<<
>>

а) Умозаключение общности (Der Schlufi der Allheit)


1 Умозаключение общности есть совершенное рассудочное умозаключение, но не более того. Что средний член не есть в нем абстрактная особенность, а развит в своих моментах и потому конкретен это, правда, существенно необходимо для понятия, однако форма общности объемлет единичное во всеобщности вначале лишь внешне, и, наоборот, во всеобщности она сохраняет единичное все еще как нечто непосредственно для себя наличествующее (Bestehendes).
Отрицание непосредственности определений которое было результатом умозаключения наличного бытия' есть лишь первое отрицание, еще не отрицание отрицания или абсолютная рефлексия в себя. Поэтому в основании указанной всеобщности рефлексии, охватывающей отдельные определения, еще лежат эти определения, иначе говоря, общность еще не есть всеобщность понятия, а есть внешняя всеобщность рефлексии.
Умозаключение наличного бытия было потому случайно, что его средний термин как единичная определенность конкретного субъекта допускает неопределенное множество других такого же рода средних терминов, и тем самым субъект мог быть связан с неопределимым множеством других и даже с противоположными предикатами. Но так как теперь средний член содержит единичность и в силу этого сам конкретен, то он может связывать с субъектом лишь такой предикат, который присущ субъекту как конкретному. Если, например, от среднего термина "зеленый" нужно было бы заключить, что картина приятна, так как зеленое приятно для глаз, или что стихотворение, здание и т. д. прекрасны, так как они обладают правильностью, то, несмотря на это, картина и т. д. могут быть отвратительны из за других определений от которых можно было бы заключать к предикату "отвратительный". Когда же средний термин имеет определение общности, он содержит зеленое и правильность как нечто конкретное, которое именно поэтому не есть абстракция чего то толь ко зеленого, только правильного и т. д.; с этим конкретным может соединить лишь такие предикаты, которые согласуются с тотальностью конкретного. В суждении "зеленое или правильное приятно" субъект есть лишь абстракция зеленого или правильности; в предложении же "все зеленое или все правильное приятно" субъектом служат все действительные конкретные предметы, которые зелены или правильны и которые, следовательно, берутся как конкретные со всеми своими свойствами, какими они обладают еще помимо зеленого цвета или правильности.
2. Но это рефлективное совершенство умозаключения делает его именно поэтому лишь иллюзией. Средний термин имеет определенность: "все" (Alle); этим "всем" непосредственно принадлежит в большей посылке предикат, который связывают с субъектом. Но "все" это все единичные; следовательно, в большей посылке единичный субъект уже непосредственно имеет указанный предикат, а не приобретает его единственно лишь через умозаключение. Иначе говоря, субъект получает через заключение предикат как следствие; но в большей посылке уже содержится это заключение; стало быть, большая посылка правильна не сама по себе, иначе говоря, она не непосредственное, предположенное суждение, а сама уже предполагает заключение, основанием которого она должна была быть.
В излюбленном совершенном умозаключении
Все люди смертны, Кай человек, Следовательно, Кай смертен
большая посылка правильна лишь потому и постольку, поскольку правильно заключение. Если бы Кай случайно не был смертей, то большая посылка была бы неправильна. Предложение, которому следовало бы быть заключением, должно быть правильным уже непосредственно само по себе, иначе большая посылка не могла бы охватить всех единичных; прежде чем большая посылка может быть признана правильной, возникает предварительно вопрос, не есть ли само это заключение опровержение ее.
3. При рассмотрении умозаключения наличного бытия из понятия умозаключения следовало, что посылки как непосредственные противоречат заключению, а именно опосредствованию, которое требуется понятием умозаключения, и что поэтому первое умозаключение предполагает другие и, наоборот, эти другие предполагают первое. В умозаключении рефлексии это положено в нем самом, а именно что ббльшая посылка предполагает свое заключение, так как в ней содержится то соединение единичного с предикатом, единственно которое и должно быть заключением.
Следовательно, то, что имеется [здесь] на самом деле, можно выразить прежде всего так: умозаключение рефлексии это лишь внешняя пустая видимость акта умозаключения; стало быть, СУЩНОСТЬ этого умозаключения основывается на субъективной единичности; тем самым эта единичность образует собой середину
и должна быть положена как таковая; она единичность, которая дана как таковая и обладает всеобщностью лишь внешне. Иначе говоря, при ближайшем рассмотрении содержания умозаключения рефлексии оказалось, что единичное находится в непосредственном а не в выведенном соотношении со своим предикатом и что большая посылка соединение особенного со всеобщим или, точнее, формально всеобщего со всеобщим в себе опосредствована соотношением единичности, которое имеется в указанном всеобщем, единичности как общности. Но это есть индуктивное умозаключение.
<< | >>
Источник: Фридрих Гегель. Наука логики. 1997

Еще по теме а) Умозаключение общности (Der Schlufi der Allheit):

  1. а) Умозаключение общности (Der Schlufi der Allheit)