<<
>>

1. ПЕРВЫЙ РУССКИЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТРАКТАТ — «СЛОВО О ЗАКОНЕ И БЛАГОДАТИ» КИЕВСКОГО ПИСАТЕЛЯ XI В. ИЛАРИОНА

Политико-правовые идеи, выражающие общественное сознание господствующего класса, получили систематическое изложение в первом дошедшем до нас письменном памятнике— «Слове о законе и благодати».

О жизни и деятельности автора произведения — Ила- риона известно немногое.

Летопись отмечает его высокие нравственные и интеллектуальные достоинства. «Пресвитер, именем Ларион, муж благ, книжен и постник»10.

Ярослав, добившись учреждения самостоятельной митрополии в Киеве, в 1051 году выдвинул в митрополиты именно этого образованного священника. «Постави Ярослав Лариона митрополитом, — сообщает летопись, — русина в святой Софии, собрав епископы»11, т. е. самостоятельно, без непосредственного участия византийской патриархии.

«Слово о законе и благодати» Иларион написал еще во времена своего священства в церкви святых Апостолов в селе Берестове (предместье Киева) приблизительно между 1037—1050 годами.

Этот памятник долгое время был в центре внимания историков церкви, так как воспринимался и изучался исключительно как церковно-учительное произведение. Впоследствии он привлек внимание филологов как памятник древнерусской письменности. Между тем этот документ представляет собой наибольший интерес именно для историков политической мысли. Еще в 1922 году В. М. Истрин предложил рассматривать «Слово» прежде всего как «документ общественно-политического содержания»12. В. С. Покровский отметил, что «Слово» представляет собой «первый дошедший до нас политический трактат Древней Руси... изложенный богословским языком»13. М. А. Алпатов охарактеризовал памятник как «политическую речь», аккумулировавшую все наиболее значимые государственно-политические идеи и концепции, получившие затем развитие в «Повести временных лет»14. Современные ученые отмечают, что в историографии памятника вопрос о его идейно-политическом содержании остается нерешенным.

При изучении произведения такой смысловой направленности ключевой является проблема уяснения политической идеологии, утверждаемой в нем15.

В 1963 году Н. Н. Розов, опубликовав наиболее полный и подробный текст памятника, уточнив его датировку, правомерно поставил вопрос о выявлении политико-идеологического содержания «Слова о законе и благодати» как первоочередной задаче исследования произведения.

Тематика «Слова» отразила наиболее злободневные и острые политические вопросы современности, при рассмотрении которых автор сформулировал определенные политические идеалы. Назвал Иларион свое произведение многозначно: «О законе Моисеем даннем и о благодати и истине

Иисус Христом бывши и како закон отъиде. Благодать.же и истина всю землю исполни и вера во вся языки простреся и до нашего языка русского. И похвала кагану нашему Владимиру от него же и крещены быхом и молитва к Богу от всеа земля наша. Господи благослови ю»16. Само название свидетельствует о том, что автор предполагает здесь затронуть три большие темы: выяснить соотношение закона и истины, оценить деятельность Владимира и предпринятое им крещение Руси и воздать хвалу богу в целях обеспечения будущего процветания страны. Круг затронутых тем обширен по объему и сложен по составу. Раскрытие их носит явно выраженный философско-политический характер.

В первой части «Слова» дается понимание «закона» и «истины» и выясняются их взаимосвязи. Истина воспринимается Иларионом как некий абсолютный идеал, единый для всех времен и народов, который, хотя и имеет общий религиозный статус, но в свое содержание включает совокупность гносеологических и нравственных моментов, позволяющих производить оценку окружающей действительности и поведения человека. Высшей истиной объявляется Христос и его учение, и только познание и усвоение этого учения (через благодать) дает возможность в качестве оценочных критериев всех действий и ситуаций использовать нравственно-этический идеал христианства, сформулированный в заповедях-велениях и заповедях-запретах, определяющих модель поведения христианина в мире, а также заповедях достижения блаженства, требующих высокого внутреннего совершенства.

Здесь следует сразу же оговорить, что в силу присущей раннему средневековью нерасчлененности теологических и правовых категорий (в Библии, так же, как и впоследствии в Коране, записаны в качестве божественных заповедей и законов ряд норм уголовного, гражданского и семейного права) закон обычно понимался как божественное веление, сформулированное божественной или пророческой личностью: в Библии — Моисеем; в Коране — Мохаммедом; в Новом Завете — Иисусом Христом. Обращение Илариона к слову «закон» предполагает восприятие этой категории и в теологическом, и в юридическом смысловом значении.

Иларион четко различает понятия «закон» как внешнее установление-предписание, регулирующее насильственными мерами поведение человека в обществе, и «истина», выражающаяся в высоком нравственном состоянии человека (в его понимании только христианина), не нуждающегося

в силу своего совершенства в регулятивной деятельности закона, относительность и преходимость которого, по мнению Илариона, очевидна. Закон определяет внешние поступки людей на той ступени, когда люди еще не постигли истину. Он дан человечеству только «на приуготование к истине и благодати, да в нем обыкнет человеческое естество», ибо человечество как скверный сосуд сначала должно быть омыто водою-законом, а затем оно уже станет способным принять «млеко благодати». «Закон бо предтеча бе и слуга благодати и истине»17. Подзаконное состояние не делает людей свободными, ибо заложенное в его содержании рабское исполнение внешних предписаний не есть свобода. Только познание истины предоставляет человеку свободу в выборе своего поведения.

Новозаветная традиция прямо связывает возможность ответственности за свои действия с наличием -свободы воли, указывая, что только истина способна сделать людей свободными и предоставить им на основе познания выбор линии своего поведения, диктуемый высокими моральными принципами свободного духа[2]. Свобода воли и свобода действий определены нравственным статусом личности. Интересно отметить, что закон и истина у Илариона не противостоят друг другу — истина воспринимается человечеством благодаря закону, а не вопреки ему, утверждает Ила- рион, ссылаясь при этом на положения Новозаветного учения о том, что Иисус Христос пришел в мир не для того, чтобы нарушить закон, а напротив, исполнить его («не приидох разорить закона, но исполнить»).

Это весьма интересное изначальное представление о соотношении закона и нравственности с глубокой аргументацией предпочтительности нравственных критериев при определении формы поведения человека в обществе. Ила- рион использует, видимо, уже сложившееся тогда в обществе представление о едином смысловом значении терминов «правда» и «закон».

В. Даль, исследуя значение слова «правда», утверждает, что в России «по первому коренному значению правдой зовется Судебник, Русская Правда, Правда Ярославова, Сборник узаконений, установлений, Правда — старое право

суда, власть судить, карать и миловать, суд и расправа»18. Однако при анализе этого термина нельзя не учитывать, что общее философское и литературное значение, присущее как самому этому слову, так и всему связанному с ним синонимическому ряду, включает не только юридический аспект. «Правда» рассматривается так же, как «истина. .. без обмана, справедливость, добродетель.. .»19. В юридических критериях этот смысл .также не утрачен, а, напротив, воспринят как исходное начало, в котором юридический момент является лишь значимым структурным элементом всего содержания. Сохраняя в абстрактном значении общий смысл, в конкретно юридическом понимании «правда», как правило, выражает специфически правовые понятия или даже целые формулы. В этом плане следует отметить, что Иларион в своем произведении одним из первых теоретически утвердил определенную политико- юридическую традицию, согласно которой «правда» воспринимается и употребляется как юридическое понятие, включающее в свое содержание и нравственную мотивацию. Такие технико-юридические характеристики уже встречались в современном Илариону законодательстве. Так, в ст. 56 Русской Правды говорится, что закупа, бежавшего из-за плохого с ним обращения («обиды деля своего господина»), не следует обращать немедленно в рабство, а нужно «дати ему правду», т. е. рассмотреть все обстоятельства дела и разрешить его на основании справедливости и закона.

Второй смысл слова «правда» здесь выступает явственно, однако он, очевидно, связан и с юридическими категориями, ибо предусматривает установление истины по делу для справедливого и законйого его разрешения20.

В распространении морально-этического идеала христианства Иларион видит путь к совершенствованию человечества.

В своем труде он проводит идею о равноправии всех христианских народов, неоднократно подчеркивая, что время избранничества одного народа прошло, поскольку миссия Христа заключалась в спасении всех языков, что наступил другой период, когда все равны перед богом. Его учение одинаково распространяется на всех без исключения людей, независимо от пола, возраста, социального состояния и расовой принадлежности. «Во всех языцех спасение твое, и цари земстии и вси люди, князи и вси судии земстии, юноше и девы, старци со юнотами» — все подчинены одной истине, которая одинакова для всех «от вое-

тока до запада»21 и одни народы не могут быть «обидимы» от других22. Превознесение одного народа в ущерб другому рождает только зависть, злобу — чувства, несовместимые с моральными идеалами христианина, считал Иларион. Идея универсальности учения и равноправия людей, его воспринимающих, провозглашается им как осуждение идеи избранничества и национальной ограниченности.

Активно осуждаются Иларионом и притязания Византии на гегемонию во всем православном мире. Эта позиция непосредственно вытекает из его общей схемы равноправия народов. Во времена выступления Илариона отношения Византии с Русью весьма обострились в результате неудачной (для Руси) войны 1043 года. Иларион, тонко учитывающий в своих построениях тенденции развития общественного мнения, сформулировал негативное отношение к Византии в виде отрицания возможности ее полной гегемонии, унижающей Россию как суверенное государство. Отражая в своей доктрине возросшее национальное самосознание консолидирующегося Русского государства, Иларион пытается определить место Руси во всемирной истории и историческую роль русского народа. «Слово» полно гордости успехами христианской культуры на Руси... но при всем том оно лишено национальной ограниченности»23.

Киевскую Русь Иларион характеризовал как общество, уже вступившее на путь истины.

В «Слове» он стремится показать не только высокий уровень общественной и государственной организации страны, но и международное значение Русского государства, как вполне равноправного в кругу известных ему стран24.

Поставив задачей достижение нравственных начал во всех сферах общественно-политической жизни, Иларион обращается к обсуждению политических проблем, связанных с выяснением происхождения, сущности, а также способов реализации власти.

Сущностью всякой власти в обществе провозглашается божественная воля. Ее носитель — князь — является «причастником» и «наследником» небесного царства25. Происхождение высших властных полномочий имеет законный характер. Великокняжеский стол занимается по наследственной преемственности.

Политические успехи в стране Иларион связывает с распространением в обществе образованности и книжного знания. Интересно отметить, что эта мысль глубоко аргументировалась еще в античную эпоху. Так, в политическом трактате Платона «Государство» наилучшая форма прав

ів

ления ставится в зависимость от наличия у правителей знаний. Критерием оценки их заслуг и достоинств является философское образование26. Иларион так же, как и греческий мыслитель, придает большое значение воспитанию правителя и подготовке его к занятию политической деятельностью. Будущий верховный властитель, рождаясь от благородных родителей, еще с детства всей системой воспитания («от детские младости») подготавливается к выполнению своего высшего долга перед людьми и богом.

Мыслитель уделяет большое внимание описанию формы правления и в особенности методам и способам осуществления власти. Князь должен «единодержец быв земли своея»27. В применяемой Иларионом формуле совершенно четко выражено его представлене о единой суверенной власти в пределах всей подвластной территории. В дальнейшем эта терминология будет определяющей в средневековой русской политической теории. Единодержавная власть князя не произвольна, она крепка «мужеством и смыслом» и- основана на законе («землю свою пасущу правдою»). Великий князь «друже правде, смыслу милости» заботится о церквах и монастырях. Он обязан неустанно творить милостыню и быть щедрым по отношению к своим подданным, помнить о болящих, вдовах и сиротах и всех иных, «требующих милости»28.

Управление государством, по мысли Илариона, связано с самоотверженной деятельностью («главное делом скончай»)29, направленной на достижение высшей цели — обеспечение интересов всех подданных.

Правосудие Должно совершаться в государстве только по закону, но милостиво. «Мало казни, много помилуй». Кроме жестких мер юридического характера Иларион советует также применять моральное воздействие с сохранением и здесь принципа милосердия как превалирующего: «вмале оскорби, а вскоре овесели»30, ибо гораздо важнее воздействовать на человека путем оказания ему милосердия.в форме помилования, нежели подвергать его суровому наказанию, которое, по мысли Илариона, противно самой природе человека.

Описание законной и вместе с тем милосердной деятельности великого князя тесно связано у Илариона с моделированием морального облика правителя, облеченного всей силой властного авторитета. По существу, Иларион первый в истории русской политической мысли создал образ властителя христианского типа, разрабатывал нравственные критерии, которым он должен соответствовать.

Создав теоретически идеальный образ правителя, Иларион пытается обнаружить его черты у киевских князей. Ои начинает с восхваления Владимира I, крестившего Русь. Князь Владимир славен уже тем, что «не в худе бо и неведоме земли владычествоваша.., но в русской, яже ведома и слышима есть всеми четырьми кокци земли»31. Эти обстоятельства еще более усиливают его моральную ответственность. Русские великие князья и до него отличались мужеством и храбростью. Так, еще отец Владимира Святослав сыскал себе почет и уважение не только среди своегр народа, «но и в странах многих». А сам Владимир «правдою бе облечен (т. е. правитель законный и власть его основана на законе. — Я. 3. J, крепостью препоясан, истиной обут, смыслом венчан и милостыней яко гривною и утварью златою красуяся»32. В Ярославе Иларион видит достойного продолжателя дел Святослава и Владимира. Рассказывая о деятельности Ярослава как преемника Владимира, он с похвалой отмечает культурные успехи, строительство храмов, распространение книжной образованности, в результате которой, как ему представляется, обыденное мышление поднялось на уровень высоких духовных абстракций.

Свой политический трактат, многозначный по тематике, написанный при помощи утвердившейся тогда методики символического параллелизма, Иларион обращает не к широкому кругу читателей, а только к ученым людям, способным воспринять специальные знания: «ни к не вежду- щим бо пишем но иреизлиха насыштьшемся сладости книжны а»33.

Само это обращение со всей очевидностью показывает классовую ориентированность Илариона, выражавшего позицию феодальной аристократии. Поскольку в тот период развития русской государственности роль киевского князя (а следовательно, и его окружения, принимавшего участие в осуществлении власти) была исторически прогрессивна, то произведение Илариона, объективно отражавшее комплекс политических идей господствующей феодальной верхушки, аккумулировало передовые политико-правовые идеи.

17

2 Заказ 6791

Иларион впервые в русской политической литературе поставил вопрос об ответственности князя перед подданными. Князь обязан, пишет Иларион, «без блазна же богом данные ему. люди управившу»34. Причем князь несет ответственность за людей, вверенных его попечению и зг свое управление ими: «за труд паствы людии его»35. Вслед

за Иларионом к этой проблеме обращается автор «Повести временных лет», подчеркивая, что за «злые» действия князя большое «зло наводит бог на землю, понеже то (князь. — Н. 3.) глава есть земли»36.

Одной из насущных внешнеполитических задач Илари- он считает обеспечение мира. Так, в третьей части своего произведения, где в виде молитвы сформулированы пожелания своей стране, Иларион прежде всего просит избавить ее от войны. Князь обязан заботиться о мире и не развязывать кровопролитных войн («донели же стоит мир не наводи на ны (нас. — Н. 3.) напасти искушения, не предай нас в руки чужих»), которые могут плачевно кончиться для русского народа («да не прозовется град твой град пленен»). Ни на свой, ни на чужой народ не следует «попущать скорби и глада и напрасных смертей, огня, потопления .. .»37 Божественный промысел должен обеспечить мир, а князь — провести целый комплекс мероприятий по предотвращению войн («ратные прогоня, мир утверди, страны укороти», а некоторым даже и «отгрози»)[3].

В обязанности князя входит и организация хорошего внутреннего управления страной («глады угобзи, боляры умудри, грады разсели .. .»)38.

Трактат Илариона был высоко оценен как современниками, так и потомками. На протяжении веков оькформиро- вал политическое сознание многих поколений писателей и мыслителей. Поставленные в нем политико-юридические проблемы обсуждались в течение всего средневекового периода и многие из них сохранили свое значение и в Новом времени. К их числу прежде всего следует отнести соотношение права и нравственности, понятие о верховной власти, законности происхождения властных полномочий главы государства, реализации власти в законных пределах, ответственности правителя перед подданными, определение курса внешней политики.

Иларион нарисовал идеальный образ великого князя как верховного правителя христианского типа, выработав для этого определенные критерии (морального и юридического характера), с помощью которых производил оценку личности правителя и его деятельности как главы государ-

ства. Эта тема стала центральной в политической литературе в период укрепления и развития Московского государства.

В произведениях XIV—XVI вв, можно обнаружить не только усвоение основных мыслей «Слова о законе и благодати», но подчас и целые формулы словесных выражений, с помощью которых воспроизводилась практически дословно та или иная образная схема. Например, пермский епископ Стефан, разоблачая «ересь», почти дословно повторяет некоторые положения «Слова о законе и благодати»39. В более позднем произведении — «Валаамской беседе» (середина XVI в.)—автор, критикуя оппонентов, воспроизводит некоторые формулы Илариона40.

К тексту произведения Илариона обращались и при. ведении теоретико-догматических споров. Трактат использовался также в течение многих веков как образец прославления верховного властителя.

Таким образом, он оказал многоплановое влияние на политическую публицистику, продолжившую разработку поставленных Иларионом проблем.

«Слово о законе и благодати» предваряет «Повесть временных лет». Его идейно-политические мотивы найдут в ней отражение и дальнейшую разработку, и именно через нее впоследствии во многих поздних летописных сводах определят политическую проблематику, подлежащую обсуждению, и политические идеи, нуждающиеся в официальном утверждении.

<< | >>
Источник: Золотухина Н.М.. Развитие русской средневековой политико-правовой мысли.—М., Юрид. лит., 1985,—200 с.. 1985

Еще по теме 1. ПЕРВЫЙ РУССКИЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТРАКТАТ — «СЛОВО О ЗАКОНЕ И БЛАГОДАТИ» КИЕВСКОГО ПИСАТЕЛЯ XI В. ИЛАРИОНА:

  1. О. Указ. соч. С. 211. 141 Синюков В.Н. Указ. соч. С. 176. 142 См., напр.: Туманов В.А. Правовой
  2. 3. Особенности отечественного правопонимания
  3. МОСКОВСКИЙ РЕНЕССАНС. ИОСИФЛЯНСТВО 
  4. 1. ПЕРВЫЙ РУССКИЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТРАКТАТ — «СЛОВО О ЗАКОНЕ И БЛАГОДАТИ» КИЕВСКОГО ПИСАТЕЛЯ XI В. ИЛАРИОНА
  5. Примечания
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -