере.

<< | >>
Источник: Сорокин В.В.. Теория государства и права переходного периода: Учебник. – Новосибирск: Изд-во   НГИ,2008. –    502 с.. 2008

Еще по теме 5.1.  Общесистемные характеристики правовой действительности:

  1. 2. Правовое положение и перспективы развития российской прокуратуры. Характеристика правового и конституционного статуса прокуратуры Российской Федерации
  2. 5.5. Основные характеристики правового государства
  3. § 1.  Общая  характеристика  правовых  механизмов
  4. 2.4. Загальнотеоретична характеристика правової системи Європейського Союзу
  5. Правовая действительность и правовая система
  6. §23.5. Понятие, сущность и характеристика правового статуса личности
  7. ОГЛАВЛЕНИЕ
  8. 5.1.  Общесистемные характеристики правовой действительности
  9. Прежде всего изменяется целевая ориентация правовой системы в соответствии с новыми идеалами общества и стратегией перехода
  10. 6.2. Характеристика противоречий правовой системы в переходный период
  11. 6.3. Типологическая характеристика переходной правовой системы
  12. Г Л А В А 7.  ХРОНОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА
  13. Г Л А В А  8.    ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА
  14. Г Л А В А  9.  ДУХОВНО-КУЛЬТУРНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -