<<
>>

5.4. Системообразующие связи правовой системы

Под структурой системы понимается определенный комплекс явлений (компонентов), находящихся в связях между собой. Определение структуры через способ связи компонентов позволяет установить в любой системе внутреннюю общность, интегративные, целостные, качественные характеристики. Благодаря тесным связям и отношениям набор компонентов системы превращается в связное целое, где каждый компонент оказывается в конечном счете связанным со всеми другими компонентами и его свойства не могут быть поняты без учета этой связи.

В свою очередь свойства системы оказываются не просто суммой свойств составляющих ее отдельных компонентов, а определяются наличием связи между компонентами, конституируются как интегративные свойства системы. Познание разнообразных внутренних и внешних связей системы, таким образом, позволит установить, что придает ей качество системности. В теоретико-методологическом плане изучение правовой системы  отражает одновременно два взаимосвязанных, но разнонаправленных процесса — дифференциацию и интеграцию юридических знаний. Рассмотрению должны быть подвергнуты не только правовые явления, охватываемые правовой системой, но и системообразующие связи между ними и с внешней средой.

Под системообразующими факторами в специальной литературе обычно понимают все явления, силы, вещи, связи и отношения, которые приводят к образованию системы. Системообразующие связи можно определить как обеспечивающие свойство целостности системы постоянные, тесные отношения между компонентами единой системы и между данной системой и ее внешней средой. Можно ли все имеющиеся связи внутри системы и ее отношения с внешним миром признать системообразующими? В.Г. Афанасьев, В.Н. Садовский, A.M. Васильев и целый ряд других авторов полагают, что только внутренние связи системы являются системообразующими. По их мнению, внешние связи обеспечивают лишь коммуникации системы с внешними условиями, поступление в систему необходимых для ее функционирования энергии и информации. С.В. Поленина именует системообразующими, наоборот, лишь генетические (внешние) связи, понимая под ними связи, возникающие в процессе формирования правовой системы и ее последующего взаимодействия с внешней средой. Обе позиции представляются односторонними, так как усматривают источник системообразования либо внутри самой системы либо во внешней среде. Думается, что любые связи представляют собой способы взаимозависимости компонентов системы, приведения отдельных компонентов в относительно автономную, целостную общность. Взаимодействие компонентов внутри системы порождает ее интегративные свойства, а взаимодействие системы в целом с внешней средой обеспечивает обособленное существование, функционирование и развитие системы. Во внутренних связях системы ее компоненты обнаруживают свою общность; внешние взаимосвязи системы предполагают противопоставление последней ее внешней среде, что подчеркивает самобытную природу системы и характеризует ее как самостоятельное и цельное образование. Таким образом, любые связи системы, и внутренние, и внешние, являются в конечном итоге системообразующими, поскольку влекут ее целостность и самостоятельность по отношению к внешней среде.

Функционирующий характер правовой системы обусловливает как взаимодействие между отдельными ее компонентами (внутренний механизм взаимодействия), так и взаимодействие данной системы со средой (внешний механизм).

Р. Иеринг писал, что право без своей систематической связи не может быть понято, однако «система как в праве, так и в каждом другом предмете не должна вноситься в него извне, но должна браться из самого предмета». Нужно отметитьб?льшую устойчивость внутренних связей между компонентами системы. Когда же внешние связи компонентов прочнее внутренних, система обычно разрушается. В целостной системе внутренние связи частей должны быть преобладающими по отношению к внешнему на них воздействию и собственному сепаратизму компонентов. Если отдельными внешними связями система может пренебречь, то постоянство внутренних связей — залог стабильности системы, сохранения ее качественной определенности. Можно сказать, что внутренние связи между компонентами системы являются более существенными для функционирования целостной системы, чем связи системы с окружающими объектами (что не умаляет системообразующего значения и тех, и других связей).

Подвнутренними связямисистемы можно подразумевать те взаимодействия, которые порождаются объединившимися в систему отдельными компонентами, группами компонентов или всем комплексом. Эти внутренние связи в совокупности вызывают самодетерминацию правовой системы в каждый конкретный период ее развития.

Ранее предпринимались попытки классификации разнообразных внутренних связей правовой системы. Так, В.К. Бабаев и С.В. Поленина подразделяли внутренние связи системы на координационные и субординационные. Но такие связи в качестве функциональных принято выделять применительно к любой органичной системе. А.Ф. Черданцев предложил более развернутую классификацию внутренних системообразующих связей права: структурные (строения), субординации (иерархии), координации (взаимодействия), управления. Однако и в этой классификации упускается целый ряд связей — информационных, корреляционных, связей состояний правовой системы и других. Выделение же неких «структурных» связей системы наряду со связями субординации и координации представляется нелогичным, поскольку последние немыслимы вне структуры, с необходимостью из нее вытекают и поэтому сами могут считаться структурными.

Связь субординации компонентов правовой системы обнаруживается в их иерархичности. Данный конститутивный признак правовой системы предполагает соподчиненность компонентов в системе, их относительную непротиворечивость, согласованность. Совокупная структура правовой системы расчленяется на отдельные структурные уровни, включающие специфический, отвечающий данному уровню, набор элементов. В правовой системе каждый компонент проявляет свои функциональные свойства не только через свою структуру, но и вступая во взаимодействие с компонентами других уровней через соотносящиеся структуры, через всю иерархию системы. Выявление отмеченных выше отношений внутри правовой системы позволяет выразить ее в виде многоуровневой, внутренне согласованной иерархии компонентов, свойств и объединяющих их связей.

Иерархическое строение присуще также самим отношениям и связям правовой системы: делимые отношения и связи могут быть разложены на более элементарные отношения и связи, и на их основе формируются правовые подсистемы. В результате правовая система выступает как сложное иерархическое образование, в котором выделяются различные уровни, разные типы взаимосвязей между различными уровнями. Следствием иерархического строения системы является возможность последовательного включения систем более низкого уровня в системы более высокого уровня.

Иерархическая субординация компонентов правовой системы призвана свести различные уровни упорядоченности системы в единое системное образование.

Аспекты субординации в правовой сфере многообразны. Они сводятся к соподчиненности субъектов правовой деятельности, правовых актов в системе права, правовых отношений — во времени и пространстве, в иерархических связях отраслей права, в последовательности размещения правовых норм в нормативных актах и т. д.

Связь субординации усиливает и закрепляет происходящую дифференциацию компонентов правовой системы. Данная связь обнаруживает взаимозависимость состояний отдельных компонентов в системе так, что изменение состояния одного компонента влияет на изменение состояний других компонентов и в целом отражается на поведении системы. Кроме того, иерархия между различными по пространственному расположению, выполняемым функциям, внутреннему строению, происхождению компонентами позволяет осуществлять управление ими наиболее экономичным способом. Связь субординации компонентов правовой системы обусловливается системой правотворческих органов, федеративным характером государства, а главное — иерархией общественных отношений, подвергающихся правовому воздействию. Можно утверждать, что системообразующие связи правовой системы определяются взаимодействием регулируемых ею общественных отношений. По этой причине соединение компонентов правовой системы в интегративное целое носит объективный характер.

Если связи субординации выражают вертикальную упорядоченность, подчинение и соподчинение компонентов правовой системы, то связи координации — упорядоченность по горизонтали. Связи координации предполагают согласование функций компонентов, находящихся на одном уровне системы. Дифференциация компонентов системы не может быть безграничной, в противном случае система переходит в иное качественное состояние. Связи координации как раз и призваны до определенного предела дифференциации интегрировать систему через взаимное дополнение компонентов. В сложной органичной системе компонент представляет собой и причину и следствие одновременно. Будучи причиной, т.е. воздействуя на другие части, данный компонент является в то же время и следствием, поскольку его функция есть в той или иной мере результат тех действий, причиной которых он сам является. В результате понятие «компонент» определяется в зависимости от целого, от координации с другими компонентами системы. Связи координации в праве осуществляются путем использования единой терминологии, общих положений и принципов права, сочетанием регулятивных и охранительных материальных и процессуальных норм права.

Связи управления составляют некий механизм саморегулирования (самоорганизации) в правовой системе. Назначение этих связей сводится к устранению внутренних противоречий правовой системы (в частности, между статической совокупностью правовых актов и практикой их реализации, между правосознанием и правообразованием и т. д.). Воплощением связей данного вида выступают оперативные и коллизионные нормы права. Они не имеют непосредственно регулятивного значения, а посвящены другим нормам системы права, порядку их действия.

Среди связей компонентов правовой системы важное место занимают корреляционные связи. Суть их состоит в том, что компонент, являющийся носителем той или иной причины, детерминирует другие компоненты не прямо, а под влиянием других, подчас второстепенных компонентов. Это означает, что всякий компонент системы детерминируется не только непосредственно связанными с ним компонентами, но и с другими, связи с которыми носят опосредованный, на первый взгляд, случайный характер. Например, действенность права обусловливается не столько количеством принимаемых нормативно-правовых актов, сколько степенью удовлетворения правовых ожиданий населения, содержащихся в общественном и индивидуальном правосознании. Корреляция — один из факторов равновесия и подвижности правовой системы. Равновесия потому, что изменение одного компонента вызывает изменение другого, однако эти изменения не выходят за пределы определенной средней величины. Изменения, таким образом, протекают в границах данного качества, что помогает системе сохранить свою целостность. Однако изменения эти приводят систему не в строго определенное, а в вероятностное состояние, что вызывает постоянное движение, колебания системы вокруг неких усредненных параметров. В этом — один из факторов гибкого реагирования правовой системы на возмущения изнутри и извне.

Правовой системе присущи и информационно-коммуникативные связи. Информационные потоки постоянно движутся от компонента к компоненту, вызывая определенный общий настрой правовой системы. Закрепление в нормативно-правовом порядке информационных параметров становится неотъемлемым атрибутом не только крупных и основополагающих актов права, а и всех иных нормативно-правовых актов. Разрыв информационных связей между компонентами системы всегда приводит к утере прочих связей, распаду системы как функционирующей и физической целостности.

Помимо компонентов правовая система обладает некоторыми состояниями, характеризующими ее в целом и отдельные компоненты системы. В связи с этим можно признать существование связей состояний правовой системы (в частности: связь состояний правовой системы в последовательные моменты времени, связь между состояниями правовой системы и отдельного ее компонента либо группы компонентов).

Арсенал системообразующих связей, присущих правовой системе, богат и не поддается исчерпывающему описанию. Помимо отмеченных можно назвать пространственно-временные, необходимые и случайные, непосредственные и опосредованные связи.

Правовая система существует в определенной среде, но не растворяется в ней, а противостоит ей, сохраняя свои системные характеристики. Поэтому исследование правовой системы будет наиболее полным при рассмотрении ее внешних системообразующих связей, а также при рассмотрении совокупности определяющих ее условий экономической, социальной и духовной сфер общества и обратного воздействия системы на данные сферы общественной жизни. Средой для правовой системы выступает совокупность всех объектов, на изменение атрибутов которой воздействует данная система, и, следовательно, тех объектов, атрибуты которых изменяют поведение (состояние) правовой системы. В правовой системе наряду с множеством присущих ей внутренних связей имеет место набор внешний связей. Подвнешними системообразующими связями правовой системы можно понимать такие ее отношения с  внешней средой, при которых факторы среды способствуют возникновению и развитию правовой системы.

По терминологии теории систем правовая система является «открытой» системой, поскольку определяется внешним окружением, зависит от него и развивается вместе с ним. Деятельность правовой системы как раз и предполагает активное взаимодействие с внешней средой. Рассматривая системность общества в системно-функциональном аспекте, можно обнаружить, что правовая система представляет собой лишь один из компонентов государственности, наряду с экономическим строем общества, политической системой, социальной и духовно-культурной организациями общества. Правовая система множеством отношений связана с самыми различными системными и несистемными образованиями внешнего окружения. Применительно к переходным условиям функционирования правовой системы важно подчеркнуть, что право выступает лишь одним из многих факторов, способствующих коренным преобразованиям.

В поисках рациональности правовой системы важно изучать и учитывать взаимодействие данной системы с другими, выступающими по отношению к ней в качестве факторов внешней среды. Поэтому при исследовании правовой системы необходимо уяснить ее место, роль и значение во всей совокупности экономических, социальных, политических и культурных условий. Как отмечал В.Н. Кудрявцев, «для более полного анализа причинных взаимодействий между социальными явлениями, относящимися к различным уровням развития материи, следует переходить к анализу сложных социальных систем. И негативные явления в социальной жизни, в том числе и социальные деформации, объясняются в конечном счете общими процессами общественного развития, масштабными изменениями в человеческой жизни»[134].

Системно-коммуникативный аспект правовой системы обнажает зависимость последней от внеправовых явлений и процессов. Правовая система призвана воздействовать на общественную жизнь и вынуждена считаться с ее состоянием. Поэтому правую систему невозможно понять из самой себя, она не самодостаточна. В правовой системе отражается глубинная логика общественного развития. Анализ процессов, протекающих в правовой сфере, методологически связан с изучением особенностей той совокупности общественных отношений, которая является носителем социальной потребности в правовом регулировании. Отсюда вытекает, что системная природа правовой системы определяется через системную природу того общественного явления, нормативным отражением которого она выступает. Сложность же структуры правовой системы является лишь отражением сложности образующих ее общественных отношений. Данная система испытывает на себе в процессе функционирования и развития влияние различного рода общественных противоречий.

Взаимодействие всей правовой системы с внешней средой существенно отличается от взаимодействия с внешней средой отдельного компонента данной системы.Утверждается новое качество системы, отличное от простой суммы качеств составляющих ее компонентов. Внешняя среда оказывает на правовую систему как стимулирующее, так и угнетающее влияние, как укрепляющее, так и разрушающее ее. Более того, окружающая среда может привести к полной неприспособленности системы к новым условиям  функционирования.   Отношение  системы  к  среде,  характер  взаимодействия  со средой — важный показатель прочности, устойчивости правовой системы, поскольку целостность системы обязательно предполагает относительную самостоятельность от внешних условий. Внешняя среда может ускорять или замедлять течение процессов в правовой системе, придавать им различные формы и свойства, а то и вовсе прекращать. Если во внешнем окружении правовой системы действуют достаточно стабильные социальные факторы, то в поведении системы также длительное время будет сохраняться устойчивость. От взаимодействия системы с внешней средой в значительной мере зависит и общее направление развития данной системы — прогрессивное или регрессивное.

Среда — важнейший фактор детерминации правовых систем, но характер этой детерминации не отличается однозначностью. Правовая система, активно воздействуя на внешнюю среду посредством обратных связей, способна нивелировать опасные для нее факторы, смягчая общественные противоречия. С другой стороны, даже непригодная для новых условий правовая система может какое-то время сохраняться в силу воспроизведения консервативных тенденций развития. Правовая система имеет возможность регулировать границы своей среды, изменяя совокупность условий, влияющих на правовую действительность. В переходный период смена факторов среды весьма интенсивна, при этом крайне важно не оставлять данный процесс вне правового регулирования в целях сохранения управляемости общественных процессов.

В силу внешних системообразующих связей компоненты правовой системы получают некую общую генетическую основу, т.е. детерминируются не только одно другим, но и тем, что служит их общей причиной. Многие факторы внешней среды приобретают значение правообразующих, поскольку в них зарождается и обнаруживается объект будущего правового регулирования. На этом основании внешние связи рассматриваемой системы можно считать генетическими.

Среди основных факторов внешней среды, находящихся в непосредственной причинно-следственной связи с условиями организации и действия правовой системы, можно выделить экономические, политические, социальные, культурно-идеологические, национальные, географические, психологические как внутринационального, так и международного порядка. Методология западной науки отвергает определяющее значение экономического фактора. Однако вряд ли оспорим тот факт, что имеющиеся финансово-экономические и материально-организационные ресурсы выступают в роли важнейших гарантий действенного правового регулирования. А.Г. Бережнов полагает, что «собственно экономическая детерминация не только не является единственным фактором, но и не всегда может  иметь  и  имеет  определяющий,  решающий  характер  в  процессе правообразования, уступая ведущую роль другим факторам»[1]. Подобное игнорирование объективных экономических закономерностей действительно возможно, но как проявление субъективизма и случайностных факторов. Иcтoчникoм кризисов в общественном развитии является экономика, основанная на примате частной собственности и влияющая на структуру и столкновение интересов. Человек, лишенный культуры, не сможет приобщиться к достижениям цивилизации, а лишенный пропитания – погибнет. Поэтому экономический фактор внешних связей правовой системы является решающим. Права и свободы человека и гражданина выхолащиваются в тех государствах, где слабо и неэффективно функционирует экономика, сориентированная на узкогрупповые интересы.

Тесные связи политической и правовой систем приводят к образованию таких смежных явлений, как политико-правовой режим. Политический курс, программы политических партий и общественных движений, позиции фракций парламента служат заметным импульсом изменений в правовой сфере. И.А. Кравец в своей работе по истории конституционализма в России заметил, что «несмотря на высокий теоретический уровень знаний конституционалистов и либеральных государствоведов, стал возможен только откроированный тип конституционализма в политических реалиях думского периода»[2]. Получается, что и форма правления, и тип создаваемой правовой системы не могут быть результатом произвольного выбора реформаторов; они детерминируются целой гаммой обстоятельств политического характера, которые в совокупности образуют в каждой стране уникальную констелляцию исторических условий переходности.

С начала 1990-х гг. из юридических исследований стали исчезать социальные оценки. Это отрицательным образом сказалось и на познании закономерностей взаимосвязей социальной организации общества и правовой системы. Взамен откровенного научного анализа в работах стали появляться эфемерные рассуждения о гражданском обществе как изолированном от государства социуме. Замалчивая истинные социальные и культурные причины преступности и коррупции, многочисленная группа авторов пытается объяснить рост этих негативных явлений недостатком правового воспитания и т.п. Правовая система весьма болезненно реагирует на появление новых социальных факторов внешней среды. Увеличение степени открытости общества или изменение его стратификации всегда вызывают повышенный динамизм правовой системы, свидетельствующий о сложностях адаптации системы к новым условиям. В социальном аспекте внешних системообразующих связей обнаруживается тип данной правовой системы в зависимости от того, какой субъект поставлен в ее центр — человек, общество, государство либо теневая группировка.

Значение факторов международной среды может выражаться в заимствовании зарубежного опыта данной правовой системой, в ускорении правовых преобразований под влиянием давления извне и т.д. Внешние связи правовой системы в этой плоскости должны учитывать традиции, национальное своеобразие и иные особенности внутригосударственного права, в противном случае взаимообогащение обернется некритическим переносом чужого опыта.

В результате активного взаимодействия со средой появляется новый тип связей — обратные связи между средой и системой. Правовая система не только формируется и развивается под воздействием внешнего окружения, но, в свою очередь, сама регулирует и охраняет внешнюю среду. Обратная связь выступает основным принципом управления, при котором осуществляется обратное воздействие изменений, происходящих в системе, на причины их вызывающие. Характерная черта этой разновидности внешних системообразующих связей состоит в том, что в них наблюдается взаимообусловленность между правовой системой и сегментами внешней среды. Предусматривая те или иные способы правового воздействия на экономические, политические, социальные и культурные процессы, правовая система сама выступает одним из факторов, вызывающих определенные последствия для общественной жизни. Эффективная правовая система способна оказывать угнетающее влияние на негативные социальные явления, стимулировать появление желательных отношений, стабилизировать общественные процессы. В этом смысле правовая система приспосабливает к себе окружающую среду. Кроме этого, система, воздействуя на внешнюю среду, получает по обратной связи информацию о результатах этого воздействия. Таким образом, результаты правового воздействия на различные сферы жизни общества могут корректироваться. На основе полученной информации правовая система «подтягивает» свое наличное состояние до требуемого, целевого уровня. Обратные связи можно считать связями соответствия, т.к. они демонстрируют степень отклонения или приближения наличного состояния правовой системы к уровню развития ее целевого состояния.

Изучение прямых и обратных связей правовой системы с внешней средой позволяет сделать вывод о том, что проблема реформирования общества в переходный период не может быть успешно решена без преобразований всех сфер общества. Единственным же универсальным инструментом, способным оказать такое всестороннее регулирующее воздействие на ведущие сферы жизнедеятельности общества, является право.

Итак, правовая система приобретает качество системности благодаря своим внутренним и внешним системообразующим связям. Связь между компонентами правовой системы органична, целесообразна и основана на жесткой зависимости компонентов данной системы друг от друга и от факторов внешней среды. Наличие столь тесного взаимодействия органичной связи компонентов и обусловливает возможность целостной системы выступать по отношению к внешней среде самостоятельно. Связь компонентов правовой системы значительно устойчивее, чем связь этой системы с другими явлениями. Однако внешние связи детерминируют характер ее внутрисистемных связей, которые формируются в ответ на определяющее влияние внешней среды.

Структура правовой системы является жестко упорядоченной, если все компоненты связаны друг с другом жесткой зависимостью, существует строгая субординация функций подсистем, и вся система функционирует по строго детерминированному алгоритму. В такой системе правовые подсистемы не имеют выбора в поведении, их функции определены, исключается всякая автономность.

Качество связей в правовой системе предопределяет степень ее организованности. Устойчивые, оптимальные, согласованные связи правовой системы определяются прежде всего их постоянством. Хотя связи не могут носить застывший, раз и навсегда данный характер, целостность той или иной правовой системы зависит от устойчивости ее системообразующих связей. Важно обратить внимание на то, что внутренние связи правовой системы подвержены меньшим изменениям, чем внешние. Это можно объяснить большей консервативностью права по сравнению с явлениями окружающей его действительности. Связи и отношения правовой системы должны быть не только устойчивыми, но и целесообразными, оптимальными. В юридической литературе нередко указывается на конкретные примеры нецелесообразного местонахождения того или иного источника права или использования неадекватного способа правового регулирования.

По мере ослабления системообразующих связей правовая система утрачивает качество целостности, что позволяет рассматривать отдельные ее части как неэффективные и независимые от целого. В этом случае все компоненты и связи перестают отвечать необходимым, предопределяемым самой системой требованиям. Постоянство присущих правовой системе параметров уже не может обеспечивать нормальный режим ее функционирования, потому что цель системы, заданное ей состояние уже не отвечают потребностям общественного развития. Тогда возникает необходимость перехода системы в иное качество.

Анализ системообразующих связей правовой системы имеет большое теоретическое и практическое значение, ибо позволяет своевременно совершенствовать наличную правовую систему, продолжая поиск ее оптимальной модели.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ

1. Что представляют собой системообразующие связи правовой системы?

2. Какова роль системообразующих связей правовой системы в сохранении ею стабильного состояния?

3. Дайте характеристику внутренним системообразующим связям правовой системы.

4. Дайте характеристику внешним системообразующим связям правовой системы.

<< | >>
Источник: Сорокин В.В.. Теория государства и права переходного периода: Учебник. – Новосибирск: Изд-во   НГИ,2008. –    502 с.. 2008

Еще по теме 5.4. Системообразующие связи правовой системы:

  1. Введение МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ Древнерусское
  2. 13. Правовые системы. Типология правовых систем.
  3. § 1. Парламентское право в российской правовой системе
  4. МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД К ИССЛЕДОВАНИЮ ПОЛИТИКО-ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ ДРЕВНЕЙ РУСИ
  5. Лекция 8. Правовые системы современного мира
  6. 5.3. Подсистемы и уровни правовой системы
  7. 5.4. Системообразующие связи правовой системы
  8. 5.5. Системообразующие факторы стабильной правовой системы.
  9. 5.6. Понятие правовой системы
  10. 5.7. Критерии стабильности правовой системы
  11. 5.8. Понятие стабильной правовой системы
  12. Прежде всего изменяется целевая ориентация правовой системы в соответствии с новыми идеалами общества и стратегией перехода
- Административное право зарубежных стран - Гражданское право зарубежных стран - Европейское право - Жилищное право Р. Казахстан - Зарубежное конституционное право - Исламское право - История государства и права Германии - История государства и права зарубежных стран - История государства и права Р. Беларусь - История государства и права США - История политических и правовых учений - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминалистическая тактика - Криминалистическая техника - Криминальная сексология - Криминология - Международное право - Римское право - Сравнительное право - Сравнительное правоведение - Судебная медицина - Теория государства и права - Трудовое право зарубежных стран - Уголовное право зарубежных стран - Уголовный процесс зарубежных стран - Философия права - Юридическая конфликтология - Юридическая логика - Юридическая психология - Юридическая техника - Юридическая этика -