<<
>>

b) Индуктивное умозаключение (Der Schiup der Induktion)


1. Умозаключение общности подпадает под схему первой фигуры: Е О В, индуктивное умозаключение под схему второй фигуры: В Е 0, так как оно опять имеет серединой единичность, но не абстрактную единичность, а полную, т.
е. положенную с противоположным ей определением, со всеобщностью. Одно из крайних [определений ] есть какой то предикат, общий всем этим единичным; его соотношение с ними образует собой те непосредственные посылки, одна из которых должна была быть заключением в предшествующем умозаключении. Другое крайнее [определение] может быть непосредственным родом, каков он в среднем члене предыдущего умозаключения или в субъекте универсального суждения, родом, который исчерпан совокупностью единичных или же видов среднего члена. Согласно этому, умозаключение имеет следующий вид: e В е 0
e
e
и т. д. до бесконечности.
2 Вторая фигура формального умозаключения (B E O) потому не соответствовала схеме [умозаключения ], что в одной из посылок Е, образующее середину, не было таким, под которое подводятся [другие члены ], т. е. не было предикатом. В индукции этот недостаток устраняется; середина здесь "все единичные"; предложение В Е, которое содержит в качестве субъекта объективное всеобщее, или род, выделившийся в качестве крайнего [определения], имеет предикат по меньшей мере равного с субъектом объема и тем самым тождественный с ним для внешней рефлексии. Лев слон и т. д. составляют род четвероногих животных; различие, состоящее в том, что одно и то же содержание в одном случае положено в единичности, а в другом во всеобщности, есть тем самым совершенно безразличное определение формы, безразличие, которое положено здесь равенством объема как результат формального умозаключения, положенный в рефлективном умозаключении.
Поэтому индукция это не умозаключение простого восприятия или случайного наличного бытия, каким была соответствующая ему вторая фигура, а умозаключение опыта субъективного соединения единичных в род и связывания рода с некоторой всеобщей определенностью, так как эта определенность встречается во всех единичных. Умозаключение это имеет и то объективное значение, что непосредственный род определяется тотальностью единичности как всеобщее свойство, имеет свое наличное бытие в некотором всеобщем отношении или признаке. Однако объективное значение этого умозаключения, как и других, это еще только его внутреннее понятие и здесь еще не положено.
3. Индукция это скорее по существу своему еще субъективное умозаключение. Серединой [здесь ] служат единичные в их непосредственности; соединение их через общность (Allheit) в род есть внешняя рефлексия. В силу данной непосредственности единичных и в силу вытекающей отсюда внешности всеобщность есть лишь полнота или, лучше сказать, остается некоторой задачей. В ней поэтому опять появляется прогресс в дурную бесконечность; единичность должна быть положена как тождественная со всеобщностью, но так как единичные положены также как непосредственные, то указанное единство остается лишь постоянным долженствованием; оно единство равенства; долженствующие быть тождественными должны в то же время и не быть тождественными. Лишь продолженные до бесконечности а, b, с, d, е составляют род и дают законченный опыт. Индуктивное заключение остается поэтому проблематическим.
Но, выражая собой то обстоятельство, что восприятие, чтобы стать опытом, должно быть продолжено до бесконечности, индукция предполагает, что род связан со своей определенностью в себе и для себя. Индукция, собственно говоря, тем самым скорее предполагает свое заключение как нечто непосредственное, точно так же как умозаключение общности предполагает заключение для одной из своих посылок. Опыт, основанный на индукции, считается достоверным, хотя восприятие, по общему признанию, не завершено; но полагать, что не может быть никакого случая, противоречащего этому опыту, можно, лишь поскольку этот опыт истинен в себе и для себя. Поэтому умозаключение через индукцию основывается, правда, на непосредственности, но не на той, на которой оно, как полагают, должно было бы основываться, т. е. не на сущей непосредственности единичности, а на в себе и для себя сущей непосредственности на всеобщей непосредственности. Основное определение индукции быть умозаключением; если единичность берется как существенное определение среднего члена, а всеобщность лишь как его внешнее определение, то средний член распался бы на две несвязанные между собой части, и не получилось бы никакого умозаключения; внешними друг другу остаются скорее крайние члены. Единичность может быть средним членом только как непосредственно тождественная со всеобщностью. Такая всеобщность есть, собственно говоря, объективная всеобщность, род. Это можно рассматривать и следующим образом: в определении единичности, лежащем в основании среднего члена индуктивного умозаключения, всеобщность внешняя, но существенная; такое внешнее есть столь же непосредственно своя противоположность, [т. е. ] внутреннее. Вот почему истина индуктивного умозаключения это умозаключение, имеющее средним членом такую единичность, которая непосредственно в себе самой есть всеобщность; это умозаключение аналогии.
<< | >>
Источник: Фридрих Гегель. Наука логики. 1997

Еще по теме b) Индуктивное умозаключение (Der Schiup der Induktion):

  1. b) Индуктивное умозаключение (Der Schiup der Induktion)