<<
>>

Коммунистический этнос

Этническим толчком, давшим начало возникновению коммунистического этноса в России, можно, вероятно, считать перевод коммунистического манифеста группой Плеханова. В течение нескольких десятилетий теория марксизма принимается частью революционеров, идет скрытый период формирования этноса, который переходит в явный после захвата власти большевиками. Окончательная победа в Гражданской войне с последующей зачисткой территории от остатков иных этносов завершает его. В принципе весь период формирования этноса связан с деятельностью Ленина.
После окончания Гражданской войны в руководстве начинается борьба за власть. Это соответствует перестройке этноса при переходе в следующую фазу этногенеза. Из власти устраняются теоретики, творцы идей и лозунгов, и приходят более прагматичные, приземленные управленцы, технологи.

Окончание структурной перестройки во властных структурах общества, в результате которого устранена вся оппозиция, и достигнуто необходимое единство нравственного этноса для экспансии на остальной мир, это начало фазы роста. Поскольку военно-политическая ситуация в мире не позволяет просто так начать экспансию, для этого требуется военно-техническая подготовка и созревание политической ситуации, то этническая фаза роста начального периода носит скрытый, подготовительный характер. Идет накопление вооружения, подготовка и обкатка армии в локальных конфликтах, активное создание пятых колонн. Для большей законности последующего завоевания оказывается активная скрытая помощь национал социалистическому этносу Германии, чтобы позже освободить от него все захваченные им территории и остаться на них не в виде врага-захватчика, а благодетеля-освободителя (я полностью согласен с версией книги "Ледокол"). С момента заключения договора с нацистской Германией фаза роста переходит в открытую форму. Этнос очень быстро распространяет свое влияние на окружающие государства. Размеры оккупированных и подконтрольных территорий оказываются ограничены зоной возможного законного вторжения, чтобы не выглядеть в глазах всего мира захватчиком и не получить против себя объединенную мировую оппозицию. Фаза роста совпадает с временем правления Сталина.

Смерть лидера государства порождает смуту в правящем слое. Начавшаяся борьба за власть длится несколько лет и приводит к структурной перестройке всего общества, которое официально осуждает и отрекается от части общественных установок, необходимых для фазы роста. Этнос частично перестает быть агрессивным, нацеленным на экспансию. Структурная перестройка завершается с отстранением Хрущева. Государственный лидер, начавший процесс перестройки этноса, выполнил свою задачу и перестал быть нужным. Это означает переход в инерционную фазу. Еще остаются соответствующие военные доктрины, мощные вооруженные силы, военное присутствие на подконтрольных территориях, но этнос уже практически перестает быть опасен окружающим развитым странам. Его руководство уже и не помышляет о мировом господстве. Этнос попадает в зависимость от экономических этносов, проиграв им экономическое соревнование, приближается время нравственного и идеологического поражения.

Инерционная фаза приходится на время правления Брежнева. Общество продолжает пользоваться коммунистическими идеологическими штампами. Все средства массовой информации, система образования, элементы наглядной агитации создают идеологическое пространство, проникнутое идеями марксизма-ленинизма.

Эти идеи и штампы вдалбливаются в головы людей с пеленок, человек помимо воли противопоставляет коммунистический мир всему остальному, т.е. коммунистическая идеология действительно является принципом этнического деления на "свой чужой". Однако в обществе усиленно развиваются два процесса. Правящее сословие полностью отходит от коммунистических идей, нравственно вырождается, идеологическими штампами пользуется только как элементом демонстрации патриотичности по отношению к системе, чтобы не отодвинули от кормушки. Трудящаяся масса, которая допущена к материальным благам только лишь в пределах норм чуть превышающих физиологический минимум, естественно, видит это нравственное разложение руководства, лживость системы, но за минимальные подачки и из опасения репрессивных структур, сохранившихся, пусть и в измененной форме, с прежних времен, подыгрывает в этой идеологической общегосударственной лжи. Нравственный этнос полностью теряет нравственность, один из цементирующих его элементов.

Попытки Ю.В. Андропова после смерти Брежнева восстановить ситуацию безнадежны. Силовыми методами можно чуть осадить слишком проворовавшихся представителей руководства, усилить палочную систему руководства обществом, но все это временные меры. Отменить этнические законы невозможно. Этнос пребывает вблизи окончания инерционной фазы. У Андропова было только одно решение, создать новый этнос, т.е. дать обществу новую систему идей и ориентиров, идеологических, нравственных, экономических, привести в руководство страны новый клан патриотов этих новых идей, поставить их на ключевые посты в государстве, чтобы они уже начали перестраивать общественные отношения и экономику в соответствии с новыми идеями. Для этого у него, естественно, не было ни сил, ни здоровья, ни понимания идущих общественных процессов, ни новых идей, ни союзников, поддерживающих эти отсутствующие новые идеи.

М.С. Горбачев затевает преобразования. На фоне остальных представителей государственной элиты он выглядит более грамотным, более толковым, по-человечески более приличным. Но все это только относительно своего выродившегося окружения. Реальный его уровень невысок. У него, естественно, нет ни понимания общественных процессов, ни приличной социальной модели общества, ни четко намеченной цели куда идти и каким путем. Выбив из под антирыночного общества удерживающие его подпорки, он запустил механизм преобразований. Но понимания работы этого механизма не было. Заработавший механизм начал перестройку общества от инерционной фазы к фазе распада и перестроил систему в соответствии с требованиями очередной фазы этногенеза, развалил государство на осколки, отстранил Горбачева от управления, подобрал из нравственно и интеллектуально выродившегося правящего класса соответствующее этнической фазе руководство для страны. С точки зрения этнической теории никакой вины Ельцина и его окружения в том состоянии, до которого они довели страну нет. Это наоборот этническая система, брошенная в свободное, нерегулируемое плавание, подобрала столь сильно разложившееся руководство, которое и поставило страну на грань катастрофы.

Этническая фаза распада пришлась на правление Ельцина. Возможно она еще продлится при следующем руководителе государства. Фаза распада характеризуется тем, что этнос уже отказывается от своих этнических установок, идеологии марксизма, запрета частной собственности, фиксированных цен, запрета на спекуляцию и т.д. Вводится частная собственность, разрешается критика марксистской идеологии, вскрываются ужасы прежних коммунистических времен, запускается механизм официального узаконенного растаскивания государственной собственности.

Идущие процессы настолько выгодны правящему сословию, что несмотря на то, что вроде бы этнос уже на грани полного распада, тем не менее социальная система оказывается очень крепкой в плане препятствия возникновению нового этноса. И даже после того, как будет полностью завершен тур дележа государственной собственности, социальная система будет сохранять определенную устойчивость, связанную с исключительным богатством России природными ресурсами и дальнейшей возможностью правящей элите получать огромные доходы даже в полностью обнищавшей, разрушающейся стране.

Я пока почти ничего плохого не могу сказать про В.В. Путина, кроме того, что его сделал преемником Ельцин, а сам Путин подписался заранее амнистировать Ельцина его семью и соответственно, окружение (пишу это в феврале 2000г.). В принципе есть еще одно соображение. Ельцин из своих корыстных интересов совершил очередную подлость по отношению к народу России, тем, что, используя нюансы текущей политической ситуации и состряпанной им же конституции, ушел в отставку так, чтобы максимально лишить народ страны политического выбора на предстоящие годы. Путин согласился играть в эту игру. Можно конечно говорить, что он член единой команды, и выполняет свои обязательства по отношению к команде. Но стране от этого не легче, ей особенно сегодня нужен президент, который превыше всего ставит интересы страны, а не какой-то ее части, тем более части преступной. Хотелось бы иметь для страны хоть малейший шанс, что в руководство придет личность, способная что-то изменить в стране в лучшую сторону. Что необходимо, чтобы была возможность для позитивных перемен? Во-первых, теоретически грамотный руководитель, знающий что делать, и желательно на уровне чуть большем того ликбеза, который я даю здесь. Хотя из действующих политиков не видно ни одного, даже из числа претендующих на роль грамотных. Во-вторых, новый набор идей, которые будут поддержаны значительной частью общества, не обязательно большей. В-третьих, новый правящий слой, для России минимум в тысячу человек, который начал бы на местах проводить эти идеи в жизнь, опираясь на поддерживающую их часть общества, заставляя всю систему управления подстраиваться под них. Если по первому и второму пункту ясности пока нет, хотя, вероятнее всего, и не будет, поскольку невозможно знания скрывать, при их наличии и острейшей в них потребности, то по третьему пункту ее не может быть в принципе в силу преемственности руководства. Путину все равно негде взять идейную команду, а потому придется работать с тем же нравственно выродившимся чиновничьим слоем, продуктом эволюции коммунистического этноса, достигшего фазы распада.

Почти тоже самое можно сказать и о других претендентах на президентское кресло. Команды, вооруженной новыми идеями, способными дать начало нового этноса, нет ни у кого, любому из них придется опираться на правящий слой, оставшийся от предшественника, а следовательно, для государства это будут только отличающиеся варианты продления агонии коммунистического этноса на больший или меньший срок. Поэтому весь реальный товар сегодняшнего политического российского рынка лежит в диапазоне от предложений демагогов, разного уровня продажности, до явных или скрытых приказчиков жидов, обокравших в пользу своих хозяев сегодняшних россиян и думающих как бы по основательнее залезть в карман к следующим поколениям.

В заключение этнического подхода хотелось бы понять причину особой тяжелой судьбы России с этой точки зрения. Смуты бывали в разных странах. Национал-социализм в Германии, Великая буржуазная революция и Парижская коммуна во Франции, фашизм в Италии и т.д. Каждая из этих стран после окончания смуты преодолевала ее последствия и выходила на нормальный уровень за времена менее десяти лет, а подъем начинался и того раньше, через три пять лет. Все российские смуты длятся десятилетиями, регулярно ставя под вопрос само существование России. Смута, начавшаяся в правление Горбачева длится уже более десяти лет и пока в перспективе видно только ухудшение положения. Колоссальный размер России, ее огромные природные богатства и умение народа побеждать в глобальных войнах на уничтожение, позволяют пребывать в смутном времени гораздо больше, чем любому другому народу. В результате процессы культурного разрушения заходят в фазы, когда предыдущий, относительно нормальный этнос не в состоянии восстановиться, он успевает полностью рассеяться за время смуты.

В Германии национал-социализм был у власти чуть более десяти лет. После устранения его последствий народ с его навыками, культурой, как только ему дали возможность, сам все восстановил, и страна быстро ожила, восстановив нормальный экономический этнос. В России похожая вещь произошла в двадцатые годы в период НЭПа, население имело в культуре рыночные традиции, умение и желание работать. В результате подъем за несколько лет. А вот коммунистическая смута по уничтожению рынка и связанной с ним культуры населения тянулась в России более шестидесяти лет, больше времени активной жизни человека, поэтому традиции и культура оказались полностью утраченными, нам приходится их сегодня создавать с нуля, это опять же при том, что правящая верхушка делает все, чтобы продлить смутное время как можно дольше. Результат: при удачном раскладе мы будем выползать из кризиса более сорока лет (смена двух поколений), приблизительно с такой скоростью Россия входила в нормальную ситуацию после отмены крепостного права, одного из последствий Романовской смуты. Бывшие страны народной демократии, испытавшие на себе коммунистическую (антирыночную) смуту менее сорока лет имеют шанс восстановиться относительно быстро, а бывшие Прибалтийские республики СССР, пробыли в смутном состоянии более пятидесяти, что является критическим рубежом, связанным с продолжительностью жизни человека. Им уже придется восстанавливаться существенно дольше.

<< | >>
Источник: Герасимов Г. М.. Философия прикладная. 2004

Еще по теме Коммунистический этнос:

  1. Глава V«РУССКАЯ ИДЕЯ», ИЛИ СВЕРХЗАДАЧА СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (Вместо заключения)
  2. РОССИЯ И ЗАПАД: МИР ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ ИЛИ ПЛАНЕТАРНОЙ РАЗОБЩЕННОСТИ?
  3. "Падение Запада" и глобальные проблемы человечества (общедоступное введение)
  4.   СОВРЕМЕННАЯ РУССКАЯ ФИЛОСОФИЯ. ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ 
  5. МАКС ВЕБЕР
  6. 15.3. Государство
  7. ЧАСТЬ 2
  8. Андреас Каппелер «Россия — многонациональная империя»: некоторые размышления восемь лет спустя после публикации книги
  9. Начало цивилизации
  10. Самая "юная" нация Европы
  11. Коммунистический этнос
  12. Прогрессивная политическая партия
  13. Истоки евразийской традиции