<<
>>

  «Слово о Законе и Благодати»  

В середине XI в. через полвека после принятия христианства на Руси митрополит Иларион — первый русский, занявший высший церковный пост в нашей православной церкви (до этого его зани&мали греки, присланные из Константинополя), создает знамени&тое «Слово о Законе и Благодати», перевод которого на совре&менный русский язык лишь недавно стал достоянием нашей об&щественности.
Эту проповедь митрополита Илариона, произне&сенную в середине XI в., можно считать первым философским произведением Древней Руси.

Далеко выходящее за рамки чисто церковной или историче&ской проблематики это, пожалуй, первое в русской литературе самобытное философское произведение ставит и решает фунда&ментальные жизненные проблемы, обосновывая их религиозны&ми аргументами. Силу своего красноречия Иларион обращает про&тив Закона и в защиту Благодати. Можно думать, что имеются в виду законы Моисея, как они сформулированы в Библии, но на самом деле мысли Илариона идут гораздо дальше. Иларион толку&ет понятие Закона расширительно, и ойо предстает олицетворе&нием всего, что заключают в себе внешние предписания.

В обоснование своей точки зрения Иларион ссылается на Еван&гелие, но весьма избирательно, приводя цитаты, которые работа&ют на его мысль. Концепция Закона как чего-то внешне накла&дываемого и гнетущего высказана Иларионом в сильных, энер&гичных выражениях. В этом первом памятнике русской правовой (а точнее, неправовой) мысли вполне ясно выразилось и пренебре&жение к закону как таковому, и нетерпеливое желание в одно&часье провозгласить и достичь Божественной Благодати. Вместо того чтобы представить Закон как первую и необходимую стадию Благодати, к чему склонялась традиционная трактовка библей&ских текстов, основывающаяся на словах из Нагорной проповеди: «Не нарушить пришел я (имеется в виду закон. — А. Г.), но испол&нить», Иларион, воспевая обретенную или обретаемую Благодать, отрицает Закон как рабство.

Теперь перенесемся почти через тысячелетие и заглянем в книгу «Государство и революция», написанную в августе 1917 г.

и слу&жащую главным ленинским трудом по государственно-правовым вопросам. «Всякое государство несвободно и ненародно». — пи&сал В.И.Ленин (1870—1924), подчеркивая слово «всякое» и ча&стицы «не». Ленин доказывает со ссылкой на Маркса и Энгель&са, что государство не средство взаимосогласования интересов различных социальных сил, а продукт непримиримости классо&вых противоречий и орган подавления; сила, стоящая над обще&ством и все более отчуждающая себя от него. Отсюда вывод: «Про&летариату нужно... государство... устроенное так, чтобы оно не&медленно начало отмирать». Какова в этом случае роль права и закона? Это всего лишь атрибуты пройденного этапа развития человечества, от которых чем скорее отказаться, тем лучше. «Де&мократическая республика есть наилучшая возможная полити&ческая оболочка капитализма». Значит: коль скоро уничтожается капитализм, долой демократическую республику и да здравству&ет диктатура пролетариата. Всеобщее избирательное право — ору&дие господства буржуазии. Значит: долой всеобщее избиратель&ное право, да и право вообще. Все то, для чего ранее существова&ло государство и право, будет выполняться теперь «без особого аппарата, простой организацией вооруженных масс» с «простотой и легкостью». В демократической республике дей&ствуют лишь формальные принципы права, но нет демократии реальной (форма здесь сопоставляется не с содержанием, как можно было бы ожидать, а с реальностью и третируется). Вообще право — лишь надстройка над экономическим базисом, следую&щая ему.

Хотя Иларион в своих утверждениях основывался на религиоз&ном вероучении, а Ленин — на атеистическом, мы обнаруживаем в их текстах за различным понятийным аппаратом нечто фунда&ментально общее, а именно: желание побыстрее достичь, пере&прыгнув через необходимые этапы, цели, каковой для Илариона было осуществление на Земле христианской заповеди любви, обе&щавшее небесную Благодать, а для Ленина — построение комму&низма, обещавшее рай на Земле. Иларион и Ленин выдвинули религиозный и социальный аргументы против права, но то, что столь различные по типу соображения использовались для обосно&вания по сути одного и того же, свидетельствует, что в основе был аргумент национальный.

И у Илариона, и у Ленина чувству&ется твердая уверенность в том, что благодать (небесная и зем&ная) наступит не сегодня-завтра, и здесь присутствует своя прав&да духа. Идеи «третьего Рима», мессианские чаяния всегда падали в России на благодатную почву.

Какой можно сделать вывод из сопоставления двух данных тек&стов, разделенных почти тысячью лет? Если существуют явно сход&ные по сути высказывания, сделанные совершенно разными по своему происхождению, образованию и убеждениям людьми, жившими в различных социально-экономических формациях, то, стало быть, есть в этих людях нечто общее. Чем оно определяется? Прежде всего национальными особенностями характера, тем об&щим в нем, что дает возможность нации сохраняться и воспроиз&водиться, несмотря на все неблагоприятные влияния внешней среды. Приходят и уходят завоеватели, меняются социальные и экономические условия жизни, а нация продолжает существовать в течение тысяч лет, пока воспроизводятся особенности нацио&нального характера.

Трудно предвидеть изменения, потому что для этого надо учи&тывать еще не проявившиеся факторы, но если видим постоян&ство в чем-либо на протяжении тысячи лет, то можем сделать вывод, что оно сохранится и в следующую тысячу лет.

Можно возразить, что всегда найдутся в культуре случайно выбранные два произведения, близкие по духу. Однако процити&рованные работы, определившие направления русского правосла&вия и русского коммунизма, оказали огромное влияние на всю нацию, чего не могло быть, если бы они не оказались созвучны русской душе.

Противопоставление Закона и Благодати фундаментально для русской души. В основе рассуждений славянофила А. С.Хомякова (1804— 1860) лежит мысль, что внешние государственные формы не соответствуют духу русского народа. И. В. Киреевский продол&жает: «Даже самое слово «право» было у нас неизвестно в запад&ном его смысле, но означало только справедливость, правду». Позже Н.К.Михайловский (1842—1904) саму истину в русском смысле определит как правду-справедливость. «Слабость юриди&ческого развития Руси — факт несомненный» — утверждал в XX в. Г. П. Федотов. А что же соответствует русской душе? А. С. Хомяков считал, что чувство соборности, И.В.Киреевский — христиан&ство в истинном смысле.

<< | >>
Источник: Горелов А. А.. Основы философии : учебник для студ. сред. проф. учеб. заведений / А. А.Горелов. — 9-е изд., стер. — М. : Издатель&ский центр «Академия»,2010. — 256 с.. 2010

Еще по теме   «Слово о Законе и Благодати»  :

  1. Русской лексической оппозиции «право — закон» соответствуют французская — «droit — loi», английская — «right — law», немецкая —
  2. О. Указ. соч. С. 211. 141 Синюков В.Н. Указ. соч. С. 176. 142 См., напр.: Туманов В.А. Правовой
  3. В истории становления форм правления на Руси до падения роли великого княжения
  4. , 1998. 239 с. Демидов А.И. Понимание в политике // Полис. 1999. № 3. С. 131—137. Дробишевский С.А. Историческое место
  5. 3. Особенности отечественного правопонимания
  6. Заключение
  7. СПисок литературы
  8. Развитие политико-правовой мысли в Киевской Руси в IX-XIII вв.
  9. 4. «Слово о законе и благодати» Илариона
  10. 6. Сочинения Владимира Мономаха
  11. 1. Общая характеристика
  12. Инока Фомы «Слово похвальное»
  13. Заключение
  14. 1. Развитие русской философии в XI–XVII вв.
  15.   «Слово о Законе и Благодати»  
  16. 1. ПЕРВЫЙ РУССКИЙ ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТРАКТАТ — «СЛОВО О ЗАКОНЕ И БЛАГОДАТИ» КИЕВСКОГО ПИСАТЕЛЯ XI В. ИЛАРИОНА
  17. Очерк 2. Социальные образы «Слова о законе и благодати»Илариона
  18. ЛЕКЦИЯ 7.  Право и закон.
  19. § 2. «Закон» в правовой терминологии X - XII вв.
  20. § 3. Понятие «закон» в концепции митрополита Илариона.