<<
>>

История двух старейших этносов

Первый, возникший в истории этнос это Римский (Византийский). Он чисто экономического свойства. Возник стихийно на пересечение торговых путей, благодаря исключительно выгодному географическому положению. Сами римляне выделяли себя из окружающего мира, считая прочих варварами. Основания для этого были. Уровень богатства, развития технологий, общей и правовой культуры у них был выше. Но возникнув стихийно, он продолжал так же стихийно существовать, у него не было поводов заботиться о собственной устойчивости.
На первом этапе существования она автоматически обеспечивалась техническим и экономическим превосходством над остальным миром. Но по мере изменения ситуации вокруг, развития техники и культуры у других народов выявилась его слабость, совершенная неспособность противостоять внешнему воздействию.

Сначала он был не в состоянии как то ограничить пиратство, хотя обладал экономическими возможностями несравненно большими, чем греческие государства. Столкновение с русским завоеванием выявило его полную беспомощность, неспособность защищаться. И наконец Крестовый поход уничтожил этот этнос окончательно.

Устойчивость этноса определяется заинтересованностью его жителей в нем, готовностью идти на определенные жертвы ради всего сообщества. Как правило богатейшие сословия, имеющие различные запасные варианты своего экономического благополучия и за пределами рассматриваемого сообщества, не обладают необходимым патриотизмом. Рисковать жизнью не очень интересно, когда можно сохранить значительную часть своего богатства и продолжать жить припеваючи, даже в случае поражения сообщества. Беднейшей, люмпенизированной части общества на общественные интересы глубоко наплевать, ей нечего терять. Безнадежная нищета развращает хуже богатства. Устойчивость чисто экономического сообщества, без иных связующих элементов, определяет средний класс, все интересы которого находятся внутри сообщества, у которого нет запасных вариантов подобно богатеям, и в тоже время достаточное экономическое благополучие в сообществе, ради которого стоит бороться, быть может чем-то жертвовать и даже рисковать жизнью.

Предельно монополизированная экономика древнего Рима (Византии), господство в экономике жидов обеспечило то, что в нем реально в основном и присутствовали только два класса, которые оба не отличались особым патриотизмом. Средний класс был весьма малочисленен. Для повышения устойчивости необходим был более нравственный внутриэтнический климат, перераспределение доходов, экономика, позволяющая нормально существовать среднему классу, который и стал бы защищать сообщество в случае военной или иной угрозы. Но возникнув по чисто экономическим основаниям этнос по инерции продолжал существовать в том же режиме и далее. Попытки борьбы с жидовством в результате оказались безрезультатными. Это и предопределило гибель этноса. Кроме этого к слабостям экономических этносов можно отнести и определенную неготовность его членов к неэкономическим методам решения конфликтов, отсутствия в шкале ценностей элементов отличных от корыстных, эгоистичных. Т.е. когда доходит до военного столкновения они гораздо больше ориентированы на то, чтобы откупиться от противника или нанять наемников, чем самим рисковать жизнью.

Полной противоположностью экономическому безнравственному этносу будет этнос, объединенный определенной связующей идеей, которая преобладает над всеми остальными эгоистическими, в том числе личной корыстью, желанием удовольствий, страхом смерти.

Самый яркий и наиболее полный пример этого древнее русское Христианство. Здесь внутриэтническая нравственность доведена практически до своего предела, нравственности муравейника. Естественно, без экономической обоснованности и у такого этноса нет шансов для распространения, но при наличии экономических стимулов, у него в природе нет противников, кроме аналогичной силы. Поэтому то, что древнее Христианство было разнесено Русью по всему миру, исторически совершенно закономерное явление.

Фаза формирования его завершается объединением Руси, близких по культуре, традиции, религии, языку государств в одно этнически единое в начале четырнадцатого века. Фаза роста - процесс завоевания всего цивилизованного Старого Света Русью-Ордой. Она завершается достижением естественных природных границ. За этим должна последовать перестройка, которая обязана оставить след в истории. Такой след действительно остался. Это внутренняя государственная смута, изменение формы наследования, переход от родовой к чисто семейной. В истории сопровождается грандиозной, не имевшей аналогов до того и долгое время после того, Куликовской битвой в 1380 году. Битва проходила, как обстоятельно доказано авторами Новой Хронологии, на территории современной Москвы на Кулишках (м. Китай-город). В традиционной истории место битвы не обнаружено. Некое, официально признанное поле не подтверждено ни одним объективным доказательством, что там вообще было какое-то крупное сражение, не говоря о конкретном.

После структурной перестройки этнос переходит в инерционную фазу своего существования, когда жизнь продолжается по старой традиции, но в обществе начинаются процессы, готовящие его распад. Характерное время этого этапа, когда общество подходит к опасной черте около 70 лет, что приблизительно соответствует времени смены трех поколений. Причина намечающегося распада этноса в вырождении определенной части руководящей части сообщества, полный или частичный отказ в ее среде от этнического принципа, цементирующего этнос. Как правило, после этого нравственный этнос должен переходить в следующую фазу. Переход должен сопровождаться структурной перестройкой, легко обнаруживаемой в истории.

Крестовый поход, начавшийся в середине пятнадцатого века, упредил этот переход. Он провел чистку в отступившем от этнического принципа правящем сословии русских наместников, заменив их на надежных представителей своего этноса, таким образом омолодив этнос. Этнические процессы как бы отступили на семьдесят лет назад. Но следующие семьдесят лет вновь подводят этнос к опасной черте. На этот раз из-за смуты в царской династии карательная экспедиция срывается. Этнос, распыленный по всему миру раскалывается и его куски, сильно пораженные ересью в течение некоторого времени поглощаются новыми, чужеродными, молодыми возникшими на этих территориях этносами. Структурная перестройка в Европе, это Реформация, уничтожающая цементирующий этнический принцип старого этноса. После этого его куски начинают выживать по отдельности.

В России это смута в царской династии. По этническим соображениям, она строго говоря, не является обязательной. Все дело в том, что когда мы говорим о самой правящей верхушке, то несмотря на ее принадлежность к той же религиозно-идеологической системе, нравственная идеология этого слоя изначально иная. Здесь всегда живет корысть, как правило в виде властолюбия, честолюбия и т.д. Не будь этого свойства в самом верхнем правящем клане, этот этнос изначально не имел бы стимулов к экспансии на весь остальной мир.

Т.е. такая этническая неоднородность есть необходимый элемент для роста этноса, она же создает элемент риска для его существования. Пока вся руководящая прослойка этноса однородна и крепка, любые временные сбои в самом верхнем клане не приводят к распаду этноса, когда же накладываются друг на друга два процесса, разложение, проникшее в правящую прослойку и одновременно кризис в самой династии, то наступает распад. В этой связи становится понятно значение изменения формы наследования, как элемента повышения риска смуты в самой династии. Смута началась из-за появления в царской семье всего одного тайного жидовствующего еретика, специально несущего раскол (действующего по приказу своего клана), жены Ивана Четвертого (Грозного). При родовой, более коллегиальной власти и форме ее наследования, возможность такого влияния со стороны всего одного вражеского агента заметно меньше.

Устойчивость высоконравственного этноса в его цементирующем нравственном этническом принципе, его психологической воспроизводимости внутри сообщества. Но для этого необходимо, во-первых, чтобы уровень жизни членов этноса был выше, чем тех, кто к нему не принадлежит, и уж по крайней мере, не было бы нехваток, ставящих его членов на грань нищеты. Только при таком условии члены этноса могут продолжать догматически, не ставя их под сомнение, на протяжении многих поколений относиться к своим этническим традициям и культуре. Во-вторых, и пониженный внутриэтнический эгоизм и догматичность мышления ведут к определенному техническому застою, так что если не грабить всех прочих, должно неизбежно привести к нарушению предыдущего принципа. Поэтому, третьим необходимым условием является совершенно неэтичное отношение к тем, кто не принадлежит к рассматриваемому этносу. В средневековье это выразилось в том, что было разделение на знать и простолюдинов. Вся знать принадлежала к одному русскому Христианскому этносу, т.е. вся мировая аристократия была с Руси. Постепенный отказ от принципа русского христианского аскетизма, идеологии служения и долга привел к нарушению этнического единства, отказу от связи с Русью, от уплаты дани. Потомки русских ордынских наместников стали королями, герцогами, их поддержала своя знать, потомки русских воинов ордынцев, они превратились в национальные (иногда региональные) аристократические этносы, искусственно удлинившие свою историю и родословные.

В отличие от заключений экономического характера, предлагаемые здесь соображения я не считаю достаточно строгими для однозначных трактовок, однако они могут быть хорошим подспорьем для иллюстрации предлагаемой версии мировой истории, делающей ее понятной на житейском уровне, а стало быть и этнически, поскольку это в значительной мере совпадает. В качестве объекта для анализа меня привлекает одна из маленьких трагедий А.С.Пушкина "Скупой рыцарь". Это короткое произведение замечательно прежде всего с точки зрения описания психологических типов, но известно, что Пушкин сделал его по сюжету более ранней европейской комедии, причем там, естественно, этой психологии и в помине не было, поэтому предлагается рассмотреть событийную часть, отставив в сторону Пушкинскую психологию.

В принципе в этом произведении показан конфликт отцов и детей, и этот конфликт видимо не единичный, а достаточно распространенный, раз он закреплен литературно. Вот эта его распространенность и вызывает определенные размышления. Очень сложно предположить, что к примеру, половина всех баронов определенного поколения вдруг выжила из ума, помешавшись на накоплении золота. Хотелось бы какого-то более естественного объяснения, и я возьму на себя смелость сделать такое предположение, так чтобы конфликт действительно стал распространенным и не требующим дополнительного условия, что один из его участников свихнулся. А кроме прочего, это мое предположение логично ответит на вопрос, почему в период острейшей идеологической борьбы времен Реформации стало вдруг актуально высмеивание одного из участников этого конфликта.

Старый барон - рыцарь крестоносец, участник крестового похода конца пятнадцатого века, истинный русский богоборец, аскет, служитель долга. Он не скуп, а просто живет в старой русской христианской традиции, он не понимает необходимости развлечений для молодежи и в своем непонимании фанатичен, пытается и сына воспитать в том же духе. Да он собирает золото, оно для него действительно сила, возможность, когда потребует ситуация, вооружить на него свою дружину, чтобы служить, выполнять свой основной долг, о чем он и заявляет герцогу. Это мы, далекие от того времени, не вникнув в ситуацию, можем подумать, что он, старик, выжив из ума, только себя предлагает герцогу в случае войны. Ясно, что речь идет о том, что барон обязан быть с собственной дружиной, экипированной, вооруженной на его деньги, это его вассальная обязанность, его долг. И то, что его ценили и уважали прежние герцоги, и дед, и отец молодого герцога, полностью подтверждает эту мысль. Для него трата денег на наряды и развлечение - это нарушение своего долга.

Молодой барон рожден уже здесь в Западной Европе, рос в новых условиях, оторванный от русских корней и традиций. Он не разгулен, не развратен, он просто нормальный молодой дворянин, подчиняющийся условиям своего времени. Он из-за молодости и разрыва культур не в состоянии понять отца, и единственная версия, которая ему доступна, что отец его скуп. А отец, которому из-за возраста и мудрости следовало бы понять сына, принадлежит к суровым аскетам фанатикам, не умеющим понимать другое мнение, но умеющих только выполнять свой долг и уничтожать инакомыслие силой. То, что сын живет своей отличной жизнью, готов растратить то, что должно служить исполнению долга, для него это непостижимо, это предательство, это покушение на него самого. Старый барон не лжет герцогу, говоря это о сыне, он высказывает свое сокровенное, свою трагедию. Он бы мог высказаться о новых порядках и вообще молодежи, включая самого молодого герцога, но этого он не может опять же из-за своего чувства долга, субординации, поэтому сохраняет почтительность, и только косвенно напоминает молодому герцогу о долге через свою готовность служить. В этом напоминании звучит немой укор молодому герцогу, но тот этого не понимает. Трагедия взаимного непонимания отцов и детей.

Но быть может самое интересное, что в этом конфликте отцов и детей есть третий участник трагедии и очень неслучайный, это жид. Он ссужает молодого барона деньгами и уговаривает отравить отца. Совершенно не подозревая этого, Пушкин в этом миниатюрном произведении показал суть целой эпохи, фазу распада русского Христианского этноса, крушение мировой империи, ее главных участников. Конечно конфликт отцов и детей есть продукт разрыва их культур и изменившейся политической и экономической ситуации, но жид, финансирующий заговор, подталкивающий к нему молодое поколение, очень существенный компонент, ускоряющий этнический процесс в фазе нравственного упадка. По произведению Пушкина молодой барон отказался от убийства отца. Но следующее поколение дворян уже будет презирать этих стариков, будет абсолютно безжалостно к ним, их традициям, их непонятному долгу. Они станут объектом насмешек, высмеиваемыми героями комедийных пьес. И история подтверждает это, следующее поколение Западно-Европейских потомков русских рыцарей, христовых воинов, вместе с жидами разрушили Великую (Монгольскую) русскую Христианскую мировую империю. Наверно они также презирали жидов, как и молодой барон, герой художественного произведения, но в плане развала империи их интересы совпали, и они выступили сообща.

Но на этом этническая история не закончилась. У разных осколков русского Христианского этноса была различная судьба. В Западной Европе аристократия со временем ассимилировала внутри "своих" национальных этносов, причем этот процесс ассимиляции происходил, как правило, далеко не безобидно. Часть из них еще больше выродилась, пришла к полному нравственному упадку и была сметена национальными буржуазно-демократическими революциями. В частности становится понятна одна из причин, почему во Франции революционеры с таким удовольствием гильотинировали аристократию. Образованная часть французского общества конца восемнадцатого века еще помнила, что это иностранные интервенты, прижившиеся здесь, предавшие и прежнюю родину и презирающие, грабящие свою новую. Часть осколков, оставшихся в прежней традиции, из-за технического отставания были уничтожены, поглощены более развитыми нациями. Их история была переписана завоевателями, заботящимися о стирании следов русской мировой империи. Значительная часть более отсталых кусков постепенно поглотилась Романовской Россией, где уничтожение памяти о том, что русские правили миром, а не были скотами, цивилизованными только династией Романовых, уничтожалось тщательнее и злее, чем во всем остальном мире. Испания и Венгрия, проиграв военное столкновение пошли на принятие условий сторонников Реформации, тем более, что их знать при этом получила тоже удлинение своей родовой истории и аристократические привилегии. Только один кусок мировой империи, Турция, сохранил до поры до времени традиции, культуру и память о прежних событиях, но будучи обреченным на техническое и научное отставание, свойственное жестким догматическим системам, оказавшись в условиях мировой изоляции и после длительной военной схватки, ее руководство тоже подписало капитуляцию перед Реформаторами. Мировая история оказалась переписанной.

<< | >>
Источник: Герасимов Г. М.. Философия прикладная. 2004

Еще по теме История двух старейших этносов:

  1. "Падение Запада" и глобальные проблемы человечества (общедоступное введение)
  2.   СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ 
  3. Андреас Каппелер «Россия — многонациональная империя»: некоторые размышления восемь лет спустя после публикации книги
  4. Доминик Ливен Империя, история и современный мировой порядок
  5. История двух старейших этносов
  6. Возникновение новых этносов
  7. Самая "юная" нация Европы
  8. В XX в. выдвигается целый ряд смелых и новых идей, удачно конкурирующих со старой "классической" философской системой.
  9. § 1. Этносы и этнические процессы
  10. Пушкин. Очерк творчества
  11. ГЛОССАРИЙ
  12. Введение
  13. 1.1. Меотская культура раннего железного века: история изучения и основные характеристики.