<<
>>

3. Организационные формы осуществления государственной власти

Частичное сохранение названных элементов старой модели власти обусловлено силой традиций, обычаев, стереотипов сознания и прежних стандартов поведения. Сила традиции проявлялась в сохранении института монархии при переходе от феодального к буржуазному строю, в привлечении церковных иерархов к освящению государственных мероприятий в условиях отделения церкви от государства и пр.

По определению А.Г. Спиркина, "традиции представляют собой определенный тип отношения между последовательными стадиями развития объектов, когда "старое" переходит в новое и продуктивно "работает" в нем".

Чрезвычайная устойчивость пережиточных традиций и обычаев заявляет о себе в сферах делопроизводства, межличностных отношений в аппарате государства, вопросах процедуры (в т.ч. процедуры принятия решений).

Таким образом, государственно-правовая система преобразуется в переходный период с учетом определенной логики развития ее прежних и новых элементов. Дж. Бреслауэр полагает, что данная система "имеет свой "генетический код", постоянно действующий и наличествующий независимо от того, в какой степени исторические события отличаются друг от друга во времени и пространстве". Содержание "генетического кода" любой цивилизации включает комбинацию принципов, задающих характер и направление эволюции социальной системы. Думается, что несущими "генетический код" основами выступают государство и право. Их существование с момента возникновения не допускает никаких перерывов в развитии, какими бы не были переживаемые ими социальные потрясения.

В результате смены конституционного строя реформаторские силы не могут ликвидировать властеотношения в обществе, отношения собственности, а потому и правовое регулирование как таковое. Поэтому государственная власть и право являются существенными факторами переноса достижений каждой очередной цивилизации в их будущие модели.

Согласно взглядам анархистов, социальное освобождение и неограниченная свобода личности возможны в случае, если немедленная ликвидация институтов государственной власти станет главным содержанием революции. По этому поводу есть замечательное высказывание Н.А. Бердяева: "Революция борется против власти, ставшей злой, и она борется за власть и в ней побеждают силы, которые наиболее способны организовывать власть, вытесняя и часто истребляя менее на это способных".

Каждый новый конституционный строй и соответствующая ему правовая система возникают не на голом месте. Но какими бы глубокими не являлись преобразования переходности, государство не перестает быть государством, а право не перестает быть правом по существу. Переходность – есть связь непрерывная и в отличие от повторяемости предполагает наличие неисчезающих признаков и свойств государства и права.

Преемственность как особый фактор состояния государственности в переходный период отличается не только от повторяемости, но и от заимствования. Заимствование – это сохранение либо перенесение и использование государственно-правовых институтов без изменения. Преемственность же предполагает изменение этих институтов в процессе перенесения и использования.

Заимствование институтов из зарубежных моделей характерно преимущественно для слаборазвитых государств, развивающихся в русле т.н. модернизации. В работах отечественных ученых отмечается, что "простое заимствование капиталистической модели не дает должного результата в специфических условиях постсоциалистических государств"[94].

В России, действительно, годы преобразований ознаменовались "импортированием" множества государственно-правовых институтов. Конечно, государству не стоит замыкаться в ограниченных национальных рамках и игнорировать зарубежный положительный опыт. Однако некритическое перенесение на российскую почву институтов подобных префектам или компенсации морального вреда обернулось их фактическим нивелированием. В этом случае дополнительная противоречивость государственной власти возникает ввиду адаптации новых атрибутов и элементов к традиционной системе.

Заимствование возможно и в отношении элементов прошлых исторических этапов развития государства и права. В научной литературе отмечается: "В ряде случаев появляется возможность возврата к базовым юридическим актам досоциалистического прошлого. Для легитимации воссозданной государственности республик Прибалтики использовались конституции и другие законодательные акты довоенного времени"[95]. С одной стороны, неразвитость института преемственности в условиях Российского государства ослабляли интерес к прошлому историческому пути, а с другой – вряд ли приемлемы расчеты на то, что проблемы современного переходного времени будут сняты в случае возврата к дореволюционным порядкам. Смогут ли заимствованные из прошлого государственные структуры успешно и эффективно справляться с современными проблемами? Прошедшие десятилетия XX века оставили заметный след на облике российского общества, и перечеркнуть их не удастся. Свидетельством тому может служить, в частности, процесс воссоздания суда присяжных.

Государственную власть в переходном обществе нельзя рассматривать по аналогии с наследственной массой, которая переходит к новым субъектам в неизменном состоянии. В условиях преемственности речь идет о творческом использовании прежних институтов в процессе их перенесения в новую систему отношений. Преемственность не может быть понята вне сознательной деятельности людей, безотносительно к природе субъекта социального отрицания. Поэтому вряд ли можно согласиться со следующими взглядами: "Диалектическое отрицание включает в себя содержание положительных элементов предыдущего развития" (Г.А. Белов); "Новое в интересах своего дальнейшего развития сохраняет от старого все ценное, полезное, жизнеспособное" (Б.М. Кедров); "Переход возможен только при удерживании положительного новыми формами" (Т.В. Наконечная).

Во-первых, такая позиция не учитывает, что интересы реформаторских сил в любом случае окажутся решающими; во-вторых, понятие "положительные элементы" носит неопределенный оценочный характер; и, в-третьих, если бы в процессе перехода удерживалось исключительно полезное и ценное с точки зрения нового строя, никакого смысла в переходном периоде не было бы, т.к. все негативное и бесполезное автоматически оставлялось бы в старой системе. Переходность же как раз и отличается чрезвычайно пестрым содержанием, включающим как "положительные", так и "негативные" атрибуты в течение всей своей хронологической продолжительности.

В.М. Лесной полагал, что "инволюционный общественный процесс, регресс не сопровождается преемственностью". Мнение, будто преемственность предполагает включение в новое только того, что служит движению вперед представляется добрым пожеланием. Реформаторские силы производят оценку государственно-правового материала прошлого в соответствии с определенной стратегией преобразований. Эта стратегия не всегда совпадает с объективными закономерностями общественного прогресса.

Непрерывно меняющиеся обстоятельства переходного времени открывают направления для альтернативных вариантов развития, а реформаторские силы заинтересованы добиться необратимости перехода порой даже за счет выбора тупикового варианта.

Объективная закономерность исторического процесса означает, что независимо от желания субъектов социального действия в развитии каждой новой фазы государства и права есть такие компоненты, которые не только бесполезны, но и вредны для общественного прогресса. Выше уже отмечалось, что политическая и правовая традиции очень устойчивы. При декларированном социализме так и не удалось окончательно ликвидировать ни частную собственность, ни церковь, ни эксплуатацию наемного труда. А в буржуазных обществах традициями же удерживались монархии, элементы общинного строя и пр. Различные преобразования, проводимые без учета традиций, малоперспективны. Требуют учета как прогрессивные, так и регрессивные традиции. В совокупности они обусловливают пределы преемственности и способность данного общества адаптироваться к новому направлению развития.

Итак, смысл социальной преемственности заключается в переносе элементов старой государственно-правовой модели в новую при условии их качественного изменения в процессе такого перенесения в соответствии с избранной стратегией перехода.

Благодаря преемственности, переходность выступает генетической связью нового со старым. В этом заключается одна из закономерностей развития государства, необходимое условие его поступательной деятельности. Преемственность обеспечивает непрерывность материальной и духовной субстанций государства и права. В этом смысле она способствует реализации общих закономерностей развития государства переходного типа. Незавершенность и противоречивость переходных форм и содержания государства и права не являются случайными явлениями, они – отражение социальной преемственности в общественном развитии.

Не является ли признание преемственности в качестве реальной действительностью для переходного государства моментом абсолютизации преемственности? Подобные опасения вряд ли имеют под собой основания уже потому, что социальная преемственность должна рассматриваться лишь в качестве одного из многих компонентов переходного развития. Социальную преемственность "умеряет" другой компонент – социальное отрицание.

В хронологических границах переходного периода никогда не достигается полная ликвидация старого и совершенное утверждение нового. Как отмечал А.Г. Лашин: "Соотношение отрицания и преемственности никогда не было и не может быть однопорядковым в различных исторических условиях и применительно к развитию различных общественных явлений". Строительство нового конституционного строя включает обе тенденции, протекающие одновременно в отношении одних и тех же институтов государства и права. Важно признать и то, что отрицание и преемственность с необходимостью предполагают друг друга. Так, факторы разложения старого строя одновременно выступают предпосылками формирования нового. С другой стороны, известно: режимы, не располагающие отлаженным механизмом передачи (ротации) власти, либо испытывают обвальный кризис с физической утратой лидера, либо терпят крах (такова была судьба монархий, не имеющих формальной процедуры престолонаследия, и трех известных тоталитарных режимов – в фашистских Германии, Италии и в СССР периода правления Сталина).

Конкретных проявлений преемственности в государственно-правовой сфере множество. Механизм социальной преемственности имеет определенную специфику в областях права, экономики, политики и др. При этом непреложной является закономерность – чем ниже уровень преемственности, тем интенсивнее и болезненнее осуществляется переход. Уровень преемственности, тем самым, обусловливает степень опасности возникновения глубоких социальных конфликтов. Всякие попытки утверждения нового качества общественной жизни сугубо административным нажимом без каких бы то ни было предпосылок его восприятия создают обстановку разрушения институтов государства и всеохватного кризиса его учреждений. Характер преемственности отражается на динамике перехода. Ведь чем выше уровень преемственности, тем меньше возникает шансов применения государственного и иного социального насилия, тем эволюционнее и длительнее будут протекать переходные процессы.

Разноуровневость преемственности применительно к различным сферам общественной жизни вызывает диспропорции становящегося конституционного строя. Так, если наибольшая степень преемственности наблюдается в государственно-правовой области, то именно она будет устойчиво отставать от "забежавшей" далеко вперед экономической сферы. Отсюда важно сделать вывод о недопустимости применения механизма социальной преемственности в одной сфере жизни общества в ущерб другой.

Преемственность удерживает государство и право переходных типов в рамках проверенных этапов их развития, не позволяя им игнорировать поступательность движения. Являясь объективным выражением генетической связи нового со старым, необходимой связью между процессами социального отрицания и строительства нового строя, преемственность поддерживает относительное равновесие государственно-правовой системы. Она опосредует своего рода "консенсус" между настоящим, прошлым и будущим этапами развития государственно-правовой системы, обеспечивая реализацию целей новой цивилизационной модели. Наконец, социальная значимость преемственности заключается в том, что с ее использованием в переходный период достигается баланс между разрушительными и созидательными процессами переходности.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ

1. Дайте определение понятия «преемственность».

2. Раскройте механизм преемственности применительно к условиям переходного государства.

3. Разграничьте понятия «преемственность», «повторяемость», «заимствование».

4. Раскройте роль преемственности государственных институтов в переходный период.

<< | >>
Источник: Сорокин В.В.. Теория государства и права переходного периода: Учебник. – Новосибирск: Изд-во   НГИ,2008. –    502 с.. 2008

Еще по теме 3. Организационные формы осуществления государственной власти:

  1. § 5. Государственное управление в условиях проведения в Украине административной реформы
  2. § 1. Понятие форм государственного управления
  3. § 2. Виды форм государственного управления
  4. 24. Виды форм деятельности исполнительной власти.
  5. 2.2 Организационные формы и методы, применяемые органами местного самоуправления по охране общественного порядка милицией общественной безопасности
  6. 2. Способы и методы осуществления политической власти
  7. 4. ФОРМЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ФУНКЦИЙ ГОСУДАРСТВА
  8. 9.1. Формы осуществления народовластия
  9. 17.4. Организационно-правовые формы экологического контроля
  10. ФОРМЫ И МЕТОДЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ФУНКЦИЙ ГОСУДАРСТВА
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -