<<
>>

В. ОТНОСИТЕЛЬНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ ИЛИ РЕАЛЬНАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ, РЕАЛЬНАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ И РЕАЛЬНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ (RELATIVE NOTWENDIGKEIT ODER REALE WIRKLICHKEIT, MOGUCHKEIT UND NOTWENDIGKEIT)


1. Та необходимость, которая выявилась [здесь], формальна, так как ее моменты формальны, а именно, они простые определения, которые составляют тотальность, лишь будучи непосредственным единством или непосредственным превращением одного в другое, и, стало быть, не имеют формы (Gestalt) самостоятельности.
Вот почему в этой формальной необходимости единство прежде всего просто и безразлично к своим различиям. Как непосредственное единство определений формы эта необходимость есть действительность, но такая действительность, которая так как ее единство теперь определено как безразличное к различию определений формы, а именно ее самой и возможности, имеет содержание. Содержание как безразличное тождество имеет также форму как безразличную, т. е. просто как разные определения, и есть многообразное содержание вообще. Эта действительность есть реальная действительность.
Реальная действительность, как таковая, это прежде всего вещь со многими свойствами, существующий мир; но она не то существование, которое растворяется в явлении, а как действительность она в то же время в себе бытие и рефлексия в себя; она сохраняется в многообразии простого существования; ее внешнее это внутреннее отношение лишь к себе самой. То, что действительно, может действовать; свою действительность нечто выказывает через то, что оно производит. Его отношение к иному это обнаружение себя: не переход в этом случае сущее нечто соотносится с иным и не явление такова вещь лишь в отношении к другим вещам; то, чтб действительно, есть нечто самостоятельное, однако свою рефлексию в себя, свою определенную существенность имеет в чем то другом самостоятельном.
Реальная действительность теперь равным образом имеет возможность непосредственно в самой себе. Она содержит момент в себе бытия; но как еще только непосредственное единство она отличена одним из определений формы и тем самым отличена как сущее от в себе бытия или возможности.
2. Эта возможность как в себе бытие реальной действительности сама есть реальная возможность, есть прежде всего содержательное в себе бытие. Формальная возможность это [ рефлексия в себя лишь как абстрактное тождество, заключающееся в том, что нечто внутренне не противоречит себе. Но когда 1 начинают изучать определения, обстоятельства, условия той или иной сути (Sache), чтобы из этого познать ее возможность, то уже не довольствуются формальной возможностью, а рассматривают реальную возможность сути.
Эта реальная возможность сама есть непосредственное существование, но уже не потому, что возможность, как таковая, как формальный момент есть непосредственно своя собственная противоположность, нерефлектированная действительность; нет, именно потому, что она реальная возможность, она с самого начала имеет это определение в самой себе. Реальная возможность сути есть поэтому налично сущее многообразие относящихся к ней обстоятельств.
Следовательно, хотя это многообразие наличного бытия и есть и возможность, и действительность, все же их тождество это еще только содержание, безразличное к этим определениям формы; они составляют поэтому форму, определенную в противоположность их тождеству. Иначе говоря, непосредственная реальная действительность именно потому, что она непосредственная, определена в противоположность своей возможности; как эта определенная, стало быть, рефлектированная действительность она реальная возможность.
Хотя реальная возможность и есть положенное целое формы, но формы в ее определенности, а именно действительности как формальной или непосредственной и равным образом возможности как абстрактного в себе бытия. Эта действительность, составляющая возможность той или иной сути, есть поэтому не своя собственная возможность, а в се бе бытие чего то другого действительного; сама она такая действительность, которая должна быть снята, возможность как лишь возможность. Таким образом, реальная возможность составляет все условия в целом, нерефлектированную в себя, рассеянную действительность, определенную, однако, как в себе бытие, но чего то иного, и как долженствующую возвратиться в себя.
Следовательно, то, что реально возможно, есть со стороны своего в себе бытия нечто формально тождественное, что со стороны своего простого определения содержания не противоречит себе; но и по своим развитым и различенным обстоятельствам, и по всему тому, с чем оно связано, оно как то, что тождественно с собой, не должно противоречить себе. Но во вторых, так как оно многообразно внутри себя и находится с иным в многообразной связи, разность же в себе самой переходит в противоположение, то оно нечто противоречивое. Когда речь идет о возможности и должно вскрыть ее противоречие, то достаточно держаться многообразия, которое она заключает в себе как содержание или как свое обусловленное существование; из этого легко выявить ее противоречие. Но это не противоречие сравнения; многообразное существование в себе самом состоит в том, что оно снимает себя и исчезает в своем основании и тем самым ему неотъемлемо присуще определение быть лишь чем то возможным. Когда все условия сути полностью налицо, тогда она вступает в действительность; полнота условий это тотальность как тотальность применительно к содержанию, и сама суть есть это содержание, определенное и как нечто действительное, и как возможное. В сфере обусловленного основания условия имеют форму именно основание или для себя сущую рефлексию вовне себя, и эта рефлексия соотносит их как моменты сути и порождает в них существование. Здесь же непосредственная действительность не определена как условие предполагающей рефлексией, а положено, что сама она возможность.
Итак, в снимающей себя реальной возможности снимается нечто двоякое, ибо она сама двоякое: и действительность, и возможность. 1) Действительность это формальная действительность, или существование, которое являло себя как самостоятельное непосредственное существование и благодаря своему снятию становится рефлектированным бытием, моментом чего то иного, тем самым обретая в самом себе в себе бытие. 2) Указанное существование было также определено как возможность или как в себе бытие, но в себе бытие чего то иного. Следовательно, когда происходит это снятие, тогда и это в себе бытие снимается и переходит в действительность. Это движение снимающей самое себя реальной возможности порождает, следовательно, те же самые уже имеющиеся моменты, но так, что каждый из них возникает из другого; вот почему оно в этом отрицании и есть не переход, а слияние с самим собой. Согласно формальной возможности, если нечто было возможно, то поэтому было возможно также и не оно само, а его иное. Реальная возможность уже не имеет противостоящим себе такого иного, ибо она реальна, поскольку она сама есть также и действительность. Следовательно, когда непосредственное существование этой возможности, круг условий, снимает себя, она делается в себе бытием, а сама она уже есть в себе бытие, а именно как в себе бытие чего то иного. И наоборот, так как ее момент в себе бытия тем самым также и снимает себя, то она становится действительностью, следовательно, моментом, а сама она равным образом есть уже момент. Тем самым исчезает то обстоятельство, что действительность была определена как возможность или в себе бытие чего то иного и что, наоборот, возможность была определена как действительность, которая не есть та действительность, возможность которой она есть.
3. Стало быть, отрицание реальной возможности это ее тождество с собой; будучи, таким образом, в своем снятии самоотталкиванием этого снятия внутрь самого себя, отрицание реальной возможности есть реальная необходимость.
То, что необходимо, не может быть иным; но то, что вообще возможно, вполне может быть иным; ибо возможность это в себе бытие, которое есть только положенность и потому по существу своему инобытие. Формальная возможность есть это тождество как переход во всецело иное; реальная же возможность, так как она имеет в самой себе другой момент, действительность, уже сама есть необходимость. Вот почему то, что реально возможно, уже не может быть иным; при таких то условиях и обстоятельствах не может последовать нечто иное. Реальная возможность и необходимость различны поэтому лишь по видимости; необходимость это тождество, которое не становится еще, но уже предположено (vorausgesetzt) и лежит в основании. Реальная необходимость есть поэтому содержательное отношение, ибо содержание это то в себе сущее тождество, которое безразлично к различиям формы.
Но эта необходимость в то же время относительна А именно, она имеет предпосылку (Voraussetzung), с которой она начинает, свой исходный пункт она имеет в случайном. Реально действительное, как таковое, есть именно определенное действительное и имеет свою определенность как непосредст
венное бытие прежде всего в том, что оно многообразие существующих обстоятельств; но это непосредственное бытие как определенность есть также и свое отрицательное, есть в себе бытие или возможность; как такое оно реальная возможность. Как это единство обоих моментов она тотальность формы, но еще внешняя себе тотальность; она единство возможности и действительности таким образом, что: 1) многообразное существование есть непосредственно или положительно возможность, есть нечто возможное (тождественное с собой вообще) потому, что существование есть нечто действительное; 2) поскольку эта возможность существования положена, она определена как лишь возможность, как непосредственное превращение действительности в свою противоположность, иначе говоря, как случайность. Вот почему эта возможность, в которой как в условии имеется непосредственная действительность, есть лишь в себе бытие как возможность чего то иного. Тем, что, как показано, это инобытие снимает себя и эта положенность сама оказывается положенной, реальная возможность становится, правда, необходимостью, однако необходимость тем самым начинает с указанного выше еще нерефлектированного в себя единства возможного и действительного; это пред полагание и возвращающееся в себя движение еще раздельны; иначе говоря, необходимость еще не определила себя из самой себя как случайность.
Относительность реальной необходимости представлена в содержании таким образом, что оно еще только безразличное к форме тождество и поэтому отлично от нее и есть определенное содержание вообще. Ввиду этого реально необходимое есть какая то ограниченная действительность, которая из за этой ограниченности есть в другом отношении также лишь случайное.
Стало быть, реальная необходимость в себе есть на самом деле также случайность. Это являет себя прежде всего таким образом, что хотя реально необходимое и есть по форме нечто необходимое, но по содержанию оно нечто ограниченное, и содержание это придает ему характер случайного. Однако и в форме реальной необходимости содержится случайность, ибо, как оказалось, реальная возможность лишь в себе есть необходимое, положена же она как инобытие действительности и возможности по отношению друг к другу. Реальная необходимость содержит поэтому случайность; она возвращение в себя из указанного беспокойного инобытия действительности и возможности по отношению друг к другу, но она не возвращение к себе из самой себя.
Следовательно, в себе здесь имеется единство необходимости и случайности; это единство следует назвать абсолютной действительностью.
<< | >>
Источник: Фридрих Гегель. Наука логики. 1997

Еще по теме В. ОТНОСИТЕЛЬНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ ИЛИ РЕАЛЬНАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ, РЕАЛЬНАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ И РЕАЛЬНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ (RELATIVE NOTWENDIGKEIT ODER REALE WIRKLICHKEIT, MOGUCHKEIT UND NOTWENDIGKEIT):

  1. В. ОТНОСИТЕЛЬНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ ИЛИ РЕАЛЬНАЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ, РЕАЛЬНАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ И РЕАЛЬНАЯ НЕОБХОДИМОСТЬ (RELATIVE NOTWENDIGKEIT ODER REALE WIRKLICHKEIT, MOGUCHKEIT UND NOTWENDIGKEIT)