<<
>>

Б. «Обязанность уведомления», лежащая на лице, желающем застраховаться (ст. 382 ГК).

1. Страхователь при заключении договора обязан сообщить страховщику все обстоятельства, имеющие существенное значение для определения опасности или вероятности наступления страхового случая или размеров возможных убытков от его наступления (страховой риск), поскольку эти обстоятельства были известны или должны были быть известны ему во время заключения договора страхования (ч.
1 ст. 382 ГК).

Из обстоятельств, указанных в ч. 1 ст. 382, для личного страхования не могут быть существенными те обстоятельства, которые оказывают влияние на размер возможных убытков от наступления страхового случая, так как страховая сумма при личном страховании уплачивается с наступлением страхового случая безотносительно к наличию или отсутствию, а также к размеру таких убытков.

В нашей литературе было высказано мнение, что та «обязанность уведомления», о которой идет реЧь в ст. 382 ГК, есть обязанность, которой не соответствует чье-либо право, ибо «у страховщика нет средств заставить страхователя дать требуемые сведения; он не может требовать в судебном порядке выполнения этой обязанности, лишен права искать убытки»1.

С такой характеристикой «обязанности уведомления» нельзя согласиться. «Обязанности уведомления» противостоят определенные права страховщика.

Какие обстоятельства являются существенными, влияющими на объем риска страховщика?

Часть 2 ст. 382 ГК говорит, что «существенными в этом отношении

признаются во всяком случае все обстоятельства, определенно ого-воренные страховщиком в предъявленных страхователю правилах страхования или относительно которых страховщик письменно запросил страхователя в определенных недвусмысленных выражениях. Если договор страхования заключен при отсутствии ответов на какие-либо вопросы, предложенные страховщиком в Письменной форме, то это обстоятельство не может впоследствии служить основанием к расторжению договора страхования».

Могут ли какие-либо обстоятельства, помимо тех, которые оговорены в Правилах страхования или относительно которых страховщик письменно запросил страхователя, считаться «существен-ными» в том смысле, как это понимается в ст.

382 и сл. ГК? Полагаем, что на это надлежит ответить отрицательно (хотя из буквального смысла ст. 382 ГК вытекает иное).

Является ли данное обстоятельство существенным - это зависит от построения системы данного вида страхования, от совокупности договорных условий, при наличии которых Госстрах берет на себя обязательство уплатить страховую сумму.

При заключении договора страхования, возлагающего на Госстрах обязанность уплатить страховую сумму в случае смерти застрахованного от любой причины, возраст и состояние здоровья лица, желающего застраховаться, имеют существенное значение для того, чтобы Госстрах мог решить вопрос о том, принять ли данное лицо на страхование, и если да, то какую ставку страховых взносов к нему применить. Мы увидим далее, что некоторые недуги вовсе исключают заключение таких договоров страхования, а другие приводят к тому, что договоры заключаются с применением ставки страховых взносов для более высокого возраста нежели тот, к которому принадлежит лицо, желающее застраховаться.

При заключении договора страхования, возлагающего на, Госстрах обязанность уплаты страховой суммы в случае смерти или утраты трудоспособности от несчастного случая, существенным обстоятельством для определения страхового риска Госстраха является не состояние здоровья застрахованного, а его профессия, род его работы.

Отсюда ясно, что существенность тех или иных данных о застрахованном при личном страховании зависит от того, как Госстрах строит систему данного вида личного страхования. Нельзя требовать от лица, желающего застраховаться чтобы оно знало или могло определить, какие обстоятельства являются существенными для определения страхового риска Госстраха по данному виду страхования и какие данные служат основой для заключения соответствующего договора с Госстрахом.

Поэтому «обязанность уведом-

ления», лежащая на лице, желающем застраховаться по какому- либо из договоров личного страхования, сводится к его обязанности дать ответы на те вопросы (и только на те вопросы), которые поставлены ему Госстрахом при заключении договора страхования, и не вы-ходит за эти пределы.

Статья 382 ГК говорит о лежащей на страхователе обязанности сообщения сведений об указанных выше обстоятельствах, поскольку эти Обстоятельства были известны или должны были быть известны страхователю.

«Обязанность уведомления» здесь определяется с применением объективного мас-штаба оценки соответствующего поведения страхователя. Страхователь по ст. 382 ГК не может ссылаться на то, что данные обстоятельства фактически не были ему известны, если они «должны были быть известны ему». Оценка поведения страхователя в этом вопросе определяется здесь, очевидно, на общих основаниях, принятых в советском гражданском праве для определения вины должника при неисполнении им своей обязанности1.

2. Однако в Правилах личного страхования по этому вопросу дан другой - субъективный критерий. § 16 Правил страхования на случай смерти и утраты трудоспособности говорит: «Если обнаружится, что в заявлении или в других документах, на основании которых заклю- чен договор страхования, застрахованным даны заведомо неправильные сведения о состоянии его здоровья, Госстрах имеет право в течение первых двух лет действия договора: а) при жизни застрахованного-прекратить договор страхования без возврата страховых взносов; б) в случае смерти застрахованного-отказать в выплате страховой суммы, если смерть наступила от скрытой (разрядка моя. - Л.Л.) застрахованным болезни или вследствие непосредственного влияния этой болезни». (Ср. также § 16 Правил смешанного страхования жизни 1947 г.; § 16 Правил упрощенного смешанного страхования жизни 1947 г.; § 15 Правил страхования от несчастных случаев 1947 г.). Во всех этих случаях лицо, желающее застраховаться, нарушает свою «обязанность уведомления» лишь, если оно фак-тически знало о неправильности даваемых им сведений и, таким образом, умышленно сказало неправду или скрыло правду.

Из «Правил» личного страхования видно, что речь здесь идет о таких заявлениях застрахованного, которые облечены в письменную форму: в Правилах говорится о заявлениях (застрахованного) и других документах, на основании которых заключен договор страхования.

Сюда относятся, следовательно, и устные заявления, сделанные застрахованным врачу при медицинском освидетельствовании или другому представителю Госстраха, если эти заявления записаны в до-

кументе, на основании которого заключен договор страхования.

Если смерть застрахованного наступила не от скрытой им, а от иной болезни, то даже заведомо неправильное заявление застрахованного о состоянии своего здоровья не дает Госстраху в случае смерти застрахованного права отказать в выплате страховой суммы.

Например, Госстрах не может отказать в выплате этой суммы на том основании, что застрахованный скрыл, что он болен туберкулезом, если смерть наступила от перитонита.

Право Госстраха прекратить договор страхования и отказать в выплате страховой суммы может быть осуществлено лишь в течение первых двух лет действия договора.

При страховании на случай смерти, утраты трудоспособности и дожития размеры страховых взносов (премий) определяются также в зависимости от возраста застрахованного лица. Поэтому по этим видам страхования лицо, желающее застраховаться, должно предоставить Госстраху сведения о своем возрасте. Поскольку возраст этот удостоверяется предъявлением паспорта (или заменяющего его документа), постольку случай неправильного сообщения застрахованным сведений о своем возрасте, по- видимому, в практике встречается редко.

3. Изложенный в настоящем параграфе порядок подвергся существенным изменениям в новых Правилах смешанного страхования жизни 1956 года и новых Правилах страхования от несчастных случаев 1957 года: категория «обязанности уведомления» теряет прежнее значение и речь идет в основном лишь о том, соответствуют ли действительности или нет существенные для заключения договора страхования данные, касающиеся возраста и здоровья застрахованного, из которых исходил Госстрах при заключении договора. Исходя из того, что договоры смешанного страхования жизни заключаются гражданами в возрасте от 16 до 60 лет и что инвалиды I и II групп, а также больные на страхование не принимаются, Правила смешанного страхования 1956 года предусматривают: «Если будет обнаружено, что при заключении договора страхования застрахованному было более 60 лет, либо он имел I или II группы инвалидности, а также если по документам лечебного учреждения будет установлено, что застрахованный страдал болезнью, при ко-торой он не мог быть принят на страхование, Госстрах имеет право в течение первых двух лет страхования прекратить действие договора, если эти обстоятельства стали ему известны при жизни застрахованного.

В случае смерти застрахованного в течение первых двух лет страхования Госстрах имеет право отказать в выплате страховой суммы, если при заключении договора застрахованному было более 60 лет либо он являлся инвалидом I и II группы, а также если по документам лечебного учреждения будет установлено, что смерть застрахо-

ванного наступила от болезни, которой он страдал при заключении договора и при наличии ее не мог быть принят на страхование. При прекращении договора страхования или отказе в выплате страховой суммы вопрос о возврате страховых взносов в, каждом отдельном случае решает соответствующее управление государственного страхования ».

Что касается Правил страхования от несчастных случаев 1957 года, то они (устанавливая предельный возраст принятия лица на страхование в 70 лет и оговаривая, что инвалиды I и II групп на страхование не принимаются) вместе с тем подчеркивают, что в случае заключения договоров с нарушением этих указаний Госстрах имеет право прекратить действие договора, а также отказать в выплате страховой суммы. При этом страховые взносы не возвращаются.

Таким образом, в новых Правилах страхования от несчастных случаев 1957 года уже вовсе не остается места для применения категории «обязанности уведомления».

Что же касается новых Правил смешанного страхования жизни 1956 года, то они существенно снижают значение этой категории: она сохраняет значение лишь при разрешении вопроса о возврате страховых взносов. Решение этого вопроса, как сказано, зависит от соответствующего управления Госстраха; очевидно, что в каждом отдельном случае названное управление должно будет руководство- ваться общей нормой, содержащейся в ст. 382 ГК: для отказа в возврате страховых взносов не будет основания, если застрахованному не было известно или не должно было быть известно, что он по своему возрасту или состояний здоровья не имел права на вступление в договор страхования.

<< | >>
Источник: К.А.ГРАВЕ, Л.А.ЛУНЦ. СТРАХОВАНИЕ. 1960

Еще по теме Б. «Обязанность уведомления», лежащая на лице, желающем застраховаться (ст. 382 ГК).:

  1. 7.3. Выгодоприобретатель
  2. Б. «Обязанность уведомления», лежащая на лице, желающем застраховаться (ст. 382 ГК).
  3. 3.3. Гражданское Право[3]