<<
>>

с) Аподиктическое суждение (Das apodiktische Urteil)


Субъект аподиктического суждения ("дом, устроенный так то и так то, хорош"; "поступок такого то характера (soundso beshaffen) справедлив") заключает в самом себе, во первых, всеобщее то, чем он должен быть, во вторых, свою характерность; характерность эта содержит основание, почему субъекту в целом присущ или не присущ некоторый предикат суждения понятия, т.
е. соответствует ли субъект своему понятию или не соответствует. Это суждение теперь истинно объективно; иначе говоря, оно истина суждения вообще. Субъект и предикат соответствуют друг другу и имеют одно и то же содержание, и это содержание само есть положенная конкретная всеобщность; а именно, оно заключает в себе два момента: объективное всеобщее, или род, и индивидуализированное (das Vereinzelte). Здесь, следовательно, имеется всеобщее, которое есть оно само и продолжается через свою противоположность, и лишь как единство с ней оно всеобщее. Такое всеобщее, как предикаты "хороший", "сообразный", "правильный" и т. д., имеет своим основанием долженствование, и в то же время оно содержит соответствие наличного бытия; не указанное долженствование или род сами по себе, а именно это соответствие есть та всеобщность, которая составляет предикат аподиктического суждения.
Субъект равным образом содержит оба этих момента в непосредственном единстве как суть. Но истина сути состоит в том, что она расщеплена внутри себя на свое долженствовании и свое бытие; это абсолютное суждение о всякой действительности. То обстоятельство, что это первоначальное деление, которое составляет всемогущество понятия, есть в такой же мере и возвращение в единство понятия, и абсолютное соотношение друг с другом долженстования и бытия, это обстоятельство и делает действительное сутью; ее внутреннее отношение, это конкретное тождество, составляет ее душу.
Переход от непосредственной простоты сути к соответствию, которое есть само определенное соотношение ее долженствования с ее бытием, иначе говоря, связка, оказывается при ближайшем рассмотрении содержащимся в особенной определенности сути. Род есть а себе и для себя сущее всеобщее, которое тем самым представляется несоотнесенным; определенность же есть то, что в этой всеобщности рефлектирует себя в себя, но в то же время и в нечто иное. Суждение имеет поэтому свое основание в характерности субъекта и благодаря этому аподиктично. Тем самым отныне имеется определенная и наполненная [смыслом] связка, которая раньше состояла в абстрактном "есть", теперь же развила себя, став основанием вообще. Она дана прежде всего как непосредственная определенность в субъекте, но есть равным образом и соотношение с предикатом, который не имеет никакого другого содержания, кроме самого этого соответствия или соотношения субъекта со всеобщностью.
Так форма суждения исчезла, во первых, потому, что субъект и предикат суть в себе одно и то же содержание; во вторых же, потому, что субъект посредством своей определенности указывает на нечто за пределами самого себя и соотносит себя с предикатом;
но это соотнесение точно так же перешло, в третьих, в предикат, составляет лишь его содержание и есть, таким образом, положенное соотношение или само суждение. Таким образом, конкретное тождество понятия, бывшее результатом дизъюнктивного суждения и составляющее внутреннюю основу суждения понятия, [теперь ] восстановлено в целом, тогда как вначале оно было положено лишь в предикате.
При ближайшем рассмотрении положительной стороны этого результата, образующей переход суждения в другую форму, субъект и предикат аподиктического суждения оказываются, как мы видели, каждый [в отдельности ] понятием в целом. Единство понятия, будучи определенностью, составляющей соотносящую их связку, в то же время отлично от них. Вначале эта определенность находится лишь на другой стороне субъекта как его непосредственное состояние (Beschaffenheit). Но поскольку она по существу своему есть то, что соотносится, она не только такое непосредственное состояние, но и .то, что проникает субъект и предикат, то, что всеобще. В то время как субъект и предикат имеют одно и то же содержание, через эту определенность, напротив, положено отношение формы, определенность как нечто всебщее или особенность. Таким образом она содержит внутри себя оба относящихся к форме определения крайних членов и есть определенное соотношение субъекта и предиката; она наполненная [смыслом], или содержательная, связка суждения, единство понятия, вновь выступившее из суждения, в крайних членах которого оно было утрачено. Через это наполнение связки [смыслом] суждение стало умозаключением.
<< | >>
Источник: Фридрих Гегель. Наука логики. 1997

Еще по теме с) Аподиктическое суждение (Das apodiktische Urteil):

  1. с) Аподиктическое суждение (Das apodiktische Urteil)