<<
>>

ПРАВО И ЗАКОН


Одно из принципиальных различий между нормативной концепцией права и другими его трактовками (естественно-правовыми, социологическими, философскими) - их противоположный подход к вопросу о соотношении права и закона.

Нормативизм исходит из тождества права и закона. Все иные концепции так или иначе проводят различия между ними. Характерно, что в периоды стабилизации общественных отношений, укрепления законности и правопорядка более прочна позиция нормативистов. В периоды усиления социальной напряженности, обострения классовой борьбы или противоречий во властных структурах, когда действующие законы воспринимаются значительной частью населения или отдельными государственными органами как несправедливые, превалируют аргументы сторонников несоответствия права и закона.
В этом смысле представления о принципиальных различиях между правом и законом нередко связывались с революционными или иными серьезными преобразованиями в обществе, но при этом сами по себе они никогда не отличались строгой юридической обоснованностью.
Проблема соотношения права и закона имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение. Суть ее заключается в том, чтобы решить, все ли законы, исходящие от государства, являются правом и подлежат безоговорочному исполнению или же часть из них к праву не относится и может, следовательно, не исполняться.
Такая постановка вопроса неразрывно связана с вопросом о соотношении права и государства. И здесь сталкиваются два различных подхода к этому вопросу. Один из них ориентирован на то, что право формируется государством, что принимаемые государством законы и соответствующие им иные нормативные правовые акты являются правом. Другой подход заключается в том, что право и закон имеют разные источники формирования, что право не зависимо от государства и, следовательно, от закона, что оно предшествует им то ли в виде нравственных постулатов добра и справедливости, то ли в виде объективно складывающихся отношений и правосознания.
Согласно второму подходу, государство не только не рассматривается в качестве источника права, а, наоборот, представляется обусловленным правом, производным от него явлением. Допускается, правда, что государство выступает творцом законов, других нормативных правовых актов, но не права. Законы могут соответствовать праву, т.е. быть правовыми, но могут и противоречить ему, т.е. признаваться неправовыми.
Если подходить к рассмотрению этой позиции строго юридически, то возникает вопрос: каковы критерии признания тех или иных законов правовыми или неправовыми?
Удовлетворительногожответа на этот и многие другие связанные с ним вопросы до настоящего времени найти не удается. Предпринимаемые на сей счет попытки относятся к нравственной, социологической, политической сферам, но никак не к юридической. К примеру, один из наиболее последовательных сторонников различия права и закона Р.З. Лившиц пишет: «Критериев правового или неправового характера закона много: учет в нем интересов людей; применимость, реализуемость закона; отношение к нему общественного мнения; уровень общей и правовой культуры общества; научная оценка закона и др.» И тут же добавляет: «В обществе с разноречивыми интересами однозначная характеристика закона как правового или неправового невозможна»[114].

Страницей выше Р.З. Лившиц признает, что «для одних групп людей тот или иной закон олицетворяет равенство и справедливость, он правовой, а для других групп - нет. Поэтому общего однозначного критерия отличия правового закона от неправового не существует». Казалось бы, все ясно, но вслед за этим делается более чем странный с научной точки зрения вывод: «В этом, возможно, слабость исходной позиции, а возможно, ее истинность, ее адекватность современному противоречивому обществу»[115]. Не исключено, что автор приведенных выше строк полагает, что концепция разграничения права и закона станет безупречной после того, как в обществе исчезнут внутренние противоречия.
И все-таки Р.З. Лившиц отыскивает критерий, который позволяет, с его точки зрения, отграничить правовой закон от неправового: «Если закон отвечает интересам большинства людей в обществе, то он правовой для общества в целом на данном этапе его развития»[116].
Что же можно сказать по этому поводу? Во-первых, получается, что если 51 % голосующих на референдуме выскажется в пользу какого-то закона, а 49 % — против, то этот закон правовой. А будет ли он правовым, если явно противоречит фундаментальным правовым идеям современности (разделения властей, презумпции невиновности, недопустимости обратной силы закона, необходимости отмены смертной казни и т.п.)? Едва ли с этим можно согласиться, даже если учесть оговорку, что такой закон может быть правовым «на данном этапе» развития общества. Более того, выдвижение в качестве фактически единственного реального критерия признания закона правовым мнения (воли) большинства населения страны вопреки мнению меньшинства служит скорее подтверждением недопустимости разграничения закона и права, чем возможности такого разграничения.
Нередко в качестве аргумента против признания идентичности права и законодательства выдвигается предположение о том, что тем самым сторонники такого тождества (нормативисты) настаивают на верности, справедливости любого закона независимо от его содержания. Но такое предположение, особенно в отношении диалектико-материалистической трактовки права, просто не соответствует действительности. Во-первых, современные нормативисты отнюдь не считают право (все составляющие его нормативные правовые акты) инструментом, обеспечивающим всеобщую справедливость. Еще В.И. Ленин отмечал: «Всякое право есть применение одинакового масштаба к различным людям, которые на деле не одинаковы, не равны друг другу; и поэтому «равное право» есть нарушение равенства и несправедливость»[117].
Во-вторых, нормативисты, не отрицая необходимости отражения (закрепления) в праве социальной справедливости, отчетливо осознают относительность возможности решения этой задачи, ибо справедливость никогда не может быть абсолютной и одинаково воспринимаемой всеми. Да, законы бывают несправедливыми, ошибочными, т.е. плохими. Но и право в какой-то части может быть «плохим», во всяком случае, с точки зрения определенных классов, групп, слоев населения.
Идеальное право существует лишь в сознании отдельных лиц, причем у разных - разное. Тем не менее по мере повышения уровней общественного производства, социального равенства и социальной свободы закрепляемая в законодательстве социальная справедливость будет, видимо, все более приближаться к ожидаемому идеалу.
Едва ли могут быть сомнения в том, что сторонники разграничения закона и права во времена тоталитаризма руководствовались и сегодня руководствуются замечательными устремлениями отстоять гуманное и демократическое право, добиться всеобщего равенства и социальной справедливости, способствовать укреплению законности и правопорядка. Они, видимо, полагали и полагают, что их методом будут пользоваться только добропорядочные и высококвалифицированные поборники справедливости и стабильного правопорядка. Однако в жизни все обстоит наоборот: игнорировать законы под предлогом несоответствия их «истинному праву» склонны более всего те, кому не по душе гуманизм и демократия, законность и правопорядок.
Ошибочность разграничения закона и права заключается в самих основаниях такого разграничения. «Неверно выхолащивать социальное содержание из понятия закона, превращать его в пустую формальность и насыщать этим содержанием только понятие права. Еще более неправильно представлять это содержание односторонне - только позитивным, всегда гуманным, справедливым и демократическим. В действительности содержание любой правовой системы обусловлено историческими закономерностями и не является однозначным. Думается, нигде нет только «хорошего права» (и только «плохих законов»), В каждой правовой системе есть то и другое, иначе мы отходим от принципа историзма и конструируем чисто искусственные умозрительные эталоны, не соответствующие действительной жизни»[118].
Следует признать, что полное право на существование имеют идеальные модели правовых систем, могут и должны разрабатываться научные принципы и постулаты права, всемерно пропагандироваться прогрессивные и подвергаться критике консервативные правовые концепции, законопроекты и действующие нормативные правовые акты. «Но профессиональному юристу ... должна быть присуща четкая и определенная позиция: никакое пожелание, убеждение или мнение не могут рассматриваться как правовая норма, коль скоро они не выражены в юридическом акте, принятом надлежащим образом. Соответственно и изменить этот акт можно только способом, предусмотренным в законе, на основании демократической процедуры, выражающей волю народа. Для этого и создаются представительные (законодательные) органы, Конституционный и другие суды, принимается Конституция страны»1.
Рассматривая аргументы отдельных российских правоведов, пытающихся обосновать различия между «хорошим правом» и «плохими законами», профессор Саратовской государственной академии права М.И. Байтин пишет: «Нельзя не заметить, что такой взгляд создает весьма расплывчатое представление о праве, ибо отождествляемые с ним высокие, но абстрактные идеалы при всей значимости сами по себе не могут заменить властного нормативного регулятора отношений между людьми, служить критерием правомерного и неправомерного поведения... Право не может быть в чем-то аморфным, а значит, не может существовать помимо своего институционного «знакового» выражения в определенных юридических источниках...»[119].
Полагаем, что в решении рассматриваемой проблемы немаловажное, даже решающее значение должна иметь трактовка права в действующем законодательстве. А она изложена, в частности, в ст. 1 Закона «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О нормативных правовых актах Республики Беларусь»: «Право — система общеобязательных правил поведения, устанавливаемых (санкционируемых) и обеспечиваемых государством в целях регулирования общественных отношений»[120].
<< | >>
Источник: Вишневский А.Ф.. Общая теория государства и права: учебник. 2-е изд., перераб. и доп. / А.Ф. Вишневский, Н.А. Горбаток, В.А. Кучинский; Под общ. ред. проф. В.А. Кучинского. - М.: Изд-во деловой и учеб. лит-ры,2006. - 656 с.. 2006

Еще по теме ПРАВО И ЗАКОН:

  1. 22. Собственная ценность права. Правовые ценности.
  2. 3. СИСТЕМА ПРАВА И СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА: СООТНОШЕНИЕ И ВЗАИМОСВЯЗЬ
  3. 4. ПРАВО, ЗАКОННОСТЬ, ПРАВОПОРЯДОК
  4. Понятия и соотношение системы права и системы законодательства. Источники права
  5. Пробелы в праве. Аналогия закона и аналогия права
  6. Правопорядок — это состояние упорядоченности общественных отношений, основанное на праве и законности.
  7. Система права и система законодательства в современных условиях
  8. 102. Понятие и принципы правовой законности
  9. 6.4. Приоритет права. Правосудие и законность в правовом государстве
  10. Тема 11. Система права и система законодательства. Основные правовые системы современности.
  11. Пробелы в праве аналогия закона и аналогия права. Субсидиарное применение права.
  12. Система права и система законодательства
  13. Правотворчество и законотворчество: понятие и социальное назначение
  14. Лекция 7. Источники (формы) права. Правотворчество
  15. Субъективные публичные управленческие права, обязанности, законные интересы и их защита.
  16. 3.1. Механізм реалізації трудових прав та законних інтересів працівників
  17. 3.2. Механізм охорони трудових прав та законних інтересів працівників
  18. 4.4. Захист трудових прав та законних інтересів працівників професійними спілками
  19. § 1.2. Уголовно-правовые аспекты законодательства Российской Федерации о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних
  20. § 1.3. Уголовно-правовые аспекты законодательства США о защите половой неприкосновенности несовершеннолетних
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -