<<
>>

§ 5. Основные понятиястрахового правоотношения

Изучению отношений по имущественному и личному страхованию должно предшествовать рассмотрение основных понятий страхового правоотношения.

1. Понятие сторон в страховом правоотношении и участников в страховании не совпадает.

Сторонами в страховой правоотношении, связанными между собой взаимными правами и обязанностями, являются, как это видно из ст. 37 ГК:

а) страховщик, обязанный при имущественном страховании в случае наступления определенного события (страхового случая) возместить страхователю или назначенному им лицу («выгодоприобретателю») понесенные ими убытки в пределах определенной страховой суммы, при личном же страховании - уплатить страховую сумму; страховщиком может быть только орган государственного страхования;

б) страхователь, обязанный уплатить страховщику установленный взнос («страховую премию»);

в) выгодоприобретатель - не являющийся участником в договоре страхования, но являющийся участником в страховом правоотношении и имеющий непосредственные права требования к стра- ховщику в отношении уплаты страхового возмещения или страховой суммы; термин «выгодоприобретатель», употребленный в Гражданском кодексе, в Правилах личного страхования заменен термином «лицо, назначенное для получения страховой суммы».

Страховщик, страхователь и выгодоприобретатель являются, как уже сказано, участниками (сторонами) в страховом правоотношении.

Наличие в страховом правоотношении выгодоприобретателя служит одним из примеров договора в пользу третьего лица. Выгодо-приобретатель может участвовать как в имущественном, так и в личном страховании. Но если его участие в личном страховании является правилом (см. гл. III § 6), то по имущественному страхованию участие выгодоприобретателя встречается весьма редко. В. И. Серебров- ский («Советское гражданское право», учебное пособие для вузов, Госюриздат, 1951, т. II, стр. 265) приводит в качестве примера договора имущественного страхования с назначением выгодоприобретателя случаи, предусмотренные в ст.

164 ГК. Согласно этой статье, наниматель государственного имущества обязан за свой счет страховать это имущество в пользу най- модателя (госорганизация). Здесь страхователем будет наниматель имущества, а выгодоприобретателем будет наймодатель, то есть государственная организация, которая по договору с нанимателем (страхователем) отдала последнему

в наем данное имущество. Однако, надо отметить, что, строго говоря, в данном случае наймодатель не является выгодоприобретателем в том смысле, как этот термин употреблен в главе XI Гражданского кодекса (о страховании), ибо, например, право страхователя заменить ранее назначенного выгодоприобретателя другим (примечание 1 к ст. 375 ГК), очевидно, не относится к страхованиям, предусмотренным ст. 164 ГК.

Ввиду того, что назначение выгодоприобретателя по договорам страхования, как уже сказано, в огромном большинстве случаев имеет место по договорам личного страхования, мы рассмотрим многочисленные вопросы о выгодоприобретателях не в главе 1 (общей части), а в главе III, посвященной личному страхованию.

Участником личного страхования (но не стороной в соответствующем правоотношении) считается и так называемое «застрахо- ванное лицо». Застрахованным является то лицо, в жизни которого может произойти событие, которое влечет за собой обязанность для страховщика уплатить страхователю (или выгодоприобретателю) страховую сумму. Но, по общему правилу, страхователь может в договоре личного страхования указать в качестве застрахованного лица лишь самого себя, а не какое- либо другое лицо: как правило, страхователь и застрахованное лицо, таким образом, совпадают в одном лице. Исключение составляет договор страхования от несчастных случаев за счет организаций: страхователем здесь является организация, заключившая договор с Госстрахом (страховщиком); застрахованным лицом является работник названной организации, который по роду своей деятельности может подвергнуться несчастному случаю; выгодоприобретателем является лицо, назначенное застрахованным для получения страховой суммы в случае его (застрахованного) смерти от несчастного случая.

Подробнее о «застрахованном лице» так же, как о «выгодоприобретателе», будет сказано в главе III.

2. Наличие страхового интереса у страхователя является одним из основных условий действительности договора имущественного страхования. В ст. 368 ГК указано, что страховой интерес-это убытки, которые страхователь или выгодоприобретатель могут понести при наступлении страхового случая. По ст. 373 ГК и п. 2, ст. 380 ГК страхователем или выгодоприобретателем в договоре имущественного страхования может быть лишь то лицо, которое при наступлении данного страхового случая может нести убытки. Отсюда - вывод о недействительности договора имущественного страхования, если при заключении его у страхователя (или выгодоприобретателя) не было страхового интереса или если этот интерес позднее отпал (ст. 384 ГК). Поэтому если в общей сложности страховая сумма по нескольким договорам имущественного страхования, заключенным относительно одного и того же страхового

интереса, превышает размеры этого интереса (двойное страхование), то последующие договоры в части, превышающей страховой интерес, признаются недействительными (ст. 372 ГК); более того, намерение застраховать имущество в сумме, превышающей страховой интерес, означает, что страхователь преследовал цель - извлечение неправомерной выгоды при наступлении страхового случая, что влечет за собой последствия, предусмотренные в ст. 372 ГК (недействительность всех заключенных договоров и право страховщиков требовать возмещения причиненных им страхователем убытков).

С другой стороны, договор имущественного страхования может быть заключен всяким лицом, заинтересованным в целости имущества, как-то: его собственником, лицом, имеющим на это имущество вещное право или право нанимателя либо по договору ответственным за ухудшение или гибель имущества. При заключении договора страхователь должен точно указать характер своего интереса и интереса выгодоприобретателя (ст. 373 ГК). Указание застрахованного интереса (застрахованного имущества должно содержаться в квитанции или полисе, который орган государственного страхования при заключении договора должен выдать страхователю (п. 2, ст. 380 ГК).

Таким образом, страховой интерес есть в отношении к имущественному страховому правоотношению юридический факт, от наличия которого зависят самое возникновение и дальнейшее существование этого правоотношения: надо быть заинтересованным в целости и сохранности имущества для того, чтобы в качестве страхователя или выгодоприобретателя приобрести права по договору имущественного страхования. Эта заинтересованность должна носить материальный (имущественный) характер в том смысле, чтобы от наступления страхового случая страхователь (выгодоприобретатель) мог потерпеть убытки, которые могут быть оценены на деньги, и при том убытки прямые (ст. 368 ГК). Если у страхователя (выгодоприобретателя) имеется заинтересованность лишь в том, что он может морально пострадать от гибели или порчи предложенного к страхованию имущества либо понести от -этой порчи или гибели лишь косвенные, но не прямые убытки, то договор страхования не может быть совер-шен или продолжать существовать. Возможность для страхователя (выгодоприобретателя) понести от страхового случая лишь моральные или косвенные убытки не является страховым интересом. Но если для данного лица в результате гибели или порчи имущества возможны прямые убытки, то и косвенные убытки могут быть застрахованы (дополнительно к прямым), поскольку это разрешается правилами страхования (ст. 368 ГК).

Важно не только наличие заинтересованности в сохранности предложенного к страхованию имущества, но и степень этой заин-

тересованности: страховой интерес при имущественном страховании служит также масштабом для определения предельного размера страховой суммы.

В. И. Серебровский полагает, что страховой интерес является предметом страхования. «В свое время,-писал В. И. Серебровский , - в науке права представлялось спорным, что является предметом имущественного страхования: вещь или интерес, связанный с имуществом. Спор этот разрешился в пользу сторонников второго мнения. Действительно, когда страховщик заключает страхование, то он не принимает на себя обязательство восстановить ту или иную вещь, пострадавшую от наступления страхового случая, а обязывается только возместить тот ущерб, который может понести страхователь... Наконец, вполне возможно одновременное страхование рядом лиц, находящихся в различных юридических отношениях по отношению к одной и той же вещи (собственник, залогодержатель, перевозчик и т.д.). Таким образом, страхуется не определенная вещь, а интерес страхователя в целости страхуемого имущества». В. И. Се- ребровский считает, что и по действующему Гражданскому кодексу предметом страхования является имущественный интерес страхователя, и ссыпается на ст. ст. 371, 372 ГК и п. 2, ст. 380 ГК .

Действительно, в этих статьях говорится о «страховании интере-са», о «застрахованном интересе». Но надо принять во внимание, что наряду с этим в Гражданском кодексе говорится и о застрахованном имуществе (п. 2 ст. 380 ГК, ст. 384 ГК, ст. 387 ГК, ст. 388 ГК).

С точкой зрения В. И. Сереб- ровского мы не можем согласиться. Если под предметом страхования разуметь не предмет страхового правоотношения, а предмет (объект) страховой охраны, то, по нашему мнению, следует присоеди-ниться к точке зрения, выраженной В. К. Райхером: предметом страхования надо признать «объект, с которым может произойти предусмотренное страхованием собы-

3

тие» , то есть строение, посев сель-скохозяйственной культуры, скот и т.п. Это вытекает из того, что имущественное страхование есть одно из мероприятий, направленных на охрану целости и сохранности именно имущества, составляющую социалистическую или личную собственность. Возмещение убытков методом страхования является одним из средств охраны целости этого имущества, восстановления разрушенных или поврежденных имущественных ценностей путем предоставления страхователю (выгодоприобретателю) для этой цели денежных средств. Обязанность предоставления этих денежных средств (уплата страхового возмещения) составляет предмет (содер-

жание) страхового правоотношения в части, касающейся обязательств страховщика. Страховой же интерес, как мы полагаем, не есть ни предмет страховой охраны, ни предмет страхового правоотношения, а одна из необходимых предпосылок возникновения и существования этого правоотношения, то есть юридический факт, от наличия которого зависят возникновение и дальнейшее существование уже возникшего страхового правоотношения.

Из того, что страховой интерес является юридическим фактом, вытекает, что одна лишь фактическая заинтересованность лица в целости страхуемого имущества не является достаточной для того, чтобы между этим лицом и органом государственного страхования могло возникнуть страховое правоотношение: необходимо, чтобы эта заинтересованность была такого рода, какое признается достаточным по советскому страховому праву (возможность возникновения для лица прямых материальных убытков при наступлении страхового случая).

Наш закон считает, что «страховой интересент», т.е. есть лицо, заинтересованное в целости имущества, должно быть названо при самом заключении страхового до-говора.

При наличии заинтересованности нескольких лиц в сохранности одного и того же имущества страхование, заключенное одним из них, дает лишь этому последнему лицу (страхователю или выгодо-приобретателю) право на получение страхового возмещения. Так, если собственник имущества застраховал его, то эти само по себе не обосновывает прав залогодержателя или нанимателя данного имущества требовать страховое возмещение в случае наступления гибели или порчи застрахованного имущества.

Такое понимание страхового интереса, при котором страхование обеспечивает право на страховое возмещение лишь затем лицом, в пользу которого заключено страхование, называется субъективной теорией страхового интереса. Субъективная теория лежит в основании советского страхового права.

В отличие от этого теория объективного страхового интереса означает, что страховым возмещением обеспечиваются, помимо указанных в страховом договоре лиц, также и другие лица, имеющие интерес в том, чтобы застрахованное имущество было в целости. При таком объективном понимании страхового интереса страховой договор, заключенный, например, собственником страхуемого имущества, дает право на страховое возмещение (в пределах страховой суммы) также и залогодержателю, нанимателю и т.д.

В целях уточнения концепции объективного страхового интереса надо сказать, что объективного эффекта страхового интереса нет, например, в случаях, предусмотрен-

ных в ст. 102 ГК или указанных в ст. ст. 387-388 ГК. Здесь речь идет о праве определенных лиц (залогодержателя, приобретателя застрахованного имущества) при определенных условиях вступить в права первоначального страхователя (выгодоприобретателя). Вообще нам представляется, что в случаях, когда переход прав на застрахованное имущество от одного лица к другому не прекращает действие страхового правоотношения, а вызывает лишь переход прав от первоначального страхователя или выгодо-приобретателя к другому лицу, нельзя говорить об объективном действии страхового интереса, ибо речь здесь идет о замене одного субъективного страхового интереса другим субъективным же страховым интересом. Таким образом, мы полагаем (в отличие от В. К. Райхера1), что при смене страховых интересов нельзя говорить о наличии объективного действия страхования или об объективном страховым интересе. Об объективном страховом интересе можно говорить лишь в тех случаях, когда интересы ряда лиц в целости, данного имущества совпадают во времени (кумуляция страхового интереса) и когда при этом страховой договор между одним из этих лиц и страховщиком обеспечивает страховое возмещение и для других заинтере-сованных лиц. Надо согласиться с тем, что такое объективное действие страхования (когда при страхо- вании имущества в полной его стоимости были бы обеспечены интересы и других лиц, имеющие на застрахованное имущество какое-либо право) более соответствовало бы требованиям охраны социалистической и личной собственности, нежели то субъективное понимание страхового интереса, которое отразилось в действующем Гражданском кодексе.

Категория страхового интереса может иметь применение лишь в области имущественного, но неличного страхования.

Это вытекает из того, что по нашему праву при личном страховании страховая сумма подлежит выплате безотносительно к тому, связано ли наступление страхового случая с какими-либо убытками для страхователя или выгодоприобретателя или нет.

В.К.Райхер считает, что «страховой интерес»... есть универсальная категория советского страхования: он не ограничен сферой имущественного страхования, но действует также и в личном. Однако действие его в этих обоих случаях существенно различно, как и действие соотносительной с ним категории: имущественной потребности.

В имущественном страховании страховой интерес определяется в своем наличии и размере in concrete и входит в самое содержа - ние страхового обязательства как его непременная «каузальная» основа. В личном страховании страховой интерес сохраняет свое зна-

чение как подлинное основание страховой сделки и страхового обязательства. Иначе, если бы этого не было, договор личного страхования утратил бы реальное жизненное содержание, превратился бы в страховую игру. Но здесь в отличие от имущественного страхования это основание страховой сделки остается, как правило, вне ее юридического содержания, не входит в ее состав»1.

Мы полагаем, что такое расширение понятия страхового интереса вносит неясность в вопрос о юридических предпосылках страховых правоотношений и не помогает познанию сущности личного страхо-вания. Страховой интерес страхователя (выгодоприобретателя), очевидно, может быть лишь конкретным интересом Данного лица; и если в советском личном страховании страховой интерес остается вне юридического содержания сделки, не входит в ее состав, то интерес этот, очевидно, не может служить «универсальной категорией» страхования.

3. Страховой риск может означать вероятность или степень вероятности наступления определенного события, в случае которого страховщик - согласно данным условиям страхования - обязан уплатить страхователю («выгодоприобретателю») страховое возмещение при имущественном страховании и страховую сумму при личном страховании. В этом смысле о страхо- вом риске говорится в ст. ст. 384386 ГК. Изучение страховых рисков в этом смысле производится на основе статистических наблюдений. Данные этих наблюдений необходимы для построения финансовой основы страхования, так как от степени страхового риска (от степени вероятности наступления определенного рода события - страхового случая) зависит самое определение размеров страховых взносов и других конкретных условий данного договора страхования. Статистические наблюдения служат основой для суждения о вероятности наступления при данного рода условиях данного рода случая: таблица смертности, например, доказывает вероятность продолжительности жизни человека 30- летнего возраста, но он сама по себе не показывает на вероятность продолжительности жизни данного конкретного 30-летнего человека. Статистика пожаров приводит к различным показателям в отношении вероятности (в условиях, данной местности) возникновения пожаров и степени их разрушительной силы применительно к определенного рода строениям (каменным, деревянным и т.д.).

Для того чтобы тарифные ставки страховых взносов, построенные на основе таких статистических наблюдений и носящие, следовательно, абстрактный характер, применить к конкретным случаям необходимо изучение особенности конкретного случая. Возможно, что данный деревянный дом в пожарном отношении находится в худ-

шем состоянии, в большей опасности, нежели огромное большинство других деревянных домов в этой местности. Возможно, что состояние здоровья гражданина, несмотря на то, что ему всего лишь 30 лет, настолько подорвано, что к нему подходят условия страхования лица, достигшего 40-летнего возраста.

Отсюда необходимость для органа государственного страхования при определении степени страхового риска (то есть степени вероятности наступления страхового случая применительно к конкретному страхованию) изучить индивидуальные особенности данного имущественного объекта, предложенного к страхованию, или данного лица, желающего застраховаться. Это, как будет показано при рассмотрении отдельных видов стра-хования, необходимо по некоторым из них, но далеко не по всем. Такое изучение индивидуальных объектов страхования происходит: а) при имущественном страховании путем осмотра, оценки и переоценки как предлагаемого к страхованию, так и застрахованного имущества, осуществляемых подлежащими инспекциями Госстраха в союзных республиках или под их наблюдением; б) при личном страховании путем врачебного осмотра лица, желающего застраховаться. Обследование со стороны органов Государственного страхования сочетается с обязанностью страхователя (застрахованного) при заключении договора страхования сообщить органу государственного страхова- ния все обстоятельства, имеющие существенное значение для определения степени страхового риска.

Указанная обязанность, именуемая «обязанностью уведомления», имеет место как при имущественном, так и при личном страховании. Содержание ее различается для каждой из названных отраслей страхования. Однако некоторые общие начала, установленные в Гражданском кодексе относительно «обязанности уведомления», сводятся к следующему.

При заключении договора как личного, так и имущественного страхования страхователь обязан сообщить страховщику о всех обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения страхового риска, то есть для определения опасности или вероятности наступления страхового случая или размеров возможных убытков от его наступления, поскольку эти обстоятельства были известны или должны были быть известны страхователю во время заключения договора страхования.

Существенными признаются все те обстоятельства, которые оговорены страховщиком в предъявляемых страхователю Правилах по данному виду страхования или относительно которых страховщик письменно запросил страхователя в определенных недвусмысленных выражениях (см. ст. 382 ГК).

Так как в получении сведений страхователя об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения страхового риска,

заинтересован страховщик, в ст. 382 ГК особо указывается, что, если договор страхования все же заключен при отсутствии ответов на какие-либо вопросы предложенные страховщиком в письменной форме страхователю, то это обстоятельство не может впоследствии служить основанием к расторжению договора страхования.

Само собой разумеется, что тем более не может служить основани-ем к расторжению заключенного договора страхования несообщение страхователем сведений об обстоя-тельствах, хотя, может быть, и имеющих существенное значение для определения страхового риска, но либо не оговоренных страховщиком в предъявленных им страхователю правилах по данному виду страхования либо относительно которых страховщик вообще не запросил страхователя в письменной форме.

Однако если после заключения договора страхования окажется, что в действительности обстоятельства, существенные для определения страхового риска, не соответствуют заявлениям страхователя, то страховщик по суду может требовать признания договора недействительным как до, так и после наступления страхового случая. Если это обстоятельство стало известно страховщику до наступления страхового случая, то он может предъявить требование о признании договора недействительным не позже двухнедельного срока, лишаясь в противном случае права требовать признания договора не- действительным на этом основании (см. ст. 383 ГК).

Все эти положения направлены на уточнение степени страхового риска, принимаемого на себя страховщиком в каждом конкретном случае.

«Страховой риск» может означать так же необходимость для данного лица нести невыгодные экономические последствия от наступления в будущем (неизвестного на момент заключения договора) события: в этом смысле говорят о «распределении риска», о том, что, например, при страховании имущества в его неполной стоимости, известная часть риска остается на страхователе. В том же смысле можно сказать: «Госстрах несет риск в 10 тыс. руб.».

Понятие страхового риска применяют и для характеристики правового положения страхователя (выгодоприобретателя), когда говорят о тех невыгодных последствиях, которые должен нести страхователь при наступлении известного события и которые не снима-ются со страхователя ответственностью страховщика по договору страхования. Например, в тех случаях, когда убыток от наступления известного события превышает страховую сумму, та часть убытка, которая выходит за пределы этой суммы, падает на страхователя, остается на его риске (см. ниже о «системе первого риска» стр. 52).

В этом последнем смысле понятие «страхового риска» близко

подходит к понятию «страхового интереса». В основе обоих понятий лежит заинтересованность лица (страхователя, выгодоприобретателя) в сохранности данного имущества. Но в одном случае (при страховом интересе) эта заинтересованность рассматривается как обстоятельство, от которого зависит действительность договора имущественного страхования, а в другом случае (страховой риск страхователя) эта заинтересованность вытекает из того, что ответственность страховщика по возмещению убытков в случае гибели или порчи застрахованного имущества определенным образом ограничена1.

Термин «риск» употребляют в страховой практике и для обозна-чения предмета страхования («малоценные риски», «осмотр застрахованных рисков»).

4. Страховой случай - это событие, которое согласно договору страхования или условий обязательного страхования, влечет за собой обязанность страховщика уплатить страхователю (выгодоприобретателю):

а) при имущественном страховании - возмещение вызванных этим событием убытков (в пределах страховой суммы);

б) при личном страховании- определенную страховую сумму. Такое понятие страхового случая вытекает из ст. 367 ГК.

В качестве страхового случая в страховом правоотношении может фигурировать ишь событие, которое к моменту возникновения страхового правоотношения еще не наступило или о котором сторонам по страховому правоотношению не известно и не может быть известно, наступит ли оно вообще или не наступит в пределах срока действия страхового правоотношения, а если наступление этого события неизбежно (например, смерть страхователя при личном страховании на дожитие), то стороны не знают и не могут знать, когда именно оно наступит. Страхования не может быть, если в момент заключения договора известно не только то, что событие должно наступить, но и момент его наступления. Но здесь может быть поставлен вопрос о том, нельзя ли считать, что налицо договор гарантий (см. Серебров- ский, назв. соч., стр. 88).

Неопределенность наступления или ненаступления страхового события придает неопределенность и обязанности страховщика уплатить страхователю страховое возмещение (при имущественном страховании) либо страховую сумму (при личном страховании). Однако эта зависимость обязанности страховщика от наступления или ненаступления страхового события не придает этому событию значения условия в юри дико-техническом смысле и не превращает договор страхования в условную сделку. Решающей особенностью условия

в юридико-техническом смысле1 является то, что оно является случайным элементом в той или иной сделке. Поэтому оно по соглашению сторон может быть включено в данную сделку, но может быть и не включено, причем в последнем случае это никак не отражается на действительности самой сделки. Так, например, договоры купли- продажи или имущественного найма возможны при включении в них того или иного условия в юридико- техническом смысле, но в то же время они не только возможны, а обычно предполагаются именно без наличия в них этого случайного элемента. Что же касается страхового правоотношения, безразлично возникает ли оно на основе договора страхования или имеет место при обязательном страховании в силу непосредственного предписания закона, зависимость обязанности страховщика от наступления или ненаступления страхового случая является не случайным и произвольным элементом, не случайной и произвольной принадлежностью страхового правоотношения, а существенным, определяющим и решающим моментом, связанным с самой сущностью страхового правоотношения, с его юридической (и экономической) целью, без наличия этого элемента вообще немыслимо страховое правоотношение.

Гибель урожая вследствие засухи, возникновение в доме пожара, причинившего разрушения, смерть застрахованного лица, его дожитие до определенного возраста, устойчивая утрата застрахованным общей трудоспособности вследствие несчастного случая - таковы примеры страховых случаев.

Особо решается вопрос о последствиях страхового события, если наступление его произошло в условиях войны.

Статья 394 ГК устанавливает, что «поскольку иное не оговорено в договоре, страховщик не отвечает за убытки, причиненные войной, внешней или гражданской». Из приведенного текста ст. 394 ГК следует, что она не дает общего ответа на поставленный нами вопрос, а, во-первых, касается лишь имущественного страхования («убытки») и притом добровольного, а, во-вторых, содержащаяся в ней норма носит диспозитивный характер («поскольку иное не оговорено в договоре»).

В связи с Великой Отечественной войной вопрос о последствиях наступления страхового события стал иметь особенно большое практическое значение и требовал более четкой регламентации. Поэтому 8 июля 1941 г. Совет Народных ко-миссаров СССР принял постановление «О страховой ответственности органов Госстраха», в котором было установлено, что «органы Госстраха не несут страховой ответственности в случаях смерти застрахованных или утраты ими трудоспособности, а также в случаях гибели или повреждения застрахованного имущества, происшедших

в результате военных действий» .

Сопоставляя ст. 394 ГК с приведенным постановлением Совета Народных Комиссаров СССР от 8 июля 1941 г., следует отметить, что это постановление, во-первых, касается не только имущественного страхования, но и страхования личного, во-вторых, оно касается не только добровольного страхования, но и обязательного, так как в нем нет никаких упоминаний о договоре страхования, как это имеет место в ст. 394 ГК, и, в-третьих, норма, содержащаяся в этом постановлении, носит уже не диспози- тивный, а явно выраженный императивный характер.

Нам представляется, что с изданием постановления Совета Народных комиссаров СССР от 8 июля 1941 г. следует признать ст. 394 ГК утратившей силу. Во всяком случае практика фактически руководствовалась именно этим постановлением и уже больше не обращалась к ст. 394 ГК.

В целях истолкования заключительных слов постановления, а именно слов: «происшедших в результате военных действий», Народным комиссариатом финансов СССР было издано инструктивное письмо от 19 августа 1941 г. № 661, в котором было уточнено, что «органы Госстраха не несут страховой ответственности только в тех случаях, когда смерть застрахованного или постоянная полная или частичная потеря им трудоспособности последовали от непосредственного физического действия в военных целях огнестрельного или холодного оружия, бомб, самолетов, танков или иных машин». Исходя из приведенного в этом инструктивном письме уточнения понятия «военных действий», можно признать, что, например, если страхователь, застрахованный от несчастного случая, во время ночной бомбардировки самолетами противника, спускаясь в бомбоубежище, упал и потерпел увечье, вызвавшее посто-янную полную или частичную утрату трудоспособности, то Госстрах несет страховую ответственность. В то же время, если страхователь, застрахованный от несчастных случаев, во время этой бомбежки, убегая в бомбоубежище, был ранен осколком авиабомбы, то Госстрах страховой ответственности нести не будет. Однако в этом инструктивном письме Народного комиссариата финансов СССР от 19 августа за № 661 говорится лишь о личном страховании. Исходя из того, что понятие «военных действий» не может быть различным - при применении его к случая личного страхования и к случаям имущественного страхования, сле-дует прийти к выводу, что понятие «военных действий», данное в этом инструктивном письме Народного комиссариата финансов СССР, хотя и говорящем лишь о личном страховании, подлежит в равной мере применению и к случаям имущественного страхования, притом как обязательного, так и добровольного.

Ответственность страховщика

при наступлении страхового случая исключается, если имел место умы-сел или грубая неосторожность страхователя или выгодоприобретателя (ст. 393 ГК). Надо сказать, что по вопросу о вине страхователя по отдельным видам страхования (имущественного и личного) имеются существенные различия, на которых, нам придется остановиться ниже.

Факт наступления страхового случая должен быть установлен страхователем (выгодоприобретателем). Бремя доказывания в этом вопросе лежит на страхователе (выгодоприобретателе), с соблюдением, однако, общих правил доказывания юридических фактов, установленных в Гражданско- процессуальном кодексе.

5. Страховая оценка есть определение стоимости имущества для целей его страхования. Она имеет место лишь в имущественном, но неличном страховании. Страховая оценка строений граждан, находящихся в сельских местностях, производится инспекцией Госстраха союзной республики соответствующего района. Оценка строений граждан в городских местностях производится органами Министерства коммунального хозяйства под контролем соответствующей инспекции Госстраха и используется для целей государственного страхования.

Правильность страховой оценки имеет существенное значение для того, чтобы страхование было эко-номически эффективным. Вполне понятно, что, с одной стороны, заниженная оценка застрахованного имущества по сравнению с его действительной стоимостью снижает и страховую сумму, а это, в свою очередь, ведет к снижению экономической эффективности страхования для страхователя. С другой стороны, при завышенной оценке, а тем самым и завышенной страховой сумме страхователю не только приходится вносить излишние страховые взносы, но и заинтересованность страхователя в охране застрахованного имущества суще-ственно снижается.

Сумма страхового возмещения, то есть та сумма, которая в конкретных случаях должна быть уплачена страховщиком по имущественному страхованию при наступлении страхового случая, не может быть выше страховой оценки. Это вытекает из того, что страховая оценка объекта страхования опре-деляет предельный размер страхового интереса, а страховая сумма, в пределах которой происходит воз-мещение, не может быть выше страхового интереса (ст. ст. 367, 370 ГК).

6. Рассмотрим соотношение «страховой суммы» и «страхового возмещения». Страховая сумма при имущественном страховании есть установленная в законе об обязательном страховании или в договоре при добровольном страховании сумма, в пределах которой страховщик при наступлении страхового случая обязан уплатить страховое возмещение.

Страховая сумма при личном страховании - это сумма, которую страховщик обязан уплатить при наступлении страхового случая.

О том, что при имущественном страховании страховая сумма играет роль предела обязательства страховщика по уплате страхового возмещения, сказано в ст. 367 ГК. В свою очередь, страховая сумма не может быть выше страхового интереса, как это видно из ст. ст. 368369, а этот интерес определяется в зависимости от страховой оценки (см. выше).

Хотя при личном страховании размер ответственности страховщика не зависит от наличия или размера каких-либо убытков, которые мог потерпеть страхователь или выгодоприобретатель при наступлении страхового случая, однако и при личном страховании имеют место случаи, когда обязательство страховщика заключается не в выплате полной страховой суммы, а в уплате, ее части. По всем тем видам личного страхования, при которых орган государст-венного страхования берет на себя ответственность на случай утраты застрахованным трудоспособности, при частичной утрате трудоспособности выплачивается столько процентов страховой суммы, насколько процентов застрахованный утратил трудоспособность.

По имущественному страхованию размер страхового возмещения, как уже отмечено, не может быть выше страховой суммы, но он не может быть выше и суммы убытков, причиненных страхователю (выгодоприобретателю) наступлением страхового случая.

Если имущество было застраховано в части своей стоимости (в известной части страховой оценки) и если оно погибло не полностью, а частично, то возникает сложный вопрос об исчислении размера той суммы, которую страховщик обязан уплатить страхователю, то есть об определении размера страхового возмещения.

В советском страховании существуют две системы этого исчисления «пропорциональная система» и «система первого риска».

Пропорциональная система может быть изображена так: х : а = в : с, где «х» - есть искомая величина (сумма страхового возмещения); «а» - есть сумма убытка; «в» - страховая сумма; «с» - оценка застрахованного объекта. Эта система определения страхового возмещения нашла свое отражение в ст. 370 ГК, в которой устанавливается, что если при имущественном страховании в договоре страховая сумма установлена сторонами ниже страхового интереса, то разница признается оставленной на риске самого страхователя, а страховщик обязан возместить убытки, вызванные наступлением страхового случая, только в части, соразмерной отношению страховой суммы к полному страховому интересу.

Другая система-система первого риска, при которой убыток (в пределах страховой суммы) возмеща-

ется полностью, без принятия во внимание отношений страховой суммы к страховой оценке (но, во всяком случае, не выше страховой суммы). При этой системе убыток в пределах страховой суммы есть тот «первый риск», который полностью несет орган государственного страхования; убыток же в той его части, которая выходит за пределы страховой суммы, именуется «вторым риском», который падает на страхователя.

При страховании в полной стоимости объекта страхования, а также при полной гибели застрахованного имущества, хотя бы и за-страхованного не в полной стоимости, применение той или иной системы исчисления страхового возмещения приводит к одинаковым результатам.

7. Страховая премия, ныне именуемая страховой взнос или страховой платеж,- это взнос, который страхователь обязан уплачивать страховщику по договору страхования; из таких взносов составляется фонд, за счет которого происходит выплата страхового возмещения (страховых сумм) страхователям или выгодоприобретателям. Для того чтобы страхование было финансово устойчивым, общая сумма выплат по данному виду страхования за данный год, вернее общая сумма возможных выплат за этот год, не должна превышать суммы соответствующего фонда. Отсюда размер страховых премий должен определяться пропорционально вероятности наступления страхового случая данного рода. Мы уже отметили, что вероятность наступления данного рода случаев определяется на основе соответствующих статистических наблюдений и является важнейшим основанием для исчисления размеров страховых премий. На этой основе составляются тарифы страховых премий, то есть суммы страховых платежей с единицы страховой суммы за определенный (годовой) период страхования.

В имущественном страховании различие в размерах страховых тарифов зависит от рода объектов страхования (посевы сельскохозяйственных культур, животные, строения и т.д.) йот степени вероятности гибели или порчи данного объекта в условиях данной местности при наступлении определенных видов страховых случаев. В личном страховании размеры тарифов определяются в зависимости от возраста лица при заключении договора, от срока страхования, от профессии лица, желающего застраховаться, и т.п.

По некоторым видам обязательного страхования устанавливается единообразный для всех случаев страхования твердый тариф страховых сборов. Это, например, имеет место по правилам обязательного страхования пассажиров, по которым страховой сбор, взимаемый с пассажиров, определяется только в зависимости от цены проданного билета.

Согласно ст. 389 ГК, страхователь обязан уплачивать страховщику страховую премию в установ-

ленные сроки и в установленном месте.

Каковы же правовые последствия невыполнения страхователем этой своей обязанности по договору страхования? Ответ на этот вопрос мы находим в ч. 2 я 3 ст.. 389 ГК.

В ч. 2 ст. 389 ГК устанавливается, что «до уплаты премии или первого взноса ее договор страхования не вступает в силу, если иное не предусмотрено в договоре». В ч. 3 этой же статьи указывается, что «в случае просрочки в уплате последующих взносов премии, страховщик, если иное не вытекает из договора, освобождается от обязанности уплатить страховую сум- му , когда страховой случай наступит до уплаты просроченной премии».

Из приведенных слов, «если иное не предусмотрено в договоре» и «если иное не вытекает из договора», следует, что нормы, установленные как в ч. 2, так и в ч. Зет. 389 ГК, носят диспозитивный характер.

Нормы ст. 389 ГК получили соответствующее отражение в ряде Правил по отдельным видам добровольного страхования. Так, на- пример, в Правилах добровольного страхования животных, принадлежащих колхозам, кооперативным, профессиональным и другим обще-ственным организациям от 28 июня 1954 г, № 726 указывается, что если первый платеж не будет внесен в установленный срок, то договор страхования считается не состоявшимся, а внесенные платежи возвращаются страхователю (§ 20). Аналогичное правило содержится и в Правилах добровольного страхования имущества кооперативных и общественных организаций от 23 апреля 1956 г. № 145 (§ 19). В Правилах добровольного страхования животных в хозяйствах граждан от 28 июня 1954 г. № 727 указывается, что исчисленные платежи вносятся страхователем полностью при заключении договора страхования (из чего следует, что до внесения их договор не может считаться заключенным), причем одновременно с этим страхователю выдается страховое свидетельство (§ 12). Однако действие этого заключенного договора начинается лишь через 10 дней после дня внесения страховых платежей.

Что же касается последствий просрочки страхователем последующих платежей, то Правила по разным видам добровольного страхования по-разному устанавливают эти последствия. Так, например, согласно Правилам добровольного страхования сельскохозяйственных культур от 26 февраля 1952 г. № 270 внесение страхователем не полностью страховых взносов к установленному конечному сроку не

освобождает страховщика от обязанности уплатить страховое возмещение, а влечет за собой понижение страховой суммы, размер которой устанавливается в соответствии с суммой фактически внесенных страховых платежей (§ 20). Аналогично разрешается этот вопрос и в Правилах добровольного страхования животных, принадлежащих колхозам, кооперативным, профессиональным и другим обще-ственным организациям от 28 июня 1954 г. № 726 (§21). В то же время в Правилах добровольного страхования имущества кооперативных и общественных организаций от 23 апреля 1956 г. № 145 указывается, что если к установленному второму сроку уплаты платежи внесены не полностью, то сокращается срок действия договора, а именно: при уплате от 50 до 60 процентов годового платежа страхование действует в течение 5 месяцев, от 60 до 70 процентов - 6 месяцев, от 70 до 80 процентов - 7 месяцев и т.д.

Зависимость момента заключения договора страхования от уплаты страхователем страховых платежей вынуждает нас признать, что во всех этих случаях договор страхования должен рассматриваться как договор реальный, так как до уплаты платежей страхователем договор страхования считается не состоявшимся. Характерно отметить, что в полисе или страховом свидетельстве, выдаваемом страховщиком в подтверждение заключенного договора, обычно отмечается, что соответствующие страховые платежи (полностью или пер- вый платеж) страхователем внесе-ны.

Следует иметь в виду, что при обязательном страховании неуплата страхователем причитающихся с него страховых платежей не освобождает органы государственного страхования от обязанности выплачивать страхователю страховое возмещение даже, если страховой случай имел место в то время, когда страхователь находился в просрочке. Однако орган государственного страхования вправе и обязан взыскивать со страхователя неуплаченные им страховые платежи в том порядке, который установлен для взыскания недоимок по налогам. В то же время страховые платежи, неуплаченные страхователем по договору страхования, вообще не подлежат взысканию.

8. «Страховой полис» ныне обычно именуемый «страховое свидетельство»- это документ, которым оформляется договор страхования. Согласно ст. 379 ГК, договор страхования должен быть совершен в письменной форме, под страхом его недействительности. Правило ст. 379 ГК представляет собой единственный случай, предусмотренный в Гражданском кодексе, когда несоблюдение подписанной законом простой письменной формы договора влечет за собой недействительность договора»

В силу ст. 380 ГК «при заключении договора страхования страховщик должен выдать страхователю квитанцию или полис». Согласно той же статье, в этих докумен-

тах должны быть приведены:

а) наименование страховщика и страхователя;

б) указание застрахованного интереса (застрахованного имущества или лица);

в) указание того риска, от которого заключается страхование, или события, при наступлении которого страховщик обязан уплатить страховую сумму;

г) начало и конец действия страхования;

д) страховая сумма;

е) страховые взносы, срок и место их уплаты.

Хотя страховое свидетельство, выдаваемое страховщиком страхователям, и представляет собой односторонний документ, исходящий от одной из сторон по договору страхования, а именно страховщика, необходимо учесть, что эти документы содержат в себе изложение обязательств обеих сторон.

Правовое значение страхового свидетельства различно в зависимости от порядка заключения договора страхования по отдельным видам добровольного страхования. Иногда его следует рассматривать как ту письменную форму, которая является в силу ст. 379 ГК обязательной для действительности договора. Иногда же этот документ является подтверждением уже заключенного договора.

Так, при личном страховании обычно страховое свидетельство выдается страхователю одновременно с заключением договора страхования и уплаты страхователем причитающихся с него страховых взносов. Поэтому следует признать, что в этих случаях страховое свидетельство, хотя и является односторонним документом, все же должно рассматриваться не как письменное оформление уже заключенного договора, а как самый договор, возникающий с момента его изложения на письме.

В то же время договор имуще - ственного страхования в большинстве случаев заключается путем подачи страхователем заявления страховщику с указанием подлежащего страхованию имущества. В ответ на это заявление страховщик либо посылает извещение страхователю о своем согласии принять на страхование указанное имущество «при условии, если страховые платежи в такой-то сумме будут внесены» к такому-то сроку либо возвращает страхователю второй экземпляр его заявления с аналогичной надписью . Тут же указывается, что если к установленному в извещении или надписи сроку страхователем не будет уплачен причитающийся с него в указанном в извещении или надписи размере страховой взнос, то «до-говор будет считаться несостоявшимся».

Таким образом, в этих случаях письменная форма договора иму-

щественного страхования, предусмотренная ст. 379 ГК, получает свое выражение в ряде документов, а именно: в заявлении страхователя, которое должно рассматриваться как оферта в смысле ст. ст. 132135 ГК, в извещении страховщика или его надписи на заявлении страхователя, как принятие оферты, но «на иных, чем было предложено, условиях» (ст. 135 ГК), то есть как новая оферта, и, наконец, уплата страхователем страхового взноса в размере и в срок согласно извещению или надписи страховщика как акцепт этой новой оферты.

Таким образом, в этих случаях страховое свидетельство является лишь подтверждением уже заключенного договора.

То обстоятельство, что страховое свидетельство не является письменной формой договора страхования, а лишь письменным подтверждением уже заключенного договора страхования, подтверждается и тем, что, как уже отмечалось, обычно в выдаваемом страховом свидетельстве указывается, что соответствующие страховые платежи страхователем уже внесены, а тем самым и договор должен считаться уже заключенным.

<< | >>
Источник: К.А.ГРАВЕ, Л.А.ЛУНЦ. СТРАХОВАНИЕ. 1960

Еще по теме § 5. Основные понятиястрахового правоотношения:

  1. § 5. Основные понятиястрахового правоотношения