<<
>>

О системном применении права Выступление в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации (07.02.2007)



--------------------------------
lt;*gt; Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2007. N 3.

Мне кажется, что на данный момент в нашем обществе нет ничего более важного, чем установление правового порядка, правового общества, правовой рыночной экономики.

Прежде всего потому, что мы совсем недавно ушли от системы, в которой право мало что значило, поскольку существовали другие (и весьма эффективные) средства регулирования: директивное планирование производства, плановое распределение производимых благ, централизованное регулирование товарно-денежных связей, в том числе определение их субъектного состава и условий заключаемых договоров.
В современном же обществе, где реставрирована частная собственность, у государства есть лишь один действенный и надежный рычаг упорядочения отношения - право. Это главное эффективное средство осуществления государственной политики. Современное общество немыслимо без государства, имеющего четко спланированную политику, и без системы ее осуществления, реализации через право.
Сегодня у нас есть не только необходимость, но и возможность придания праву истинного его значения. Право немыслимо без хорошо действующего государства, а мы восстановили нашу государственность. После распада СССР нам, по существу, пришлось создавать государственную и правовую систему заново. Сейчас государство есть, оно функционирует и в состоянии формировать политику и осуществлять ее.
И еще один важный фактор - это то, что наше государство начинает определять основные параметры своей политики не только на ближайшее время, но и на отдаленное будущее. Основная цель этой политики состоит в том, чтобы государство способствовало формированию гражданского общества со всем набором демократических институтов, с рыночной экономикой, основанной на праве.
Созданы предпосылки для утверждения правового порядка, правового общества, предпосылки, но не сам правовой порядок, не само правовое общество. Главное доказательство - то, что мы все еще наблюдаем массовые нарушения права: противозаконный передел собственности, нарушение прав интеллектуальной собственности, уклонение от налогообложения, заказные убийства, массовые сопротивления законным действиям властей. И, возможно, самым страшным явлением, препятствующим внедрению права, является коррупция, которая резко ослабляет государство, подрывает доверие к нему и к возможности торжества права.

Что же такое системное применение права?

Во-первых, это применение тех институтов и тех отраслей права, которые предназначены для регулирования именно этих конкретных отношений. Скажем, отношения собственности, в том числе интеллектуальной, отношения товарно-денежного оборота - это предмет гражданского права, а не административного. Казалось бы, это совершенно очевидное утверждение. Но посмотрите, что произошло, когда началась работа над кодификацией права интеллектуальной собственности, над созданием четвертой части Гражданского кодекса.
Чего мы только не прочитали в прессе... Говорилось даже о том, что нельзя кодифицировать интеллектуальную собственность в составе Гражданского кодекса, поскольку ст. 71 наряду с гражданским законодательством указывает на законодательство об интеллектуальной собственности.
Таким образом, нашлись желающие вывести право интеллектуальной собственности за рамки гражданского права. В 1992 - 1993 гг. один за другим были приняты шесть законов. А потом произошло "растаскивание" этих законов соответствующими ведомствами, и законодательство приобрело ведомственный характер; именно ведомства всячески препятствовали обновлению права интеллектуальной собственности и его кодификации.
Это сопротивление удалось преодолеть, и право интеллектуальной собственности заняло достойное место в системе гражданского законодательства, что резко подняло его значимость. Оно не должно уступать той части гражданского права, которая регулирует имущественные отношения, отношения по поводу принадлежности и оборота имущественных благ. Сейчас результаты творческой деятельности имеют для общества и для общественного развития гораздо большее значение, чем материальные блага.
Системное применение права означает также, что применяются не только отдельные нормы или институты, а весь арсенал средств, присущих всей отрасли права. Так, на отношения в области интеллектуальной собственности будут, бесспорно, распространяться общие положения Гражданского кодекса о предмете, методе, принципах, лицах, сделках, договорах, исковой давности, представительстве и т.д. Это создаст возможность для эффективного и беспробельного правового регулирования отношений в этой сфере.
Кроме того, кодификация законодательства, которая идет в нашей стране достаточно успешно, позволяет разрабатывать общую часть не только отрасли права, но и отдельных институтов. Было много дебатов относительно того, может быть создана общая часть в системе права интеллектуальной собственности или нет. Многие считали, что невозможно. Но ведь она появилась! По мнению отечественных правоведов и зарубежных ученых-специалистов, в области гражданского права и права интеллектуальной собственности - это достижение российской системы права, потому что во многих действующих ныне правовых системах таких общих положений в праве интеллектуальной собственности нет. Это пример, достойный подражания.
Наконец, важнейший элемент системного применения права - это практическое взаимодействие всех отраслей права. Потому что право в конечном счете представляет собой не отдельные самостоятельные отрасли, а именно систему, и действует право эффективно лишь в тех случаях, когда все его отрасли участвуют в регулировании той или иной группы общественных отношений.
Последнее особенно заметно в практике работы арбитражных судов, в частности Высшего Арбитражного Суда России. Институт банкротства - это, конечно, гражданско-правовой институт. Но даже в том случае, если он очень хорошо отработан в этом качестве, он эффективен лишь при условии, что создан необходимый межотраслевой комплекс. Здесь огромное значение имеют процессуальные нормы, "отработанность" процедур проведения дел о несостоятельности. Велико значение инфраструктуры организационного обеспечения, так называемой системы арбитражных управляющих. Очевидно, какое колоссальное значение имеют нормы уголовного права за преднамеренное банкротство, фиктивное банкротство и т.д.
То же самое можно сказать о незаконных захватах юридических лиц. Противостоять правонарушению помогает использование гражданско-правовых средств защиты. Вместе с тем чрезвычайно важны судоустройство и вопросы процедуры. Мы знаем, сколько было неприятностей в связи с тем, что дела по корпоративным захватам параллельно рассматривались и судами общей юрисдикции, и арбитражными судами. Эта проблема до конца еще не преодолена, потому что споры управляющих с компаниями рассматриваются не как корпоративные споры, а как трудовые - в судах общей юрисдикции. Схемы противоправных захватов тщательно отработаны, и в этих схемах определенная роль отводится и судебным органам.
В данном вопросе, безусловно, имеют значение не только процедурные нормы. Важную роль играет применение или неприменение норм уголовного права, потому что почти всегда эти захваты происходят на основе фальсифицированных документов. Где же дела об уголовной ответственности за подделку документов, за их использование?
Большая роль отводится административно-правовому регулированию. Когда шла работа над созданием первой части Гражданского кодекса, мы хорошо понимали, что рыночная экономика немыслима без регистрации прав на недвижимость, юридических лиц; эти институты были впервые введены именно в первой части Гражданского кодекса. Потом появились специальные законы и подзаконные акты, развивающие те положения, которые были закреплены в первой части Гражданского кодекса.
Несколько позже встала и задача упрощения этих процедур. Однако процедуры регистрации прав на недвижимость и юридических лиц можно упрощать по-разному. У нас упростили до того, что, как мне кажется, эти институты потеряли свой смысл. Регистрация юридических лиц и прав на недвижимость без проверки оснований для их регистрации - это не только бесполезная, но и вредная вещь. Такая регистрация, основанная на подложных данных, становится средством захвата чужого имущества, которое передается несуществующим юридическим лицам. Потом трудно бывает даже отыскать это имущество, а тем более вернуть его собственнику и законному владельцу.
Эту задачу невозможно решить только одними гражданско-правовыми средствами. Надо подходить комплексно, надо формировать этот институт с учетом отечественного и зарубежного правового опыта, с использованием норм различных правовых отношений и хорошо организованной системы правоприменения.
То же самое можно сказать и в отношении интеллектуальной собственности. Четвертая часть Гражданского кодекса хороша, но только с ее помощью решить все проблемы невозможно. Если не будет серьезных уголовных дел, реального применения уголовно-правовых санкций за крупномасштабные нарушения авторских прав и средств индивидуализации, то очевидно, что преодолеть эту ситуацию едва ли возможно.
Если говорить о налоговом законодательстве, то оно не должно быть только фискальным. Оно должно быть еще и поощрительным, поощрять заинтересованность в инвестициях, во внедрении высоких технологий, как это делается во всем мире. Мы еще не владеем этим тонким инструментарием в качестве мощного фактора в развитии реального производства, в то время как на Западе мы видим эффективное взаимодействие публичного и частного права.
Всем известно, какое колоссальное значение для гражданско-правовых отношений имеет антимонопольное законодательство как одно из главных условий нормального функционирования рынка. Без антимонопольного законодательства нормального рынка невозможно себе представить.
Мне кажется, что для системного применения права необходимо активное участие юридического научного сообщества, которое этому фактору, пожалуй, достаточного внимания пока не уделяет. Наука вообще больше занимается делением права на отрасли, на составные части. В советское время мы потратили много времени для того, чтобы в экономике разделить гражданское право и административное право. В новых экономических условиях было важно разграничить публичное право и частное право. Но опять мы занимались больше разграничением отраслей, чем налаживанием их взаимодействия, без которого не может эффективно действовать ни частное, ни публичное право. Одна из задач науки состоит как раз в постановке вопроса о налаживании взаимодействия публичного и частного права.
При этом очень важна расстановка правильных акцентов. В нашем праве сейчас восстановлено деление на частное и публичное право. Существуют два типа регулирования: присущий частному праву, основанный прежде всего на правонаделении, и присущий публичному праву, основанный на обязывании и на запретах.
Что же является главным в этом соотношении? Частное или публичное право? На мой взгляд, первое место должно принадлежать частному праву, поскольку именно оно регулирует главные, фундаментальные отношения в человеческом обществе, основу жизнедеятельности людей. Отношения собственности, отношения товарно-денежного оборота, отношения в сфере интеллектуального творчества, отношения предпринимательства, трудовые отношения, семейные отношения, отношения по природопользованию - это все сфера действия частного права. А вот публичное право - это право, которое опосредует деятельность государств. Так что важнее? Совершенно ясно, что важнее само общество, а не государство. И важнее та отрасль права, которая регулирует частноправовые отношения, отношения между гражданами, составляющие основу нормальной жизни общества в целом. Но, разумеется, и государство должно выполнять здесь свою роль, и эта роль выполняется посредством применения норм публичного права.
Наладить нормальную систему правоприменения можно в первую очередь с помощью норм частного права. Почему? Потому что в частном праве на первом месте стоит именно право как средство удовлетворения интересов человека. В частном праве заложен колоссальный потенциал самоприменения права, применения его гражданами, предпринимателями и т.д. Чем лучше отработано правовое регулирование частноправовых отношений, тем меньше необходимости в использовании публичного права. Но тем не менее и без публичного права обойтись нельзя. Исполнение публичной обязанности должно быть обязательно обеспечено системой санкций, возможностью принудительного исполнения; таковы, например, налоговые отношения.
Системность правоприменения, конечно, должна быть заложена в самом праве, т.е. в нем должны существовать все элементы и частного, и публичного права. Однако одной системности права для обеспечения его системного применения недостаточно.
Прежде всего следует сказать о взаимной зависимости права и государства. Это наиболее важная для правоприменения система. Государство должно начинать с себя, т.е. оно само должно быть субъектом безупречного применения права. Государство и его органы, чиновники должны выступать организаторами исполнения законов, а с этим у нас особенно плохо. Законы иногда принимаются неплохие, но их исполнение подчас никуда не годится.
Думаю, что главная функция власти заключается в реализации права. Если власть надлежащим образом организует исполнение права, это дееспособная власть, если нет - она недееспособна. При этом государственные органы и чиновники должны исходить не из каких-то государственных интересов или интересов самого чиновника; у государства нет и не может быть "собственных" интересов. Государство - это орудие реализации интересов общества. Следовательно, государство должно обеспечивать реализацию именно общественных, а не своих собственных интересов.
Необходимы отработка процедур управления, гласность, формирование системы обжалования, в том числе досудебного обжалования. Важна внутренняя апелляция по соблюдению законов чиновниками. На данный момент приоритетной целью является эффективность государственного принуждения, потому что через него обеспечивается неотвратимость привлечения к ответственности за правонарушения, с одной стороны, и эффективность защиты нарушенных субъективных прав - с другой.
Огромная роль принадлежит судам, но они не должны функционировать автономно, они тоже должны рассматриваться в системе. Вот почему альтернативные и досудебные способы разрешения споров - это та система, которая должна обязательно учитываться, потому что одна судебная система в чистом виде никогда не справится с задачами утверждения права.
Посмотрите, что мы сделали, приняв Закон об административных процедурах в сфере налоговых отношений: количество дел в арбитражных судах за 2006 г. сократилось на 25%, в то время как до этого из года в год количество дел возрастало и становилось непосильным для системы арбитражных судов. Вместе с этим и у судей, и у сторон появилась возможность заниматься более серьезными делами. Мы можем наблюдать интересную вещь: количество дел, рассмотренных по первой инстанции, падает, в то время как количество дел, рассмотренных апелляционными, кассационными инстанциями, возрастает. Это свидетельствует о более глубоком использовании возможностей судебной системы спорящими сторонами.
Конечно, право действует не в безвоздушном пространстве, а в обществе. Существует огромное количество факторов, от которых зависит реализация или нереализация права. В первую очередь это информирование населения. Население информируется из рук вон плохо в отношении их прав и обязанностей. Необходимо восстанавливать систему правового просвещения. Уровень правосознания граждан, да и самих юристов должен возрастать, поскольку это имеет колоссальное значение для действия права на практике.
Что касается юристов, то здесь имеет значение не только правосознание, но и нравственные качества. На мой взгляд, юристом может быть только человек, обладающий определенными нравственными качествами. Если у него этих нравственных качеств нет, значит, он свои правовые знания использует не во имя добра, а во имя зла, и это мы наблюдаем достаточно в широких масштабах. Например, получили массовое распространение сделки в обход закона; стремление один иск заменить другим в целях отобрания вещи у добросовестного приобретателя; намерения императивную норму опрокинуть с помощью другой нормы, носящей диспозитивный характер. Не случайно в Гражданском кодексе 1922 г., который вводился в действие в условиях новой экономической политики, была статья о недействительности сделок, совершенных в обход закона. Подобные сделки на данный момент получили у нас поистине массовое распространение.
Мне кажется, что настала пора осознать все эти реалии и работать над этим. Необходимо вырабатывать рекомендации по обеспечению действительного системного внедрения права в нашу жизнь.

<< | >>
Источник: Яковлев В.Ф.. Правовое государство: вопросы формирования. – М.: Статут,2012. – 488 с.. 2012

Еще по теме О системном применении права Выступление в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации (07.02.2007):

  1. § 5. Компенсация как способ защиты исключительных прав
  2. Содержание
  3. О системном применении права Выступление в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации (07.02.2007)
  4. 4.2.5. Допустимость ограничений, находящихся под влияниемколлизионных интересов правопорядка
  5. Примечания
  6. Введение
  7. ВВЕДЕНИЕ
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -